Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » СЛЕДСТВИЕ. СУД. НАКАЗАНИЕ. » Ответ декабристов на анкетный вопрос о зарождении вольнолюбивых мыслей


Ответ декабристов на анкетный вопрос о зарождении вольнолюбивых мыслей

Сообщений 31 страница 38 из 38

1

Ответ декабристов  на седьмой вопрос следственной анкеты

=====================

С котораго времяни и откуда заимствовали первыя вольнодумческия и либеральныя мысли т. е. от внушения ли других, или от чтения книг, и каким образом мнения сего рода в уме вашем укоренялись?

=====================

0

31

Н. Бестужев:

Бытность моя в Голландии 1815 года, в продолжение 5 месяцев, когда там устанавливалось Конституционное Правление, дало мне первое понятие о пользе законов и прав Гражданских; после того двукратное посещение Франции, вояж в Англию и Испанию утвердили сей образ мыслей. Первая же книга развернувшая во мне желание Конституции в моем Отечестве, была: О конституции Англии, не помню чьего сочинения, переведенная на Руской язык (кажется в 1805 году Г. Татищевым), и Посвященная покойному Императору Александру Павловичу. В прочем все произшествия последняго времени во всей Европе, все иностранные журналы, современныя истории и записки и даже Руские журналы и газеты, открывали внимательному читателю пользу постановления законов. Рукописей я никаких не читывал. Укоренением свободного образа мысля я никому не обязан: виденное мною на практике в других Державах, достаточно было утвердить меня в сих мыслях, присоединение же мое к Обществу, только направило к цели мои понятия и желания.

0

32

М. Бестужев:

В 1817 Году вышед из корпуса того же года я отправился во Францию с флотом под командою Вице-Адмирала Кроуна, где познакомившись со многими французскими офицерами и с путешествующими Англичанами,—я заимствовал начало свободных мыслей.
И в 1821-м Году возвращаясь из Архангельска, мы остановились в Копенгаген, где имея случай познакомится с датчанами и Англинскими морскими офицерами в обществе их, заимствованные мною во Франции понятия, более укоренились.—Сверьх того флот наш, будучи в 1812году в
Англии и наши, морские офицеры, каждогодно, посещая на военных судах Англию, Францию и другие заграничные места, получили понятие о образе тамошняго правления; и когда мне случалось слушать их разказы то они невольно питали полученные мною понятия.—И самой переворот, бывший почти во всей Европе, о котором и из руских Газет можно было почерпнуть достаточные сведения—был притчиною, что полученные мною понятия и образ мыслей—укоренялись.—
Более ни кто, не способствовал к укоренению во мне сих мыслей.

0

33

К. Торсон:

В 1817 году был 1-ый раз во Франции, потом 1819, 820, 821 в Англии, Бразилии, Португалии; в сих местах особенно обращал внимание на все предметы, относящиеся до флота, причем натурально замечал также и гражданские учреждения. Занимаясь и любя особенно военную службу, я сравнивал состояние иностранных флотов с нашим; ревнуя пользам отечества, я употреблял все меры действовать к общему благу прямым и законным образом, видев во всем совершенно противное течение дел; испытав собственным опытом немозможности принести пользу и испытав наглую несправедливость, мысли мои были доведены до того положения, что я вступил в общество. Вот причины, которые ввели мои мысли в преступления, я знаю, что сие не служит к оправданию, но обьявляю, потому что желаю, чтоб взяли меры и не допустили других, подобно мне ревнующих общему благу, испытывать такие же несправедливости и сделаться подобно мне…

0

34

В. Кюхельбекер

Не могу с точностию сказать когда и как родился во мне свободный образ мыслей. Я развился очень поздно: до Лицея я был ребенком и едва ли думал о предметах Политических. – По выпуске из онаго до самаго моего Пушествия за границу в 1820-ом году, - я повторял и говорил то, что тогда повторяла и говорила сплошь вся почти молодежь (и не только молодеж) – не более и не менее; между тем уверяю по чести, что я только был увлечен общим потоком и не имел никаких определенных, ясных понятий на счет предметов, которые я считал соверешнно чуждыми моих любимых занятий. – Возвратясь из за границы и заметив, что моя неосторожность мне повредила, я решился разорвать мои прежния связи и оправдать себя в глазах Правительства: чему могут служить доказательством и письма мои и разговоры мои и все мое поведение до самаго моего, несчастнаго приезда в С. Петербург, где я, в наказание, как полагаю за грехи мои, за поступки неподлежащие человеческому взысканию, - был предан Провидением в руки гибели и ослепления. Брат мой может засвидетельствовать, что на Его истинно дружеское увещание быть осторожным, я ему твечал во время нашей поездки из Смоленской Губернии сюда: «у меня не будет другаго друга здесь, кроме тебя и не будет знакомых, кроме твоих приятелей». Я не обновил моих прежних связей; но во время крейсерства, в которое был откамандирован мой друг и брат, - сблизился с Рылеевым и Одоевским; но не Рылеев и не Одоевский увлекли меня: я впал в прежние заблуждения, потому что Богу так угодно было; потому что я созрел на кару и пагубу, не вняв голосу моего Господа, звавшаго меня и не устававшаго звать меня. –
Р.S. Почтенный воспитатель мой. Егор Антонович Энгельгард верно не откажется предъявить письма мои к нему; особенно я бы желал, чтоб Высочайше-учрежденный прочел да, одно, которое я написал к нему, когда переслал ему мою трагедию (я хотел ее посвятить в Бозе почивающему Государю Императору);другое, сопровождавшее первую Лекцию о Российской Словесности, читанною мною в Королевском Афинее в Париже. Эти оба письма от 1823-яго году – и надеюсь, докажут, что точно желал и хотел, нелицимерно заслужить милость Правительства.

0

35

А. Бестужев-Марлинский

Свободный образ мыслей заимствовал из книг наиболее, и восходя постепенно от мнения к другому, пристрастился к чтению Публицистов, Французских и Англинских до того, что речи в палате депутатов и haus of commons занимали меня как Француза или Англичанина. Из новых историков более всех делал на меня влияние Герен, из публицистов Бентам. Что же касается до рукописных русских сочинений, оне слишком маловажны и ничтожны, для произведения какого-либо впечатления. Мне же не случалось читать из них ничего кроме: о необходимости закоов (покойнаго Фон-Визина), двух писем Михаила Орлова к Бутурлину и некоторых блесток А. Пушкина стихами. В укоренении сего образа мыслей никого обвинять не хочу – я сам искал таких знакомств. Впрочем, хотя и не в оправдание себе скажу: что едва ли не треть русскаго дворянства мыслила почти подобно нам, хотя была нас осторожнее.

0

36

А.Одоевский:

Заимствовал я сей нелепый, противузаконный и на одних безмозглых мечтаниях основанный образ мыслей, от сообщества Бестужева и Рылеева, не более как с сего года. – Родители же мои дали мне воспитание, приличное Дворянину Русскому, устраняя от меня как либеральныя, так и вообще и всякия противныя нравственности сочинения.
Единственно Бестужев и Рылеев (а более последний) совратили меня с прямого пути. До их же знакомства, я гнушался сими мыслями.

0

37

П.Муханов:

В приобретении свободнаго образа мыслей в той малой степени которую я имею не могу винить ни лица, ни книги, оно ограничивалось весьма естественным понятием о возможности улучшения, для достижения котораго мне никогда не входили в мысль никакия средства предрасудительныя (читал я L'Economie Politique de Stordi). Сие понятие может быть несколько убедило меня вступить в общество, но будучи совершенно уверен что судя по многим актам Екатерины и Александра, и попечения их об внутреннем устройстве земли улучшения сии в ходили в их цель и что для исполнения их не нужно ни каких посторонних и частных пособий, то уверенность сия произвела во мне ту умеренность заставившею совершенно отдаляться от всех членов общества и о всех сношений с ними вскоре по вступлении в оное. Соверешнное неведение в Политических науках может быть оставило меня в низшем разряде членов а малая ревность избавила от всех влияний и сношений со старейшими. Естьли некоторые члены общества ознаменовали образ своих мыслей поступками достойными общаго упрека но сие недоказывает чтобы оне были сходны с моим образом мыслей, потому что Комитету известно что из Акта Принятия в общество невозможно было Предвидеть столь дурных последствий. Укоренение в себе чрез меру свободных мыслей и никаких своевольных и буйственных разположений я нечувствую и ни словестно ни письменно, ни на деле не доказал оных. Поведение мое достаточно изследованное Комитетом доказывает что я ничем не явил равной испорченность и сходственности своего образа мыслей с другими членами и даже во все время был вне их влияния. Не только непроповедывая свободнаго образа мыслей другим я сам по умеренности своего собственнаго, оставался в совершенной неизвестности у членов и только множа своим имянем их список не принес им никакаго содействия, ни приняв даже ни одного члена.
Заслужив в обществе имя мало ревностнаго мало привершеннаго я надеюсь что и в суде не получу не заслуженнаго повышения в достоинстве.

0

38

Михаил Сергеевич Лунин

Свободный образ мыслей образовался во мне с тех пор как я начал мыслить; к укоренению же онаго способствовал естественной разсудок

Я никем не был принят в число членов тайного общества; но сам присоединился к оному, пользуясь общим ко мне доверием членов, тогда в малом числе состоящих.

Образование общества, предположенные им цели и средства к достижению оных, не заключали в себе, по моему мнению, зловредных начал. Я был обольщен мыслию, что сие тайное политическое общество ограничит свои действия нравственным влиянием на умы и принесет пользу постепенным приготовлением народа к принятию законно-свободных учреждений, дарованных щедротами покойного императора Александра I полякам, и нам им приготовляемых. – Вот причины побудившие меня, по возвращении моем из чужих краев, присоединиться к тайному Обществу, в Москве в 1817 году.

Первые тайные политические общества появились в России в 1816 году. Постепенный же ход изменения и распространения оных мне в подробности и с точностью не известны.

По мере успехов просвещения, начали постигать в России пользу и выгоды конституционных или законно-свободных правлений; но невозможность достигнуть сего политического изменения явно понудило прибегнуть к сокровенным средствам. Вот, как я полагаю, причины, которые предшествовали и родили мысль основания тайных политических обществ в России.»
Показания М. Лунина. 8 апреля 1826 г., Варшава.
ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 355. Л. 12.

0


Вы здесь » Декабристы » СЛЕДСТВИЕ. СУД. НАКАЗАНИЕ. » Ответ декабристов на анкетный вопрос о зарождении вольнолюбивых мыслей