Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому.


Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому.

Сообщений 81 страница 90 из 283

81

81. А.Н.МУРАВЬЕВ

С.Петербург. Июля 18 дня 1817

Любезный брат мой Николай.

Давно я к тебе не писал, и давно не получал от тебя писем; я так занят службою, что ты того себе представить не можешь; было-бы тебе известно, что часть Гвардии, т. е. около 12,000 идет на днях в Москву, где останется до майя будущего 1818 года; я при сем отряде, составленном из самых отборнейших войск, иду в должности начальника штаба; сие отымает у меня все свободное мое время. - Пиши ко мне в Москву на имя батюшки.

Я исполнил твое препоручение касательно покупок для князя Севардземидова 211), нo присланные тобою 600 рублей не были достаточны, для того приложил я. своих 73 рубля, которые от тебя зависит получить, или оставить у него до случая заплатить мне.

Эполеты - 175.

Серебро - 498. - 18

Итого 673. -18

Серебра же куплено как ты поручил:

2 дюжины столовых ложек,

1 дюжину чайных

2 скусные ложки

Остаюсь душевно преданный тебе брат и друг

Александр Муравьев

Книга № 5, лл. 93-93 об.
Примечания:

211) Севардземидзе Леонтий Яковлевич — грузинский князь, в 1816 г. подполковник, командир Тифлисского пехотного полка.

0

82

82. И.Г. Бурцов

С.Петроград. 10 августа 1817

Почтеннейший друг!

Давно я ни слова не писал к тебе, ибо беспрерывные поездки, обозрения, съемки, маневры совершенно отрывали меня от приятнейших беседований с тобою, и, теперь еще содержут воображение в совершенно грубых занятиях; несмотря на то, желая воспользоваться несколькими днями отдыха, пишу к тебе исообщуто, что у нас делается; но прежде желал бы узнать твое мнение о последнем моем к тебе письме?' Не огорчился ли ты на меня? или, не нашел ли в моем образе мнения хотя несколько истинны? —

Нетерпеливо дожидаюсь ответа и жалею чрезмерно, что страшное отдаление нас разделяющее не скоро еще доставит ко мне твои мысли.

Последнее твое письмо из Ажуна 212) мы получили недели с две. Неприятно, что страна, чрез которую вы проходите, вместо ожидаемого любопытства представляет только бедность, малонаселение, дурной климат и болезни 213). Тагеран, может быть, вознаградит вас за все терпение.

У нас было много происшествий нынечным летом. Государю угодно было сделать большие маневры близ Петергофа. Дибич  214) назначен был начальником всей Гвардии, а Толь — гренадерских полков и нескольких гвардейских баталионов. — Генеральный штаб целый месяц трудился в поте лица своего, о снятии тех мест, исправлении дорог и приуготовлении оных к военным действиям. 28-го июля начались маневры и продолжались 4 дни. Корпус Дибича по предварительному начертанию одержал верьх. Шуму было множество! Мы хлопотали от всего усердия. Дибич чрезвычайно был доволен нами; а Сипягин сделал государю представление о повышении меня по переводе А. Мейендорфа в Гвар [дейский] штаб. Мы никак не ожидали успеха; но к величайшему удивлению сие совершилось и третьего дня я произведен, а Мейендорф переведен. Толь также упросил о переводе прапорщиков: Гр. Борха и Виламова. Чин сей вовсе не доставил мне полного удовольствия, ибо товарищи остались без награждения. - Между прочим скажу тебе, что государь сказал Сипягину, что у нас нет вовсе старшинства и что он не иначе, как по представлению производить у нас будет.

Миша, как, я думаю, тебе известно, все у Отче, да и Колошин Петр на сих днях туда же откомандирован, а Александр идет в Москву начальником штаба при отряде Гвардейских войск, идущих туда на зиму. Отряд состоит из всех первых баталионов и первых дивизионов от всей Гвардии, исключая тех полков, коих части находятся в Варшаве 215)

Я на сих днях опять отправляюсь за город месяца на два. Не нужно говорить для чего; ибо что можно препоручить нам более как токмо обозрения да съемки?

Поклонись от меня Бобарыкину.

Будь здоров и помни истинно тебя любящего И. Бурцева Осень и зиму я буду жить с Павлом на Мойке в доме кн. Волконской 216), но тебя прошу писать все в Главный штаб.

Книга № 5, лл. 99-100 об.

Примечания:

212 Ажун — место остановки посольства А.П.Ермолова на пути следования в Тавриз в 1817 г.

213 Очевидно, в своих письмах, как затем в "Записках", Н.Н. Муравьев писал о бедности Персии (территории Азербайджана), по которой проходило посольство.

214 Дибич Иван Иванович (1785—1831) — барон, генерал-адъютант, в описываемое время начальник штаба 1-й Армии.

215 В мае 1817 г. гвардия получила приказ готовиться к походу в Москву, т.к. царский двор на год переселялся в старую столицу в связи с пятилетней годовщиной Отечественной войны и предстоящими празднествами. Отряд гвардейских войск, идущих в Москву, состоял из четырех сводных полков: двух пехотных, сформированных из первых батальонов шести гвардейских пехотных полков, и двух кавалерийских — из первых эскадронов шести кавалерийских гвардейских полков. Кроме этого, к составу Отряда были присоединены первая батарейная и первая легкая кончая рота и дивизион казаков (см.: "История Москвы", изд. АН СССР, М., 1954, т. II, стр. 356-357).

216 Дом кн. Александры Николаевны Волконской на Мойке, в котором впоследствии жил А.С.Пушкин (ныне дом № 12).

0

83

83. М.Н. МУРАВЬЕВ

[ с. Александровское. 24 августа 1817 г. ]

Давно я уже к тебе не писал, любезной брат, причиною тому большая тригонометрическая съемка Волок[о]ламского, Рузского и Можайского уездов, она меня продержала в поле слишком 6-ть недель, а теперь еще и дома с ней тьма хлопот. Петруша теперь прикомандирован к батюшке 217) , мы теперь вдвоем трудимся и часто вспоминаем себе артель. К 1-м числам сентября и Александр будет в Москву, где он и проведет всю зиму, ты, конечно, уже знаешь, что [он] назначен находиться в должности начальника Главного штаба при отряде Гвардейском, идущем на зиму в Москву, Никита Муравьев с ним же будет 218), итак, артель наша опять частью соберется в Москве.

На сих днях Бурцова произвели в порутчики, он командирован с Лукашом 219) для сделания военного обозрения Петерб[ургской] губерн[ии].

Однако ж пора кончать, дела тьма, не знаю, как все успею к приезду государеву покончить. Прощай, любезный брат, будь здоров и не забывай многолюбящего тебя брата

М. Муравьева.

Книга №5, л. 102-102 об.
Примечания:

217 Петр Иванович Колошин был откомандирован 2 августа 1817 г. из Гвардейского генерального штаба для преподавания фортификации и других предметов в Училище для колонновожатых в Москве.

218 Вместе с гвардией из Петербурга в Москву переместилось основное ядро первой тайной организации - Союза Спасения. См. И. Д. Якушкин. Записки, статьи, письма. М., 1951 г.,стр. 11

219 Лукаш Николай Евгеньевич — см. комментарий № 105.

0

84

84. Петр Иванович Колошин.

[ с. Александровское. 24 августа 1817 г. ]

Долгого моего молчания, любезной друг, причиною целой месяц продолжавшиеся маневры, потом путешествие в Москву, и наконец, около 10-ти дней при мне продолжавшаяся съемка. Наскучив скучною и бесполезною Петербургскою службой и желая быть вместе с Мишей, я выпросился в Москву и приехал сюда дабы служить под начальством почтенного генерала. Здесь занимаемся мы прокладкою снятой сети и приготовлением к испытанию колонновожатых: письмо сие пишется на изготовляемой мною программе для всеобщей Истории; Артельная песнь, которую я к тебе послал, ожидает музыки. Прощай, будь здоров и помни

Петра.

Книга №5, л. 102 об.

0

85

85. И.Г. Бурцов

Петроград. 6 сентября 1817

Почтеннейший друг Николай!

Давно мы не имеем от тебя известий и не знаем, где ты теперь. Последнее письмо получили мы из Ажуна, тому назад недель пять. Полагаю, что вы дошли уже до столицы Великого царя 220). Любопытно знать, какой прием нашли вы там, какие предметы наиболее заметили; а всего более желаю знать, когда вы возвратитесь в Грузию; ибо сближение с нами может доставить нам возможность уговориться о свидании, ежели служба не воспрепятствует оному.

Уже месяц тому назад как Артель рассыпалась и не так как прошлые годы - только до Генваря *); нет, ныне на всю зиму, да и на будущее лето, бог знает, все ли увидимся; ибо Миша и Петр находятся постоянно при Отчевом заведении; Александр же, может быть, перейдет куда нибудь в полк; тогда останемся мы с Павлом горевать на развалинах огромного здания.

Нового не знаю, что тебе сказать: государь уехал отсюда 26-го августа для сделания смотров в корпусах 1-й Армии, он проедет чрез Могилев, Смоленск, Полтаву, Калугу и возвратится в Москву к концу сентября. Императорская фамилия к тому времени также туда прибудет. Наш город останется пуст и срогость формы теперь уже не так чувствуема: все ходят в рейтузах, и тому подобное.

Я после завтря еду отсюда за город на месяц для съемки мест вдоль берега Невы лежащих. Лукаш моим начальником и мы оба рады, что посланы вместе. Прочие офицеры снимают около Павловска.

Недавно виделся я с А. Мордвиновым 221): он сказал мне, что Адмирал 222) и вся фамилия его весьма часто об тебе наведываются и он уверен, что дела твои могут принять самый лучший вид, ежели ты только захочешь; особенно, говорил он, год-другой спустя, дабы ты подрос в чинах. Он никак не сомневается в успехе дела. Напиши какие твои мнения на сей щет. Тогда в продолжении время можно здесь негосиеровать и ты можешь достигнуть своего непременного желания, которое возвратит тебя для друзей твоих. Артель порадуется твоему благу и восторжествует о соединении ее с[о] старым почтенным членом. Так-то, любезный друг, не должн[о] еще отчаяваться: течение обстоятельств неисповедимо для смертного. Надежда на провидение ведет его к кощу благому, и дела его устрояет к собственному счастию.

Будь здоров, любезный Николай. Кланяйся Бобарыкину и не забывай душевно преданного тебе

И. Бурцева.

На обороте адрес: Его превосходительству милостивому государю Алексею Петровичу Ермолову. Командующему Отдельным Грузинским Корпусом господину Генерал-Лейтенанту и кавалеру. В Тифлисе. А ваше превосходительство покорнейше прошу приказать доставить гвардии штабс-капитану и кавалеру Муравьеву 4-му **).

Книга №5. лл. 104-105 об.

Примечания:

*) Первоначально: "до Нового года".

**) На адресе штемпель: "С.Петербург", почтовые пометы.

220 Посольство А.П.Ермолова было принято персидским шахом не в Тегеране, а в Султании, временной резиденции шаха, куда оно и направилось прямо из Тавриза (см. "Записки" Н.Н. Муравьева-Карского. - "Русский архив", 1886, № 4, стр. 491, 501-524).

221 Мордвинов Александр Николаевич, двоюродный брат Муравьевых.

222 Мордвинов Николай Семенович.

0

86

86. И.Г. Бурцов

С.Петроград. 8 октября 1817

Любезнейший друг Николай!

Мы третьего дня получили несколько твоих писем из Султании в ответ на наши, в начале маия к тебе посланные. Как жаль, что сообщения наши до такой степени продолжительны. Ты упрекаешь мне, что я редко к тебе пишу: не нужно, кажется, уверять, что одни только дела по службе и поездки из города причиняют мое молчание. Русская пословица: старой друг лучше новых двух во всей строгости справедлива. Не знаю как ты об этом думаешь, я же признаюсь, что между довольным числом знакомых, приобретенных со времени твоего отсутствия, ни единому не вверил себя до такой степени, как почтеннейшим членам первоначальной артели 223). Не могу не чувствовать восторга при одном даже слове этом. Но Артель 1) существует только нравственно теперь; физическое бытие ее чуть не навсегда ли прекратилось. Миша и Петр в Москве при Отче и не знаю, когда воротятся. Ты на краю света, а мы на другом. Несмотря на сие мы связаны и гораздо теснее нежели мил[л]ионы людей вместе живущих. Узы наши вторые после тех, кои нас к Отечеству привлекают. Ты пишешь, что будешь строить дом на Куре - согласен на время, - и я в нем посещу моего друга, побеседуем о прошедшем, представим себе занятия в будущем и я уверен, что все те узы, об коих я упомянул, которые ты столь же сильно чувствуешь, как и каждой из нас, подвигнут тебя на поприще истинного сына Великой Матери. Я не говорю, чтоб ты когда нибудь сходил с оного. Жертвы ныне тобою приносимые  224) гораздо важнее тех, кои мы возжигаем, но я против единого восстаю, против всегдашнего и непременного жилища на Куре и погребения в оном тех обязанностей, коими едиными 2) добродетельный человек связан бывает.

Но, бог-даст, удастся обо всем переговорить и тогда определим лучшее 3) наш долг. Теперь об одном только прошу - будь благоразумен и не упрям. Письмо к мусье Маритон, присланное от тебя к Александру, я отправил тот же час в Париж. Так как Александр в Москве, то я вместо его исполняю все твои препоручения. Серебро твое и эполеты Кн. Севардземидзеву два с половиною месяца как к тебе отправлены.

Мандерштерн и Лукаш тебе кланяются. Ты спрашиваешь у Павла об мундире, то оный совершенно кавалерийского покроя: пуговицы на борте и на клапанах большие, а на обшлагах поменьше, выпушки везде: т.е. по борту, и по карманам.

Будь здоров, почтенный друг, люби Бурцова как ты любил его, а он твою дружбу ценить умеет.

Бобарыкина мысленно обнимаю.

Не спрашивай об новостях: двор в Москве и они там.

На обороте адрес: Его превосходительству милостивому государю Алексею Петровичу Ермолову. Господину командующему Отдельным Грузинским Корпусом. В Тифлисе. А ваше превосходительство покорнейше прошу переслать гвардии штабс-капитану Муравьеву 3-му 4).

Книга №5, лл. 119-120 об.

Примечания:

1) Далее зачеркнуто: "эта".

2) Написано над строкой.

3) Первоначально: "решим".

4) На адресе почтовая помета.

223 Интересно это деление, сделанное И. Г. Бурцовым. Первоначальной артелью он считает Священную артель в следующем составе: три (а затем два) брата Муравьевых, два брата Колошиных, шестым членом был он сам. Таков был состав Артели до мая 1817 г., когда на место выбывшего М.Н. Муравьева был принят А.В.Семенов. Такое же деление фактически делают и Колошины (см. письма братьев Колошиных от мая-июня 1817 г. и 21 декабря 1818 г. в нашем сборнике).

224 И. Г. Бурцов имеет в виду службу Н. Н. Муравьева в посольстве А. П. Ермолова вдали от родины.

0

87

87. И.Г. Бурцов

30 ноября 1817

Петроград.

Почтеннейший друг!

Неопределительные слухи о возвращении посольства в Тифлис  225) носятся по городу. Не знаю, верить ли им? потому не знаю — что уже два месяца ты ни строчьки не пишешь. Не упрекаю я тебе сие продолжительное молчание, зная многотрудные действия, совершаемые вами: но жалею токмо о том, что так давно не получаю твоих известий. Твоих известий - всегда приятных, а в нынечном отдалении моем от драгоценной Артели 1) - сладостных и для 2) души необходимых. Вот уже четыре месяца, что мы с Павлом томную ведем жизнь в пространном, но в 3) чуждом для нас городе: как бурею на остров поверженные пловцы, средь шумного океана. Сколько битых дней провели мы в беседовании об Артели, и сколько раз ежедневно вспоминаем об ней. Ее нет - и может быть никогда не будет более!...4) Общественные обязанности, коим каждый из членов посвятил себя, неминуемо навлекли сие разрушение, и будут всегда расторгать нас. Священный, но тяжкий долг!

Когда нет артели, где можно обрести щастие? Неужели в шумных обществах, недостойных поглощаемого ими времени? — Конечно нет! Член артели привязан к одним собратиям своим; они - единственные друзья его и других он не имеет. Добродетельных людей присоединяет он к себе приязнью, а дружеством несвойственными 5) остальному миру, заключенным в самом-себе, в минуты мечтаний 6) наслаждается он чрез одни воспоминания. Итак, он живет сам с собою и щастлив слабой мудростью, артелью уделенной. Вот образ мой, почтенный Николай! Явсякой вечер учусь, всякое утро приготовляюсь к урокам. Скоро проходящие дни 7) обременяют память мою несколькими новыми мыслями, несколькими несовершенными познаниями, которые посвящены Отечеству и когда-нибудь принесутся ему в жертву. Предмет учения моего - политическая экономия, финансы, химия, физика и русской язык 226).

До маия месяца продлится строгая жизнь моя, а что будет далее...8) бог знает. Желания мои побуждают к Кавказу обращать взоры, мечтать о приятнейшем путешествии с другом-философом 9) 227), о тысячи познаний, получаемых при наблюдении новой страны, и, наконец, о главной цели предприятия - свидания с тобою. Но как быть уверену в исполнении? Согласие Миши неизвестно еще мне, а согласие служ[бы] не прежде как в апреле известно будет.

Не знаю наверное, но может быть, любезный друг! - под чуждым небом мы - полсветом разделяемые -встретимся и дружбе памятник воздвигнем! Дай боже, чтоб обстоятельства согласовались с неукротимыми моими желаниями.

Я вижу на одних лекциях Корсакова 228): он чрезвычайно об тебе наведывается. Хотя мало я с ним знаком, но без того не уеду, чтоб не узнать последнего решения 229), которое надеюсь будет в твою пользу.

Преданный тебе Бурцов

Приписки на полях:

Уверь Бобарыкина, что привязанность моя к нему неизменна. Брат его более[по] лугода живет в Тихвине.

Сей час получен приказ из Москвы, в коем Миша произведен в штабс-капитаны, а Петр в подпорутчики. Теперь твоя очередь подвинуться н[a] шаг [впе]ред. П[ре] провождаю письмо из Парижа.

На обороте адрес:

Его превосходительству милостивому государю Алексею Петровичу Ермолову, Командующему Отдельным Грузинским Корпусом, господину генерал-лейтенанту и кавалеру в Тифлисе. А ваше превосходительство покорнейше прошу приказать доставить гвардии штабс-капитану Муравьеву 4-му 10).

Книга №6, лл. 3-4 об.

Примечания:

1) Далее зачеркнуто: "несравне".

2) Написано над зачеркнутым: "пишу".

3) "пространном, но в" написано над строкой.

4) Так в подлиннике.

5) Первоначально: "недостойным".

6) Далее зачеркнуто: "приводит на память".

7) Далее зачеркнуто: "оставляют".

8) Так в подлиннике.

9) Первоначально: "мудрым другом" — зачеркнуто "мудрым".

10) На адресе штемпель: "С.Петербург", почтовые пометы.

225 В "Записках" Н.Н. Муравьев писал о возвращении посольства из Ирана: "... мы тронулись в обратный путь...29 августа..." Вернулись в Тифлис 10 октября 1817 г. (см. "Русский архив", 1886, № 5, стр. 5 и 15)

226 Члены Священной артели и Союза Спасения, как известно, для развития своего политического мировоззрения посещали лекции прогрессивных профессоров своего времени: "Курсы политических наук" проф. Германа, Куницына, Галича в 1816 г. слушали Муравьевы, П.И.Пестель, И.Долгоруков; лекции Германа одновременно слушали Н.М. Муравьев, С.П.Трубецкой, Ф.Н.Глинка, Е.П.Оболенский. Вместе с И.Г. Бурцовым в 1817—1818 гг. слушали лекции Павел Колошин, С. П. Шипов.

227 "Другом-философом" И.Г. Бурцова называет М.Н. Муравьева, ум и образованность которого очень ценил.

228 И.Г. Бурцов встречал на лекциях С.Н.Карсакова, который писал Н.Н. Муравьеву 6 декабря 1817 г.: "Я надеюсь видеться теперь каждую неделю с Иваном Григорьевичем Бурцовым, ибо мы вместе слушаем курс политической экономии у Германа" (ГБЛ, ф. 137, К.7, ед.хр.З, л. 146).

229 Очевидно, речь идет о решении Н.С. Мордвинова по поводу возможного брака его дочери с Муравьевым.

0

88

88. И.Г. Бурцов

Декабрь 4,1817

Петроград

Почтеннейший друг мой!

Я получил пространное письмо твое из Тифлиса. Читал его и один и с теми людьми, которые тебя искренно любят: с Мандерштерном и Лукашем. Добродетельный человек не может удержать слез, зная чрезвычайные пожертвования, кои делаешь ты для исполнения данного слова. — Ты позволил мне штурмовать тебя — защищайся! Оправдание на письмо мое, в июне 230) к тебе писанное, не признаю я справедливым. Будем рассуждать по принятым издавна артелью правилам. Всякой добродетельный гражданин должен поставить единою целию своей жизни - принести Отечеству самую величайшую пользу. Ты отвечаешь, что добровольною поездкою в Грузию, добровольным перенесением великих трудов ты исполнил сей священный долг. Согласен - ты исполнил его как нельзя лучше в два прошедшие года. Но1) целую жизнь свою ты должен2) действовать с равною пользою3). а вечная служба в Грузии - стане отдаленной от недров отечества, ненужной для блага граждан, недостойна4) человека, способностями одаренного, и просвещенного науками5). Сравни только две крайности: в Грузии6) все, что ты можешь быть по прошествии долгого времени - Командующим генералом и поведением своим благоразумным и беспристрастным можешь составить благо иноплеменных народов, соверешенно бесполезных для Отечества нашего. С другой стороны служа в столице, в предварительных чинах ты имеешь случай учиться гражданским наукам, наблюдать характер соотечественников и достигнув высших должностей можешь говорить царю правду, можешь советами и действиями своими всему Отечеству приносить неизъяснимую пользу. Алексей Петрович пример добродетелей гражданина: узнай мнение его на сей щет. Согласиться ли он век свой провести в Грузии? Великие добродетелями люди должны принадлежать не одной провинции, а всему вообще Отечеству: они благотворители его. Николай! согласись, что эго правда, и что не следовать сему правилу - значит не быть истинно добродетельным. Тогда ты опровергнешь суждение мое, и почтешь свой образ мнения справедливейшим: когда я сам7) не буду приводить многих вернейших доказательств, и когда твердость твоя8), сильно оскорбленная, сделает заключение без строгого разбора. - Я много, весьма много сказал бы тебе новостей при свидании нашем. Вообрази себе один токмо случай. Многочисленные враги нападают на Отечество, войска рассеяны, мирные граждане облекаются во броню и способнейший по доблестям воинским, предводительствует толпами соотечественников9) для возвращения свободы врагом изгнанной. Это подобие 12-го года10). Что делаешь ты в то время? Соблюдаешь ли свое обещание, вялую жизнь на Куре провождая, или не внемля рыцарства правилам летишь умереть за драгую отчизну11) ? Что достойнее тебя, легко мне решить...12) - Итак, ты изменил своему слову: ты в войске, ты видишь друзей своих, которых век зреть не хотел. Но от этого случая я к другому спускаюсь. Не столько опасен явный враг Государству, сколько тайный..13) Тебе известны испорченные соотечественников нравы. Что может спасти Государство от следствий, производимых таковыми нравами? Пожертвование собою добродетельных граждан. Итак, судя строго в сем случае ты не менее обязан быть с соотечественниками своими как и в первом, и измена слову также простительна как и в первом14). Свидание наше, уверяю тебя, открыло бы глаза твои на многие вещи. Подумай, прошу тебя. Истинно любящий тебя Бурцов.

На полях приписка: Ты назван 4-м, потому что Отче - 1-й, Александр - 2-й, подполко[вник] Изюмс [ского] гусарского - Муравьев 3-й 231) , а ты за ним следуешь

Книга № 6, лл, 5-6 об.

Примечания:

1) Далее зачеркнуто: "рассудим".

2) Далее зачеркнуто: "подобным образом".

3) "С равною пользою" написано над строкой.

4) Написано над зачеркнутым: "для".

5) Первоначальная   редакция:   "науками   просвещенного";   затем   "науками"   зачеркнуто,  над ним  написано "и"; "науками" написано над строкой в конце фразы.

6) Далее зачеркнуто: "ты".

7) Далее зачеркнуто одно слово.

8) Далее зачеркнуто: "будет".

9) Далее зачеркнуто одно слово.

10) "Это подобие 12-го года" написано над строкой.

11) Написано над зачеркнутым: "отечество".

12) Так в подлиннике.

13) Так в подлиннике.

14) "и измена слову... как и в первом" написано над строкой.

230) См. письмо И. Г. Бурцова № 80 от 25 июня 1817 г. из Петербурга.

231) Муравьев 3-й, подполковник Изюмского гусарского полка. Кого именно имеет в виду Бурцов, установить не удалось.

0

89

89. М.Н. МУРАВЬЕВ

Пятница. 21 декабря 1817 года. Москва

Ты меня крепко ругаешь, любезной брат, признаюсь, что за дело, виноват, но больше перед собой; ты знаешь, что моя к тебе привязанность никогда измениться не может, и хотя я ленился к тебе писать, но любить и помнить тебя никогда не престану; между тем однако ж прошу у тебя прощения, повинную голову не руби, право, исправлюсь.

Письмо твое последнее за № 12 получил также и присланные с ним два жасминные чубука. - Спасибо. - Письмо же за № 11 тоже получил и через две недели совершенно удовлетворю тебя насчет съемки, я тебе оную описываю самым подробным образом и ссылаюсь на Traité de Géodésie et de Nivellement (Paiskaul?)1). И которою к тебе с упомянутым описанием пришлю; я надеюсь, что сие описание будет достаточно для действий. Тебе во всем может много помочь прапорщик Ермолов 232), который в Грузию командирован и со мною был на большой съемке и знает порядок оной; он малой доброй и имеет хорошие познания, только ветрен, итак возьми свои предосторожности.

Не знаю только как ты будешь действовать без повторительного круга, советовал бы тебе написать Волконскому, чтобы он к тебе оной доставил; употребление сего орудия самое простое, его знает хорошо прапорщик Ермолов. Без сего же орудия трудно будет тебе действовать. - Ни на какие твои вопросы не отвечаю сегодня, ибо поздно сел писать и сей час отходит почта, но с будущей ты увидишь как я буду прилежен, итак прощай до пятницы.

Многолюбящий тебя брат

Михаило Муравьев.

На обороте второго листа адрес: Его превосходительству милостивому государю Алексею Петровичу Ермолову. В Тифлисе. А вас покорнейше прошу доставить письмо сие г-ну штабс-капитану Муравьеву 4-му 2).

Книга №6, лл. 9-10 об.
Примечания:

1) Перевод:"'Трактат по геодезии и картографии" (Песколя?)   (франц. яз.),

2) На адресе штемпель: "Москва", почтовые пометы.

232) Прапорщик Ермолов — очевидно, Сергей Николаевич. Он приехал на Кавказ в 1818 г. Племянник А.П.Ермолова.

0

90

90. И.Г. Бурцов

1 Генваря 1818

Петроград.

Вчера, почтеннейший друг, получил я письмо твое от 14-го ноября. Много жалею, что в числе чиновников посольства, отправившихся в Отечество 233) нет тебя - нашего любезного товарища. Нимало не осуждаю намерения твоего оставаться при Алексее Петровиче 234): учиться быть ему подобным, величайшей похвалы достойно. Но зачем век свой проводить в Грузии, зачем лишать Отечество гораздо значительнейшей пользы приносимой службою внутри его? Право, не понимаю. Для того ли, чтоб себя век томить и отнимать удовольствие у тех, кои тебя любят? Но таковое поведение есть наказание и тебе и нам, а рассуди заслужил ли оное ты и друзья твои? Конечно нет. Кроме нескольких презрительных людей в Петербурге живущих, все прочие знакомые твои чувствуют безвинно неприятное отдаление твое. Сознайся, Николай, что нельзя опровергнуть те доводы, кои я в нескольких письмах сряду пишу к тебе. Отвечай - я жду опровержений в особенности на причины, в прошлом письме помещенные. Ты все рассуждения основываешь на том, что жизнь твоя в Грузии никому зла не приносит: но этого мало. Отечество немного имеет сынов, подобных тебе и ожидает от дел твоих величайшей пользы. Есть ли же ты имея средства не будешь употреблять их для блага сограждан: то недостоин будешь имени добродетельного, того имени, которое, по всем правам принадлежит тебе. Везде можешь найти Грузию с твоею твердостию и мужеством, и средь шумного света можешь обресть самое скромное уединение. Итак, почтенный друг, оставайся в Грузии не потому, что там Кура протекает, но потому, что, славного Ермолова начальником имеешь. Как же скоро он возвратится в Отечество, возвратись и ты и присоедини труды свои к нашим занятиям, благу сограждан посвященным.

Миша не едет на Кавказ по каким-то причинам, кои с месяц обещался мне описать, но все еще не соберется: а я по твоему отказу и по несодействию Миши отлагаю впредь мое путешествие. Служба моя идет отлично хорошо и я решаюсь воспользоваться благоприятными обстоятельствами, дабы поскорее выйти из малых чинов и, может бог даст, приехать учиться у почтенного вашего Полководца. Говорят, он сегодня должен быть произведенным в полные генералы.

Ты встревожен молчанием отца и братьев. Непонятная для меня и непростительная для них лень. Поверишь ли, любезный друг, что Миша, будучи искренно ко мне привязан и получая от меня всякие две недели письма от маия месяца, до сих пор один раз только известил меня о своем положении. Я несколько раз говорил им, что Султания и Тифлис ближе к Питеру нежели Москва, ежели судить по частым, приятнейшим для меня твоим письмам. Мрачные сны заставляют тебя сомневаться в жизни нашего единственного Миши; Будь спокоен - он здоров и с месяц произведен в штабс капитаны. Александр неприятную имел ссору с Розеном 235) его отрядным начальником, который по лукавству и пронырству своему успел наговорить Волконскому много дурного об Александре: но наш фельдмаршал с обычайною его прямотой расторг все ковы неправды, и теперь для блестящего окончания вражды хочет перейти в конницу 236). Не знаю, чем и как все сие кончится.

Второй лист *).

Добрый наш Отче получил 1-ой степени Анну 237) и (как Петруша описывает) весьма щастлив. Все хоть немного после тебя выросли, скоро и тебя поздравим. Ты, я знаю, презираем возвышением: но сие несправедливо, ибо оно есть непременное орудие для доставления Отечеству пользы. По сей единой причине я весьма уважаю им *).

Сестра твоя воспитывается в Москве у Шереметевой, которую, я думаю, ты знаешь. Миша ее очень хвалил. Она добродетельная пожилая женщина, нелюбящая суетность шумных обществ, а в семейственной жизни и религии находящая свое благополучие. У нее есть дочери, прекрасно воспитанные и одних лет с твоею сестрой.

Ты посылаешь мне ковер Мианской 238) и шелковое одеяло. Премного благодарю тебя, но жалею, что вместо всех его достоинств, ковер сей не имеет свойства переносить владетеля своего из одной страны в другую. Зачем не исполняются времена древних вымыслов, зачем не могу я на коврике самолете покидать уединенную мою храмину и посещать друга, мрачными думами отягченного! мысленно я часто с тобою беседую; спорами стараюсь рассеять великодушные заблуждения твои, а изложением сердечных чувствований склонить к возвращению. Я никак не теряю надежды видеть тебя между нами. Желая узнать мнения Адмирала, я собирался итти к нему, показать твои письма изъявляющие твердое твое намерение, и исполняя обязанность внушаемую дружбою, хотел убеждать его к согласию: но вспомнив, что могу вместо пользы вред нанести внезапным нападением моим, я прежде описал мое намерение Александру и Мише, и просил их совета. К сожалению, вот уже месяц, что не получаю от них писем и в недоумении обретаюсь.

Ты хочешь знать об одном из приключений<...>. Признаюсь, что почта и не помню как это было. Потому не помню, что теперь навсегда отказался от горячих: ибо надеюсь когда нибудь найти покой и приют в семейственной жизни. Однако удовольствуя твоему любопытству скажу то, что помню. Особа сия была полковница вдова, полька лет 25-ти и не помню какого имя. Жила она против Крестовской и видела как мы по вечерам возились в палисаднике. Серый сперзер понравился ей более прочих, потому я думаю, что более прочих желал понравиться. Пред окончанием одного прелестного летнего дня, лакей этой особы принес мне письмо в коем резко и довольно умно изображено было ее состояние. Есть ли Вы хотите видеть женщину Вас обожающую: то назначьте свидание. Сим оканчивалась записка. После долгих переписок, в коих я напоминал ее обязанности, наконец, условлено свидание. Она приехала в 9 часов вечера за мною. Я вошел в карету (имея у бока твой клинок, который и теперь со мною неразлучен) и увидел женщину покрытую вуалем. Польской голос и странные ее изъяснения начали мне не нравиться. Я просил , чтоб она открыла лицо свое, которого до тех пор я ни разу не видел. Она томила меня долго, и, наконец, подняв покрывало, надеялась поразить своими прелестями. Я долго смотрел ей в лицо, желал влюбиться, но не мог и принужден был признаться ей. что она мне не нравилась. Тогда огорченная и разъяренная женщина велела прытко везти нас назад и я в 1-м часу ночи с восторгом бросился в постель. Потому с восторгом, что странности всегда приятные во мне производят впечатления. После того она еще присылала несколько писем, но я объяснил ей просто мои мнения и все сношения прекратил.

Прости, почтеный Николай, любезнейший друг! Смерть самая не разорвет нас: есть дружба и за гробом. Душевно преданный тебе Бурцов.

Мандерштерн и Лукаш сердечно тебя любят. - Павел едет в Москву на два месяца. У Мандерштерна родился сын. К 15-му сего месяца мы ждем государя.

Книга №6, лл. 15-18 об.

Примечания:

*) Так в подлиннике.

233 6 ноября 1817 г. из Грузии в Россию выехали некоторые участники посольства в Иран: Е.Е.Лачинов, О.О.Рикард, М. А. Щербинин, А. Е. Соколов, А. М. Худабашев и др.

234 Еще до отъезда посольства А.П.Ермолова в Иран Н.Н. Муравьев по личным причинам не хотел возвращаться в Петербург и Москву и дал согласие А.П.Ермолову остаться при его штабе на Кавказе. В октябре 1817 г. Н.Н. Муравьеву было объявлено о разрешении П.М.Волконского оставить его в Грузии (см. "Записки" Н.Н. Муравьева. - "Русский архив", 1886, № 5, стр. 14)

235 Розен Григорий Владимирович (1782—1841) — барон, генерал-от-инфантерии. Генерал аракчеевской школы. С 20 февраля 1818 г. генерал-адъютант, командовал в указанное время гвардейским отрядом, пришедшим в Москву. В дальнейшем — с 1831 по 1837 г. — командир Отдельного Кавказского корпуса.

236 Переход в конницу был давно задуманным планом А.Н. Муравьева - еще до его ареста во время парада в Москве. Поэтому в дальнейшем, выйдя в отставку (см. письма И. Г. Бурцова от 28 января 1818 г. и далее и письма А.Н. Муравьева в нашем сборнике), А.Н. Муравьев писал брату Н.Н. Муравьеву, что через год или два вернется в службу, но в конницу.

237 Н.Н. Муравьев-отец был награжден орденом Анны 1-й степени. Члены Священной артели считали это награждение справедливым актом возвышения добродетельного гражданина Отечества.

238 Мианский ковер — род безворсового персидского ковра.

0


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Письма к Н.Н. Муравьёву-Карскому.