Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » Фролов Александр Филиппович.


Фролов Александр Филиппович.

Сообщений 11 страница 14 из 14

11


Раиса ДОБКАЧ

Люди и судьбы: Якутский губернатор Иван Крафт и другие интересные личности...

Начнем, пожалуй, с уже хорошо известного нам подпоручика Пензенского пехотного полка Александра Фролова. Осужденный по второму разряду Фролов в 1836 году вышел на поселение и оказался в селе Шушенском Минусинского округа (где, еще раз напомню, в ссылке также был Ленин... и прочие интересные личности). Через несколько лет Фролов женился на местной девице - неграмотной дочери казачьего атамана Евдокии Макаровой (которая своей красотой и природным умом еще ранее обратила на себя внимание ссыльных и одно время считалась невестой декабриста Александра Беляева - но Беляевы, наладив в Минусинске отличное хозяйство, получили разрешение вступить в военную службу на Кавказе и уехали - а девица осталась).
Брак Фроловых был счастливым, в семье было трое детей и налаженное крепкое крестьянское хозяйство. Помимо своих детей, Фроловы взяли на воспитание девочку из семьи другого ссыльнопоселенца - вот тут у нас появляются новые персонажи.

Иосиф (в разных документах также Юзеф, Йозеф или Осип) Клярнер был сослан в Сибирь за участие в так называемой "экспедиции Заливского". После поражения Ноябрьского восстания ряд осевших в эмиграции деятелей польского движения решил организовать новую попытку борьбы. Одним из организаторов стал полковник Юзеф Заливский, который представил эмигрантскому комитету И.Лелевеля (леворадикальное крыло бывших повстанцев и эмиграции) план восстания, опиравшегося на простое население. Небольшие отряды эмигрантов, вооруженные в австрийской Галиции и прусском Познаньском княжестве, должны были проникнуть на польские и литовские земли и, провозглашая там свободу и равенство, склонить крестьян и горожан к всеобщему восстанию. Начало восстания было назначено на 19 марта 1833 года.
Несколько сот эмигрантов пробрались через Германию в польские земли, находя приют в шляхетских усадьбах. Сам Заливский, прибывший первым в Галицию, подбирал командиров повстанцев, собирал деньги и оружие. Однако малочисленные партизаны не встретили сочувствия местного населения и были повсеместно схвачены. Сам Заливский отступил на территорию Австрии, где был арестован и провел 15 лет в тюрьме, после чего выехал во Францию. В Варшаве был казнен руководитель одного из отрядов Артур Завиша и пятеро его сторонников, а в Гродно - повстанческий комиссар Михаил Волович (кстати, по некоторым данным, именно после этой казни известный Михаил Николаевич Муравьев - в то время гродненский губернатор, санкционировавший казнь Воловича - получил в карму почетное прозвище "Вешателя"). Десятки участников экспедиции и их помощников из числа местного населения оказались на каторге и в ссылке. Среди них мелкий шляхтич Юзеф Клярнер был сослан на вечное поселение первоначально в Нарым Томской губернии - здесь он оказался третьим по счету политическим ссыльным, до него в Нарыме был сначала поселен Николай Мозгалевский, а затем - Павел Выгодовский. Выходцы из одного социального круга, трое молодых людей быстро подружились. Однако через несколько лет Мозгалевский и Клярнер подали прошения о переводе в местность с лучшим климатом "по состоянию здоровья" - их просьбу удовлетворили и перевели обоих в Минусинский округ, а потом и в сам Минусинск. А Выгодовский остался один в Нарыме, еще некоторое время вел переписку с бывшими товарищами - но потом, как я уже писала, почему-то затерялся и дальнейших контактов ни с кем не поддерживал.

Мозгалевский же и Клярнер оказались в составе большой дружной колонии Минусинских политссыльных (через Минусинскую ссыльную колонию за двадцать с лишним лет прошло 12 декабристов и около двух десятков польских ссыльных). Мозгалевский прибыл в Минусинск уже с огромным семейством (он был первым среди декабристов, женившийся на поселении на сибирячке), а Клярнер обзавелся семейством уже в Минусинске. Известно, что польская ссыльная среда в целом не одобряла смешанные браки, считая их даже "противными духу сохранения нации" (одной из причин обструкции было то, что дети от смешанных браков согласно законодательству обязательно должны были креститься и воспитываться в православии). Тем не менее, поскольку польских невест (было даже организовано двумя особо экзальтированными патриотками своего рода "брачное агентство" по организации приезда польских девиц к ссыльным) катастрофически не хватало, количество смешанных браков не уменьшалось. Про Клярнера, женившегося на шушенской крестьянке, в одном из товарищеских писем (выписка, сделанная властями) было сказано: "Живет очень бедно... имеет несколько детей и уродливую женушку". Клярнеры получили землю для ведения крестьянского хозяйства, делили общий покос с Мозгалевскими и всячески помогали друг другу - тем не менее, оба семейства не вылезали из крайней нужды. Из четырех детей Клярнеров (два мальчика и две девочки) одну девочку, как выше сказано, взяли на воспитание Фроловы, жившие неподалеку - те тоже не разбогатели, но тверже стояли на ногах.

Поскольку в Минусинской колонии ссыльных в основном оказались люди небогатые (те, кто был более состоятельным, в основном выехали еще раньше - как, например, Сергей Кривцов), поэтому после объявления амнистии многие не смогли сразу уехать просто из-за недостатка средств на переезд. На несколько лет задержались в Сибири Фаленберги, Киреевы (все обременные многочисленными семействами), осели в Сибири уже известные нам потомки Тютчева, Мозгалевского, Николая Крюкова (приемный сын Крюкова, сын его жены-хакаски от первого брата, Николай Сайлотов, в дальнейшем принимал активное участие в общественной жизни Минусинска, в развитии образования в регионе и в организации Мартьяновского музея).
Не сразу выехали и Клярнеры - а когда выехали и добрались до родины Клярнера в Варшавской губернии, то оказались там на содержании брата Клярнера, мелкого почтового чиновника, "сделавшись для семьи истинной обузой". Помыкавшись без денег и помощи и ощущая себя чужими в новых условиях, Клярнер со всей семьей развернулся - и махнул обратно в Минусинск. Минусинские власти в целом всегда хорошо относились к ссыльным - поэтому Клярнеры получили обратно землю, и в итоге так и остались в Минусинске, дальнейший след их детей затерялся. Кроме одной дочери - той, которая все эти годы жила в семье Фроловых.

Фроловы же выехали в Россию (на родину мужа в Керчь) раньше других потому, что Александр Фролов получил в наследство деньги от врача-декабриста Фердинанда Вольфа - в благодарность за то, что в каторжные годы Фролов был помощником Вольфа в аптеке и его медицинской деятельности. Однако незадолго до отъезда они выдали свою воспитанницу замуж за ссыльнопоселенца Павла Петровича Косованова (по какой причине он был ссыльнопоселенец, неизвестно - не обязательно политссыльный). А в 1980 году сын Павла Косованова и безымянной (имя нигде не упомянуто) дочери Клярнеров/воспитанницы Фроловых женился на дочери ссыльного поляка Ивана Крафта - Марии Крафт.

И здесь у нас снова появляются в истории новые люди. Шли годы, наступали другие времена, в Минусинском округе появилось новое поколение ссыльных. Иван Иванович Крафт, дворянин, унтер-офицер, писарь Витебского полка Динабургской внутренней стражи, был сослан в 1864 году в Сибирь на поселение "за должностное преступление сроком на 25 лет". "Его преступление состояло в лишнем и неправильном вытребовании кормовых денег и провианта на сумму 2400 рублей". Информация о происхождении Крафта противоречива: где-то его называют поляком, где-то немцем, где-то "белорусом немецкого происхождения", по одним документам он потомственный дворянин Витебской губернии, по другим - уроженец "Познаньского княжества", не очень ясно и то, было ли его преступление как-то связано с историей восстания в этом регионе (возможно, он пытался оказать помощь повстанцам). За Крафтом в сибирскую ссылку последовали "его жена Анна Дементьева, дети Мария 5 лет и сын Иван 3-х лет, веры римско-католической". В ссылке у Крафтов родилось еще трое детей. Трудовая жизнь детей небогатого ссыльного семейства в Минусинске началась рано: Иван закончил Шушенскую приходскую школу и начал свою головокружительную (как мы увидим ниже) карьеру в 12 лет в должности помощника сельского писаря, в соседнем селе с бурятским населением, здесь же изучил бурятский язык, в 1881 году переехал в Иркутск, где служил в почтовой конторе, а затем в полицейском управлении Читы. Дочь Мария поступила ученицей к портнихе (а затем, как уже видели, вышла замуж за Косованова). Еще один из сыновей служил на золотых приисках, а последний не сумел сделать карьеру, спился и умер молодым.
Постепенно отношения между Иваном-Крафтом старшим и его женой Анной стали охладевать, дети выросли, в 1884 году жена Крафта уезжает в Читу и там ее след затерялся - по воспоминаниям А.Косованова (одного из внуков Крафта), "ходили слухи, что она ушла в женский монастырь". Старик Крафт уехал к одному из своих внуков (в село куда-то под Красноярск) и там умер в 1895 году.

Сын же Крафта, Иван Крафт-младший, сделал карьеру от помощника сельского писаря - до Якутского, потом Енисейского губернатора. Первоначально ему пришлось выдержать долгую бюрократическую битву для подтверждения своего дворянского происхождения - так как он родился до ссылки отца и формально не должен был быть лишен дворянских прав, но вероятно Крафт и на родине был такой голью перекатной, что переписка длилась долго и наконец юноше было дозволено поступить на государственную службу "с причислением к третьему разряду канцелярских служащих". Во время службы в Чите Крафт женился на дочери советника губернского правления и быстро пошел в гору. В 1888 году Крафта как знатока языка и социального быта бурят губернатор Забайкальской области Я.Ф.Барабаш назначает своим советником по инородческим вопросам. После Крафт служил в Оренбурге , затем в Петербурге (где закончил вольнослушателем два курса археологического института и написал ряд научных работ по археологии и этнографии) в Министерстве внутренних дел. В 1906 году статский советник И.И.Крафт был назначен сначала исправляющим обязанности губернатора Якутской области, а через год - губернатором. В этой должности он прослужил до 1913 года и оказался удивительно деятельным и энергичным правителем.

В Якутии Крафт активно развивает сельское хозяйство: был создан сельскохозяйственный банк, поставляющий сельскохозяйственную технику, семена и зерно крестьянам; открыты сельскохозяйственные курсы. В области открываются 228 хлебных магазинов и 41 рыбный магазин. При Крафте в Якутске начали проводиться ежегодные сельскохозяйственные выставки, с 1912 года издаётся сельскохозяйственный журнал «Якутское хозяйство». В 1910 году был создан первый потребительский кооператив, а затем еще 43 кооператива.
Крафт развивает торговлю, поощряет купцов и предпринимателей. В Якутске открывается отделение Русско-азиатского банка, растет добыча золота, свинца, соли.
По Лене открылось почтово-пассажирское пароходное движение.
Во время губернаторства Крафта было проведено статистико-географическое обследование области, исследовано более 2200 хозяйств во всех улусах, все населённые пункты были нанесены на карту. Были организованы геологические экспедиции, открыты золотые россыпи, месторождения мрамора, железной руды, каменного угля, строительных материалов. По просьбе Крафта Совет Русского географического общества открыл Якутский отдел РГО.
В области были открыты приюты для слепых, глухих и умалишённых, строились больницы и фельдшерские пункты. Увеличилось число начальных школ, были открыты педагогические курсы для учителей, Крафт организовал выплату именных стипендий на обучение детей из якутских семей. По предложению Крафта Академия наук издала словари якутского языка, составленные Э.К.Пекарским (также бывшим польским ссыльным).
Крафт способствовал развитию независимой прессы, улучшал условия жизни заключенных и оказывал поддержку ссыльным. Из-за этого возник его конфликт с Иркутским генерал-губернатором, который добился перевода Крафта на службу в другой регион. В 1913 году Крафт был назначен Енисейским губернатором. В этой должности он пробыл чуть больше года. Одним из первых распоряжений нового губернатора был циркуляр о сохранении исторических памятников и архивов. Ему принадлежала идея строительства краеведческого музея в Красноярске, он же сделал один из первых взносов на строительство - 1000 рублей. Другим направлением его деятельности стала борьба с детской нищетой - была проведена регистрация малолетних нищих, устройство их в приюты и организация обучения ремеслам.
В начале 1914 года Крафт серьезно заболел и выехал для лечения, через полгода он умер в Петербурге он болезни почек.

Памятник губернатору Крафту в Якутске, установленный в 1914 году, был уничтожен советской властью. Новый памятник был поставлен только в 2001 году. Имущество Крафта перешло по наследству к одному из его племянников - Вячеславу Петровичу Косованову, сибирскому ученому, геологу и краеведу.

Теперь мы вернемся к семье Косовановых, которых оставили на том, что Мария Крафт - сестра будущего губернатора Ивана Крафта - вышла замуж за Петра Косованова - сына ссыльного Павла Косованова и дочери Клярнеров (вы уже запутались, да?). Глава семьи работал заведующим складом на винокуренном заводе, затем они еще много раз переезжали по разным городам Сибири. Брак оказался счастливым, дети стали смыслом жизни этой дружной пары - всего их было шестеро, пятеро сыновей и дочь Юлия. Семья была музыкальной - Петр Павлович "неплохо играл на флейте и гитаре, Мария Ивановна обладала небольшим, но необычайно красивым голосом". Недостаток денег помешал Косовановым дать всем своим детям хорошее образование, однако сын Александр стал известным местным педагогом, архивистом, этнографом и краеведом - это его статьи об истории декабристов в Минусинске, о Тютчевых, Мозгалевских и др. я тут периодически цитировала. Вячеслав же Косованов закончил Алтайское горное училище и затем работал геологом, горным инженером, заведовал кафедрами геологии и почвоведения в Лесотехническом и Педагогическом институтах Красноярска, являлся одним из автором и редакторов "Сибирской советской энциклопедии", автором трехтомной библиографии Красноярского края. Как и родители, Вячеслав Косованов был музыкантом-любителем: он играл на скрипке и виолончели, был участником и одним из создателей любительского струнного квартета в клубе "Красный Октябрь".

12 июля 1937 г. все участники струнного квартета были арестованы как якобы руководители краевой контрреволюционной организации. На допросах их обвиняли в том, что они собирались вместе не для репетиций, а для обсуждения контрреволюционных планов. Косованов был, кроме прочего, обвинен в том, что занимался разработками полезных ископаемых по заданию японской разведки. В 1938 году все участники квартета, включая Вячеслава Косованова, были расстреляны.

Использованы в числе прочего статьи:
А.Косованов. Годы изгнания декабристов Фаленберга и Фролова // В сб. "Декабристы в Минусинске" (ежегодник Мартьяновского музея). Минусинск, 1925.
М.М.Богданова. Жены декабристов-сибирячки // В кн.: "В сердцах отечества сынов". Иркутск, 1975.
М.М.Богданова. Декабрист Н.О.Мозгалевский и его семья // Енисей, 1952, кн.9.
Б.С.Шостакович. Ссыльные участники экспедиции Юзефа Заливского в Восточной Сибири // Ссыльные революционеры в Сибири, вып.5. Иркутск, 1980.
В.Сливовская. Сибирские тени. О польских женщинах в межповстанческих период ссылки // Сибирская ссылка, вып.1(13), Иркутск, 2000.
Н.Н.Скоробогатова. Иван Иванович Крафт - Енисейский губернатор // Сб. "Поляки в Приенисейском крае": сборник материалов. Абакан, 2005.

0

12

Раиса ДОБКАЧ

...и ещё о Фролове

На меня неожиданно  вышла любопытная информация. Подпоручика Пензенского полка Александра Фролова помните? За которым гонялись в пьяном виде Тютчев и Громницкий, угрожая ножом, пока не даст клятву убить императора?

Как ни странно, узнать нечто новое о семье Фроловых удалось благодаря коротенькому абзацу в мемуарах Юлии Эйдельман. Мемуаристка она, как многие уже поняли, неточная и субъективная. Но меня заинтересовал такой обрывок (упоминается какая-то статья в газете "Комсомольская правда" за 1987 год): "Совершенно не помню статью, о которой идет речь. Знаю только, что в ней говорилось о неблаговидном поведении декабриста Фролова, с американским праправнуком которого Ником Даниловым мы не так давно познакомились и часто общались. В это время он, обвиненный в шпионаже, был выслан из нашей страны".

"Ника Данилова арестовали потому что в Нью-Йорке был пойман советский шпион Геннадий Захаров и нужно было срочно организовать симметричный ответ с советской стороны, а никого подходящего на примете не было. Ник в тот момент как раз закончил свой срок работы корреспондентом журнала "US News & World Report", сдавал дела своему преемнику Джеффу Тримблу и перед отъездом на родину собирался посетить село Шушенское. Там полтора столетия назад отбывал ссылку его прапрадед, декабрист Александр Фролов. По иронии судьбы Фролов построил избу, в которой впоследствии поселился другой ссыльный, Владимир Ильич Ленин... (вообще-то байка о том, что Ленин в ссылке жил в избе Фролова, давно уже опровергнута Минусинскими краеведами - на самом деле в Шушенском изб много, и это была вовсе не ТА изба. - РД)
Но не будем отвлекаться. Нужен был симметричный ответ, и он был найден. Ник с самого начала работы корреспондентом в Москве был под присмотром КГБ. В какой-то момент у них там сорвало резьбу, и он даже стал официально считаться агентом ЦРУ. Не знаю, как это произошло, шиза прошибла, или метод приписок, столь распространенный во всех отраслях советского хозяйства, имел место и в этом ведомстве. Может, им премию давали за выявление шпиона или внеочередное звание.
Подослали провокатора, некоего "Мишу", который, как впоследствии выяснилось, был вовсе не Миша, а Алексей Яцковский. Романтическая натура, агент КГБ, увлекавшийся написанием блатных песен. У него даже страничка на сайте Bards.Ru есть. Не верите, посмотрите сами: http://www.bards.ru/person.php?id=7599.
Ник Данилов (вообще-то надо писать с двумя "ф": Данилофф) - человек добрый, доверчивый, легко попался в ловушку и был посажен в Лефортово, где провел целых полтора месяца, потому что американский президент ни в какую не соглашался на обмен. "Мы шпионов на корреспондентов не меняем" - сказал он, и под угрозой срыва оказался надвигающийся саммит в Рекьявике.
В конце концов при посредничестве "друга советского народа" миллиардера Арманда Хаммера дело разрешилась, советская сторона к бедному Нику добавила известного диссидента Юрия Орлова, и обмен состоялся".

Не совсем понятно, было ли дело Данилова сфабрикованным, или он действительно был шпионом ЦРУ?
И отдельно интересно, о каком неблаговидном поведении Фролова говорится в той статье (найти бы эту "Комсомольскую правду" - да как найдешь, когда ни номера, ни даты?) - о том злополучном прошении с безвременно подохшими овцами или о том печальном случае, когда нетрезвый Александр Филиппович зазвездил по морде какой-то шушенской крестьянке?

0

13

https://img-fotki.yandex.ru/get/397894/199368979.18a/0_26e796_d8b37c33_XXXL.jpg

Икона Богоматерь Черниговская. Принадлежала декабристу А.Ф. Фролову.
Россия, начало XIX века. Дерево, левкас, темпера. Из собрания Б.Г. Штейна.

0

14

https://img-fotki.yandex.ru/get/1109266/199368979.18a/0_26e791_6578e373_XXXL.jpg

А.Ф. Фролов. Акварель Н.А. Бестужева. 1836 г.

Следственное дело Александра Филипповича Фролова.

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » Фролов Александр Филиппович.