Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » СЛЕДСТВИЕ. СУД. НАКАЗАНИЕ. » Ответ декабристов на анкетный вопрос о зарождении вольнолюбивых мыслей


Ответ декабристов на анкетный вопрос о зарождении вольнолюбивых мыслей

Сообщений 1 страница 10 из 38

1

Ответ декабристов  на седьмой вопрос следственной анкеты

=====================

С котораго времяни и откуда заимствовали первыя вольнодумческия и либеральныя мысли т. е. от внушения ли других, или от чтения книг, и каким образом мнения сего рода в уме вашем укоренялись?

=====================

0

2

Павел Иванович Пестель

 

Я никакого Лица не могу назвать, кому бы я мог имённо приписать внушение мне первых вольнодумных и Либеральных мыслей, и точнаго времени мне определить нельзя когда они начали во мне возникать: ибо сие не вдруг сделалось, а мало по малу и с начала самым для самаго себя неприметным образом. Но следующим образом честь имею Комитету о том доложить с самою чистосердечнейшею полнейшею откровенностью. — Когда я получил довольно основательные понятия о Политических Науках, тогда я пристрастился к ним. Я имел пламенное Рвение и Добро желал от всей Души. Я видел что Благоденствие и Злополучие Царств и Народов зависит по большой части от Правительств, и сия уверенность придала мне еще более склонности к тем Наукам, которыя о сих предметах разсуждают, и путь к оным показывают. Но я с начала занимался как сими науками, так и вообще чтением Политических Книг со всею кротостию и без всякакого вольнодумства с одним желанием быть когда-нибудь в свое время и в своем месте полезным слугою Государю и Отечеству.
Продолжая таким образом заниматься начал я потом уже разсуждать и о том: соблюдены ли в Устройстве Российскаго правления, правила Политических Наук, не касаясь, однако же еще Верьховной власти, но размышляя о Министерствах, местных правительствах, частных начальствах, и тому подобных предметах. Я при сем находил тогда много несообразностей по моим понятиям с правилами Политических Наук и начал разные предметы обдумывать: какими постановлениями они могли бы быть заменены, пополнены или усовершенствованы. Обратил также мысли и внимание на положение Народа, причем рабство крестьян всегда сильно на меня действовало, а равно и большия преимущества Аристокрации, которую я щитал так сказать стеною между Монархом и Народом стоящею и от Монарха ради собственных выгод скрывающею истинное положение Народа. К сему стали в мыслях моих в прочтении времени присоединяться разные другие предметы и толки. Как то: преимущества разных присоединенных областей, слышанное о военных поселениях, упадок торговли, промышленности и общаго Богатства, Несправедливость и подкупливость Судов и других Начальств, тягость военной службы для солдат и многия другия тому подобные статьи, долженствовавшия по моим понятиям составлять предмет частных Неудовольствий и чрез коих всех совокупление воедино представлялось моему Уму и Воображению целая Картина Народного Неблагоденствия. Тогда начал во мне возникать внутренний Ропот противу Правительства. Возвращение Бурбонского Дома на французский престол и соображения мои в последствии о сем произшествии могу я назвать епохою в моих политических мнениях, понятиях и образе мыслей; ибо начал разсуждать что большая часть Коренных Постановлений введенных Революциею при Ресторации Монархии сохранены и за благия Вещи признаны, между тем как все возставали против Революции и я сам всегда против нее возставал. От сего суждения породилась мысль, чо Революция, видно не так дурна как говорят и что может даже быть весьма полезна, в каковой мысли я укреплялся тем другим еще суждением что те Государства, в коих не было Революции продолжали быть лишенными подобных преимуществ и учреждений. Тогда начали сии причины присовокупляться к выше уже приведенным и начали во мне рождаться, почти совокупно, как конституционныя так и Революционныя мысли. Конституционныя были совершенно Монархическия а революционные были очень слабы и темны. Мало по малу стали первыя определительнее и яснее, а вторыя сильнее. Чтение Политических книг подкрепляло и развивало во мне все сии мнения, мысли и Понятия. Ужасныя произшествия бывшия во франции вовремя Революции заставляли меня искать средство к избежанию подобных, и сие то произвело во мне в последствии мысль о Временном Правлении и о его Необходимости, и всегдашния мои толки о всевозможном предупреждении всякакого междоусобия.
От Монархического Конституционнаго образа мыслей был я переведен в Республиканской, главнейшее следующими предметами и соображениями: - Сочинение Детюдетраси на французском языке очень сильно подействовало на меня. Он доказывает что всякое правление, где Главою Государства есть одно Лицо; особенно ежели сей Сан наследственен, неминуемо кончится Деспотизмом. – Все Газеты и Политическия Сочинения так сильно прославляли возрастание Благоденствия в северных Американских Соединенных Штатах, приписывая сие Государственному их Устройству, что сие мне казалось ясным доказательством в превосходстве Республиканского Правления.
Новиков говорил мне о своей Республиканской Конституции для России, я еще спорил тогда в ползу Монархической а потом стал его суждения себе припоминать и с ними соглашаться. Я вспоминал блаженныя времена Греции когда она состояла из Республик и жалостное ея положение потом. Я сравнивал Величественную Славу Рима во дни Республики с плачевным ея уделом под правлением Императоров. История Великакого Новгорода меня также утверждала в Ресзепубликанском образе мыслей.
Я находил что во франции и Англии, Конституции суть одне только покрывала никак не воспрещающия Министерству в Англии и Королю во Франции делать все, что они пожелают, и в сем отношении я предпочитал Самодержавие таковой Конституции ибо в Самодержавном Правительстве, разсуждал я, Неограниченность Власти открыто всем видна, между тем как в Конституционных Монархических тоже существует неограниченность хотя и медлительней действует, но за то и не может так скоро худое исправить. Что же касается до обеих Палат, то оне существуют для одного только покрывала. – Мне казалось что главное стремление ныняшнего века состоит в борьбе между Массами Народными Аристокрациями всякаго рода, как на Богатстве так и на правах наследственных основными. Я судил, что сии Аристокрации сделаются наконец сильнее самаго Монарха как то в Англии, и что оне суть главная препона Госудаорственному Благоденствию и притом могут быть устранены одним Республиканским образованием Государства.
Происшествия в Неаполе, Гишпании и Португалии имели тогда большое на меня влияние. Я в них находил по моим понятиям неоспоримыя доказательства в Непрочности Монархичесих Конституций и полныя достаточные причины к Недоверчивости к истинному согласия Монархов и Конституции ими принимаемыя. Сии последния соображения укрепили меня весьма сильно в Республиканском и Революционном образе Мыслей.
Из сего изволит Комитет усмотреть что я в сем образе Мыслей укреплен был как чтением Книг, так и толками о разных событиях; а также и разделением со мною сего образа Мыслей многими сочленами общества. Все сие произвело что я сделался в душе республиканец, и ни в чем не видел большаго Благоденствия и высшаго Блаженства для России, как в республиканском правлении. Когда с прочими членами, разделяющими мой образ мыслей, разсуждал я о сем предмете то представлял себе живую картину всего щастия, коим бы Россия по нашим понятиям тогда пользовалась, входили мы в такое восхищение и сказать можно восторг, что я и прочие готовы были не только согласиться но и предложить все то, что содействовать бы могло к полному введению и совершенному укреплению и утверждению сего порядка Вещей, обращая при том же большое внимание на устранение и предупреждение всякаго безначалия, безпорядка и междоусобия, коих я всегда показывал себя самым ревностнейшим врагом.
Объявив таким образом в самом откровенном и признательном изложении весь ход либеральных и вольнодумных моих мыслей справедливым будет прибавить к сему, что в течении всего 1825 года стал сей образ мыслей во мне уже ослабевать и я предметы начал видеть несколько иначе, но поздно было уже совершить благополучно обратный Путь. Русская Правда не писалась уже так ловко как прежде. От меня часто требовали и ею поспешить и я за нее принимался, но работа уже не шла и я ничего не написал в течении целаго года а только прежде написанное, кое где переправял. Я начинал сильно опасаться междуусобий и внутренних раздоров и сей предмет сильно меня к цели нашей охладевал. В разговорах иногда однако же воспламенялся я еще, но не на долго, и все уже не то было, что прежде. Наконец опасения что общество наше открыто Правительством привело меня опять несколько в Движение, но и тут ничего положительного неделал и даже по Полку оставлся на сей щет в совершенном бездействии до самаго времени моего арестования.

Детюдетраси - имелся ввиду -  Антуан-Луи-Клод Дестют, граф де Траси (фр. Antoine-Louis-Claude Destutt, comte de Tracy, 20 июля 1754, Парей-ле-Фрезиль в Бурбонне — 9 марта 1836, Париж) — французский философ, экономист, политический и общественный деятель, лидер движения «идеологов»[fr], создатель слова «идеология». Член Французской академии, Академии моральных и политических наук, Американского философского общества, пэр Франции, кавалер и командор Почётного легиона.

0

3

Иван  Иванович Горбачевский 

Так как я обязан всем своим нещастием братьям Борисовым то они больше никто мне сии преступные мысли вложили. Когда я возвратился из С. Петербурга в роту 1821 года, то они все меры употребили поколебать меня, два года они немогли со мной ничего зделать, наконец заслужив мою доверенность, дружбу и преданность а особливо Петр Борисов, заплатили засие мне жестоко. К моему нещастью они от меня неотствали, и всегда доставалось на Квартирах стоять. Они видя что меня трудно поколебать, и чтобы внушить вольнодумческия мысли самым далеким образом начели приводить свой Замысел в действие. Они видели что прямо открывши мне, ничего б со мной незделали, а заслужили б одно презрение, два года употребили на сие и меня поразили. Они не имели никакой надо мной жалости, ибо знали что я имею дряхлаго отца Которой требует моей помощи, они совершенно знали мои мысли мою преданность к Государю и к своему долгу, они знали чем я занимаюсь, как я воспитан, и что я знаю, следовательно имели ли они Бога в душе своей так жестоко, так обманчиво поступить с человеком Которой никакого зла им несделал и нежелал; я никогда не слыхал ни об обществах ни об таких людях, которые затеивают такие дела, даже не мог вообразить и не воображал можно ли когда нибудь другие мысли иметь, кроме тех Которые получил от родителей и моих наставников. Они меня всему учили, все разсказывали, оне поселяли (и первые поселили) во мне вольнодумческия мысли, безпрестанно уверяя что все сие из дружбы. Но все, что ни употребляли ничего не могли зделать, чрез два года почти петр Борисов заслуживши все доверие и я Его неподозревая ни в чем довершил так сказать свое торжество надо мною, принял в славянское общество, тогда обязавши меня оне начали жесточе со мной поступать. Ежели б я прежде их подозревал что оне принадлежат к какому либо обществу, или бы оне чрез неосторожность как нибудь проговорились, то никогда бы им неудалось бы меня принять, но он разом поразил меня, тогда истинно они взяли верх, и что хотели то со мной и делали.
Я никогда никаких книг не читал чтобы могли так человека довести, даже незнал сочинителей сих и незнал об чем они Писали. Сначала Борисов сам сочинял стихи и прозу и давал читать свои листочки о разных материях, но которые всегда были вольнодумческия, потом выучившись в один год французскому языку так что мог всякую книгу легко переводить он давал нам читать свои переводы из вольтера и Гельвеция некоторые статьи, больше я никаких книг и ничего не читал. Ежели же и в Коренялись у меня сии мысли, то единственно от того что он всегда со мной находился; без него я был совсем другой человек, все сие подтвердят, он даже упрекал меня безпрестанно что я занимаюсь книгами теми которые писаны на русском языке, всегда хотел чтобы я учился французскому языку, единственно для того чтобы мог читать такие книги какие он читает, ежели я отлучался, то он после чего спрашивал, что я делал, и я должен был пред ним лгать, чтобы избавиться от упреков и насмешек Его: он меня со всеми познакомил, никогда бы я незнал Бестужева ежели б не он, никогда бы я небыл у него, ежели б неподстрекнул к тому Борисов, сими знакомствами он довершил мою погибель и в коренял чрез сие более еще мысли; одним словом я бы всегда был щастлив и был бы утешением и подпорою дряхлому отцу ежелиб я их незнал, я хотел единственно для подпоры отца выйти в оставку и трудами приобретать себе отцу и семейству, они от сего меня отклонили и я их послушался; я хотел судьбу соединить свою и быть тоже подпорою одному семейству, оне и того меня лишили, словом сказать, им все было принесено, потом Бестужев довершил их торжество, - все чрез Борисова делалось, все по его примеру, все по Его совету, наконец я должен сказать что брат Его (Андрей) не стыдился хвалится пред всеми именно сими словами, которые кленусь моим Создателем в содрогание меня приводят, «что два года не могли меня поколебать, наконец доказали что Борисовы все могут зделать» он даже все сие мне вглаза говорил, не стыдился сего говорить, что я так добр, что хоть у меня последнюю вещь возьми, то я ни слова нескажу, - знавшим мое сердце и мое положение, оне заплатили мне – нещастием. Я был в таком заблуждении так легковерен, что то, что они ни говорили единственно из добродушия, дружбы верил, тем более что я не знал в опровержение ничего им говорить, не имевши сведений таких, чтобы с ними спорить, и им противустать, я был слаб, они не стыдились мне в глаза смеятся что они со мной зделали, не стыдились говорить что они все зделали, и всех кто был замешан в бригаде поколебали. – Сохрани меня Бог ежели я хоть слово лишнее сказал, сие есть истинно и все подтвердят кто знает.

0

4

  И.Д. Якушкин

Я ни как не припомню, чтобы кто нибудь имянно, или чтение каких-нибудь книг исключительно, возбудили во мне свободный образ мыслей.
Пребывание во время похода за границей вероятно в первый раз обратило внимание мое на состав общественный в России и заставило видеть в нем недостатки. По возвращении из-за границы Крепостное состояние людей представилось мне, как единственная преграда сближению всех сословий и вместе с сим общественному образованию в России. — Пребывание некотораго времяни в Губерниях и частныя наблюдения отношений помещиков с крестьянами более и более утвердили меня в сем мнении. — В первом показании моем Высочайше учрежденному Комитету я объявил каким образом я был один из первых которые согласились учредить тайное общество. — Я не смею сказать чтобы сообщество или внушения кого нибудь имянно, гораздо вероятнее молодость, необузданная пылкость нрава, страсти и вместе с сим ощущаемый какой то избыток жизни, заставляли меня забывать все обязанности и предаваться нелепому и преступному негодованию на Правительство.

0

5

И. М. Спиридов 

Здесь должен я изъяснить с полным чистосердечием, с открытою откровенностью не о делах, или действиях, но о тайных, сердечных, сокровенных помышлениях, которые ни кто больше, как Несозданный, Создавший все видит во всех во всем их обнажении; и так призвав его помощь излию Высочайше учрежденному комитету всю правду: не смею роптать ни на кого, чтобы кто мне внушал, или внушил волнодумческия и Либеральные мысли; не смею сказать чтобы Бестужев или Муравьев или иной кто родил их во мне, ибо я не знав о Конституции и совершенно ни о чем, говорил прежде о составлении Законов в одно целое, о некоторой свободе Крестьян, о улучшении Салдатцкакого быту; следовательно уже корень сих мыслей был прежде моего с ними сообщества; но к величайшему моему бедствию они умели сделать так сказать прививку порочную, преступную: - нет, ни кто их не внушал; - безпрестанное чтение различных книг дало семя тому порочному корню, - далее должен по всей истинне сказать, наблюдение в нижних частях правительства то есть в перьвых судах судопроизводства, состояние крестьян в принадлежности Крепостном и обращение осмелюсь доложить некоторых с Салдатами, дало повод пре вратному уму какой только имею чрез семя книг судить о вещах в ошибочном виде; - вот что вгнездило непозволительныя мнения; наступил ужасной час судеб Божиих; час ниспосланный благостию его для погибели моей за многии и разные пороки и грехи и соделал меня преступным злодеем. – Служа большею частью в Армии, квартируя в домах у самих Крестьян признаюсь: входя в подробной разбор их положения, видя обращение с ними их Господ часто я ужасался и виноват причину сему находил в принадлежности их; в Малороссии видил в одной и тойже деревне казеннаго жителя изобилующего во всем, а Господскаго томящегося в бедности; потом сделал переход в Житомирскую Губернию, более был приведен в скорбь общею бедностию поселян; - видил там, что продородная сия Губерния отдает дань одним владельцам, видил неусыпную деятельсть хлебопашца, плоды которой служили к обогощению их Панов, видил неизчислимые богатства хлеба на токах их, а у поселян к окончанию года недоставало ни зерном ни печеным, не токмо для продажи но даже и для пропитания; повсеместная дешевизность далеко чтоб служила им в пользу, ибо непременное принуждение покупать всего необходимаго в домоводстве в Корчмах у Евреев ввергала их в бедную нищету. – Сознаюсь мое сердце содрогалось, жалея их. – Различные проволочки по судам, продолжительные затяжные тяжбы, много различные и разнообразные формы ведению дел казалось мне служат к ненасытному, алчному корыстолюбию и наконец, некоторых начальствующих частьми салдат строгия не померныя взыскания осмелюсь сказать происходящиии от собственнаго произвола, как бы не были малы чином, казалось мне, что быт Салдата требует некотораго улучшения и телесное наказание ограничения; - все сие укореняло во мне мысли по самой справедливости непозволительные, но не производили никаких Республиканских идей, ибо смею без укоризны совести сказать, что я никогда не желал, никогда не имел даже в помышлении какого злодейства, или сильнаго переворота в Отечестве, и не токмо, не распространял и не поселял чего либо ужаснаго, но даже в суждениях своих ни когда не произносил о какой либо перемене; признаюся, что во время чтения делывал я выписки, переводы и излагал иногда собственные замечания на бумагу; но не только чтобы давать читать другим, но еще всячески сохранял в сокровенности, должен сознаться со всем простосердечием я желал улучшения, исправления некоторых частей Правительства, таким образом укоренялись мысли вольныя, не позволительные. – Заключу, сие точное признание душевных помышлений, что я не старался оное приносить в свое оправдание, - для меня его нет. – Кто дерзнул единожды в жизни соделаться злодеем, каким бы то образом не было, кто единожды увлечен быть сообщником не токмо стремящихся к Цареубийству, но к всякому истреблению себе подобнаго, тот без оправдания.

0

6


Петр Борисов.

Никто не внушал мне вольнодумства и Либеральных Мыслей. Чтение Греческой и Римской истории и жизнеописания великих мужей Плутарха и Корнелия Непода поселили во мне с детства Любовь к вольности и Народодержавию; впоследствии Жестокости Командиров к их подчиненным питали оную и раздували час от часу более. - в 1816 Году незадолго до Похода в Грузию той роты, в коей я тогда находился. Командир оной наказывал палками за пьянство и растрату денег Бывшего фельдфебеля, фейерверкера и рядового при сборе всей роты без рубашек, по приказу Начальника Артиллерии в Корпусе, я был до того тронут, что вышел из фронта и давал Самому себе Клятвы уничтожить наказание такового рода, хотя бы сие стоило мне жизни. Несправедливости, насилие и угнетение помещиков их Крестьянам причиняемые рождали во мне всегда подобное чувствование и укрепляли в моем уме Либеральные мысли... Я любил читать и размышлять, всякую новую мысль хотел прежде нежели сделать ее своею разобрать и доказать самому себе истину новой, но будучи ослеплен любовью к Демократии и Свободе, каждую вольную мысль находил справедливою и не мог ничем опровергнуть оной... Желание быть полезным человечеству занимало меня всегда, я положил себе за правило искал истины и думал, что образовываясь в мнениях, меня погубивших, я ищу ее и найду... Мой Родитель не старался влить в меня чрезмерной набожности, он часто говорил мне, что Богу приятнее всех жертвоприношений видеть человека честным и делающим добро, что Бог смотрит не на полные, но на чистые руки, а еще более на чистое сердце; однако ж не поселял в душе моей вольнодумства. Сомнениями же моими относительно некоторых мест Старого Завета и некоторых Обрядов, установленных церковью, о коих не говорит Иисус Христос, я одолжен некоторым французским Авторам и собственному моему рассудку, который во всем заблуждался. В моем вольнодумстве укрепляли меня притеснения многими священниками, как нашей, так и Католической церкви их прихожанам оказываемые, также как и худая мораль некоторых из них. Однако я не без веры.

0

7

Андрей Борисов

Я не нахожу в себе ни вольнодумства, ни Либеральных Мыслей, но все то, что здравый разум может внушить при безпристрастном и прилежном рассматривании вещей: всеобщий голос неудовольствия в народе, дал мне идею к размышлению, и я заметил что ето происходит от несправедливых требования правительства. С каким вы прилежанием стараетесь изыскать историю прежних моих поступков, не стем намерением чтобы уменьшить оныя; но дабы не упустить ни Малейшаго случая наказать достойно. Я откровенно объявил: что сам себя щитаю виновным против самовластного правления; но по своему рассудку ни признаю ни себя, ни кого либо из Моих товарищей. Может быть я в заблужденьи, но твердо уверен что Законы наши неправые; твердость их находится в Силе и Предрассудках. Знаю, по законам должен быть как заговорщик расстрелен, А как цареубийца четвертован; По смегчении приговоров в россии, буду приговорен конечно за первое: сослан на поселение, а за второе в каторжную работу. А Государь, верно из Сострадания Переменит на вечное тюремное заточение. Следовательно к чему еще не нужное пояснение прежних моих поступков? Ежели и за них на казываеть то есть закон (довольно их у нас) Без Суда да никто не накажется; Я же был судки Аресторван в Киеве, четверо суток находлся в Курской полиции и третью неделю нахожусь в Крепости; прошу не можно ли Зачесть хотя сие за первыя мои поступки? Я бы и в них так же чисто сердечно признался, знаю что оне, кроме Любви к Отечеству и Энтузиазму ничего немогут объявить, но неупомню.

0

8

А.П. Юшневский

Человек, который в юношестве моем, когда было мне не более 18 лет, дал молодому моему уму пагубное направление, давно уже не существует. Родом был он Италианец, находился в Российской, сперьва военной, а потом гражданской службе. Лет ему было тогда сколько упомню, под пятдесят *, Он-то, беседами своими, возбудил в легкомысленном юноше любопытство к чтению сочинений, в которых более или менее скрывались семена пагубнаго вольномыслия и которыя или давал он мне читать, или сказывал о их содержании, дабы я старался доставать оныя в последствии. В то время служил он в пограничном карантине в городе Могилеве, что при Днестре, где жили покойные мои родители и где находился я некоторое время. Сии пагубныя семена лжемыслия не образовали однакоже во мне никакого определеннаго понятия, не внушили расположения к какой либо цели. Всем, кто меня знал, известно как я служил н как исполнял обязанности мои к службе и к ближнему моему. При всем том провидению угодно было избрать жестокий путь, дабы тем несомненнее истребить во мне почерпнутыя в чтении мысли и привести к раскаянию. Явились люди, о которых я в самом начале показал, и которые, к несчастию, попали уже в тайное общество. Не имевши ни малейшаго понятия о каком либо таковом обществе, я вступил в их сочлены, увлеченный с одной стороны новостию их предложения, тем более что цель сего общества показана была в содействии к распространению просвещения, правосудия, безкорыстия и благотворения; а с другой надеждою увеличить тем круг моего знакомства в главной квартире, где в то время, то есть до половины 1819 года, я знал очень немногих, по причине моего отсутствия. Таково было пагубное начало, развернувшее во мне мало по малу семена политических заблуждений и предразсудков. Но не могу уже сказать, что бы оныя во мне укоренились, как в вопросе изъяснено; ибо кроме того совершеннаго раскаяния, которое меня терзает и в искренности коего может быть свидетелем один только Творец всевидящий, проникающий во глубину души моей, я имел уже честь объяснить в одном из ответов о намерении, какое имел я, оставить на всегда общество прежде нежели оное было открыто.

0

9


В. Л. Давыдов

Политическими Науками я долго во все не занимался и О политике не помышлял. Но тому лет семь или восемь, слыша, что все говорят о Политической Экономии, в которой я ничего не знал, и я стал оною заниматся; по том и другими известными Политическими сочинениями. Я не могу сказать чтобы кто либо внушал мне либеральные мысли. но почерпнув их в книгах, политических французских журналах, и других такого же рода сочинениях, и встретясь потом с людьми одних мнений и прежде меня еще упражняющимися сими предметами, я к несчастию моему утвердился в сих мыслях. С перьва желание блага Отечеству, вышесказанныя мнения, самолюбие, можно сказать даже мода, завлекли меня в первое общество: Союз Благоденствия. Но сей первый шаг погубил меня. Ложный стыд отстать от других, тоже самое пустое самолюбие, и, должен повторить, уверенность что общество ее имеющее ни единомыслия, ни сил ни денежных пособий, ни людей значительных ни даже и людей готовых к действию или весьма мало, ничего произвести не может кроме пустых прений, все сие побудило меня остатся в оном и к стыду моему иметь преступную слабость потакать противузаконным речам и мнениям, которыя даже в душе своей не все разделял, а наипаче исполнению коих не верил. — Теперь чистосердечное и горькое раскаяние наполняет сердце мое.

0

10

А.Барятинский

До самаго моего прибытия в Тульчин не приходили мне в ум никакия идеи либеральный и вольнодумческия, я слишком был разсеян и не читал ни тогда даже и до сех пор либеральных книг может быть какая нибудь и попалася; но я ими не занимался , но вседнявное обрашение с членами, тогда мне неизвестнаго еще общества, мало по малу вливало в меня такого роду мысли и любя искренно мое отечество я с радостью взошел в то общество которое мне казалося стремящимся ко его благу. Тогда, чувствуя себя весьма не сведующим по политическим наукам; но желая с совершенным самоотвержением и без всяких личных видов и выгод соучаствовать к достижению преступной, но прельщающей меня цели, я слепо и без прекословно повиновался тем людям, к которым я имел полное доверие.

Хотя я предпринял некогда, чтобы иметь сведенья о политических науках. которые мне совершенно чужды, перевести на французский язык "Русскую Правду", но поелику я, к моему стыду (бывши воспитан в С.-Петерб[урге] у изуитов), не знаю хорошо русский язык и не занимался чтением русских книг, - то, переведя две или три страницы, мне наскучило, и я бросил ее и никогда не читал, о чем сам Пестель может свидетельствовать. Но по разговорам между членами на ее счет я могу извлечь следующее:  что все должны быть равны перед законом, что земли должны быть разделены между крестьянами и господами, а часть оставлена для новопоселяющихся из иностранцев. Столица же должна быть Нижний, яко в сердце государства. Вот все, что могу упомнить, потому что я никогда не вникал к политическим наукам.Что касается до прокламации и катехиза, не токмо не читал. но даже не слыхал об оных.
Молодость, идея о конституции и о свободе крестьян прельстили меня, и я себя почел обязанным взойти в общество, которое мне казалося стремящимся ко благу моего отечества.

0


Вы здесь » Декабристы » СЛЕДСТВИЕ. СУД. НАКАЗАНИЕ. » Ответ декабристов на анкетный вопрос о зарождении вольнолюбивых мыслей