Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ПУБЛИЦИСТИКА » В.М. Пасецкий. "Декабристы-естествоиспытатели".


В.М. Пасецкий. "Декабристы-естествоиспытатели".

Сообщений 1 страница 10 из 45

1

Пасецкий Василий Михайлович,
Пасецкая-Креминская Евгения Климентьевна

ДЕКАБРИСТЫ-ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛИ

Серия "Научно-биографическая литература" основана в 1909 году

Редколлегия серии и историко-методологическая комиссия Института Истории Естествознания и Техники АН СССР по разработке научных биографий деятелей естествознания и техники:

А. Т. Григорьян, В. И. Кузнецов, Б. В. Левшин, С. Р. Микулинский, Д. В. Ознобишин, 3. К. Соколовская (ученый секретарь), В. Н. Сокольский, Ю. Я. Соловьев, Л. С, Федоров (зам. председателя), И. А. Федосеев (зам. председателя), А. П. Юшкевич, А. Л. Яншин (председатель), М. Г. Ярошевский.

В.М.Пасецкий, Е.К. Пасецкая-Креминская.

Декабристы-естествоиспытатели

Ответственный редактор академик А. Л. Яншин

Москва "Наука" 1989

ББК 26.8

П19

УДК 910 Декабристы-естествоиспытатели

Рецензенты:

доктор исторических наук Б. В. Ананьин

доктор физико-математических наук Е. П. Борисенков

Редактор Л. И. Приходько

П19 Декабристы-естествоиспытатели. М.: Наука, 1989.- 256 с: ил.- (Научно-биографическая литература).

ISBN 5-02-001998-4

В книге представлена серия биографий декабристов-естествоиспытателей, которые внесли выдающийся вклад в изучение многих регионов земного шара. Уникальные архивные документы позволили авторам воссоздать образы Г. С. Батенькова, М. К. Кюхельбекера, Д. И. Завалишина, В. П. Романова, Н. А. Бестужева, показать их исследования в Арктике, Северной и Южной Америке, Западной Европе, Сибири, Австралии. Подробно рассказано об участии К. П. Торсона в открытии Антарктиды и многих островов в экваториальной зоне Тихого океана. Большое значение для развития естествознания имели также труды декабристов В. И. Штейнгеля и Ф. Н. Глинки, С. П. Трубецкого, Н. В. Басаргина, их географические и геофизические наблюдения.

Для читателей, интересующихся историей движения декабристов и развитием отечественной науки.

Научное издание

Пасецкий Василий Михайлович

Пасецкая-Креминская Евгения Климентьевна

Декабристы-естествоиспытатели

Утверждено к печати редколлегией серии "Научно-биографическая литература" Академии наук СССР

Художник С. А. Резников.

Художественный редактор И. Ю. Нестерова

Технический редактор Т. С. Жарикова.

Корректоры В. А. Алешкина, Р. С. Алимова

ИБ № 39814

Сдано в набор 07.09.88. Подписано к печати 3.01.89. Т-07402. Формат 84*108 1/32. Бумага книжно-журнальная. Гарнитура обыкновенная. Печать высокая. Усл. печ. л. 13,86. Усл. кр. отт. 13,84. Уч.-изд. л. 15. Тираж 70 000 экз. Тип. зак. М 382. Цена 1 р. 50 к.

Ордена Трудового Красного Знамени издательство "Наука" 117864 ГСП-7, Москва В-485, Профсоюзная ул., 90

4-я типография издательства "Наука" 630077, Новосибирск, 77, ул, Станиславского, 25

© Издательство "Наука", 1989

0

2

Предисловие редактора

Предлагаемая вниманию читателя книга содержит научно-биографические очерки декабристов, создавших труды в области наук о Земле в различные годы своей жизни.

Книга открывается обширным очерком о Федоре Николаевиче Глинке, одном из главных пропагандистов знаний и достижений науки. Это ему принадлежит мысль о том, что возраст науки равен возрасту человечества. Глинка основал Ученую республику, в состав которой входили многие выдающиеся представители русской науки, литературы, искусства. При этом впервые на основе анализа следственных дел декабристов рассмотрена не только политическая, но и научная деятельность этой организации. Установлено, что на заседаниях Ученой республики было прочитано и рассмотрено огромное множество докладов декабристов по географии, геологии, этнографии, картографии, метеорологии, климатологии, минералогии, химии, физике. Кроме того, изучив несколько сот номеров журнала "Соревнователь просвещения и благотворения", авторы исследования выявили большое число естественнонаучных трудов декабристов, в том числе работы А. А. и Н. А. Бестужевых, К. Ф. Рылеева, А. О. Корниловича, П. И. Колошина, Г. С. Батенькова, Ф. Н. Глинки, В. К. Кюхельбекера, Н. М. Муравьева, С. П. Трубецкого и др.

Членами Ученой республики состояли А. С. Пушкин, А. С. Грибоедов, Н. И. Гнедич, К. Н. Батюшков. Именно А. С. Пушкин помог увидеть свет поэме "Карелия" Глинки - этому "лесному и горно-каменному" произведению ссыльного декабриста. Пушкин отметил в "Литературной газете", что читателям необычайно понравится "местность тамошнего края, изображенная с натуры", а также замечания о нравах и обычаях карелов.

На протяжении всей своей жизни научными исследованиями занимался Владимир Иванович Штейнгель (Штейнгейль по: Декабристы. Биографический справочник. М.: Наука, 4988), начавший деятельность как гидрограф на берегах Тихого океана. Под влиянием известного русского ученого-мореведа Платона Яковлевича Гамалеи он создавал капитальный труд "Опыт полного исследования начал и правил хронологического и месяцесловного счисления старого и нового стиля". По мнению советских ученых, это первая и единственная в России монография по истории календаря. В ней впервые была обоснована необходимость введения нового календаря в нашей стране. К этой книге и по сей день обращаются исследователи.

В условиях ссылки Штейнгелю удалось не только создать, но и напечатать в "Журнале Министерства внутренних дел" "Статистический очерк Ишимского округа", дававший детальную картину жизни одного из округов Тобольской губернии. Собранные Штейнгелем данные о природных условиях края не утратили своего значения до наших дней.

Бесспорно интерес представляет очерк о виднейшем деятеле движения декабристов Сергее Петровиче Трубецком, авторе целого ряда естественнонаучных трудов. Прежде всего заслуживают внимания его геофизические исследования, которые он вел и в каземате и на поселении. Совсем недавно обнаружены "Записи метеорологических и астрономических наблюдений" декабриста. На титульном листе дела указано, что записи начаты в 1832 и закончены в 1852 г. Хранятся они в Центральном государственном архиве Октябрьской революции (ЦГАОР). Этот двадцатилетний ряд метеорологических наблюдений по своему научному значению имеет цену открытия.

Трубецкой занимался исследованием законов химических соединений и написал сочинение "О жирных веществах", которое тоже пока не увидело свет. На протяжении многих лет декабриста глубоко интересовали вопросы использования электричества, и прежде всего для развития мореплавания и железнодорожного транспорта. В дополнение ко всему он оставил записки по общей географии и конспект работы В. Я. Струве о двойных звездах.

Изучение Сибири очень занимало декабриста Николая Васильевича Басаргина, включившего в состав своих знаменитых "Записок" монографию о стране изгнания. В ней он не только дал характеристику Сибири в географическом и экономическом отношении, но и предложил пути дальнейшего развития ее производительных и духовных сил, включая создание высших учебных заведений и развитие путей сообщения.

Словно высеченный из огромной глыбы гранита предстает образ Гавриила Степановича Батенькова, которого декабрист В. Ф. Раевский назвал сибирским Сократом. Батеньков является основоположником сибирской экономической географии. Ему принадлежит множество трудов о родном крае, в том числе грандиозный проект исследования земель Сибири от Урала до Тихого океана. Его не могли сломить ни 20 лет одиночного заключения в Алексеевском равелине Петропавловской крепости, ни долгая ссылка в Сибирь. Получив относительную свободу, он создал целый цикл работ о мироздании, в том числе тщательно проанализировал знаменитый "Космос" А. Гумбольдта.

В одном ряду с Батеньковым находится другой выдающийся деятель движения декабристов - Николай Александрович Бестужев. О нем уже шла речь в небольшой книге "Географические исследования декабристов". В новом исследовании авторы мыслили осветить вклад в науку всей семьи Бестужевых. Однако кончина Евгении Климентьевны Пасецкой-Креминской не позволила осуществить это намерение, пришлось ограничиться лишь очерком о Николае Александровиче Бестужеве, научные интересы которого весьма многогранны. Они охватывают историю флота, атмосферное электричество, проблемы исследования полярных областей, всеобщую географию и геофизику ("Система Мира").

Тематически к этому очерку примыкает другой - о Константине Петровиче Торсоне, участнике открытия Антарктиды, описавшем многие земли в тропической зоне Тихого океана. Его записки о плавании к Южному полюсу, созданные в каземате и ссылке, бесследно исчезли вместе с обширным архивом декабриста, как и "Опыт натуральной философии о мироздании". Но и то немногое из научного наследства декабриста, что дошло до нашего времени, свидетельствует, что в лице Торсона русская наука имела незаурядного исследователя, изобретателя, кораблестроителя.

Среди декабристов-моряков, кроме Н. А. Бестужева и его друга К. П. Торсона, была целая плеяда исследователей, оставивших записки, журналы, статьи, наблюдения, труды о различных областях Земли и Мирового океана. К ним относится моряк-географ Михаил Карлович Кюхельбекер. Кроме его метеорологических журналов и заметок о плаваниях к Новой Земле и вокруг света, детально рассмотрен его недавно обнаруженный труд о Забайкальском крае. Плодотворной географической деятельности другого декабриста-моряка посвящен очерк "Владимир Павлович Романов". Этот декабрист, друг К. Ф. Рылеева, оставил интересные записки об Испании, Русской Америке, островах северной части Тихого океана, о Греции и, наконец, разработал несколько проектов поисков Северо-Западного прохода, описал западное побережье Кавказа и картировал устье Днепра.

И наконец, заключает книгу научно-биографический очерк "Дмитрий Иринархович Завалишин". Ему принадлежит большое число трудов, в том числе о плавании вокруг света на фрегате "Крейсер" под командованием М. П. Лазарева, записки о Калифорнии, Русской Америке, Приамурье. Он путешествовал вместе с академиком Г. И. Лангсдорфом по девственным лесам Бразилии, много писал о Сибири, в том числе рассмотрел вопрос о влиянии на ее природу хозяйственной деятельности человека.

Следует подчеркнуть, что ни одно движение той поры не опиралось на столь глубокие нравственные устои, как движение декабристов, революционным знаменем которых было служение Отечеству, своему народу. Память о подвижниках декабризма, их труды будут еще многие годы питать жизненными соками научную мысль.

Академик А. Л. Яншин

0

3

Введение

Сбор материалов о декабристах-естествоиспытателях был начат нами более трех десятилетий назад. Прежде всего внимание привлекла деятельность Ученой республики (Вольного общества любителей российской словесности), являвшейся самой многочисленной продекабристской организацией (достаточно сказать, что она насчитывала около 300 членов). За 10 лет существования республики на ее заседаниях декабристами было прочитано более 200 естественноисторических работ. Большинство из них было опубликовано в "Соревнователе просвещения и благотворения", "Северном архиве", "Сыне Отечества", "Полярной звезде".

Президентом Ученой республики был Федор Николаевич Глинка, он участвовал также в основании Союза спасения (или Общества истинных и верных сынов Отечества) и Союза благоденствия. Пропаганда "ученых упражнений", которую активно вел Глинка, издание им специального "Военного журнала", популяризировавшего основы научных знаний, и в первую очередь естествознания и техники, свидетельствуют о том, какое большое значение придавали декабристы развитию науки. Поэтому свой научный поиск мы как раз и начали с решения такой сложной проблемы, как декабристы и развитие науки. Ведь в движении декабристов участвовала самая передовая самая прогрессивная часть молодежи России, ее надежда и гордость.

Первое поколение русских революционеров блистало талантами. Среди них были политические деятели, писатели, поэты, естествоиспытатели, мореплаватели. Круг интересов декабристов в области естествознания включал вопросы районирования Российского государства, истории географических открытий, изучения полярных стран, русских морей и Мирового океана. К этому надо добавить их геофизические, геологические, ботанические, зоологические исследования и наблюдения в годы каторги и ссылки, тем более что часть из них была опубликована, несмотря на цензурные запреты.

Декабристам принадлежит более 300 естественноисторических работ - от монографии до небольших набросков, от многолетних фундаментальных рядов наблюдений до кратких заметок о климате Сибири и различных областей земного шара. Однако до сих пор деятельность декабристов в области естествознания не являлась предметом специального исследования, лишь публикация научно-популярной книги "Географические исследования декабристов" в 1977 г. позволила осветить один из аспектов этой темы. Обширный комплекс хранящихся в государственных архивах документальных материалов о географических и климатологических изысканиях декабристов оставался малообобщенным.

В настоящей книге рассказывается о декабристах, которые внесли значительный вклад в развитие отечественного естествознания. Анализ трудов, проектов, записок, следственных дел декабристов свидетельствует о том, что ни одно важное событие в истории русской и мировой науки не ускользало от их внимания.

Вспоминая, например, о кишиневских встречах А. С. Пушкина и В. Ф. Раевского, И. П. Липранди писал: "Здесь не было карт и танцев, а шла иногда очень шумная беседа, спор, и всегда о чем-нибудь дельном, в особенности у Пушкина с Раевским, и этот последний, по моему мнению, очень много способствовал к подстреканию заняться положительной историей и в особенности географией. Я тем более убеждаюсь в том, что Пушкин неоднократно после таких споров на другой или на третий день брал у меня книги, касавшиеся до предмета, о котором шла речь"1.

1 (Липранди И. П. Воспоминания // Рус. арх. 1866. № 8/9, С. 1213-1214, 1393-1491)

Раевского глубоко интересовали проблемы географии, о чем свидетельствуют составленные им и дошедшие до наших дней карта и цикл лекций по географии России. Для членов кружка "Зеленая лампа", руководимого членами Союза благоденствия, С. П. Трубецкой составил список литературы, которую рекомендовал изучить. Первым был назван "Всемирный словарь Общества французских ученых", затем шли труды по русской истории и литературе, жизнеописания "великих мужей" (Петра I, А. В. Суворова и др.). Большое место в списке занимали географические работы, в том числе "Записки знаменитых путешественников по России".

Забота декабристов о развитии науки, о просвещении и благе народа, призывы к добру и человеколюбию легли в основу их идеологической платформы. Во имя этих высочайших идеалов добра и беззаветного служения Отчизне они вышли на Сенатскую площадь, ибо были уверены, что их смерть "принесет крепость и славу Отечеству". В их трудах неоднократно повторялась мысль о том, что без нравственного основания "не может быть ни величия, ни благоденствия народного". Так, в "Письмах к другу" Ф. Н. Глинка подчеркивал: "Если ты посвятил себя служению истине, то и в бурю и в страшное землетрясение пребудешь непоколебимым, и если вселенная станет сокрушаться вокруг тебя, ты не дрогнешь"1. "Письма к другу" Глинки, а также его "Письма русского офицера" имели небывалый успех среди современников.

1 (Глинка Ф. Н. Письма к другу // Декабристы: Поэзия, драматургия, проза, публицистика, лит. критика / Сост. В. Орлов. М.; Л.: Гослитиздат, 1951. Ч. 2. С. 12.)
 
Декабрист В. И. Штейнгель создал уникальную монографию о возникновении календаря и развитии летосчисления. Интерес представляют и его труды по географии Сибири и северной части Тихого океана. Изучение Сибири относилось к числу важнейших задач отечественной географии первой половины XIX в. Участие декабристов в исследовании этого региона в годы каторги и ссылки неоднократно привлекало внимание специалистов, собравших большое число интересных и ценных фактов. К сожалению, ученая деятельность декабристов в Сибири рассматривалась лишь в рамках краеведения, в отрыве от тех работ, которые были созданы декабристами до 1825 г.

Наиболее плодотворно изучением Сибири занимался Г. С. Батеньков. Его проект приведения в известность земель Сибири хранится в рукописном отделе Библиотеки СССР им. В. И. Ленина и до сих пор не утратил своего значения. При этом следует помнить, что научная деятельность декабристов в Сибири не замыкалась границами страны изгнания. Она охватывала многие стороны наук о Земле, включая разработку теоретических и исторических вопросов естествознания, о чем свидетельствуют труды Г. С. Батенькова о "Космосе" Л. Гумбольдта, работы Н. А. Бестужева "Система Мира", К. П. Торсона "Опыт натуральной философии о мироздании", Н. М. Муравьева "О сообщениях в России", И. Д. Якушкина "Что такое жизнь", П. И. Борисова "О происхождении планет", А. М. Фонвизина о классификации наук. Батеньков отмечал необходимость учета достижений "большой географии" при строительстве транссибирского железнодорожного пути. "Жизнь и наука,- писал он 7 мая 1856 г.,- делают огромные шаги. Географические условия начинают составлять статистическую ценность. Города, реки, горы могут быть взвешены, входить в формулы или занимать точки в каком-нибудь дельном очертании"1.

1 (Отд. рукописей Б-ки СССР им. В. И. Ленина. Ф. Батенькова. Картон 5. Д. 3. Л. 3.)

Батеньков одним из первых обратил внимание на слабую изученность климатических условий Сибири, в исследование которых затем внесли весомый вклад М. Ф. Митьков, П. И. Борисов, А. И. Якубович, А. А. и Н. А. Бестужевы, К. П. Торсон и др. Поэтому в заключительном разделе книги не только показано значение метеорологических изменений декабристов, но и прослежено, как они использовались в трудах отечественных географов, в том числе в исследованиях А. И. Воейкова, Г. И. Вильда и М. А. Рыкачева.

Интересы Н. А. Бестужева столь многогранны, что их невозможно вместить в рамки какой-либо одной отрасли знаний. Они охватывают географию зарубежных стран, историческую географию, гидрографию, этнографию, метеорологию, земной магнетизм, исследования Арктики и Антарктики, изучение полярных сияний. Обширное документальное наследство семьи Бестужевых, в основном сосредоточенное в Институте русской литературы АН СССР (Пушкинский дом), открывает богатые возможности для создания монографического исследования, посвященного деятельности Н. А. Бестужева как видного естествоиспытателя. В настоящей книге поставлена лишь задача провести своего рода разведочный поиск и остановиться на главных направлениях его географических и климатологических изысканий. Это особенно полезно, поскольку его естественнонаучные труды не только представляют интерес для истории науки, но и могут быть использованы в современных исследованиях, в частности при изучении изменений климата Сибири за минувшие полтора века.

Необходимо подчеркнуть, что естественнонаучная деятельность декабристов развивалась в эпоху, когда огромные пространства России, да и всей земли, представляли собой "белые пятна", когда еще не было сети геофизических обсерваторий и каждый многолетний ряд наблюдений в Сибири порой имел цену открытия, как, например, 10-летние метеорологические наблюдения Митькова в Красноярске. Соблюдение принципов историзма открывает возможность не только показать то новое, что дали декабристы естествознанию по сравнению со своими предшественниками, но и раскрыть прогрессивное значение взглядов декабристов на роль и место географии в жизни общества и в системе наук о Земле. Тем более что участие в географических исследованиях порой было побудительной причиной к вступлению в тайное общество.

Необходимо отметить, что естественнонаучные изыскания декабристов приходятся на эпоху, когда Россия уже вышла на просторы Мирового океана. Только в 1815-1826 гг. было предпринято 15 кругосветных плаваний, 10 экспедиций в Арктику и более 20 путешествий в различные районы России и земного шара. Журналы того времени стали включать специальные разделы по географическим исследованиям и путешествиям. Особенно много статей по этой тематике публиковалось в "Соревнователе просвещения и благотворения", "Северном архиве", "Сыне Отечества", "Московском телеграфе", "Вестнике Европы", в "Записках, издаваемых государственным Адмиралтейским департаментом", в "Сибирском вестнике". Резко возрос выпуск книг географического содержания ("Краткая всеобщая география" академика К. И. Арсеньева выдержала 20 изданий).

На десятилетие, когда зарождалось и мужало движение декабристов, приходится один из самых блестящих периодов отечественных географических исследовании и открытий. То был своего рода "географический взрыв". Член Северного общества В. П. Романов писал в 1822 г.: "Девятнадцатое столетие, распространяя науки и полезные познания в Европе, отличается особенным направлением, данным географическим изысканиям"1.

1 (ЦГАВМФ. ф. 166, Оп, 1. Д. 2595. Л. 2.)

Действительно, географические исследования России в первой четверти XIX в. были подняты на уровень высшей государственной политики. Пожалуй, еще никогда русским правительством не отпускались столь щедро деньги на исследование полярных стран и Мирового океана, как в годы, последовавшие за победоносным завершением Отечественной войны 1812 г.

Важнейшей географической проблемой для первой четверти XIX в. представлялись поиски Южного материка. Для ее решения русским правительством была снаряжена экспедиция к Южному полюсу под командованием Ф. Ф. Беллинсгаузена и М. П. Лазарева. В плавании принимал участие будущий член Северного общества К. П. Торсон. Показ его ученой деятельности сопряжен с серьезными трудностями. Они обусловлены прежде всего тем, что почти все рукописи этого декабриста, в том числе его "Записки" о плавании к Южному полюсу, оказались утраченными. К счастью, обнаруженные в архивах материалы приоткрывают возможность, хотя бы в общих чертах, осветить роль Торсона в этом знаменитом географическом предприятии.

Одной из главнейших географических проблем того времени являлись поиски Северного прохода. Вопрос о том, соединены ли Азия и Америка перешейком или их разделяет море, по словам декабриста Романова, "волновал умы географов и мореплавателей всего света"1. Один из очерков этой книги посвящен раскрытию настойчивого внимания, которое проявлял этот декабрист к решению проблемы Северо-Западного морского пути из Тихого океана в Атлантический. Не лишено интереса, что, кроме Романова, создавшего два интереснейших проекта, этим вопросом занимались Н. А. и М. А. Бестужевы, Торсон, Рылеев. Корнилович, Батеньков. Романов исследовал кавказские берега Черного моря, Болгарию, Турцию, Грецию.

1 (ЦГАВМФ. Ф. 166. 0п. 1. Д. 2595. Л. 2.)

Декабристы понимали, какое значение имели географические исследования для укрепления политического влияния и экономического могущества своего Отечества. Именно этим объясняется их внимание к таким проблемам, как исследование севера Американского континента, где сталкивались интересы России и Англии. Поэтому весьма важно было один из очерков посвятить Д. И. Завалишину, принимавшему участие в изучении Русской Америки и северной части Тихого океана. Тем более что к ним было привлечено внимание целой плеяды деятелей движения декабристов.

Говоря об участии Завалишина, Торсона, М. К. Кюхельбекера, Романова в кругосветных путешествиях, следует помнить, что русскими моряками было положен но прочное основание глобальному изучению геофизических явлений на всех океанах земного шара, чем отечественная наука вправе гордиться.

Представление о вкладе декабристов в развитие естествознания будет неполным без освещения участия М. К. Кюхельбекера в путешествии вокруг света на шлюпе "Аполлон", в создании очерка о Забайкальском крае, в плавании к Новой Земле. Тем более, что картирование ее берегов являлось составной частью грандиозной программы исследования северных и восточных морей, разработанной известным русским гидрографом Г. А. Сарычевым. Не менее существенно, что в реализации этой программы принимали участие декабрист Романов и известные полярные исследователи Рейнеке, Матюшкин, Врангель, Литке. Одни из них разделяли политические взгляды декабристов, другие сочувствовали их идеалам, но все вместе видели свое высшее назначение в служении науке и славе Отечества.

Говоря о декабристах-естествоиспытателях, необходимо кратко остановиться на их просветительской деятельности, на создании ими школ и учебных пособий по географии. Школьный курс Якушкина был предназначен для основанной им школы в Ялуторовске, а "Начальная география" П. И. Колошина, изданная в качестве учебника для начальных училищ, разошлась по всей России. Петр Иванович Колошин, по его словам, "принадлежал тайному обществу под названием "Зеленой лампы, или Союза благоденствия""1.

1 (Восстание декабристов. М.: Наука, 1984. Т. 18. С. 154.)

14 декабря 1825 г. разделило географические исследования декабристов на два этапа. Первый охватывал всего около 10 лет, из которых самыми насыщенными были 1819-1826 гг., второй - более трех десятилетий, т. е. каторгу и ссылку, когда для исследований и осуществления своих проектов декабристы не имели и тысячной доли тех возможностей, какими располагали до восстания на Сенатской площади. Но именно тогда они возобновили свою деятельность по изучению Отечества и в тяжелейших условиях приступили к метеорологическим, ботаническим и фаунистическим наблюдениям.

Все вместе декабристы сыграли большую роль в развитии естествознания, однако при написании книги перед нами встала проблема: с кого начинать, в какой последовательности располагать очерки далее? И мы решили, что правильнее будет, если исходить из оценки вклада в науку каждого из наших героев.

При создании этого исследования мы опирались на достижения отечественной истории, географии и климатологии, на труды и воспоминания декабристов, на документальные материалы Центрального государственного архива Военно-Морского Флота (ЦГАВМФ), Центрального государственного исторического архива (ЦГИА), Центрального государственного исторического архива Эстонии (ЦГИАЭ), Ленинградского отделения Архива Академии наук СССР (ЛО ААН), отделов рукописей Института русской литературы АН СССР (ИРЛИ), Библиотеки СССР им. В. И. Ленина, Государственной публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, Библиотеки Ленинградского отделения Института истории СССР АН СССР, Центральной Военно-Морской библиотеки, Библиотеки Главной геофизической обсерватории им. А. И. Воейкова.

0

4

Федор Николаевич Глинка (1786-1880)

Федор Николаевич Глинка, один из видных деятелей движения декабристов, родился 8 июня 1786 г. в селе Сутоки, расположенном в 7 верстах от уездного города Духовщина Смоленской губернии. Его отец, капитан в отставке Николай Ильич Глинка, принадлежавший к старинному дворянскому роду, служил под командованием генерал-фельдмаршала графа Петра Александровича Румянцева-Задунайского. В Катульской битве Николай Ильич проявил исключительную смелость и храбрость, чем на много лет расположил к себе русского полководца. Мать Глинки, Анна Яковлевна, происходила из рода Каховских.

Детство будущего декабриста прошло на смоленской земле, о которой он впоследствии неоднократно с любовью вспоминал в своих "путешествиях", письмах, стихах:

Как светел там янтарь луны,

Как воздух палевым окрашен!

И нижутся кругом стены

Зубцы и ряд старинных башен,

Как там и вечером тепло!

Как в тех долинах ароматно,

Легко там жить, дышать приятно,

В душе, как на небе, светло;

Все говор, отзывы и пенье:

Вот вечер сладостный, весенний

Страны, где жил я, как дитя,

Среди семейной, кроткой ласки,

Где так меня пленяли сказки...

Но буря жизни, ухватя,

Мой челн в безбрежное умчала...1

1 (Глинка. Избранное. Петрозаводск: Каргосиздат, 1949. С. 94.)

Учился Глинка в Первом кадетском корпусе. Успешнее всего у него шла математика, хотя он и был к ней совершенно равнодушен. Его страстно влекла литература, и особенно поэзия. До составления "правильных" стихов Глинка, по его словам, "доходил самоучкой". В 1802 г. по окончании корпуса он получил чип подпоручика и был определен в Апшеронский пехотный полк адъютантом М. А. Милорадовича, под личным начальством которого участвовал "во всех сражениях знаменитой в военной истории кампании 1805 и 1806 годов". В трудном, почти без отдыха, походе Глинка вел записки, которые впоследствии составили две части его знаменитых "Писем русского офицера".

"Письма" Глинки - это не только зарисовки военных действий, что уже видно из полного заглавия произведения: "Письма русского офицера о Польше, австрийских владениях, Пруссии и Франции с подробным описанием похода россиян противу французов в 1805 и 1806 годах, также Отечественной и заграничной войны с 1812 по 1815 год, с присовокуплением замечаний, мыслей и рассуждений во время поездки в некоторые отечественные губернии. Писаны Федором Глинкою". Книга состоит из восьми частей. Первая из них содержит описание похода русских войск в 1805 г. Повествование ведется в форме писем к другу с дополнениями и замечаниями к ним.

"Служа в полку адъютантом,- писал Глинка,- я старался воспользоваться некоторыми свободными минутами, которые мог похищать от моей должности, и в сии-то минуты часто на голом поле или в черных мазурских избах писал к тебе, любезный друг". Собственно, под другом подразумевается реальное лицо - родной брат писателя, издатель "Русского вестника" Сергей Николаевич Глинка: "Итак, прими мой труд, ты, сын и друг России".

Открывается первая книга описанием перехода русских полков через русско-польскую границу. "Солдаты были бодры, но на лицах их изображалась горесть. Ты знаешь, любезный друг, привязанность русских к своему Отечеству и потому можешь судить, с каким чувством переступали они за пределы своей империи. Во всех полках пели песни, но они были протяжны и заунывны. Казалось, что в них изливалась сердечная грусть героев: это последняя дань отеческой стране"1. Затем писатель добавляет: "Хранить дружество с соседями, помогать ближним и защищать утесненных издавна было священным обычаем россиян".

1 (Глинка Ф. Письма русского офицера: В 8 ч. М., 1815. Ч. 1, С. 5.)

Далее Глинка подробно описывал города Польши, селения и замки, в которых поляки укрывались от нашествия турок. В местечке Злочеве он застал хозяйку лавки за чтением "Естественной истории" известного французского естествоиспытателя Ж. Бюффона, что вызвало немалое удивление автора. Глинка отмечает особенности природы Гермапии и Австрии, обращает внимание на достопримечательности мест, через которые проходила русская армия под командованием Михаила Илларионовича Кутузова. "Здесь крестьяне вольны"1,- читаем в "Письмах".

1 (Глинка Ф. Письма русского офицера: В 8 ч. М., 1815. Ч. 1, С. 54.)

Через Австрию приходилось идти почти без остановок, лишь в городе Кремсе была сделана дневка. Глинка воспользовался этим, чтобы посетить монастырь Готвег, где хранились древние рукописи и богатое собрание старых мастеров европейской живописи. В аббатстве Мельк он также посетил библиотеку и познакомился с коллекцией картин, где были прекрасные творения бессмертного Рафаэля.

Длинные трудные переходы русской армии продолжались не только днем, но нередко и ночью. Глинка участвовал в боях с французами, при этом часто оказывался на краю гибели. "Смерть близенько пролетела мимо меня"1,- признавался Глинка 24 октября 1805 г. А спустя неделю он писал, что был окружен тысячью различных смертей, видел беспрестанно льющуюся кровь, слышал свист пуль - и остался жив. "Все чувства возмущаются при воззрении на побиенных. О! Сколь ничтожен в сию минуту кажется род человеков!"2- восклицал Глинка.

1 (Глинка Ф. Письма русского офицера: В 8 ч. М., 1815. Ч. 1, С. 57.)

2 (Глинка Ф. Письма русского офицера: В 8 ч. М., 1815. Ч. 1, С. 93.)

Опуская подробности описания сражений между французскими и русскими войсками, обратим внимание на сравнение Глинкой наполеоновских войн, от которых страдали народы Европы, с переселениями народов в глубокой древности: "Но тогда гнев Природы, потоп, мор и глад тревожили обитателей земных, а ныне рассвирепевшие народы вооруженною рукою, так сказать, сталкивают друг друга с лица земли и плавают в крови собратий своих!"1. Ненависть к войне, отношение к миру как величайшему благу человечестват станут впоследствии лейтмотивом произведений декабристов.

1 (Глинка Ф. Письма русского офицера: В 8 ч. М., 1815. Ч. 1, С. 110.)

Далее Глинка рассказывал о венгерской земле с ее окутанными прозрачными облаками живописными Карпатами. Реку Ваг автор сравнивал с пламенным потоком войны. Много места отведено характеристике гор, склоны которых покрыты густыми лесами, изобилуют реками и водопадами, представляющими величественное зрелище: "О, природа!- восхищался Глинка.- Сколь прекрасна ты в диких одеяниях своих. С чем сравнить истинные красоты твои? Смертные только искажают их"1.

1 (Глинка Ф. Письма русского офицера : В 8 ч. М., 1815. 4.1. С. 145.)

Глинка встретился с ученым, который открыл в Карпатах топаз и другие ценные минералы: "Если бы у вас в России, говорил профессор, ученые люди сделали изыскания в огромных цепях гор, возвышающихся в различных частях государства, то, конечно, открыли бы бесчисленное множество драгоценных сокровищ, которые ныне, таясь в недрах земли, попираемые ногами россиян, не были им известны. Он весьма хвалил ученые замечания о России известного Далласа. Потом, при прощании, вместе с несколькими мелкими окаменелостями дал мне на память два камушка, похожие на кремень, но светлые и прозрачные, как янтарь. Он... уверял, что их нигде более нельзя найти, как в горах венгерских и в России в горах сибирских"1.

1 (Глинка Ф. Письма русского офицера : В 8 ч. М., 1815. 4.1. С. 152.)

Затем Глинка побывал в пещере в Актельке с ее хрустальными стенами, сталактитами, сталагмитами и многими другими подземными чудесами. Глинка заключал главу следующими словами: "Добрый народ! Вольная земля, прелестная Венгрия! Я должен проститься с тобою, и, может быть, навсегда, но воспоминание о тебе останется неизгладимо в памяти и сердце моем... О, страна благодатная! Позволь в последний раз с чувством сердечной горести сказать тебе: прости!"1.

1 (Глинка Ф. Письма русского офицера : В 8 ч. М., 1815. 4.1. С. 170-171.)

Перевалив через Карпаты, воины очутились в царстве зимы: расстилавшиеся поля были занесены снегом, а реки скованы льдом. Глинка потрясен ужасной бедностью крестьян Галиции. Избы их топятся по-черному. В них же находится скот. Хозяева лачуг ходят в лохмотьях, что происходит от их рабского состояния, в котором держат их австрийцы, считая, что они "не созрели до того, чтобы наслаждаться независимостью"1. Сравнивая жизнь вольных землепашцев других стран с настоящим прозябанием галицийцев, Глинка подчеркивал, что в их закоптелых хатах не найдешь ничего, кроме нищеты.

1 (Глинка Ф. Письма русского офицера : В 8 ч. М., 1815. 4.1. С. 181.)

Наконец войска возвратились в Россию. Глинка записал следующее: "Шесть месяцев, скитаясь по свету, видел я разные народы и разные земли и в эти шесть месяцев приобрел более опытности, нежели сколько мог бы приобрести в шесть лет, сидя дома"1. За это время он прошел пешком около 6 тыс. верст. "Ночлеги на сырой земле, к которой примерзала одежда, недостаток в пище и переменная погода глубокой осени" нанесли вред его здоровью. Вскоре по возвращении в Россию он вышел в отставку.

1 (Глинка Ф. Письма русского офицера : В 8 ч. М., 1815. 4.1. С. 213.)

В 1810-1811 гг. Глинка путешествовал по Смоленской, Тверской, Московской, Киевской губерниям. В Москве Глинка долго бродил по ее улицам, любовался прекрасной архитектурой особняков и дворцов, не подозревая о том, что через два года ему придется защищать древнюю столицу от нашествия французов. Как-то решил подняться на колокольню Ивана Великого. И с этой высоты ему пришли в голову следующие мысли: "Там, внизу, есть графы и князья, богачи и вельможи: разве знатность, богатство и блеск их титулов не поражают вас?- Нимало. Всходите чаще на Ивана Великого, то есть приучите дух ваш возвыситься превыше предрассудков и великолепия, и тогда гордость и страсти всегда будут оставаться у ног ваших... Вы будете тогда превыше раболепства, а большая часть великих, потому что они велики, покажутся вам лилипутами"1.

1 (Глинка Ф., Письма русского офицера. М., 1815. Ч. 2. С. 61-64)

Пробыв довольно долго в Москве, Глинка отправился домой через Клин, Тверь, Ржев. Эта часть его путешествия проникнута раздумьями над многими еще не разгаданными тайнами природы, когда по прихоти стихии валились леса, разверзались горы, исчезали целые города. Много размышлял Глинка о человеке. Целые главы его "Писем" посвящены доброте и таланту. И тут он особенно подробно останавливался на судьбе М, В, Ломоносова. "Кто мог бы подумать,- писал он,- увидя сына простого рыбака, сидящего на диких скалах Белого моря, что он будет некогда знаменитым сыном России, великим мужем, славным Ломоносовым!"1 Много страниц отведено талантливым самоучкам, выходцам из гущи народной, которые стремились идти по стопам гениального русского ученого.

1 (Глинка Ф., Письма русского офицера. М., 1815. Ч. 2. С. 89)

По дороге из Ржева в Киев открылась картина ужасной засухи. "Никто не помнит,- писал Глинка,- такого жаркого лета. Пожарам нет числа, каждую ночь с которой-нибудь стороны рдеет небо. В одном месте горят слободы; в другом - пылают стога и скирды сена... Там на краю горизонта сгорают леса и пламя льется рекою. Во многих местах горят поля и земля на аршин глубиной выгорает"1.

1 (Глинка Ф., Письма русского офицера. М., 1815. Ч. 2. С. 178)

1 сентября 1811 г. Глинка стал свидетелем появления необыкновенной кометы, которую посчитали предвестницей страшной войны (она между тем действительно приближалась к границам России). 10 мая 1812 г. Глинка отметил в своих записках, что в разгар весны света его сердце отказывается участвовать в общей радости и его грудь сжимает и пугает предчувствие несчастья. Он прекратил занятия наукой и литературой. "В самом деле,- продолжал он,- мы живем в чудесном веке: природа и люди испытывают превратности необычайные. Теперь в "Ведомостях" только и пишут о страшных наводнениях, о трясении земли в разных странах, о дивных явлениях в небе. Мы читаем в Степенных книгах, что перед великим нашествием татар на Россию солнце и луна изменяли вид свой и небо чудесными знамениями, как бы предуведомляя землю о грядущем горе..."1 Естественно, тогда Глинка не мог и предположить, что позже, уже в наше время" ученые буквально по крохам соберут и проанализируют все материалы об экстремальных явлениях за целое тысячелетие и установят, что в начале XIII в., перед самым монголо-татарским нашествием, Русь пережила 17 голодных лет, во время которых вымерла большая часть населения русских городов.
 
1 (Глинка Ф., Письма русского офицера. М., 1815. Ч. 4. С. 8)

Но возвратимся к "Письмам русского офицера". С четвертой по восьмую часть они посвящены описанию боевых действий во время Отечественной войны 1812 г. и взятию Парижа. Очень сильное впечатление производит картина гибели Смоленска. Сражение началось 4 августа. Бросившийся на штурм древнего города неприятель был остановлен горсточкой защитников, к которым вскоре присоединились регулярные войска. На следующий день сражение возобновилось с рассветом и продолжалось до полуночи. Оно велось и в предместье, и на стенах древней крепости. "Русские,- писал Глинка,- не уступали ни шагу места; дрались как львы. Французы... в бешеном исступлении лезли на стены, ломились в ворота, бросались на валы и в бесчисленных рядах теснились около города по ту сторону Днепра. Наконец, утомленный противоборством наших, Наполеон приказал жечь город, которого никак не мог взять грудью... Тучи бомб, гранат и чиненных ядер полетели на домы, башни, магазейны, церкви. И домы, церкви и башни обнялись пламенем - и все, что может гореть, запылало!..

Толпы жителей бежали из огня, полки русские шли в огонь; одни спасали жизнь, другие несли ее на жертву. Длинный ряд подвод тянулся с ранеными"1.

1 (Глинка Ф., Письма русского офицера. М., 1815. Ч. 4. С. 34-36)

Когда утром 6 августа русские войска оставляли Смоленск, город представлял собой груду пепла. Его окрестности Глинка сравнивал с окрестностями Везувия после извержения. Он приводил множество примеров мужества, геройства, человеколюбия, проявляемых русским человеком. Он был восхищен тем, что высшие офицеры неустрашимо бросаются в ад военной бури и терпят наряду с простым солдатом жажду, голод и холод. "Вот что значит любовь к Отечеству. Потомки не уступают предкам. О, чувство благородное, чувство священное! Обладай вечно сердцами россиян".

Глинка в те дни и ночи часто наблюдал за главнокомандующим русской армией М. Б. Барклаем-де-Толли. Его поразительное спокойствие, твердость духа, четкость плана и ясность цели - вот черты, которые были многим непостижимы. "Когда Колумб,- отмечал Глинка,- посредством глубоких соображений первый предузнал о существовании нового мира и поплыл к нему через незримые пространства вод, то спутники его, видя новые звезды, незнакомое небо и неизвестные моря, предались было малодушному отчаянию и громко возроптали. Но великий духом, не колеблясь ни грозным волнением стихий, ни бурею страстей человеческих, видел ясно пред собою отдаленную цель свою и вел к ней вверенный ему провидением корабль"1. Именно с Колумбом сравнивал Глинка Барклая-де-Толли, который, по его словам, провел от Немана до Вязьмы наши войска с таким искусством и осторожностью, что не позволил неприятелю отрезать ни одного русского отряда, не потеряв "почти ни одного орудия, ни одного обоза".

1 (Глинка Ф., Письма русского офицера. М., 1815. Ч. 4. С. 44)

Глинка в середине августа записал, что война уже давно обрела народный характер и теперь проявляется в новом небывалом движении. Тысячи крестьян, вооружившись самодельным оружием, в которое они превратили серпы и косы, уходят в леса и нападают на отдельные отряды "злодеев". "Даже женщины сражаются!"

В те дни, когда между офицерами только и было разговоров о необходимости дать сражение, донеслась весть о прибытии в армию светлейшего князя Михаила Илларионовича Кутузова. "Народ встречает его повсюду с неизъяснимым восторгом. Все жители городов выходят навстречу, отпрягают лошадей, везут на себе карету... Весь народ называет его спасителем"1.

1 (Глинка Ф., Письма русского офицера. М., 1815. Ч. 4. С. 50)

Глинка увидел Кутузова в селении Царево-Займище. Он сидел на скамейке у крестьянской избы, окруженный свитой генералов. Потом поехал осматривать войска. Увидев, что солдаты чистят одежду, Кутузов сказал, что приехал только узнать: "Здоровы ли вы, дети мои?" И добавил, что солдату в походе надобно думать не о щегольстве, а о победе.

Дальше Глинка писал о мужестве воинов-ветеранов. Страдавшие от старых и новых ран, они участвовали в сражениях наравне с молодыми. "Вот что значит война отечественная",- заключал Глинка.

В Тарутине Глинка встретился с Милорадовичем. Генерал предложил Глинке служить у него, и с 1 октября 1812 г. Глинка уже находился в авангарде кутузовских войск, о боях которых гремела слава по всей России.

0

5

Во второй половине ноября русские войска были за Березиной, а в середине декабря захватили Вильну. Здесь Глинка сделал следующую запись: "Такими исполинскими шагами шло войско наше к победам и славе!.. Но сколько неслыханных, невообразимых трудов перенесло войско! Сколько вытерпел друг твой"1. В Вильне Глинка дважды навещал заболевшего В. А. Жуковского. "Отечественная война,- отмечал Глинка,- переродила людей. Благородный порыв сердца, любящего Отечество, вместе с другими увлек и его из круга тихомирных занятий, от прелестных бесед с музами в шумные поля брани. Как грустно видеть страдание того, кто был таким прелестным певцом в стане русских и кто дарил нас такими прекрасными балладами! Мой друг! сия война ознаменована какою-то священною важностью и всеобщим стремлением к одной цели. Поселяне превращали серп и косу в оружие оборонительное; отцы вырывались из объятий семейств, писатели из объятий независимости и муз, чтобы стать грудью за родной предел. Последние, подобно трубадурам рыцарских времен или барду Оссидну, пели и под шумом военных бурь"2.

1 (Глинка Ф., Письма русского офицера. М., 1815. Ч. 4. С. 151)

2 (Глинка Ф., Письма русского офицера. М., 1815. Ч. 4. С. 154)

В "Письмах русского офицера" содержится описание множества городов и сел, через которые проходил авангард русских войск. Особенно тепло и сердечно встречали русских солдат в Саксонии. "Все русское,- отмечал Глинка,- входит здесь в употребление. На многих домах надписи немецкие написаны русскими словами, а на иных и совсем по-русски. Неоспоримо, что слава народа придает цену и блеск языку его. Слава сия утверждается победоносным оружием. Теперь уже всякой саксонец имеет ручной Российской словарь, и скоро, может быть,- как сладко мечтать о сем!- богатый язык великого Отечества нашего загремит на берегах Эльбы - и там, где победа украшает лаврами знамена народа русского, станут читать русских писателей; станут дивиться Ломоносову, восхищаться Державиным, учиться у Шишкова, пленяться Дмитриевым, любоваться Карамзиным!"1

1 (Глинка Ф., Письма русского офицера. М., 1815. Ч. 5. С. 61-62)

Идя по дорогам Европы, Глинка все чаще задумывался о необходимости издать труд по истории Отечественной войны 1812 г. "Скоро,- писал он,- может быть, умолкнут громы брани... Пожженные области начнут возникать из пепла, и раны страждущего человечества уврачуются благодатным целением мира. Война сия пройдет мимо, как гневная туча, метавшая молнии на мирные села. Скоро исчезнет ужас, но вслед за ним пробудится любопытство. Люди захотят узпать все подробности сей единственной брани народов"1.

1 (Глинка Ф. Н. Письма к другу. С. 317)

Глинка видел долг русских ученых в необходимости дать представление о времени, "когда тряслись престолы и трепетали цари", когда внезапный гром наполеоновского нашествия пробудил дух народа, показавшего во всем величии пламенную душу и своими подвигами освободившего порабощенную Европу.

Глинка много раз подчеркивал, что будет счастлив, если читатель и историк найдет в его "Письмах" "верное описание нравов и обычаев народов"1. И действительно, его этнографические наблюдения очень точны, объективны и проникнуты чувством желания видеть народы Европы в состоянии мира и процветания.

1 (Глинка Ф., Письма русского офицера. М., 1815. Ч. 8. С. 258)
 
За боевые отличия и заслуги Глинка был награжден орденами Св. Владимира 4-й степени с бантом и Св. Анны 2-й степени, золотой шпагой за храбрость, русским и баденским военными орденами, а также получил от прусского короля драгоценный перстень.

В 1815-1816 гг. вышли его "Письма русского офицера". Прочитав их, Жуковский послал Глинке своего "Певца в стане русских воинов" с надписью: "Ксенофонту Бородина". "Письма,- писал современник Глинки и исследователь его литературной деятельности Н. В. Путята,- по появлении своем имели блистательный успех, они с жадностью читались во всех слоях общества, во всех концах России. Красноречивое повествование о свежих еще сильно волновавших событиях, живые, яркие картины, смело нарисованные в минуту впечатлений, восторженная любовь ко всему родному, отечественному и к военной славе - все в них пленяло современников.

Я помню, с каким восторгом наше, тогда молодое поколение повторяло печальные строки письма от 29 августа 1812 г.:

"Застонала земля и пробудила спавших па ней воинов. Дрогнули поля, но сердца покойны были. Так началось беспримерное Бородинское сражение""1.

1 (Путята Н. В. Несколько слов о литературной деятельности Ф. Н. Глинки // Беседы Общества любителей российской словесности. СПб., 1867. Т. 1. С. 121)

По возвращении в Петербург Глинка был переведен в Измайловский полк. В 1817 г. начальник Гвардейского штаба генерал-адъютант Сипягин предложил ему издавать "Военный журнал", который сразу же завоевал большую популярность. При Гвардейском штабе Глинка создал библиотеку. Став активным членом Общества военных людей, он выступил с "Рассуждением о необходимости деятельной жизни, ученых упражнений и чтения книг".

В январе 1816 г. в Петербурге было основано Вольное общество любителей российской словесности. По мнению его создателей, оно должно было управляться "прочными законами, основанными на здравом разуме и нравственности"1. Глинка, как активный член Союза спасения, вскоре установил связи с обществом и передал в его библиотеку "Письма русского офицера" и "Письма к другу". 5 декабря 1816 г. он был единогласно принят в члены общества и вскоре развил кипучую деятельность по привлечению в его состав людей, имеющих дарования в области науки и словесности. Решено было издавать журнал "Соревнователь просвещения и благотворения", а уже в марте 1817 г. стал обсуждаться вопрос об издании многотомной "Российской энциклопедии", биографического словаря "Жизнеописание многих великих людей Отечества" и нового иконологического словаря. Общество предполагало отправлять экспедиции для изучения памятников древней письменности и народного творчества. "Великие деяния, рассеянные в летописях отечественных,- писал Глинка,- блестят, как богатейшие восточные перлы или бразильские алмазы на дне глубоких морей или в ущелий гор. Состоит только собрать и сблизить их, чтобы составить для России ожерелье славы, которому подобное едва ли имели Греция и Рим"2.

1 (Базанов В. Г. Ученая республика. М.; Л.: Наука,1964. С. 87)

2 (Глинка Ф. Н. Письма к другу. С. 326)

Но прежде чем перейти к рассмотрению деятельности Глинки как президента Ученой республики (так через некоторое время декабристы будут называть Вольное общество любителей российской словесности), необходимо подробнее остановиться на речи, которую он произнес в созданном им Обществе военных людей.

Здесь, как известно, он выступил с "Рассуждением о необходимости деятельной ЖИЗНИ, ученых упражнений и чтения книг, также о пользе и настоящем положении учрежденного для военных читателей при Гвардейском штабе книгохранилища". Впоследствии оно было опубликовано отдельной книгой, которая дает наглядное представление о взглядах декабриста на науку и просвещение. Глинка горячо говорил о пользе занятий и резко обрушивался на тех, кто ссылался на праотцов, которые были менее учены, но более счастливы. Жизнь человека - "существа разумного,- писал он,- есть непрерывная деятельность... Жизнь и деятельность тесно соединены между собой, как пламя и свет"1. Образцом для него была жизнь A. В. Суворова, который не прекращал чтения и занятий науками "в ставке, окруженной шумом военных бурь". Тем же, кто ссылался на малочисленность книг у наших предков, более живших на коне и в поле и якобы мало читавших, Глинка отвечал, что у древних россиян несколько веков назад книг действительно было меньше, но зато речи и поучения не были у них редкостью. И дальше: "Науки гораздо старее книг и даже, быть может, самых письмен... Начала наук почти современны способности мыслить, способности едва ль не современной первым минутам существования человека, ибо все в нем есть навык и наука"2. (Спустя несколько десятилетий эта мысль будет повторена B. И. Вернадским.) Именно от наших предков, по мысли Глинки, мы наследуем "их познания, открытия и опытность... дела ума и рук человеческих всегда переживают своих делателей..."3.

1 (Глинка Ф. Н. Рассуждение о необходимости деятельной жизни, ученых упражнений и чтения книг, также о пользе и настоящем положении учрежденного для военных читателей при Гвардейском штабе книгохранилища, СПб., 1817. С. 3-4.)

2 (Глинка Ф. Н. Рассуждение о необходимости деятельной жизни, ученых упражнений и чтения книг, также о пользе и настоящем положении учрежденного для военных читателей при Гвардейском штабе книгохранилища, СПб., 1817. С. 8-9.)

3 (Глинка Ф. Н. Рассуждение о необходимости деятельной жизни, ученых упражнений и чтения книг, также о пользе и настоящем положении учрежденного для военных читателей при Гвардейском штабе книгохранилища, СПб., 1817. С. 15.)

Исключительно большое внимание в "Рассуждении" Глинка уделил нравственному воспитанию человека: "Добродетель можно назвать наукою быть человеком... А как нет в мире звания выше и благороднее звания человека, то и добродетель, ведущая к сему высокому сану, должна быть первейшею из наук"1.

1 (Глинка Ф. Н. Рассуждение о необходимости деятельной жизни, ученых упражнений и чтения книг, также о пользе и настоящем положении учрежденного для военных читателей при Гвардейском штабе книгохранилища, СПб., 1817. С. 29.)

Глинка придавал особое значение изучению истории. Эта наука, по его словам, не только просвещает разум и удовлетворяет любознательность, но и "возвышает, облагораживает душу". Не следует ограничиваться историей народов, человеку столь же важно познать "другую, не менее любопытную историю наук". "Вообще,- подчеркивал Глинка,- судьба наук имеет большое сходство с судьбою народов". И далее: "Все человечество имело свое младенчество, свое постепенное усовершенствование... Оно воспитывалось, училось и учится и должно еще учиться, если хочет быть счастливым, ибо при свете только наук и добродетели исчезает мрак предрассудков и пороков"1.

1 (Глинка Ф. Н. Рассуждение о необходимости деятельной жизни, ученых упражнений и чтения книг, также о пользе и настоящем положении учрежденного для военных читателей при Гвардейском штабе книгохранилища, СПб., 1817. С. 30.)

Глинка призывал:

Беспрестанно вперед, вперед стремись,

Хочешь видеть все мира явления -

Расширяй над ними ум свой и обними их.

Хочешь постигнуть существо вещей -

Проницай глубину и исследуешь!1

1 (Глинка Ф. Н. Рассуждение о необходимости деятельной жизни, ученых упражнений и чтения книг, также о пользе и настоящем положении учрежденного для военных читателей при Гвардейском штабе книгохранилища, СПб., 1817. С. 47.)

Уже в первые месяцы существования Ученой республики члены общества подготовили несколько естественнонаучных работ: Е. Ковалевский - "Поездка к Уральским горам", А. Боровков - "Поездка на Илецкую защиту", И. Боровков - "Путешествие к водопаду Кивач", Г. Хвостов - "Путешествие к реке Паше". По инициативе Глинки при обществе были созданы библиотека и минералогический кабинет. В состав общества были включены виднейшие деятели русской культуры: И. А. Крылов, Н. И. Гнедич и вскоре А. С. Пушкин. На протяжении 10 лет деятельным членом общества был академик П. И. Кеппен, состоял там и отец великого русского ученого Д. И. Менделеева, И. П. Менделеев. Судя по публикациям в "Соревнователе просвещения и благотворения", в 1818 г. на заседаниях общества рассматривались труды о "Странствовании Гумбольдта по степям и пустыням Нового Света", "О Волге", "О важнейших изданиях записок Герберштейна". Интерес представляет и публикация речи Д. В. Сахарова об успехах просвещения, в которой он дал высокую оценку открытиям русских землепроходцев и мореходов: "Россияне могут также похвалиться своими открытиями. Судьба, кажется, им предоставила совершить то, чего ни один народ сделать был не в состоянии. Они обозрели те страны, где природа поставляет непреодолимые преграды покушениям, но и природа уступила их твердости и предприимчивости. Они открыли всю северную часть и берега Северо-Восточной Азии, также берега Северо-Западной Америки, куда не досягал ни один из европейских путешественников"1.

1 (Соревнователь просвещения и благотворения. 1819. № 12. С. 16-17.)

В делах Ученой республики сохранилась запись о русском ученом С. П. Власове: "Сей ревностнейший член общества, сей отечественный гений наш сделался жертвою отличной любви своей к химии и благородного стремления к славе. Богатый знаниями и усердием к своему предмету - предмету всех его мыслей и намерений, он жил и умер в великой бедности, оставив несчастной вдове и четырем сиротам в наследство одно токмо имя свое и добрую о себе славу"1.

1 (Базанов В. Ученая республика. С. 113.)

В 1819 г. в общество были приняты А. А. Дельвиг, П. А. Плетнев и В. К. Кюхельбекер. При этом в протоколе отмечалось, что представленные Кюхельбекером "ученые произведения достойны особенного уважения"1. Глинка с большой симпатией отнесся к Кюхельбекеру. "Я,- писал Глинка Кюхельбекеру,- всегда люблю беседовать, хотя заочно на бумаге, с умными и добрыми людьми. Но тем более для меня приятна беседа с молодым человеком, у которого изощрение ума не преступило чувствий и сердца, у которого душа нова и светла, ибо не страдала еще в губительном пламени страстей и не томилась в глубоком мраке предрассудков, которым покоряется несчастное человечество. Этот молодой человек - Вы. Берегите доброту сердца, непорочность нравов, свежесть мечтаний и самую даже прелесть неопытности"2.

1 (Базанов В. Ученая республика. С. 113.)

2 (Сборник старинных бумаг, хранящихся в музее П. И. Щукина. М., 1901. Ч. 8. С. 247.)

По инициативе Глинки в "Соревнователе" систематически печатались ученые известия из стран Европы, Азии, Америки. В 1819 г. во втором номере журнала были опубликованы "Материалы для истории просвещения в России", в восьмом номере - статья Попова "Древнейшие пределы морей внутренних".

В 1820 г. Вольное общество любителей российской словесности получило второе название - Ученая республика, а ее председатель стал именоваться президентом. По мнению советского литературоведа В. Г. Базанова, предложение учредить Ученую республику исходило от Глинки. Он же был единственным ее президентом. Будучи помощником петербургского генерал-губернатора Милорадовича, Глинка смог смягчить меру наказания Пушкину. Прочтя две первые песни "Руслана и Людмилы", Глинка обратился к молодому поэту:

О Пушкин, Пушкин! кто тебя

Учил пленять в стихах чудесных?

Выразив свое восхищение бессмертным творением Пушкина, декабрист заканчивал стихотворение пророческими строфами:

Судьбы и времени седого

Не бойся, молодой певец!

Следы исчезнут поколений,

Но жив талант, бессмертен гений!..1

1 (Глинка Ф. Н. Избранное. С. 65)

Пушкин отвечал Глинке стихотворением, из которого приведем лишь две строфы:

...Голос твой мне был отрадой,

Великодушный гражданин...

А в сопроводительном к стихам письме к брату Льву он просил: "Покажи их Глинке, обними его за меня и скажи, что он... почтеннейший человек здешнего мира"1.

1 (Глинка Ф. Н. Избранное. С. 67)

Ученая республика, которая, судя по "Схеме развития декабристских и связанных с ними организаций", состояла из 82 действительных членов, 24 членов-сотрудников, 39 членов-корреспондентов и 96 почетных членов, являлась наиболее мощной филиальной организацией тайных обществ, по крайней мере со времени возникновения Союза благоденствия, основателями которого были Глинка, М. И. Муравьев-Апостол, Ф. П. Толстой.

0

6

Вольное общество объединяло почти весь цвет русской науки и культуры. Среди республиканцев значится большое число декабристов, которые являлись не только видными политическими деятелями, но и учеными: А. А. и Н. А. Бестужевы, Ф. Н. Глинка, П. И. Колошин, А. О. Корнилович, К. Ф. Рылеев, В. Д. Сухоруков, К. П. Торсон, Н. И. Тургенев, В. И. Штейнгель. Республика крепла и мужала. Поэтому в своей речи 7 ноября 1821 г. Глинка мог с полным основанием сказать: "Мы ласкаем себя прекрасною надеждою, что настоящая связь наша, основанная на единстве воли и цели, достигнет со временем до степени приязни и самой дружбы, столь сладостной для благородных душ"1. Совершенно справедливо заключение Базанова, что лучшим показателем этой "благородной дружбы, основанной на единстве воли и цели, являются ученые упражнения, выступления соревнователей с чтением своих статей, путешествий"2.

1 (Цит. по: Базанов В. Ученая республика. С. 239.)

2 (Цит. по: Базанов В. Ученая республика. С. 239.)

Судя по далеко не полностью сохранившимся журналам Ученой республики, на ее заседаниях за 1820-1824 гг. было прочитано и обсуждено более 200 естественнонаучных и историко-географических работ, большая часть которых принадлежала декабристам.

Как отмечал Базанов, в Ученой республике существовал культ М. В. Ломоносова. "Великий Ломоносов! - сказал 9 января 1821 г. библиотекарь общества И. К. Аничков,- Ты никогда не будешь позабыт твоим Отечеством. Воспоминание о тебе будет переходить из рода в род, доколе Россия станет называться Россиею и язык русский будет славою ее народа"1.

1 (Соревнователь просвещения и благотворения, 1821. Ч. 17, С. 289.)

Судя по реестру дел цензурного комитета Вольного общества любителей российской словесности за 1821 г., 17, 24 января и 7 февраля на его заседаниях были прочитаны отрывки из "Путешествия в Ревель" А. А. Бестужева. Труд декабриста получил единодушное одобрение всех членов Ученой республики. 7 марта и 23 мая Н. А. Бестужев читал отрывки из "Записок о Голландии". Благодаря реестру удалось также установить, что 7 ноября 1821 г. Н. А. Бестужев читал сочинение о "Бронзаровании меди", которое не значится ни в одном списке его трудов.

Естественнонаучные статьи, которые не рассматривались на заседаниях Ученой республики, публиковались в "Соревнователе просвещения и благотворения" ("О быстроте солнечных лучей", 1821, № 1). Интересно, что каждый выпуск журнала за 1822 г. открывался разделом "Наука", в котором печатались главным образом отрывки из путешествий, этнографические заметки, сочинения по исторической географии.

С разгромом движения декабристов прекратила свою деятельность и Ученая республика. На ее заседаниях было заслушано множество научных, прозаических и поэтических произведений. В том числе: в 1820 г.-252, в 1821 г.-286, в 1822 г.-170, в 11823 г.- 64, в 1824 г.- 134.

Итак, за 5 лет работы было рассмотрено 906 "ученых упражнений". Сведения за 1816, 1817, 1818, 1819 и ?825 гг. отсутствуют. Вместе с тем, судя по публикациям в "Соревнователе просвещения и благотворения", в эти годы общество жило полнокровной научной и литературной жизнью. Вероятно, общее число работ, прочитанных на заседаниях Ученой республики за всю 10-летнюю историю ее существования, составляет более полутора тысяч.

Ученая республика сыграла важную роль в развитии не только русской литературы, но и науки. И главная заслуга в этом великом деле принадлежит ее президенту Федору Николаевичу Глинке, который хотя и не был на Сенатской площади, но не избежал наказания. 30 декабря 1825 г. Глинку доставили в Зимний дворец, но после допроса отпустили. Напрасно он, однако, думал, что избежал кары. И марта 1826 г., когда Глинка зашел в кондитерскую лавку, чтобы выпить чашку чаю, к нему подошли жандармы. Теперь его заточили в Петропавловскую крепость, где он просидел до середины 1826 г. Как отмечал Базанов, Глинка сохранял необычайную осторожность в своих показаниях, стремясь не усугублять вину своих товарищей по тайному обществу: "В лице Глинки декабристы имели отличного организатора литературносущественного движения, опытного руководители филиалов тайного общества. Одновременно Глинка являлся зачинателем декабристской прозы и поэзии. "Письма русского офицера" и "Письма к другу" свидетельствуют, что Глинка вполне сознательно вступил в тайное общество и что декабризм для него не был случайным увлечением..."1

1 (Базанов В. Г. Поэтическое наследие Федвра Глинки: 10-30-е годы // Глинка Ф. Н. Избранное. С. 426.)

В Петропавловской крепости Глинка написал песню "Узник":

Неслышно шуму городского,

На невских башнях тишина.

И на штыке у часового

Горит двурогая луна1.

1 (Глинка Ф. Н. Избранное. С. 119.)

Глинка создал целый цикл стихотворений ("Наука", "На гром", "Буря", "К луне", "Луна и узник"),, в которых переживания декабриста органически соединены с размышлениями и наблюдениями над природой:

Не освеженная росою

Земля засохла, все в огне,

И запад красной полосою,

Как уголь, тлеет в тишине.

Везде болезнь и вид боязни,

Пылят пути, желта трава,

Как накануне верной казни

Больная узника глава

На перси небрежно скатилась,

Так опустилися цветки!

Уж меж душистыми шелками

Не сеют жемчуг ручейки,

И под сожженными брегами

Упало зеркало реки!

Как сладко тут о днях ненастья

И о дождях воспоминать!..1

1 (Глинка Ф. Н. Избранное. С. 118.)

9 июля 1826 г. Глинка был отправлен в ссылку в Олонецкую губернию под тайный надзор полиции. Здесь он занялся изучением природы и экономики Олонецкой губернии. С высоты деревни Сельга он рассматривал окружающие леса. "Весною здешние ели,- отмечал Глинка,- покрываются множеством ярких глянцевито-розовых шишек, на других они зеленые. В последних созревает желтовидная пыль, которая, разносясь ветром, оплодотворяет первые; от сего зарождаются семена, снабженные тонкими крылышками. В свое время бури разносят запасы сих семян, и таким образом производят посевы красных лесов. В продолжение холодных зим семена сии, добываемые из еловых шишек, составляют любимую пищу клеста и других мелких птиц, как, например, чижей, поселяющихся в затишных приютах карельских корб"1. Далее Глинка писал, что возраст некоторых елей составлял более 250 лет.

1 (Глинка Ф. Н. Избранное. С. 253.)

Почва большей части северо-востока Олонецкой губернии лежит на граните и перемешана с мелкой галькой. "И вот почему,- объяснял Глинка,- лучший посев ярового хлеба бывает поздний, ибо каменистая почва, будучи нагрета дневным зноем, сохраняет теплоту и по ночам, отчего растительность ускоряется; иначе зерно могло бы зазябнуть в земле, еще недовольно нагретой"1.

1 (Глинка Ф. Н. Избранное. С. 253.)

Далее Глинка отмечал необыкновенную прозрачность и чистоту воздуха, рассматривал необычные оптические явления над Онежским озером, когда низменные острова начинали казаться высокими, скалистыми. В Карелии множество минеральных источников с "железистыми водами". Декабрист обращал внимание на обилие в пустынных местах Олонецкой губернии полезных, и прежде всего железорудных, месторождений.

Примечания к повести в стихах "Дева карельских лесов" свидетельствуют о том, что Глинка вел интенсивную работу по сбору естественнонаучных и экономико-географических данных о Карелин, которой он намеревался посвятить монографию. "Я,- писал Глинка своему сподвижнику по Ученой республике А. А. Никитину,- обещал переслать в письмах статистическое описание Олонецкой губернии, края уединенного, бедного людьми (ибо на 12 000 000 десятин здесь едва найдется 100 000, и то не совсем постоянных, жителей), но богатого великими запасами лесов, еще не тронутых, руд неископанных, каменных пород (мрамора, порфира и проч.) высокого достоинства, красильных земель и камней, могущих стать на ряду с драгоценными, ибо, кроме других, на островах Кижи находят хорошие аметисты. Я уже собрал некоторые материалы для составления обещанного. Но, пока созреет что-нибудь удовлетворительное для строгих требований пауки, примите в знак дружбы и благодарности на дружбу мою небольшую повесть. Она познакомит Вас отчасти с пиитической стороной сих лесистых пустынь, на пространстве которых почиют огромные озера, почти можно сказать - пресные моря, ибо Онега имеет более 1000 верст в окружности и 10 000 кв. верст площади"1.

1 (Глинка Ф. Н. Избранное. С. 215.)

Пока неизвестно, удалось ли Глинке создать научное описание Олонецкого края. Однако поэма "Карелия", как и "Дева карельских лесов", свидетельствует о том, что Глинка тщательно собирал материалы о природе Карелии. В примечаниях естественнонаучного характера к карельскому циклу его поэм и стихотворений виден внимательный наблюдатель природы. Свою поэму "Карелия" Глинка послал Пушкину. 17 февраля 1830 г. декабрист писал поэту: "Милостивый государь, Александр Сергеевич! Прочитав с большим наслаждением (в "Литературной газете") отрывок из путевых записок Ваших ["Военно-Грузинская дорога"], я заключил, что Вы уже должны находиться в столице, и не мог отказать желанию написать Вам несколько строк. Из глубины карельских пустынь я посылал Вам (через барона Дельвига) усердные поклоны. Часто, часто (живя только воспоминанием) припоминал я то приятнейшее время, когда пользовался удовольствием личных с Вами свиданий, Вашею беседою и, как мне казалось, приязнью Вашею, для меня драгоценною. И без Вас мы, любящие Вас, были с Вами. В поэтическом уголке любезного П. А. Плетнева мы часто и с любовью о Вас говорили, радовались возрастающей славе Вашей...

Так было до того рокового часа, как всеобщий переворот в гражданской судьбе моей умчал и погрузил меня в дремучие леса Карелии. Одну треть времени моего здесь пребывания провел я в ближайшем сотовариществе с двумя молодыми медведями, моими воспитанниками. Далее, ознакомясь с делами и лицами, по обязанности службы стал ближе к людям. У меня есть Ваш портрет. Только жаль, что Вы представлены с какою-то пасмурностью; нет той веселости, которую я помню в лице Вашем. Ужели это следствие печальной жизни? В таком случае молю жизнь, чтобы она, заняв Вас лучше у Муз и Славы, утешала Вас с таким усердием, с каким я читаю Ваши пленительные стихи.

Приемлю смелость (хотя и трудно на это отважиться) препроводить Вам мою "Карелию"- произведение лесное и горно-каменное. Наши критики читают глазами то, что написано от души. Но Вы, которому и природа внешняя со всем великолепием своего разнообразия и природа внутренняя человека с ее священною таинственностию, Вы, может быть, заметите в "Карелии" чувствования, незаметные другим или другими пренебрегаемые..."1

1 (Поэзия и письма декабристов. Горький: Волго-Вят. кн. изд-49 во, 1984. С. 35-36.)

Да, Пушкин их заметил. "Более всего,- писал он,- читателям поправится в "Карелии" местность тамошнего края, изображенная во всей дикой красоте. Примечания о нравах, обычаях, поверьях карелов и пр. весьма любопытны"1.

1 (Пушкин и его современники. Л.: Изд-во АН СССР, 1937. 60 Вып. 8. С. 92.)

Действительно, примечания Глинки к поэме "Карелия" представляют большой научный интерес. Так, зимой 1827 г. он прекрасно описал картину северного сияния и морозного утра: "Одна часть густо-синего неба вдруг начинала белеть, и светозарные столпы или конусы, выказываясь один за другим, то сходились, то удалялись один от другого, пылали и сокращались. В течение ночи мороз очистил воздух. Утро было великолепно. До солнца и еще до рассвета восточная часть неба сделалась огромною перламутровою палитрою... На сем-то золото-розовом поле взошло солнце и осветило беловидные, снежные поля, усеянные серебристой пылью и алмазными искрами инея. Оледенелые деревья казались паникадилами, а бесснежная гладь озер имела вид огромного, цельного топаза... Из труб в домах высоко и прямо подымался дым, которого сизина окрашивалась вкось ударявшими лучами солнца. Люди ходили скорее обыкновенного, меховые одежды опушались белым инеем, и лица цвели. Таково морозное утро на Севере!"1

1 (Глинка Ф. Н. Избранное. С. 310.)

Глинка собирал материалы для задуманного им "Статистического описания Олонецкой губернии". Об этом свидетельствуют его заметки о разведении капусты и картофеля в Петрозаводске, о местном садоводстве и огородничестве. Глинка отмечал, что местные жители необыкновенно одарены здравым светлым умом, "издавна охотливы к грамотности". Большое место в примечаниях отведено описанию местного скотоводства, ломок мрамора, добычи железной руды со дна озер. "Ложе, или дно озер,- отмечал декабрист,- состоит почти всегда из железной руды, которую добывают оттуда особыми черпалами. Иные озера дают очень много руды, например Тумасозерский озерной рудник, находящийся в Повенецком уезде, открытый с 1800 года (крестьянином Нефедом Курмоевым), в течение 23 лет дал миллион семьсот сорок четыре тысячи пятьдесят три нуда руды"1.

1 (Глинка Ф. Н. Избранное. С. 313.)

Глинка выдвинул собственную гипотезу образования Онежского озера. По его мнению, оно возникло в результате великого гидростатического процесса. В частности, необычайное падение вод с огромных высот образовало чашу озера, на что указывают большие глубины у северо-западных берегов Онежского озера.

Весьма любопытны замечания Глинки о некогда значительном древнем городе Олопце, превратившемся после пожара в большую бедную разбросанную деревню. Подробно остановился он на Заонежской пятине. Это о ней говорится в "Прологе" "Карелии":

Пуста в Кареле сторона,

Безмолвны Севера поляны,

В тиши ночной, как великаны,

Восстав озер своих со дна,

В выси рисуются обломки -

Чуть уцелевшие потомки

Былых первоначальных гор1.

1 (Глинка Ф. Н. Избранное. С. 259.)

0

7

Глинка несколько раз обращался к петербургским властям с просьбой перевести его в более обжитые места. Лишь благодаря поддержке Пушкина, Жуковского и Гнедича 4 марта 1830 г. ему удалось добиться перевода в Тверскую губернию. А спустя несколько месяцев Пушкин вместе с князем Вяземским по пути из Москвы в Петербург сделал остановку в Твери, чтобы встретиться со своим старым товарищем, находившимся под бдительным надзором тайной полиции, "Драгоценное посещение Ваше,- писал Глинка Пушкину,- для меня сугубо памятно. Вы утешили меня как почитателя Вашего, давно желающего Вас видеть и обнять, и в то же время Вы приняли во мне участие, как человек, в котором совсем не отразился настоящий век. С добродушием, приличным старому доброму времени, Вы сами взялись похлопотать (разумеется, по возможности) об улучшении моего положения. Вот Вам тетрадка. Имейте великодушие ее прочесть, и Вы увидите, каково было мое служение в Олонецкой губернии и как я рекомендован"1.

1 (Бумаги А. С. Пушкина. М.: Изд-во АН СССР, 1931. Вып. 1.)

В Твери Глинка продолжал свои научные занятия, на этот раз при поддержке известного русского статистика П. И. Кеппена, состоявшего членом Ученой республики. "В пустынях Олонецких, в Твери, в Орле и в Москве думал я часто про Вас,- писал он Кеппену.- А сколько раз должен я был вспомянуть Вас, роясь в земле в Тверской Карелии.- Да, у меня есть замечательные камни"1.

1 (О древностях в Тверской Карелии: Извлечение из писем Ф. Н. Глинки к П. И. Кеппену // Журн. Мин-ва внутр. дел. 1836. Кн. 5. Отд. отт. С. 3.)

Кенией, автор "Собрания русских памятников, служащих к составлению истории художеств и отечественной палеографии", исследовал рисунок надгробного камня из кургана, обнаруженного Глинкой, и нашел, что на нем изображены фигуры, похожие на те, что он видел на надгробном памятнике в Изборске. Особое значение Кеппен придавал находке небольшого камня со следами полустершихся надписей на неизвестном языке. "Нельзя не благодарить за сообщение представленных здесь изображений,- писал Кеппен.- Если теперь эти надписи для нас непонятны, то, кто знает, не сделаются ли они впоследствии времени вразумительны; не будут ли свидетелями какого-либо быта, для нас нового: одно сохранение их для будущих исследователей есть дело, достойное уважения. Можно ли, например, не благодарить г-на академика Френа за подаренное нам недавно известие о письменах древних россов, которое он нашел у одного из восточных писателей X века?"1

1 (О древностях в Тверской Карелии: Извлечение из писем Ф. Н. Глинки к П. И. Кеппену // Журн. Мин-ва внутр. дел. 1836. Кн. 5. Отд. отт. С. 6.)

Кроме того, Глинка нашел в Тверской губернии камень, который имел вид "кораблика или какого-то судна" и был испещрен "метами на нем высеченными и представляющими разные фигуры, может быть, буквы". Изучив рисунок Глинки, Кеппен удивился сходству "этих камней" с теми, которые видел в XVIII в. на Енисее, вблизи Абаканского острога, ученый Страленберг. "Такое сходство,- подчеркивал Кеппен, едва ли может почесться случайным,- и находка Ф. Н. Глинки от этого получает новую цену"1.

1 (О древностях в Тверской Карелии: Извлечение из писем Ф. Н. Глинки к П. И. Кеппену // Журн. Мин-ва внутр. дел. 1836. Кн. 5. Отд. отт. С. 10.)

В 1835 г. Глинка оставил государственную службу. Спустя четыре года он издал "Очерки Бородинского сражения". "Федор Николаевич,- писал один из его современников,- интересовался научными и общественными вопросами, постоянно следил... за новыми открытиями в области исторических наук... Когда вышло сочинение графа Толстого "Война и мир", Федор Николаевич Глинка, как очевидец и участник сражений описываемых войн 1805-1812 гг., мастерски иллюстрировал своими живыми рассказами многие места этого художественного произведения"1.

1 (Жизневский А. К. Федор Николаевич Глинка. Тверь, 1890, С. 12.)

Глинка сохранил в своей памяти летопись событий почти за целый век. Он был избран почетным членом Тверского статистического комитета, финансировал исследования флоры Верхней Волги, статистический съезд в Петербурге.

Последние годы жизни Глинка провел в Твери. Здесь его часто навещали ученые и литераторы. 11 февраля 1880 г. президент Ученой республики, автор патриотических "Писем русского офицера" скончался. Его похоронили в Желтиковом монастыре близ Твери. Как офицеру, имевшему золотое оружие за храбрость, Глинке были возданы воинские почести.

0

8

Владимир Иванович Штейнгель (1783-1862)

Владимир Иванович Штейнгель принадлежал к старшему поколению декабристов, у которых ко времени вступления в тайное общество за плечами был большой жизненный опыт. Он, как и С. Г. Волкопский, С. П. Трубецкой, Г. С. Батеньков, Ф. Н. Глинка и многие другие декабристы, участвовал в изгнании наполеоновских войск из России и мог с гордостью сказать: "Мы дети 1812 года".

Близко знавшие Штейнгеля ценили его как "человека истинно просвещенного, честного, благородного, друга человечества, поборника правды, и в несчастную пору своей жизни (каторга и ссылка) не угасившего прекрасных свойств своей души"1. М. А. Бестужев писал в своих воспоминаниях: "Поведение его перед тайным судом было не только безукоризненно, но и высоко оригинально по резкости ответов. Он и Торсон,: может, более всех подсудимых высказали самодержавному владыке самые горькие истины. На вопросный пункт "Что побудило Вас вступить в тайное общество?" он поместил между множеством причин такой отвратительно верный портрет нравственности того человека, который принимал скипетр для управления 60 миллионами, что члены суда упрашивали его переписать ответы, давая ему знать, что их будет читать сам государь.

1 (Моск. ведомости. 1862. № 218. С. 1745.)

"Тем лучше,- отвечал он,- пусть он посмотрится в это зеркало. А я,- прибавил, повторяя слова Пилата,- еже написах, написах""1. За свою правдивость и несгибаемость он, по словам М. А. Бестужева, заплатил "лишними двумя-тремя годами каторжной работы".

1 (Воспоминания Бестужевых. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1951. С. 335.)

Сказанное подтверждают и материалы следственного комитета: "С какого времени и откуда Вы заимствовали свободный образ мыслей, т. е. от сообщества ли или внушений других (лиц), или от чтения книг или сочинений в рукописях и каких именно? Кто способствовал укоренению в вас сих мыслей?"

По словам Штейнгеля, чтобы ответить на этот вопрос совершенно удовлетворительным образом, ему пришлось бы написать обширную диссертацию на тему ",,0 влиянии на образ мыслей того времени, которое протекало от последних дней Екатерины Великой до кончины Александра Первого", но это значило бы представить комитету такие вещи, которые мудрым мужам, оный составляющим, должны быть гораздо известнее, чем мне..."1

1 (Восстание декабристов, М.: Наука, 1984. Т. 14. С. 172.)

Первым, кто оказал влияние на свободный образ мыслей Штейнгеля, был камчатский генерал П. И. Кошелев, с которым он еще в детстве был дружен. Вторым был назван действительный камергер Н. П. Резанов, возглавлявший русское посольство в Японии.

Затем декабрист упомянул "весьма почтенного генерала" Бегичева, под начальством которого он служил в петербургском ополчении в Отечественную войну 1812 г. и который с большим доверием и лаской относился к нему, "как то и письма свидетельствовать могут"1.

1 (Восстание декабристов. М.: Наука, 1984. Т. 14. С. 176-177.)

Таким образом, Штейнгель не без сарказма дает понять членам следственного комитета, что зерна свободомыслия заронили в его душу герои, патриоты, наконец, высшие сановники, готовые жертвовать своей жизнью во благо своего Отечества.

На вопрос о том, чтение каких книг оказало влия-пие на развитие свободолюбивых идей, Штейнгель с гордостью отвечал: "Двадцать семь лет я упражнялся и упражняюсь в беспрестанном чтении: я читал Княжнина "Вадима", даже печатный экземпляр Радищева "Поездка в Москву", сочинения Фонвизина, Вольтера, Руссо, Гельвеция, Попе, Парни, Грекура, Пиго-Леброна и прочих". Далее декабрист отмечал, что он изучил множество произведений "потаенной" литературы, в том числе сочинения Пушкина и Грибоедова, но, чтобы не поставить под удар великих поэтов России, он подчеркивал, что эти "мелочи игривого ума" не оказали на него никакого влияния и даже впечатления, кроме "минутной забавы".

"Я,- продолжал декабрист,- увлекался более теми сочинениями, в которых представлялись ясно и смело истины, неведение коих было многих зол для человечества причиною. По совести сказать должен, что ничто не озарило ума моего, как прилежное чтение истории с размышлением и соображением. Одни сто лет от Петра Великого до Александра I сколько содержат в себе поучительных событий к утверждению в том, что называется свободомыслием! Заключаю ответ мой удостоверением комитета, что никто особенно не способствовал укоренению сих мыслей, но единственно чтение, размышление, опыт и логическое соображение вещей. К несчастью, по свойству сердца моего и души я не лицемер"1.

1 (Восстание декабристов. М.: Наука, 1984. Т. 14. С. 177.)

И, уже подписав свои показания, Штейнгель затем сделал добавление, что он упражнялся немало и в чтении естественноисторической литературы, изучал памятники литературы Древней Руси, и в особенности древние произведения Новгорода Великого.

Интерес к естественным наукам привил ему отец, Иоганн Штейнгель. Он получил образование в Лейпциг-ском университете. "Сверх познаний в правах, история и словесности он знал отлично металлургию, химию и физику. Металлургия и химия имели впоследствии великое влияние на обстоятельства жизни его"1.

1 (Записки В. И. Штейнгеля // Мемуары декабристов. Северное общество/Сост., общ. ред., вступ. ст. и коммент, В. А. Федорова. М.: Изд-во МГУ, 1981. С. 149.)

Иоганну Штейнгелю было немногим более 20 лет, когда он покинул Пруссию. В 1771 г. был принят на службу в Астраханский карабинерный полк, в котором с отличием и храбростью сражался в 1772-1774 гг. против турок. Затем он служил в Пермской губернии. В 1781 г., находясь в Екатеринбурге, он встретил купеческую дочь В. М. Разумову и вскоре тайно с пей обвенчался. 13 апреля 1783 г. у них родился сын Владимир.

Еще грудным младенцем он совершил свое первое путешествие по Сибири, из Обвы, где его отец служил капитан-исправником, до Иркутска, а в начале мая следующего года его увезли дальше на восток, поскольку отец был назначен капитан-исправником Нижнекамчатского округа. Декабрист вспоминал впоследствии: "По Охотской дороге, по коей надобно было проехать 1014 верст, меня везла матушка около себя в берестяном коробе, обыкновенно там тунтаем именуемом, который в таком случае привязывался с боку к седлу, и на нем делается сверху лучка для прикрытия покрывалом от оводов и мошек, коих там бездна. Всем-то экипаже отец ваш, милые мои дети, по первому году от рождения путешествовал по одной из самых труднейших дорог, какие есть в свете"1.

1 (Записки В. И. Штейнгеля // Мемуары декабристов. Северное общество/Сост., общ. ред., вступ. ст. и коммент, В. А. Федорова. М.: Изд-во МГУ, 1981. С. 155.)

Почти три месяца продолжался переезд до Охотска по летнику, проходившему через топи, горы, леса. Затем на утлом суденышке все семейство переправилось сначала в Большерецк, затем в Петропавловск, основанный Второй камчатской экспедицией Витуса Беринга.

Владимир Штейнгель ребенком запомнил приход в Петропавловскую гавань кораблей знаменитого французского путешественника Жана Лаперуза, который через год вместе со всеми своими спутниками погиб у Соломоновых островов, и встречу с участниками Северо-Восточной экспедиции И. И. Биллингса, в частности с вице-адмиралом Г. А. Сарычевым. Но, пожалуй, самое яркое впечатление на мальчика произвело многолетнее и тесное общение с первопроходцами - простыми русскими людьми. Впоследствии он опубликовал "Заметки старика", в основном посвященные начальному периоду деятельности русских промышленников на севере Тихого океана, которые на утлых шитиках ходили на Командоры, Алеутские и даже Сандвичевы острова.

Эти плавания Штейнгель расценивал как целую эпоху в познании и освоении островов северной части Тихого океана и северо-западных берегов Америки, на которые русские ступили первыми и первые их картировали. "За всем тем,- писал Штейнгель,- смелые предприимчивые промышленники на таких судах и с такими кормчими, говоря словами Ломоносова, более дерзостью, нежели счастьем, предводимые, вступали в обладание океана и ярых ветров. Оставляя за собою туманное море Охотское, они пробирались по грядам островов Курильских и Алеутских и производили промыслы"1.

1 (Сев. пчела. 1861. № 71. С. 81.)

Зимой 1790 г. семья Штейнгелей переехала в Тагильскую крепость. "Тут в ожидании лета отдали меня учиться читать часослов и псалтырь к безграмотному дьячку, который казался мне тогда великим мудрецом,- вспоминал Штейнгель.- И между тем я резвился с простыми казачьими и камчадальскими ребятишками, перенимая их наречия и навыки"1.

1 (Записки В. И. Штейнгеля. С. 160.)

Летом 1790 г. на судне Г. И. Шелихова, одного из будущих основателей Российско-Американской компании, семья Штейнгелей отправилась с берегов Камчатки в Охотск, Плавание продолжалось очень долго. Вышли запасы продуктов. Почти по осталось воды. Путешественники терпели голод и жажду. Не доходя 20 миль до Охотска, судно попало в полосу мертвого штиля. Тогда Иоганн Штейнгель со всей семьей высадился на дикий берег и отправился пешком в Охотск, но вскоре речка Мариканка преградила путь. Долго искали брод и, не найдя его, смертельно усталые заночевали на ее берегу. Утром, на рассвете, они были разбужены громкими голосами. "Радость была неописанная", когда путешественники узнали, что Шелихов прислал байдару с запасом булок, сахара и чая. Путешественники в тот же день добрались до конечной цели своего похода.

В Охотске наняли лошадей, изготовили вьюки для дальней дороги и в солнечный погожий день отправились в Якутск в сопровождении двух якутов и одного казака. Путешествовали без особых приключений. Только однажды лошадь, на которой ехал Володя, увязла передними ногами в тине и сбросила с себя незадачливого седока. "Она,- вспоминал Штейнгель,- задела мне копытом рот, не тронув, впрочем, зубов. Однако от удара рот мой сильно опух и покривился на левую сторону, и я с неделю был криворотым. Ни от чего я так не плакал потом, как от воображения, что навсегда таким останусь. Можно представить, в каком положении было сердце матери и отца, пока они видели меня в грязи подле ног бьющейся лошади. Проворству казака и якутов единственно я обязан спасением"1.

1 (Записки В. И. Штейнгеля. С. 163.)

0

9

По дороге из Якутска на запад Владимир Штейнгель переболел оспой. В Иркутске начал учиться. За неимением средств на домашнее образование будущий декабрист почти целый год занимался в губернской школе. Следует заметить, что семья Штейнгелей постоянно бедствовала, невзгоды и неудачи все время преследовали отца.

В конце концов родители решили определить сына в закрытое учебное заведение. Мальчик тяжело переживал разлуку и только позже смог оценить, что сделали для него мать и отец, отправив учиться в Петербург. Сначала хотели было устроить Володю в "артиллерийский корпус, но в том не успели", затем остановились па Морском кадетском корпусе в Кронштадте, хотя ребенок не испытывал большого желания стать морским офицером. Дело в том, что, когда проезжали через Москву, кто-то рассказал о приволье кадет сухопутного корпуса и "воспламенил юную мою голову в пользу сего корпуса". Штейнгель признавался: "Мне страшно хотелось быть армейским".

Итак, 14 августа 1792 г. Штейнгель стал воспитанником Морского кадетского корпуса. "Содержание кадет,- вспоминал декабрист,- было самое бедное. Многие были оборваны и босы. Учителя все кой-какие бедняки и частию пьяницы... В ученье не было никакой методы... О словесности и других изящных науках вообще не помышляли. Способ исправления состоял в истинном тиранстве. Капитаны, казалось, хвастались друг перед другом, кто из них бесчеловечнее и безжалостнее сечет кадет"1.

1 (Записки В. И. Штейнгеля. С. 174.)

Правда, Штейнгелю с учителями и наставниками повезло. Они обратили внимание на выдающиеся способности кадета в точных науках и всячески поощряли его увлечение навигацией, астрономией, математикой. 9 мая 1795 г. ему было присвоено звание гардемарина. Еще более повезло с товарищами. "На учебную скамейку сел рядом с Беллинсгаузеном",- писал впоследствии Штейнгель1.

1 (Восстание декабристов. Т. 14. С. 156.)

В 1796 г. Морской кадетский корпус перевели из Кронштадта в Петербург. Впоследствии в показаниях следственному комитету Штейнгель писал, что исповедуемые "им либеральные идеи не имели корней ни в казенном образовании, ни в 11-летней службе во флоте в такое еще время, когда соблюдалась самая строжайшая субординация даже в частном обращении"1.

1 (Записки В. И. Штейнгеля. С. 181.)

О последних двух годах учения в Морском корпусе у Штейнгеля, который сидел рядом с будущим первооткрывателем Антарктиды Ф. Ф. Беллинсгаузеном, остались самые светлые воспоминания. С особым усердием он занимался высшей математикой и изучал теорию кораблевождения. "Преподавателем,- вспоминал декабрист,- был незабвенный кротостию и добротою Платон Яковлевич Гамалея, у которого самый строгий выговор заключался в словах: "Экой ты, братец, печатной". Я у него был первым по классу и после старших унтер-офицеров первым вышел и по выпуску"1.

1 (Записки В. И. Штейнгеля. С. 181.)

Гамалея воспитал целую плеяду моряков, которые связали свою судьбу с движением декабристов. По словам Штейнгеля, выдающийся ученый Гамалея неусыпными трудами своими в образовании воспитанников Морского кадетского корпуса и своими сочинениями оказал русскому флоту незабвенные услуги. "Рвение его в сих благонамеренных подвигах было столь велико, что он, преждевременно потеряв свое здоровье, принужден был удалиться в уединение, но он и в оном не мог уже возвратить потерянных сил своих. Вскоре смерть похитила его ко всеобщему сожалению всех тех, коим известны были его добродетели, его ум и его глубокие по части высшей математики познания... Русский флот в позднейшие времена с благодарностью и удивлением будет произносить его имя. Сколько же почитать должны память его те, которые, подобно мне, имели счастье пользоваться изустными его наставлениями"1.

1 (Штейнгель В. И. Опыт полного исследования начал и правил хронологического и месяцесловного счисления старого и нового стиля. СПб., 1819. С. 8-9.)

Окончив в 1799 г. Морской корпус, Штейнгель плавал мичманом на судах Балтийского флота, посетил Голландию и Англию. Все свободное время он отдавал самообразованию, а спустя много лет на вопрос членов следственного комитета отвечал так: "Первоначальный предмет мой был - науки, до мореплавания относящиеся, ни о каких других предметах, даже о русской словесности, я не имел понятия, но с самой юности чувствовал жадность к приобретению познаний и потому читал все, что только ни попадалось"1.

1 (Восстание декабристов. Т. 14. С. 176.)

В 1803 г. Россия отправила первую экспедицию вокруг света на кораблях "Надежда" и "Нева", которыми командовали опытнейшие моряки Иван Федорович Крузенштерн и Юрий Федорович Лисянский. На "Надежде", которая уже побывала на Камчатке и в Нагасаки, где велись переговоры об установлении дипломатических и торговых отношений между Россией и Японией, находился близкий товарищ Штейнгеля по кадетскому корпусу Ф. Ф. Беллинсгаузен.

"В 1805 году,- вспоминал Штейнгель,- мне был вверен новый транспорт "Охотск" и предписано доставить в Петропавловскую гавань провизию для корвета "Надежда", долженствующего возвратиться из Японии. Вместе с тем посылались и депеши к капитану Крузенштерну со вручением ему первого ордена Св. Анны 2-й степени. В этот раз я был самым радостным вестником, как об этом упомянуто и в путешествии Крузенштерна..."1

1 (Записки В. И. Штейнгеля. С. 183.)

В "Записках старика" декабрист снова возвращается к встрече с участниками Первой русской кругосветной экспедиции: "Меня приняли с отверзтыми объятиями как самого приятного вестника. Сверх того, я нашел тут, как говорится, однокашника по учению и гардемаринству Фаддея Фаддеевича Беллинсгаузена, впоследствии знаменитого мореплавателя к Южному полярному кругу и адмирала"1. А в письме своему другу М. А. Бестужеву Штейнгель писал 29 января 1859 г.: "Да, вообрази, в бумагах у детей нашлось письмо ко мне от Крузенштерна в 1811 году, в котором хвалит мои мысли о Камчатке и благодарит за них, уведомляя, что участь местных жителей будет облегчена. Я это принял как аттестат с того света"2.

1 (Сев. пчела. 1861. № 71. С. 282.)

2 (Штейнгель В. И. Записки, письма. Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1985. С. 432.)

На возвратном пути из Петропавловска в Охотск судно Штейнгеля попало в жестокий шторм, который длился долгих 17 суток. "Охотск" благополучно миновал первый Курильский пролив. Охотское море встретило моряков неистовым северо-западным ветром со снегом. Штейнгель решил искать убежище в реке Воровской, в которую казенные суда никогда не заходили. Штейнгель, благополучно пройдя через бар реки, остался на зимовку вблизи небольшого острожка, состоявшего из 12 изб. С наступлением зимы Штейнгель отправил доверенные ему депеши Крузенштерна в Охотск. В навигацию следующего года Штейнгель возвратился в Охотск.

На несколько лет он задержался в Иркутске, где представил гражданскому губернатору Н. И. Трескину обстоятельную записку о Камчатке. "Доставленные мною сведения,-вспоминал Штейнгель,- понравились и доставили мне свободный доступ в кабинет его превосходительства. В губернии, и еще Сибирской, это имеет свое значение... Несмотря на мое мичманское ничтожество, мне удалось, однако же, привесть Иркутское адмиралтейство и команду в совершенно новый вид... Это обратило на меня общее внимание"1.

1 (Записки В. И. Штейнгеля. С. 188.)

Затем Штейнгель обследовал все Забайкалье, не подозревая, что через два десятилетия оно станет местом его заточения. Он побывал в Приморском крае, результатом знакомства с которым явился один из важных географических проектов. "Мысль об Амуре,- писал Штейнгель М. А. Бестужеву 10 мая 1849 г.,- занимала меня с 1809 года, когда я в первый раз увидел Ингоду и Шилку. В 14-м году я говорил с Николаем Семеновичем Мордвиновым, и он не противоречил мнению моему о возможности предварительной экспедиции на Амур... для описи его, и особенно устья"1.

1 (Штейнгель В. И. Записки, письма. с. 273.)

Он побывал на Амуре. В Кяхте в доме директора местной таможни действительного статского советника Вонифатьева Штейнгель встретился со своей будущей женой. Предложение Владимира Ивановича было принято, однако тесть поставил одно условие: зять должен оставить морскую службу. Штейнгель отправился в Петербург и в 1810 г. получил в чине капитан-лейтенанта отставку "за болезнью". Сибирский генерал-губернатор И. Б. Пестель (отец декабриста П. И. Пестеля) определил Штейнгеля своим чиновником по особым поручениям и отправил в Сибирь за невестой.

"В конце 1811 года,- вспоминал Штейнгель,- великолепная комета, наводившая тревожное ожидание на все умы, светила на северо-западе. Безотчетные страхи оправдались войной ужасною"1. Как только весть о вторжении наполеоновских войск в Россию дошла до Петербурга, Штейнгель оставил службу в Министерстве внутренних дел и "явился в ряды защитников Отечества". В чине штаб-офицера он в составе 4-й дружины петербургского ополчения участвовал в Отечественной войне 1812 г. и в заграничном походе, о чем впоследствии рассказал в книге "Записки о С.-Петербургском.ополчении". За боевые подвиги под Полоцком и Чашниками на реке Березине награжден орденом Св. Анны 2-й степени и двумя орденами Св. Владимира 4-й степени с бантом.

1 (Записки В. И. Штейнгеля. С. 189.)

Штейнгель участвовал и в так называемой битве пародов. 22 октября 1813 г. он писал Ф. В. Мошкову: "Спешу Вас поздравить с победою у Лейпцига, которою, кажется, несомненно судьба Европы решена и свобода ее достоверна. Слава... непобедимым россам"1.

1 (Штейнгель В. И. Записки, письма. С. 183.)

0

10

По возвращении из заграничного похода в Россию Штейнгеля назначили адъютантом и правителем военных и гражданских дел канцелярии московского главнокомандующего и генерал-губернатора А. П. Тормасова. Много сил и времени будущий декабрист отдавал составлению плана застройки сожженной Москвы и правил вспоможения разоренным жителям. Эти документы без значительных изменений были утверждены русским правительством, и Штейнгель сразу же взялся за их исполнение. К восстановлению Москвы он привлек выдающихся архитекторов Ф. К. Соколова, О. И. Бове, А. А. Бетанкура. "Москва,- писал Штейнгель,- быстро возникала из пепла и украшалась лучше прежнего. Кремль возобновился во всем величии... Иван Великий снова закрасовался своей главою, к колоколу его прибавили 500 пудов. Никольская башня, на которой так чудесно сохранился образ святителя и чудотворца Николая, возобновлена с некоторою переделкою"1.

1 (Записки В. И. Штейнгеля. С. 195.)

"Деятельность Штейнгеля в Москве продолжалась только четыре года,- писала газета "Московские ведомости" 25 сентября 1862 г.- Она была помехой ворам, грабителям и казнокрадам"1. У него появились недоброжелатели. Среди последних был обер-полицмейстер Москвы. Видя, что главнокомандующий Москвой им недоволен, Штейнгель подал в отставку. Его очернили перед высшими чиновниками. По указанию Александра I его не принимали на государственную службу.

1 (Моск. ведомости. 1862. 25 сент., № 209.)

"Я не остался без дела,- вспоминал Штейнгель,- занялся сочинением "Опыта о времясчислении", написал "Рассуждения о наказаниях"". Последняя записка свидетельствовала о глубоком возмущении будущего декабриста существовавшими в России телесными наказаниями. Она была направлена Штейнгелем председателю Тайного комитета А. А. Аракчееву, который сделал на ней пометку "читал", но не принял никаких доводов автора записки. Телесные наказания были сохранены, и благодушное намерение царского правительства "не только обратилось в ничто, но даже не помешало совершенно противному проявлению впоследствии"1.

1 (Записки В. И. Штейнгеля. С. 196.)

В 1819 г. в Петербурге был издан "Опыт полного исследования начал и правил хронологического и ме-сяцесловного счисления старого и нового стиля". По мнению советских ученых, этот капитальный труд Штейнгеля не утратил своего значения в наши дни и "во многом отвечает современным требованиям"1.

1 (Майстров Л. Е. Новаторский труд В. И. Штейнгеля по счислению и астрономии // Декабристы и русская культура. Л.: Наука, 1976. С. 348.)

Исследование включает три книги: 1. О времясчислении по солнцу; 2. О лунном времясчислении; 3. О счислениях пасхальных вообще. Книга состоит из 29 глав и небольшого предисловия, в котором автор рассматривает состояние разработки исследуемой проблемы как в Европе, так и в России. Примечательно, что Штейнгель начинает свой рассказ с оценки успехов просвещения в России. Это была излюбленная тема многих будущих декабристов, она нашла отражение в целом ряде их сочинений и в программных документах, включая устав Ученой республики.

"Успехи просвещения в любезном Отечестве нашем,- отмечал В. И. Штейнгель в начале своей книги,- своею быстротою изумляют иностранцев современников. Любовь к наукам весьма приметно распространяется; охота к чтению усиливается; влечение к приобретению познаний делается всеобщею страстью"1.

1 (Штейнгель В. И. Опыт... С. 1.)

Штейнгель подчеркивал, что развитие торговых и политических связей требует перехода от старого к новому стилю, принятому в странах Европы и Америки. Исследователь поведал, как были введены юлианский и григорианский календари и как возникла разница в исчислении времени по старому и новому стилю, что, по его мнению, представляло интерес для публики, "любящей науки и просвещение".

Автор подчеркивал важное значение для разработки отдельных вопросов рассматриваемой проблемы "классического единственного на нашем языке в сем роде творения покойного Платона Яковлевича Гамалеи" по мореходной астрономии, навигации кораблевождения. Гамалея первым обратил внимание на необходимость полного хронологического месяцеслов-ного счисления старого и нового стиля.

Взявшись за решение этой сложной научной проблемы, Штейнгель старался сделать свое повествование доступным не только специалистам, но и широкому кругу читателей. "Чувствуя сам сухость избранного мною предмета,- писал Штейнгель,- я старался, сколько возможно, объяснения о разных установлениях и правилах времясчисления и Пасхами сделать завлекательными и, даже смею сказать, нескучными. Не упустив ни малейшего обстоятельства без ясного и точного истолкования, я не оставил ничего на догадку читателей, зная по опыту, что в подобных сочинениях неясность и краткость весьма затрудняют внимание читателей и бывают побуждением к невольному закрытию книги"1.

1 (Штейнгель В. И. Опыт... С. XI-XII.)

Рассматривая историю календаря, Штейнгель отмечал, что времясчисление всегда было, как и ныне, двояким - "лунным и солнечным", причем у различных народов оно имеет свои особенности. Историю времясчисления Штейнгель разделил на три периода: первый - от "непроницаемого мрака" первобытности до юлианского летосчисления; второй - от юлианского календаря до введения григорианского стиля; третий - от реформ папы Григория XIII до нашего времени.

Рассмотрев историю времясчисления, Штейнгель ваключил, что "природа была кормилицею и вместе с тем первою во всем наставницею". Древний период безмятежности и тишины он именовал золотым веком. Первобытный человек относился к солнцу и луне как к божествам. Времясчисление, по мнению Штейнгеля, как раз и возникло из наблюдений человека над светилами, отсюда родились представления о сутках, неделях, месяцах, временах года, летнем и зимнем солнцестоянии. ""Луна народилась",- писал декабрист,- есть выражение столь же древнее, как и сам род человеческий"1.

1 (Штейнгель В. И. Опыт... С. 11.)

По словам Штейнгеля, первые наблюдения над солнцем привели древних к выводу, что год состоит из 365 дней. Утверждения некоторых западных естествоиспытателей, что это произошло во время построения Афин, он находит сомнительными, считая, что ученые Египта и Китая к подобному выводу пришли значительно раньше. "Весьма долго,- продолжал декабрист,- умы человеческие пребывали в совершенном младенчестве. В известные уже истории времена полагали еще землю плоскою и беспредельною"1.

1 (Штейнгель В. И. Опыт... С. 11.)

Штейнгель подробно останавливался на "небесных знаменьях", которые могли предвещать великие беды. Наглядным тому подтверждением могло служить появление в 1811 г. кометы Галлея - предвестницы нашествия наполеоновских войск на Русскую землю.

В изложении Штейнгелем представлений древних, по мнению советских ученых, много наивного, идеалистического, вместе с тем начиная со времен Древней Греции исторический обзор "приобретает научную достоверность"1.

1 (Майстров Л. Е. Новаторский труд... С. 343.)

Весьма интересно замечание Штейнгеля о том, что накопление наблюдений за небесными светилами позволило древним финикиянам пуститься в море. Декабрист отмечал, что успехи в астрономии влияли на развитие мореплавания, а успехи в морских походах содействовали дальнейшему развитию знаний о небесных светилах и установлению законов движения звезд.

С введением Юлием Цезарем нового календаря каждые "три года к четвертому стали прибавлять лишние сутки, считая в таком случае год в 366 дней". Любопытно, что, даже рассматривая времясчисление, Штейнгель его историю непременно связывал с общим развитием науки и просвещения. При этом он подчеркивал, что тиранство властителей Рима тормозило прогресс, в то время как демократия способствовала развитию наук и литературы. В частности, именно в так называемый золотой век Рима Птолемей, занимаясь созерцанием небес, "изъяснил первый систему мира".

А в конце XV столетия явился великий Коперник, который, углубившись в познание движения небесных светил, опроверг совершенно систему Птолемея и в творении своем об обращении тел небесных объяснил истинную систему мира и тем самым возбудил ненависть богословов западной церкви.

Далее Штейнгель подробно остановился на том, как был исправлен юлианский календарь и установлен новый, получивший название "григорианский". Приверженцем системы Коперника стал знаменитый Галилей, который, как писал Штейнгель, "как бы нарочно к посрамлению перед потомством гонителей открытием Юпитеровых спутников сделал для мореплавания и географии навеки незабвенную услугу. Он, изобретя телескоп, столько прилепился посредством сего орудия к созерцанию небес, что наконец лишился совершенно зрения. Относительно сего великого мужа можно сказать, что и астрономия может похвалиться своим страдальцем"1.

1 (Штейнгель В. И. Опыт... С. 34.)

Переходя к истокам древней отечественной астрономии, Штейнгель рассмотрел основные языческие праздники славян (Купала, Ярило и др.). Исследователь отмечал, что это дает основание предполагать, что торжества весны, лета, осени, зимы были установлены с учетом астрономических знаний древних славян и "что предки наши на видимое годовое движение солнца обращали также особенное внимание"1.

1 (Штейнгель В. И. Опыт... С. 37.)

0


Вы здесь » Декабристы » ПУБЛИЦИСТИКА » В.М. Пасецкий. "Декабристы-естествоиспытатели".