Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Е.А. Добрынина. Письма декабриста С.Г. Волконского.


Е.А. Добрынина. Письма декабриста С.Г. Волконского.

Сообщений 1 страница 10 из 37

1

Е.А. Добрынина.

Письма декабриста С.Г. Волконского.

Предисловие

«Эпистолярное наследие декабриста С.Г. Волконского уже было предметом многочисленных публикаций. Тем не менее многие его письма еще не издавались». Так писал правнук декабриста М.П. Волконский» в 1961 г. 1

Со времени выхода в свет его статьи прошло 50 лет, но до сих пор письма декабриста публиковались лишь фрагментарно. Необходимо сказать, что речь идет о письмах сибирского периода, поскольку эпистолярное наследие С.Г. Волконского до 1825 г. было опубликовано под редакцией основателя Пушкинского Дома Б.Л. Модзалевского совместно с внуком декабриста С.М. Волконским в 1918 г. 2, а также 13 писем декабриста к С.Г., М.Н. и А.Н. Волконским 1826 г. в статье Б.Л. Модзалевского «Декабрист Волконский в каторжной работе на Благодатском руднике» 3.

М.П. Волконский собирался продолжить издание эпистолярного наследия декабриста, искал и переписывал в архивах и библиотеках письма прадеда. Сохранилась его переписка 1959-1961 гг. с М.П. Султан-Шах, сотрудницей рукописного отдела Пушкинского Дома, в которой идет речь о возобновлении издания «Архива декабриста С.Г. Волконского» и подготовке 2-го тома 4. Однако этим планам не суждено было сбыться из-за кончины М.П. Волконского.

К изданию М.П. Волконский подготовил 23 письма из собрания Отдела рукописей ГБЛ, из них 20 писем к И.И. Пущину (1839-1855), одно письмо к В.П. Орлову-Давыдову (1859), одно - Г.С. Батенькову (1860), одно - к М.С. Корсакову (1862). В примечаниях к статье автор перечислил уже известные публикации писем, а также архивы, в которых хранятся неопубликованные письма С.Г. Волконского. Первым в этом списке значился архив Института русской литературы АН СССР, фонд 57.

В этом фонде, состоящем из документов семейного архива князей Волконских, насчитывается 1181 единица хранения довольно значительного временного периода - с 1751 по 1917 г. В аннотации фонда перечислены материалы С.Г. Волконского: «Заметки», статьи, замечания, заключения об освобождении от крепостного состояния помещичьих крестьян; о быте казаков, родословная князей Волконских, формулярный список, духовное завещание, переписка родственников, письма С.Г. Волконского Е.П. Ковалевскому, Н.Д. Свербееву, А.О. Стадлеру, А.Е. Тимашеву, А.Н. Хитрово и др. Письма С.Г. Волконскому: И.А. Анненкова, Г.С. Батенькова, Е.А. Бестужевой, П.А. Вяземского, М.С. Лунина, Н.Н. Муравьева-Амурского, П.А. Муханова, А.И. Одоевского, И.И. Пущина, А.Е. Розена, С.П. Трубецкого, И.С. Тургенева, П.А. Тучкова, Е.С. Уваровой, А.П. Юшневского и др. Стихотворение Е.П. Ростопчиной «К страдальцам-изгнанникам» с дарственной надписью С.Г. Волконскому. Материалы М.Н. Волконской: заграничные паспорта, свидетельства о смерти и погребении, письма М.Н. Волконской должностным лицам А.Х. Бенкендорфу, П.П. Воейкову, С.Р. Лепарскому, А.Ф. Орлову и др. о судьбе детей, о переводе С.Г. Волконского из Уриковского селения в Иркутск и др. Письмо Николая I М.Н. Волконской с повторением предупреждения, касающегося ее поездки в Сибирь. Переписка С.Г. и М.Н. Волконских по делам владения имениями и домом в Одессе. Материалы М.С. Волконского: «Рассказ из скитальческой жизни моей в Сибири», некролог С.Г. Волконскому, формулярный список, письма М.С. Волконского. Письма Е.С. Молчановой (урожд. Волконской); Г.С. Батенькова, А.В. Кочубея, Н.А. Кочубея, Е.П. Оболенского, И.С. Тургенева, Е.И. Якушкина и др. Материалы С.М. Волконского и Б.Л. Модзалевского по изданию «Архива декабриста Волконского» и др.

Даже краткая аннотация этого фонда говорит о его бесценности как источника по изучению сибирского (в том числе иркутского) периода жизни семьи декабриста, ее окружения.

Материалы этого фонда во многом послужили основой для создания монографии Н.Ф. Караш 5. Автор цитирует письма С.Г. Волконского и членов его семьи, хранящиеся в ИРЛИ.

В 2006 г. по заказу Иркутского музея декабристов были сделаны ксерокопии расшифрованных и переписанных писем С.Г. Волконского М.Н. Волконской от 1826 (4 на рус. яз.), 1852 (1 - машинописная копия на франц. яз.), 1 - без даты, записки С.Г. Волконского М.Н. Волконской по делам управления имениями от 26 мая 1852 г., а также писем Е.С. и Д.В. Молчановым с 1850 по 1857 г. Общее количество копий писем - 84, из них 7 - жене, 77 - дочери и зятю. Оригиналы, хранящиеся в ИРЛИ, написаны неразборчивым почерком, на русском и французском языках. Расшифровкой занимались несколько человек, визуально определяется как минимум три разных почерка, в том числе и Б.Л. Модзалевского.

Особый интерес для нас представляют письма к Елене Сергеевне и Дмитрию Васильевичу Молчановым, поскольку они адресованы не только дочери Елене Волконской, но и ее первому мужу - Молчанову, вольно или невольно ставшему главным героем одной из самых неприглядных историй правления Н.Н. Муравьева, так называемого занадворовского дела, длившегося в течение пяти лет. Пожалуй, это было самое трагическое для семьи время, время испытаний и тревог. В орбиту этого дела, так или иначе, были вовлечены и близкие люди, и целый сонм недоброжелателей Волконских.

Однако страсти вокруг Д.В. Молчанова и семьи Волконских разгорались и раньше. В 1850 г. М.Н. Волконская настояла на браке юной дочери с чиновником из ближнего круга Н.Н. Муравьева, несмотря на сопротивление мужа и друзей. Одним из противников брака Е.С. Волконской с Д.В. Молчановым был И.И. Пущин, который знал Молчанова по его службе в Западной Сибири. В письме к Ф.Ф. Матюшкину, характеризуя Н.Н. Муравьева, он писал: «В этом человеке много хорошего, но есть и свои слабости: одна из них, по-моему, безотчетная доверенность к Мандарину6. Ты, верно, угадаешь, кого я так назвал, когда он еще был не женат. Я никак не думал, чтоб этот гусь вступил в нашу семью сибирскую. Я в бытность мою в 849-м году в Иркутске говорил Нелинькиной маминьке 7 все что мог, но, видно, проповедовал пустыне» 8. В Иркутске Д.В. Молчанов стал ближайшим помощником генерал-губернатора. В 1852 г. М.Н. Волконская писала А.М. Раевской: «<..> у Дмитрия Васильевича на руках все дела Восточной Сибири; он ведет всю отчетность и пользуется полным доверием Н[иколая] Н[иколаевича]. Когда дело идет о том, чтобы отдать под суд какого-нибудь крупного богача, негодяя, всегда Дмитрий ведет следствие - до такой степени генерал уверен в его знании законов и в высокой честности» 9. В августе 1851 г. Молчанову действительно было поручено ведение дела о наследстве иркутского купца- золотопромышленника Е.А. Кузнецова, одна из наследниц которого обвинила душеприказчика умершего купца - Ф.П. Занадворова - в утаивании значительной части капитала от раздела. Пока шло следствие по этому делу, Ф.П. Занадворов был обвинен в умышленном поджоге леса в Олёкминском округе, где находились его золотые прииски. Расследование этого дела было поручено чиновнику А.И. Бибикову, который вызвал Занадворова к месту пожара. Занадворов уклонился от этой поездки, проигнорировал требование следователя и объявил, что от этой поездки его избавил Молчанов, получивший от него взятку в 20 тыс. рублей 10. Генерал-губернатор лично провел расследование, которое, однако, не смогло установить виновность или невинность Д.В. Молчанова. «21 октября по распоряжению генерал-губернатора Вост[очной] Сиб[ири] Муравьева отставной чиновник Фавст Петрович Занадворов, главный наследник умершего Ефима Андреевича Кузнецова, посажен в тюремный замок за то, что будто бы подарил генеральскому чиновнику Молчанову двадцать тысяч рублей. Молчанов в получении означенных денег не сознался» 11. Несмотря на поданную Ф.П. Занадворовым жалобу в Сенат, император Николай I по ходатайству Н.Н. Муравьева распорядился судить его военным судом, но не в Иркутске, а в Омске, по просьбе обвиняемого. Суд не оправдал Ф.П. Занадворова, но и не принес спокойствия в семью Волконских-Молчановых. Перенесенное Молчановым потрясение, отступничество друзей, стена отчуждения, выросшая вокруг семьи, привели к серьезной болезни - прогрессивному параличу и развивающейся душевной болезни. Д.В. Молчанов вышел в отставку, однако разрешения выехать на лечение за границу, несмотря на многочисленные просьбы, он не получил. В 1855 г. Занадворов был освобожден, а возобновленное дело Молчанова было рассмотрено при Московском ордонансгаузе. Несмотря на тяжелое состояние здоровья, Молчанов был арестован и заключен в тюрьму. Наряду с основным делом рассматривалось и дело об обвинении его потомственным почетным гражданином, купцом-золотопромышленником П.П. Басниным в присвоении 300 рублей, пожертвованных В.Н. Басниным на огород при иркутском тюремном замке. Первоначально Молчанова приговорили к лишению всех прав и состояния и ссылке на поселение в Сибирь, а в 1856 г. он был оправдан12.

Трудно сказать, кому было тяжелее все эти долгие четыре года, ведь рядом с осуждаемым и официальными властями, и людской молвой постоянно находилась Е.С. Волконская, дочь декабриста. Она унаследовала от матери, помимо умения любить, стоическую преданность гонимому обществом мужу. Замечательные душевные качества дочери отмечала М.Н. Волконская в письмах к родным: «Я должна повторить Вам, дорогая сестра, мою благодарность за Вашу доброту к Нелли: Вы были для нее самой снисходительной из ее теток и более всех оценили этого ребенка, мало развитого, но с благородным сердцем»13. Чувством любви к дочери и восхищения ею как настоящей женщиной, любящей, оберегающей, страдающей, но без гримасы страдания на лице, проникнуты письма отца. «Я как отец и ты как муж - мы оба должны гордиться нашей бесценной Нельгой, что за душа, она - Ангел, сошедший с высоты, чтобы утешить тебя и нас. Она достойная дочь Матери, которой цену и я и ты знаем. Какова бы ни была твоя будущая судьба, счастие семейной жизни несравненно выше всех побрякушек светской жизни» - так писал о своей дочери С.Г. Волконский Дмитрию Молчанову 14. Столь высокую оценку отца можно расценить как преувеличение, следствие слепой родительской любви, если не знать о том, как оценивали человеческие качества Е.С. Молчановой, Нелиньки, как ее ласково называли в семье, друзья-декабристы. «Нелинька имеет свой особенный характер. Вообще, если бы я был помоложе, я бы непременно влюбился» 15. «Все мы восхищались Нелинькой - что-то свое, неподражаемое для других в ней преобладает. Всякий раз, что ее вижу, не нарадуюсь ею» 16 - это строки из писем И.И. Пущина. Истинно отцовские чувства питал к Е.С. Волконской Г.С. Батеньков. С ее фотопортретом он сфотографировался в конце своей жизни 17. Эти чувства не помешали декабристу дать свою оценку личности Д.В. Молчанова: «Елена, Елена, жаль бедной Елены, но мне жаль и его. Человек даровитый, но вовсе потерял здоровье. Нравственно он, может быть, слишком современен, а теперь, право, настоящего нет, разве мы только сомкнули орбиту, ему не следует нам подобиться, а все надобно вперед, вперед лететь по тангенсу» 18. В письме И.Д. Якушкину от 25 сентября 1854 г.: «И здесь [в Соломенном. - Е.Д.] Елена так мне мила, что, кажется, Сергей Григорьевич опрыскал нас чем-то из своего собственного сердца. Вот уже я видел трех из нового поколения нашей касты и нашел [в]полне, что им дано не только самое ценное по положению их воспитания, смыкающее требования света с простотой человеческой свободы, но даже и душа - прекрасное отражение на семейства, из которых они произошли» 19. В 1855 г. в письме И.И. Пущину Г.С. Батеньков, как бы подводя черту под разговорами и обсуж­дениями участи Е.С. Молчановой и отвечая на многочисленные вопросы «за что?» и «почему?», писал: «Странная, тяжкая судьба этой милой женщины! Верно, мы, имея несколько отрадных часов в жизни, передали ей восполнение наших страданий, чтоб весь крест предстал в вечность бездоимочно. Нам до могил недалеко, а ей еще путь и путь.»20

Письма С.Г. Волконского к Молчановым - свидетельство не только любви и уважения к дочери, но и глубокой убежденности в честности и порядочности зятя, в несправедливости, совершенной над ним. И это несмотря на то, что когда-то он был противником брака дочери с Д.В. Молчановым. «Сердечный друг и сын» - так в письмах обращается к нему С.Г. Волконский. «Мы тебя знаем, любим, уважаем», «Клевета, злоба и подкуп восторжествовали над тобою, но ты остаешься перед мною то, что был: человек безукоризненный, и постигшее тебя несчастье еще более тебя сделало мне дорогим. Я переношу это испытание так, как и ты, твердо, уверен будучи в твоей невинности». Уверенность в невиновности зятя и доверие к нему столь велики, что декабрист согласен навсегда остаться в Сибири: «Поверь, что даже если приговор, над тобою произнесенный, сохранится во всей его силе, то сердце мое и ум не перестанут тебя любить и уважать и что там, где ты будешь в предназначенной опале, там и я буду с тобою, буду лелеять тебя и оказывать тебе все пространство моей любви и уважения моего к тебе. Сибирь перестанет быть для меня местом ссылочным, а краем благословенным, и никогда из Сибири не выеду, пока там ты будешь, даже если [бы] Высочайшая милость доставила мне возможность выехать из Сибири».

В 1857 г. Д.В. Молчанов скончался. Последний год его жизни был страшным и мучительным для всех членов семьи, в то время уже находившихся в Москве. Молчанов все больше впадал в безумие. С.Г. Волконский, вернувшийся из Сибири в 1856 г., тяжело переживал за дочь, всячески ее поддерживал. 26 марта 1857 г. А.В. Ентальцева писала И.И. Пущину: «Бедный Сергей Григорь[евич] в отчаянии за дочь. Он опасается за нее всего, боится, чтобы не довершилось бешенством. От семейства таит свои опасения, свои слезы; со мною он делит их, рыданья этого старика раздирают душу, по крайней мере, облегчают его»21. Однако это несчастье еще сильнее сплотило семью: «Миша очень озабочен сестрою, это семейство очень дружно между собою, и любят друг друга до самоотвержения, все четыре достойны глубокого сочувствия по этой взаимной любви». 22

В письмах С.Г. Волконского, приводимых в данной публикации, большое место, помимо семьи, занимают картины иркутской жизни, преобразований и открытий времени Н.Н. Муравьева, взаимоотношения в среде декабристов, отношения с администрацией, заботы по опеке над наследниками и имуществом умерших друзей-декабристов, события Крымской войны.

Нельзя не согласиться с внуком декабриста С.М. Волконским, отмечавшим, что в письмах деда «события достаточно известные, но именно быт и психология людей <...> составляют самую дорогую сторону прошлого, тем более дорогую, чем труднее восстановить ее картину»23.

Самая дорогая сторона прошлого семьи Волконских, истории Иркутска времени пребывания здесь декабристов до сих пор раскрыта только фрагментарно. В 1991 г. в документальной серии «Полярная звезда» были переизданы «Записки» С.Г. Волконского, в 2010 г. вышел 27-й том этой серии, посвященный декабристу А.З. Муравьеву, четвертьвековой юбилей отметил музей, расположенный в доме Волконских. Не пора ли занять достойное место в документальной серии «Полярная звезда» тому с документами и письмами С.Г. Волконского, чтобы не постигла их участь продолжения «Архива декабриста С.Г. Волконского», издание которого в течение 102 лет числится неоконченным?

К сожалению, старая гвардия исследователей, занимавшихся кропотливой, тяжелой работой выявления, копирования (без помощи каких-либо технических средств), расшифровки, редактирования и подготовки к изданию литературного, документального, мемуарного и эпистолярного наследия декабристов, уходит безвозвратно. Необходимо, чтобы эта деятельность заинтересовала молодых исследователей, что является одной из задач данной публикации.

В публикацию включены 36 писем, ксерокопии которых хранятся в Иркутском музее декабристов. В копиях писем есть пропуски в тексте, скорее всего, это непонятные для переписчика части авторского текста. Письма С.Г. Волконского на французском языке переписаны в Пушкинском Доме без перевода на русский язык. Перевод публикуемых писем с французского языка сделан сотрудниками Иркутского музея декабристов Л.Г. Гладовской и О.А. Акулич.

Письма публикуются в хронологическом порядке в соответствии с современными правилами орфографии и пунктуации, но с сохранением некоторых индивидуальных особенностей написания, например: сумневаюсь, шипко и т. д. Встречающиеся в тексте нарушения орфографии XIX в. - например, отсутствие удвоенной согласной, мягкого знака в уменьшительных прилагательных и т. п. - исправлены без оговорок. Подчеркивание передано курсивом. Сохранено авторское варьирование при написании нескольких фамилий, в комментарии дается их правильное написание или его варианты. Пропущенные слова и недописанные части слов восстановлены в квадратных скобках, неразборчивые слова и пропуски текста обозначены в угловых скобках.

Примечания

1 Волконский М.П. Письма декабриста С.Г. Волконского // Записки Отдела рукописей ГБЛ. М., 1961. Вып. 24. С. 362.

2 Архив декабриста С.Г. Волконского / Под ред. кн. С.М. Волконского и Б.Л. Модзалевско- го. Т. 1. До Сибири. Пг., 1918.

3 В сб. «Бунт декабристов». 1825-1925. Л., 1926. С. 333-354.

4 Архив М.П. Волконского. ИМД НВХ. № 110.

5 Караш Н.Ф. Князь Сергей Волконский: История жизни декабриста. Иркутск, 2006.

6 6 Так некоторые декабристы называли Д.В. Молчанова.

7 Нелинька, Нелли, Нельга - Елена Волконская. Нелинькина маминька - М.Н. Волконская.

8 Пущин И.И. Сочинения и письма. Т. 2. Письма 1850-1859 гг. М., 2001. С. 61.

9 Неизданные письма М.Н. Волконской // Тр. Государственного исторического музея. М., 1926. Вып. 2. С. 110.

10 Струве Б.В. Воспоминания о Сибири // Граф Н.Н.Муравьев-Амурский в воспоминаниях современников / Автор-сост. Н.П. Матханова. Новосибирск, 1998. С. 68-69.

11 Иркутская летопись // Тр. Вост.-Сиб. отд. Имп. Рус. геогр. о-ва. Иркутск, 1911. № 5. С. 315-316.

12 Поджио А.В. Записки, письма. Иркутск, 1989. С. 493.

13 Неизданные письма М.Н. Волконской. С. 105.

14 ИРЛИ. Ф. 57. Оп. 5. № 30. Л. 98.

15 Пущин И.И.Сочинения и письма. Т. 1. Записки о Пушкине. Письма 1816-1849 гг. М., 1999. С. 396.

16 Там же. Т. 2. С. 97.

17 Батеньков Г.С. Сочинения и письма. Т. 1. Письма (1813-1856). Иркутск, 1989. С. 83.

18 Там же. С. 307.

19 Там же. С. 311.

20 Там же. С. 357.

21 Декабристы. Летописи Литературного музея. М., 1938. Кн. 3. С. 127.

22 Там же. С. 141.

23 Архив декабриста С.Г. Волконского. Предисловие. С. 1.

* * *

0

2

1. Е.С. Молчановой *1
[Иркутск,] 24 фев[раля] 1851. № 6

Дорогой друг, моя обожаемая Нелли, ваши письма от 18 и 20 янв[аря] полны утешения для нас. Я тебе писал в понедельник, но не могу отказать себе в написании еще одного письма. Все, что ты мне говоришь об уважаемой княгине Катерине Алексеевне * 2, вызывает во мне глубокое чувство благодарности к ней. Мое будущее, мое дорогое дитя, в радости и счастье, будущее же твое и твоего брата в спокойствии и утешении твоей добродетельной и уважаемой матери. Я счастлив, когда уверен в том, что мы можем вас троих оценить по достоинству и что мы справедливы и благосклонны по отношению к вам. И Господь вознаградит всех тех, кто благосклонен к тебе; когда говорят факты, слова не нужны. Я написал бы письмо моей уважаемой тете, но не знаю, доставят ли ей удовольствие мои строки. Всякий раз, я думаю, она знает, что я благодарен и предан ей. Это ты, мое дорогое дитя и мой друг, выполняешь эту обязанность: передаешь мои слова и моей тетушке, и князю Петру *3, если он желает слушать, что сибирский край больше не край ссылки для меня с тех пор, как я узнал, что они любят и поддерживают моих детей. Я никогда не забываю их ко мне доброго отношения в былые времена. А на холодность с момента моего приговора они имели право, и, быть может, это был их долг. От всего сердца я благодарен моей тете за те ее воспоминания о моей прошедшей молодости - поры заблуждений, тогда я находил в ней благосклонного защитника и уверенного, дружелюбного наставника. Исполни, мое дорогое дитя, мое поручение со всей теплотой сердца, которой ты отличаешься, и моей теплотой, которую ты знаешь, несмотря на мои 63 года. Передавай дружеский привет всем нашим; напиши о моей сестре *4, где она? и когда она вернется в la Cara Patria? *5.

Пусть Господь тебя хранит, пожми крепко руку своему мужу. Ваш отец и друг

Сергей Волконский.

[Приписка М.Н. Волконской на франц. яз.]

Нельга, мое дорогое дитя, добавлю несколько слов к письму папы. Я хотела тебе сказать, что унты были тебе отправлены прямой дорогой в Енисейск *6; это все, что мы смогли найти хорошо сделанного; они стоят 30 р. серебром и 2 р. за перевозку <пропуск>, ты их подаришь, я надеюсь, твоей благодетельнице, нашей уважаемой княгине Екатерине Волконской, эта вещь, сделанная в твоей родной стране, ей доставит удовольствие, тем более если подаришь ее ты, преданная ей всем сердцем, сердцем чистым и молодым, за которое я так горда, Нельга.

Я тебя обнимаю и благословляю тысячу раз, так и Дмитрия *7 и вашего будущего ребенка. Пусть доброта Господа всегда сопровождает вас. Мама твоя.


ИРЛИ. Ф. 57. Оп. 5. № 30. Л. 1-1 об.

*1 Молчанова Елена Сергеевна (урожд. Волконская, 1834-1916), дочь С.Г. и М.Н. Волконских.

*2 Волконская Екатерина Алексеевна (урожд. Мельгунова, 1770-1853), тетя С.Г. Волконского по прозвищу Военная Тетушка, вдова генерал-майора, князя Дмитрия Петровича Волконского (1764-1812).

*3 Волконский Петр Михайлович (1776-1852), князь, министр императорского двора.

*4 Волконская Софья Григорьевна (1786-1868), княгиня, сестра С.Г. Волконского, жена П.М. Волконского.

*5 Любимую родину (итал.)

*6 После свадьбы в сентябре 1850 г. супруги Молчановы уехали в Россию, несколько месяцев жили в Петербурге. Их тепло приняли родственники С.Г. Волконского. Очевидно, Е.С. Молчанова просила М.Н. Волконскую о подарке для Е.А. Волконской. Возможно, оказия была только до Енисейска, а оттуда посылка была отправлена почтой.

*7 Молчанов Дмитрий Васильевич (ок. 1824-1857), выпускник Училища правоведения, в 1850­1854 гг. - управляющий отделением и член Совета Главного управления Восточной Сибири.

0

3

2. Д.В. Молчанову
[Иркутск,] 26 февр[аля] 1851. № 7

И от меня несколько строк, добрый друг Дмитрий Васильевич. Благодарю тебя и Нель[гу] за ваше доверие и любовь ко мне. Приедете, я надеюсь, что и вы будете мною довольны.

Третьего дня после полдня приехал Разгильдеев И.Е. *1, на другой день хотел выехать за моря, но схвачен был сильной недугой. Хорошо, что Танкевич *2 захватил: был сильной прилив крови к голове, пиявки и другие медицинские средства охранили покамест от воспаления в мозге. Если облегчение продержится, Ив[ан] Евгр[афович] выедет дня через три, надобно ему укрепиться. Его шипко беспокоит мысль, чтоб генерал не подумал, что он по-пустому теряет здесь время, дорогое для исполнения воли Ник[олая] Ник[олаевича] *3, и очень меня просит все это объяснить тебе для доклада генералу, не быв сам в силах писать.

Теперь и личные мои просьбы:

1)отпуск на воды в Оренбургскую губ[ернию] на Сергиевские воды *4 на 4 месяца;

2)снабжение меня на 1851 год газетою того размера, как я писал;

3)для вашего же удобства отправить обои для отделки квартиры вашей;

4)любить меня, как я вас люблю.

Ваш друг Сергей Волконский.

[Приписка М.Н. Волконской на франц. яз. ]

Мой дорогой Дмитрий, я недавно, 24 и 27 числа, получила письма от Нельги. За одну неделю она побывала на трех балах - вот оно, доказательство силы и здоровья, чему я несказанно рада, на следующий день после последнего бала Катрин *5 не застала вас дома, вы были на прогулке. Все больше и больше я прошу у Господа веселья, радости и счастья для вас. Я бесконечно благодарна Катеньке *6 за ее милое небольшое письмо, которое доставило мне огромное удовольствие. Я надеюсь на счастливое будущее для ее сына. Я ей написала на прошлой неделе.

Мой дорогой Дмитрий, запланированную поездку на Сергиевские воды мы отменили. Во-первых, у нас нет достаточно денег, Серж чувствует себя лучше, и к тому же хотелось бы избежать абсолютно не нужных нам встреч. У нас здесь тоже есть воды, помогающие гораздо лучше. В течение 10 лет моих страданий они просто необходимы для моего здоровья, однако я не могу себе этого позволить из-за отсутствия средств.

Вы едете в апреле к вашим родителям. Я очень рада, потому что это уже начало отъезда. До свидания, передавайте мои дружеские приветы всем, кого я уважаю.

ИРЛИ. Ф. 57. Оп. 5. № 30. Л. 2-2 об.

*1 Разгильдеев Иван Евграфович (ок. 1812 - после 1862), выпускник Горного кадетского корпуса, в 1831 г. служил на Нерчинских горных заводах и на Урале, в 1849 г. - чиновник по особым поручениям при горном отделении, в 1855 г. - горный инженер, подполковник, и. д. горного начальника Нерчинских заводов, с 1862 г. - в отставке на Урале.

*2 Танкевич - возможно, ошибка переписчика. Правильно: Панкевич Викентий Бонифацьеич, в 1847-1851 гг. - врач Иркутского девичьего института.

*3 Муравьев (Амурский) Николай Николаевич (1809-1881), граф, генерал-губернатор Восточной Сибири в 1847-1861 гг. Генерал - так называли Н.Н. Муравьева в Восточной Сибири.

*4 Сергиевские воды - минеральные серные источники в Бугурусланском уезде Оренбургской (с 1851 г. Самарской) губернии. Были открыты в начале XIX в. На водах лечили ревматизм, заболевания опорно-двигательного аппарата.

*5 Лицо, о котором идет речь, не установлено.

*6 Лицо неустановленное.

0

4

3. Д.В. Молчанову
[Иркутск,] 23 марта 1851. № 8

Любезный друг Д[митрий] В[асильевич]. Чувство доверенности моей к тебе и убеждение [в] твоей ко мне дружбе будет водить моим пером. Я вкладываю в твое сердце не желчное негодование, но грустные впечатления, мною испытанные. А[лександр] Н[иколаевич], вопреки всех приличий к моим летам и родственным связям и званию, пользуясь безгласностью моею пред законом, настоятельно требует от жены акт доверенности с настоятельным указанием, чтоб был дан без всякого об оном спроса у меня *1. Тому несколько месяцев жена без всякого о том моего ведения или указания, но единственно по чувству обязанности пред мною не вполне исполнила волю А.Н., означив некоторые исключения, но самовластный А.Н. опорочил ее и ныне требует ваше посредство [для] высылки доверенности по буквальному его указанию. Ж[ена], не по убеждению сердца, но по несообразному ни с чем чувству безусловного повиновения, вопреки моего желания покоряется воле своего брата и с нынешнею почтою отправляет этот акт, т[айно] от меня деланный, но сущность которого мне стороной известна. Я не шлю никакого возраже­ия на сущность оного во всем, что в оном относится до твоей ж[ены], но полагаю, что гораздо бы вернее было передать вам имение купчей крепостью, нежели дарственной записью; дарственная запись может быть шатка по прежнему гражданскому быту твоей ж[ены]. Купчую же крепость она в полном праве заключить по быту своему за А[нной] М[ихайловной] *2 с тобою. Расходы же на то и на другое одинаковы. При том оба акта могли быть просто заключены ж[еной] здесь.

Но я не могу быть довольным образом производства этого дела и намеком А.Н. против меня в кругу моего семейства. В этом обижен м[ой] о[тец], и это кровная обида. Ж[ена] никогда не оспаривала полного права располагать тем, что поступило ей во владение по моему о[тцу], но в пополнительном наделе от моих п[оместий], если оно когда-либо совершится, я полагаю иметь право голоса, что, вероятно, будет оспариваемо А.Н. Не люблю выводить с[соры]; имел бы право написать к правительству] и остановил дело в отношении доверия к А.Н. и чтоб дожидались моего назначения, но надеюсь, что ж[ена] признает мое право, тем более что у ней и у меня один предмет - надел поровну с е[е] д[етьми], это поручаю Божьему Покровительству.

Взойти мне по всем сим обстоятельствам в сношение с А.Н. и выказать ему всю несвойственность его требований (хотя имею на то полное право) я не хочу. Имея слишком много поводов к негодованию на него, снова взойти в переписку - это навлечь ему и себе новые неприятности. Но я полагаю иметь право и обязанности ж[ены] твоей, что я не одобряю действий А.Н. и покорности жены к его воле. Это не делаю я в виде жалобы на кровную, им мне наносимую обиду, но более в том отношении, чтоб чрез тебя узнать точное положение дел (о чем мы не имеем никакого положительного сведения) и чтоб ты постарался ловким образом изменить дурное направление хода дел, в чем ты это признаешь возможным.

Да и вы, мои друзья, объяты каким-то непонятным для меня страхом к А.Н., я вижу это из письма твоего к ж[ене] от 17 февраля: между должным уважением к случайному главе семейства и безотчетной к нему покорностью есть грань; первую одобряю и рад, что вы ее ему посвящаете, другую не требую и к себе от д[етей] с[воих]. Дерзости А.Н. противу меня нет предела, он ставит меня перед ж[еной] и в[ами] в ничто, прилично ли это? Совестно ли это? Охранение ваших средств быта, охранение таковых же для с[ына] *3, обеспечение нужд ж[ены], верно, не менее близки моему сердцу, как и его. Мои желания - не поэзия, как он это называет, не пустой спор слов, а чисто совестливое дело. Есть данные, от которых ни в коем случае не надобно отклоняться. В наделе в[ашем] должно иметь в виду и будущий надел с[ына], и текущее обеспечение нужд ж[ены] - все это должно быть основано на положительных данных, взяв в соображение, что есть, а на что имеется в ожидании. Ценность имений не по числу душ, но по последнему расходу за десятилетие, и, приняв в соображение постоянные местные выгоды, капиталы должны быть в соображении по законному на них росту. Во всех предположениях, расчетах меня одного прошу исключить, пока есть у в[ас], у с[ына] и у ж[ены] средства, мои слабые ограниченные нужды будут вами обеспечены, лишусь я этих средств - найду людей, которые не переставали меня уважать, мне помогут, но верно не протяну руку за лептой к семейству Р[аевских]. Д.В., я тебе даю право голоса во всем этом. Умоляю тебя не отклоняться от возложенного мною на тебя поручения из излишней щекотливости или снисходительности к А.Н. Он д[ядя] - я же о[тец].

Действия А.Н. всегда и во всем означаются с ничем не сообразным самовластием; какое он имел право не исполнить в отношении вас назначенной высылки вам денег и тем поставить вас в затруднительное положение? Я вполне признателен А[нне] М[ихайловне] за ее предложение ссудить вас займом, но не желал бы, доколь мы имеем средства, чтобы другим вы были бы обязаны попечением. И в этом радушном предложении А[нны] М[ихайловны], и в содействии С[офьи] Н[иколаевны]*4 таинственность, в которую оно облекается, выказывается, что они объяты каким-то страхом к А.Н. Для меня все это было бы единственным предметом смеха, если бы все это не относилось до вас и не оскорбило меня по сердцу за вас же. А.Н. сосредоточивает в себе одном волю и действие; не отдавая никакого письменного отчета, не обеспечивает право собственности ж[ены] на капитал, у него находящийся, в случае его смерти (чего Боже его охрани) надпись на сундуке, дела и деньги с[ына] и м[ои] могут быть не приняты опекою достаточным законным указанием. Не понимаю также, почему билеты вкладов имеют, как о том сам раз известил, код по собственным его делам. Всякое действие по оным вкладам, как с согласия ж[ены] м[оей] и не иначе как с приобретением ей одной выгод. Это приводит меня к самовольно сделанной А.Н. ссуды О[рлову]*5; этот долг, не имея никакого обеспечения, с ничтожными прописными выгодами, уже двадцать лет тянется, и чем и когда кончится, ничего не известно. Записывать в приход деньги прежних доходов - не мудрость, найти новые статьи дохода, возвысить хозяйственное положение имения, найти выгодное и обеспеченное положение капиталов - вот прямая бы заслуга, и ты сам говоришь, что Воронежское имение в жалком по управлению положении, хотя и имеет, как тебе это, наверное, известно, большую ценность. С.Л. *6 пишет, что одесский дом разваливается, что не допускается и в казенном управлении, мне также известно, что из конного завода, мною учрежденного в Новой Репьевке *7 и в котором при мне было до 80 маток, запас молодечков и сверхнужное количество случных жеребцов, вряд ли осталась одна водовозная лошадь, и это где - в Крыму, где лошади 10 месяцев на подножном корму. Скажу также, что сколько я понимаю смысл законов, хотя мои справки не делаются у Л.В. *8, но достоверно могу сказать, что если А.Н. может по доверенности ж[ены] распоряжаться ее имением, то тем более она сама лично имеет на то право, с одним только ограничением, что всякая выдача ей собственно денег, как сходно с существующими узаконениями, путем правительства назначенными, также могу удостоверить, что по смыслу законов, коль скоро братья мои не отказались законным образом от моего наследства, все долги мои падают на них. А надел жены моей должен быть очищен от всякого запрещения.

Столь выхваляемая заботливость А.Н. состоит в том, что капитал, ей принадлежащий, составлен из денежного вклада племянника моего от остатков денежных доходов с имения до поступления оного в управление А.Н., с присообщением доходов управления А.Н. до поступления имения в Опекунское управление не по одним моим долгам, но и по долгам братьев моих; мне бы весьма желательно иметь баланс постепенных и поименных сих вкладов со времени отъезда моего в Сибирь. По многим изложенным мною обстоятельствам я полагаю, что можно тебе склонить А.Н. сделать распоряжение.

Вот, друг мой Д.В., взгляд мой на дела, по которым в силу гражд[анского] закон[а] я чужд, но по совести могу и должен выразить свое мнение. Пишу к тебе не в упрек, а с чувством полной доверенности и неограниченной дружбы. Заранее знаю, что письмо мое и ожидания мои от тебя поставят тебя в затруднительное положение. Но с твоим умом, самодостоинством и ловкостью авось успеешь все обделать, как ты можешь это рассудить, не для личных наших выгод, но для сущей и истинной пользы ж[ены], с[ына] и в[ашей].

Не защищая, а рассуждая - мое семейство во всех делах по управлению бывшего моего имения до смерти матери моей и по действиям братьев и сестры моей, по ее смерти, о чем не раз им писал откровенно, я имею право судить и действия родственников жены моей в отношении ее и моих детей. Тетка К[атерина] А[лексеевна] *9 родовое имение передала одной Орловой *10, а А.Н., как из писем С[офьи] и Е[лены] Н[иколаевны] это нам известно, противится желанию их наделить по их смерти ж[ену] и д[етей] ее частью их имения *11.

Я не все высказал, что шло к делу; требовать от тебя ничего не могу, но вторично умоляю взять все сказанное мною в соображение и, действуя по совести, не ставить на первый план личные сношения. Я положительно желаю одного: что[бы] вы не могли мне упрекнуть, что я вам что-либо скрыл, а если ты не примешь мои указания в уважение и руководство, буду иметь право сказать: je m’en lave les mains *12.

Ж[ена] извещена [на] мой взгляд на требования ее б[рата]; в подробные суждения я не входил, это было бы поводом с моей и ее стороны, а этого я обязан избегнуть в уважение ее слабого здоровья, да потом я слишком дорожу ее расположением, чтоб дать повод ее на меня негодованию. Во всю мою жизнь я всегда действовал все въявь, писать к отъявленному врагу - это было бы глупость, низость. Первое не приписываю себе, вопреки приговора А.Н., которому не сроден по душе и уму. Но если ты думаешь, Д.В., что мой взгляд может быть принят к делу, если ты полагаешь, что А.Н. довольно благороден, чтобы принять [дру]жеский голос о[тца], защищающего выгоды свои к д[етям], без гнева и нового укора, ты можешь сие мое письмо ему сообщить. Я выше его гнева, а если он поймет чувство, которое руководило моим пером, то, несмотря на все сделанные им мне кровные обиды, я скажу ему от души: Спасибо!

В изложении моем о непонятных для меня распоряжениях А.Н. позабыл пометить, что не понимаю расчета, заклады имения с обязанностью платить по 6 на 100% и отдавать взятый капитал лишь по 4 на 100%. Безденежье так велико, что я убежден, что как сей капитал, так и прежде скопленный мог бы под верные обеспечения помещен быть по 8% на 100. Тогда бы оставался капитал невредим и ж[ена] имела б достаточные средства на ее расходы.

Пишу много, но, поверь, без желчи к А.Н. я изложил свое мнение и желание; высказать же мне его было в обязанности перед всеми вами. Жену твою заочно крепко целую. Тебе же жму крепко дружескую руку. Продолжайте быть счастливыми друг другом, и да благословение Божие охранит вас от всех мирских зол и испытаний.


ИРЛИ. Ф. 57. Оп. 5. № 30. Л. 3-6 об.

*1 Раевский Александр Николаевич (1795-1868), старший брат М.Н. Волконской, управлявший наследством сестры и ее детей. Неприязненные отношения А.Н. Раевского с С.Г. Волконским сохранялись со времени отъезда Марии Николаевны к мужу в Сибирь, поскольку Раевский считал декабриста причиной несчастий своей сестры. Эти отношения усугубились из-за того, что А.Н. Раевский слишком самостоятельно управлял наследством М.Н. Волконской, не считаясь с ее мнением и всячески порицая ее за расходы.

*2 Раевская Анна Михайловна (урожд. Бороздина, 1819-1883), жена Н.Н. Раевского-младшего, брата М.Н. Волконской.

*3 Волконский Михаил Сергеевич (1832-1909), сын С.Г. и М.Н. Волконских, в 1849 г. окончил Иркутскую гимназию, в 1849-1856 гг. - чиновник по особым поручениям Главного управления Восточной Сибири.

*4 Раевская Софья Николаевна (1806-1881), сестра М.Н. Волконской.

*5 Орлов Михаил Федорович (1788-1842), генерал-майор, член Союза благоденствия. Благо­даря заступничеству брата А.Ф. Орлова, был лишь уволен со службы, выслан в деревню под надзор с запрещением въезда в столицу, в 1831 г. переехал в Москву. С 1821 г. женат на сестре М.Н. Волконской Екатерине.

*6 Лицо, о котором идет речь, установить не удалось.

*7 Имение С.Г Волконского в Днепровском уезде Таврической губернии.

*8 Лицо неустановленное.

*9 Скорее всего, речь идет о тетке М.Н. Волконской Екатерине Алексеевне Константиновой.

*10 Орлова Екатерина Николаевна (урожд. Раевская, 1796-1884), сестра М.Н. Волконской.

*11 Сестры М.Н. Волконской Софья и Елена (1804-1852) были бездетны.

*12 Я умываю руки (франц.).

0

5

4. М.Н. Волконской
7 июля 1852. Иркутск

Передо мной сейчас два твоих письма, мой дорогой, любимый друг, от 10 и 28 июня, единственные, которые я получил от тебя из Тарасуна *1. Я не могу тебе выразить словами, милый друг, как я счастлив твоему отношению ко мне, возврату твоего доверия и нежности ко мне. Чтобы я был достоин этого до конца моих дней, да сохранит тебя Провидение на долгие счастливые годы.

Я не получаю известий непосредственно от Молчановых, за исключением тех, которые пришли из Красноярска и Томска. Почтовые марки на конвертах писем, адресованных тебе и которые я не читаю и не вижу (правда, о них мне Герман *2 говорил), мне позволили проследить их маршрут. Я им пишу часто, и в последний раз я их упрекнул за молчание. Мы им в глаза смотрим, а они часто к нам спиной поворачиваются.

Хорошо бы иногда давать урок Нелли, потому что от Молчанова мы не можем ничего другого потребовать, кроме того, как сделать счастливой нашу дочь, чем он и занимается. Иван Иванович *3 сообщает мне, что он хочет уехать из Нерчинска 16 числа. Известие о твоей долгой разлуке с сыном, вероятно, наводит на тебя грусть, мой добрый друг, но наши личные чувства должны смолкнуть перед превосходствами службы, склонить нас к тому, что всякая мера генерала принята им в его пользу и знания служебные для нашего сына. Мишель меня не забывает, пишет мне много, просто и доверительно. Я ему в этом признателен и благодарю его за это. Я регулярно ему пишу, его, бедного мальчика, нужно развеселить, и я ему рассказываю обо всех событиях в Иркутске. Спасибо за то, что ты сообщаешь мне в деталях о том, что происходит у вас, в вашей местности и ее окрестностях, и особое спасибо за то, что ты подробно сообщаешь мне о себе. Ты принимаешь ванны, и от них тебе становится лучше. Я этому очень рад. Эти ванны холодные или горячие? Могут ли они освободить тебя от страданий, таких острых и продолжительных, которые ты выносишь в течение долгого времени с такой покорностью и душевной силой? Из соображений осторожности я тебя вверяю Софье Николаевне *4, которая о тебе великолепно заботится во время приступов страдания. Я помню о твоем благодушном воспоминании. Ты поступаешь правильно, милый друг, возвращаясь через Кяхту. В Маймачине *5 будет на что посмотреть, это может доставить некоторое развлечение твоей сестре. Это твой долг. Но, честно говоря, на вашем месте, если бы вам позволило здоровье, я направился бы к Большому заводу *6.

Я представляю себе радость и удивление нашего доброго и отважного Мишеля, но, увы, это утопия, которую, впрочем, нужно только попытать с согласия генерала. Я плохо сумею рассказать тебе о Мишеле, так как я целиком и полностью им очарован: его заботой о тебе, его суждениями, его привязанностью к тете, его доверием, искренностью, непринужденностью по отношению ко мне, теплотой души, преданностью генералу. Не два месяца, а год, даже больше года, как он, по его словам, готов приступить к исполнению службы, доверенной ему генералом. Господь Бог в помощь ему в этом и защитит его в эти дни. Мишель мне дает кое-какие поручения, которые я выполняю и о которых тебе сообщаю.

[Далее по-русски.] Перловую крупу, изюм, шоколад взял в лавке Белоголового *7, дома не отыскал. [Далее по-французски.] Кофе я добавил, чтобы потчевал своих гостей, я ему отправлю, если смогу потребовать еще этот долг от Мазаровича *8 - маленький бочонок «Хереса», все остальное, в том числе и вино, есть дома, согласно его записке. Я пишу в Деволай *9 для доставки с оказией, имея в виду уменьшение расходов, но если он испытывает трудности, я потребую от него, чтобы он обратился к тебе и поступил в твое распоряжение для дальнейших <пропуск>. Отправка этого здешней почтой будет в тягость твоему бюджету и превысит закупочные цены на местах. Устрой все, как ты хочешь, согласно местным обстоятельствам. Я надеюсь, ты получишь мое письмо, находясь еще в Тарасуне, так как ты мне еще не говорила о своем отъезде <пропуск>, и настигнешь генерала в Чите. И еще пару слов о Мишеле. Не стоит ли тебе отправить ему Абакума, и проси вер­нуть Нинишку *10 с оказией. Это у тебя отнимет несколько дней поездки, но так будет лучше для Мишеля. В остальном делай так, как ты хочешь. Из­менение маршрута генерала вызвало здесь много разговоров, так как он не собирается посещать Кяхту. Здесь не знают причины и прибегают к разным предположениям *11. Говорят об отзыве генерала и о приезде сюда генерала Анненкова *12. Однако это все вздор. Потеря доверия стала бы большой неблагодарностью по отношению к лейтенанту *13, настолько сильно преданному благу, что в светлых и благородных целях он все свои желания и здоровье отдает службе. В Кяхте готовились к большим приемам: вина, блюда, туалеты, украшения - во все это Иркутск внес свой вклад. Меня беспокоит только одна вещь: если это нарушит планы Ребиндера *14. Здесь теща *15 вся в расстроенных чувствах и, поддерживаемая Черным доктором *16, гувернанткой-сводницей *17 и тевтонским бароном *18, дает волю гримасам и проклятиям *19. Все это смешно. А в остальном, дорогой друг, все это только для тебя одной. Кстати, об этой семье *20. я скажу тебе словами моего крестника *21. Я ему говорил о его сестре Лизе *22 и о тех прозвищах, которые она ему дала. [Далее по-русски.] Ты не знаешь сестру Лизу, она не Лиза, а Лиса. [Далее по-французски.] Слово вовсе не глупое.

Я отправляю Софье Николаевне газеты, полученные со времени моего последнего письма, и прошу позаботиться. Сообщи мне, когда ты будешь на вашем берегу Байкала. Все тщательно устроено Разгильдеевым под его же руководством: все претензии и благодарности можно выражать ему. Вот уже несколько дней Василий *23 ведет себя лучше, но, однако, я пишу Мишелю, что на него нельзя полагаться. К тому же что-то нужно делать из камердинера, который, как я думаю, на половинном жаловании. Напиши ему об этом тоже. Маша *24 умнее, а Иван Осипов *25 с серьезностью относится к твоим счетам и поручениям. Я провел свои именины грустно, так как я их провел вдали от тех, кто мне дорог. Я не сомневаюсь, что вы все обо мне думали.

Твой друг и муж Сергей Волконский.

ИРЛИ. Ф. 57. Оп. 5. № 30. Л. не пронумерованы. Машинописная копия на франц. яз. Перевод О.А. Акулич и Л.Г. Гладовской. Публикуется впервые.

*1 Правильно - Дарасун, курорт в Забайкалье.

*2 Возможно, слуга Волконских.

*3 Лицо, о котором идет речь, не установлено.

*4 С.Н. Раевская приезжала к Волконским в Сибирь и совершила вместе с сестрой путешествие в Забайкалье.

*5 Маймачин, Маймачен (по-китайски торговое место) - в Монголии общее название торговых предместий, которые обыкновенно стоят отдельно от городов и обнесены деревянной стеной; в них живут купцы без семейств. В частности, Маймаченом называлась китайская слобода, расположенная в Монголии у русской границы, напротив Кяхты.

*6 Имеется в виду Нерчинский Завод - село, в настоящее время административный центр Нерчинско-Заводского района (с 1926 г.), расположено в 658 км от Читы. Современное название поселение получило в 1763-1775 гг. В 1787-1917 гг. завод принадлежал кабинету его императорского величества. В 1760-е гг. - центр горнорудной промышленности Забайкалья, сосредоточивший все административные учреждения по управлению заводами и рудниками Забайкалья.

*7 Возможно, Белоголового Андрея Васильевича (1806-1860), иркутского купца I гильдии.

*8 Мазарович Иван Семенович (ок. 1823-1896), в 1847-1852 гг. - адъютант и офицер для особых поручений при генерал-губернаторе Восточной Сибири, в 1853-1856 гг. - командующий Енисейским конным казачьим полком.

*9 Очевидно, шутливое или иносказательное название места, где в это время находился на службе Михаил Волконский.

*10 Абакум, Нинишка - скорее всего, слуги Волконских.

*11 Н.Н. Муравьев не заехал в Кяхту из-за трений с градоначальником Кяхты Н.Р. Ребиндером. Он обвинял Ребиндера в том, что за время его пребывания в Кяхте в качестве градоначальника вчетверо больше золота прошло через границу и что это результат послабления контрабандистам с его стороны, поэтому посещение Кяхты не было ему приятно. Н.Р. Ребиндер считал, что эти обвинения несостоятельны и причина неприязни в желании Н.Н. Муравьева уничтожить Кяхту и этим заставить правительство открыть другие пункты для торговли с китайцами, возможно на берегах Амура (Архив В.П. Павловой. ИМД ВХ ФЗК 117/1).

*12 Анненков Николай Николаевич (1799-1865), генерал-адъютант, в 1849-1851 гг. ревизовал Западную Сибирь по военно-сухопутному и гражданскому управлениям.

*13 Речь идет об Н.Н. Муравьеве, который имел звание генерал-лейтенанта.

*14 Ребиндер Николай Романович (1813-1865), в 1851-1855 гг. - кяхтинский градоначальник, в 1856-1858 гг. - попечитель Киевского, в 1858-1859 гг. - Одесского учебных округов, в 1859 г. - директор департамента народного просвещения, с 1861 г. - сенатор. Женат на дочери С.П. Трубецкого Александре.

*15 Трубецкая Екатерина Ивановна (урожд. гр. Лаваль, 1800-1854), княгиня, жена декабри­ста С.П. Трубецкого.

*16 Черным доктором С.Г. Волконский называл иркутского врача Ивана Сергеевича Персина (1804-1858), друга семьи Трубецких.

*17 Скорее всего, гувернантка Трубецких Олендская (Оленская, Аленская) (в замужестве Тулинская) Констанция Юлиановна, была приглашена в 1851 г. И.С. Персиным по рекомендации С.И. Борх.

*18 Возможно, Вольф Владимир Иванович, барон, чиновник по особым поручениям генерал-губернатора Восточной Сибири Н.Н. Муравьева.

*19 Возможно, речь идет о негативной реакции Е.И. Трубецкой на осложнения в отношениях Н.Н. Муравьева и Н.Р. Ребиндера. К этому же времени относится и откровенное противостояние семей Волконских и Трубецких по открывшемуся «занадворовскому делу». Врач И.С. Персин, по свидетельству современника «отличавшийся удивительным умением обращаться со своими пациентами и ловкостью приноравливаться к их требованиям и в то же время любимый и уважаемый в среде золотопромышленников и купцов», сам, будучи золотопромышленником, был сторонником опального Ф.П. Занадворова (см.: Струве Б.В. Воспоминания о Сибири // Граф Н.Н. Муравьев-Амурский в воспоминаниях современников. С. 61). Близость к семье Трубецких и их безусловное доверие позволяли ему влиять на мнение Е.И. Трубецкой. В деле был замешан Д.В. Молчанов, противницей брака которого с Е.С. Волконской наряду со многими декабристами была и Е.И. Трубецкая. Очевидно, сочувствие к Занадворову до такой степени разгневало Н.Н. Муравьева, что его адъютант А.Н. Похвиснев сообщал М.С. Корсакову о полученном от генерала распоряжении «передать некоторым лицам, а именно кн[ягине] Трубецкой, находящейся под влиянием Персина с его штабом, Муханову, чтобы они держались осторожнее и не мешались бы в глупые разговоры и суждения, из опасности переменить Иркутск на Колыму» (см.: Матханова Н.П. Генерал-губернаторы Восточной Сибири. Новосибирск, 1998. С. 141).

*20 Речь идет о семье Трубецких.

*21 Трубецкой Иван Сергеевич (1843-1874), сын С.П. Трубецкого, крестник С.Г. Волконского.

*22 Трубецкая Елизавета Сергеевна (1834-1918), дочь Трубецких.

*23 Скорее всего, слуга Волконских.

*24 Мальнева Мария Матвеевна (ок. 1812 - после 1863), служанка Волконских, приехала в Сибирь в 1828 г. В Сибири вышла замуж, имела сына Ивана. Выехала из Сибири вместе с М.Н. Волконской в 1855 г. Крепостная Волконской, в 1849 г. - отпущенница (ГАИО. Ф. 266. Оп. 2. Д. 28. Л. 329 об.)

*25 Лицо неустановленное.

0

6


5.Д.В. Молчанову

по делам с А[лександром] Николаевичем]
[Иркутск,] 24 июля [1852 г.]

Вчера получено на имя жены моей из Москвы от А.Н. от 21 июня письмо, и как я ее жду через несколько дней и чтоб письмо не разошлось с нею, я это письмо оставил до ее приезда, прочел оное и до ее приезда решил сообщить тебе, мой друг, мой взгляд по этому письму, уверен будучи, что он совершенно будет согласен с ее взглядом. При этом письме приложена копия со сделки с племянником Р[епниным] *1. Жаль, что ты не приехал до совершения, многое бы остановил. Если увидишь племянника, скажи ему, что совестливое содействие его матери *2, его самого и Александра Никитича *3 меня тронуло до глубины сердца; я горжусь ими, и моя признательность выше всяких слов, им одним сын мой обязан будет обеспечением будущего своего состояния *4. Дядя приписывает себе одному, по обыкновению, всю честь по этому делу; по-моему, он просто передаточное лицо; дядя пишет, что он сделку сделал на свое имя, а не [на] имя жены моей, потому что не имел достаточной доверенности; но об этой сделке, как идут переговоры его уже несколько месяцев с Р[епниным] и с женою моею, то можно было давно вытребовать ее в том виде, в каком была она нужна для заключения сделки на имя жены моей. Странно также, что письмо А.Н. и копия с предполагаемой сделки без его подписи *5, и невольно тут рождается сомнение во мне; это был бы факт во всяком споре с наследниками или опекунами, тем более меня это удивляет, что А.Н. в собственных делах своих соблюдает аккуратность, которою он тщеславится, которую в каждом письме он ставит на вид. Мне кажется, что мысль передать духовным завещанием от А.Н. на арендное содержание - мера непрочная, если и не возникнет со стороны прямых наследников А.Н. никакого сомнения, то может оное возродиться от опекунов или боковых наследников, в том, что деньги, отданные в аренду Р[епнину], не были собственные жены, а просто А.Н. как опекуна своей сестры; ибо нет никаких доказательств, что действительно эти суммы есть собственность жены, да притом какая гарантия, что жена переживет А.Н. и что А.Н. успеет вовремя сделать духовную. Как, по-моему, переделать сделку поздно и невозможно, то лучше всего прижизненно А.Н. передать право на аренду жене моей, а она даст ему на управление оной. Конечно, это сопряжено с новыми расходами, которых и без того уже было много, но как иначе достичь того, что мы так давно ищем, - бесспорного обеспечения состояния Миши и освобождения его и нас от тягостной опеки А.Н.; жена же, получив передаточное право на управление или А.Н. и другим лицам на случай его смерти. Но передать аренду сыну невозможно, потому что он по силе закон[а], том 10, ст. 1422, 1428 и 1429, не имеет права на владение оной. И выбор ее будет руководим тою материнскою любовью и попечительностью, которая есть отличная черта ее души. Или, оставив акт на имя А.Н. на прежнем основании, склонить А.Н. составить серию заемных писем от имени его на имя жены моей или сына. Эти заемные письма прислать сюда и по мере получения доходов с аренды и высылки денег сюда ежегодно уничтожать по одному векселю. Само собой разумеется, что эти заемные письма засвидетельствовать по крепостным делам, а жена будет их возвращать А.Н. по получении здесь денег ежегодно. Для лучшего же обеспечения прав А.Н. высылки заемных писем и обращение их по уплате можно будет облечь в законную форму. В сущности, то же ли это самое, что имеет в виду А.Н. впоследствии для сына моего, и я не предвижу, какое он может на это сделать возражение. Мне кажется, мы имеем право ожидать от него доверия, посвятив ему таковое неограниченно в течение 20 лет. А.Н. получил от Р[епнина] кроме права на аренду векселей на сумму 29 597 р. 72 к. серебром. Эти документы сделаны на имя А.Н., и он хочет их передать сыну или жене по духовному завещанию (следственно же, невольно это даст вид награды или наследства от себя. Каковое заключение можно приложить и к распоряжению его по духовному завещанию, и на счет аренды). Между тем не проще ли было, если эти документы тогда же написать на имя жены или сына, и каким образом можно передать векселя по духовному завещанию, когда они все написаны на кратковременные сроки. Уплата или взыскания будут делаться А.Н., вероятно, до вскрытия духовной, и, следовательно, статья духовной, передающая эти векселя, будет нарушаться самими платежами. Теперь по этим документам проще всего, мне кажется, сделать просто передаточные надписи без возврата на имя сына или жены и прислать их сюда. Срок же высылки денег известен племяннику, и в случае неполучения вовремя платежа закон определяет образ взыскания.

Из письма А.Н. я вижу, что он продолжает иметь желание сохранять у себя билеты Опекунского совета на имеющийся у него в наличности капитал жены моей под тем предлогом, что переписка билета на имя жены или сына потребует потери из капитала до 6 т[ыс]. руб. серебр[ом]. Я, с своей стороны, продолжаю иметь твердую волю, чтоб билеты сии были поименной собственностью жены или сына. Каким образом потеря может произойти 6 т. р. сер., я этого не понимаю и поручаю тебе привести это в ясность и полагаю, что одна надпись передаточная достаточна для охранения бесспорных и безотлагательных прав жены или сына. Он обещает выслать список этих билетов, но для нас тут нет ничего прочного и окончательного.

Я посылаю при сем письме записку о делах, которая составлена в том же смысле, как это письмо, за исключением некоторых рассуждений, могущих быть истолкованными А.Н. в обиду ему. Эту записку даю тебе полное право сообщить ему. Да поможет тебе Бог в добром и затруднительном деле, которое ты принял на себя.

ИРЛИ. Ф. 57. Оп. 5. № 30. Л. 14 об.-17 Черновое письмо. Публикуется впервые

*1 Репнин Василий Николаевич (1806-1880), князь, племянник С.Г. Волконского, сын его брата Николая Григорьевича Волконского, в честь своего деда принявшего фамилию Репнин. Недовольство действиями своих родственников, в том числе и В.Н. Репнина, в отношении наследства своих детей С.Г. Волконский выражал неоднократно в письмах как к детям, так и к самому Репнину.

*2 Репнина-Волконская Варвара Алексеевна (урожд. гр. Разумовская, 1778-1864), жена Н.Г. Репнина-Волконского.

*3 Волконский Александр Никитич (1811-1878), сын Никиты Григорьевича Волконского, брата С.Г. Волконского.

*4 Из письма М.Н. Волконской А.М. Раевской от 10 июля 1852 г.: «Мой сын скоро будет совершеннолетним, а я совершенно ничего не знаю о моих делах, а между тем я должна дать ему в них отчет. Мой брат [А.Н. Раевский. - Е.Д.], на которого я всегда смотрела как на благодетеля моих детей, виноват только в одном - он держал меня 48 лет под опекой. Он ограничивается тем, что время от времени пишет Михаилу письма, в которых называет меня безумной, расточительной, «мать твоя транжирит, разорит тебя...» и т. д., и в конце концов сообщает ему, что у нас 200 тыс. рублей капитала, а со временем мы будем иметь еще 100 тысяч рублей и аренду на 15 лет, все это по милости Репниных и Александра Волконского. Но представьте себе, что этот капитал в безымянных банковских билетах, и брат писал мне много раз, что он несколько раз пользовался ими под собственной ответственностью, - судите сами: какой риск, если он внезапно умрет, а ведь в этом заключается все состояние моего сына. Затем он закладывает мое личное имение с оплатой по 6% со 100 рублей, а получает только по 4% с моего капитала, помещенного в Опекунский совет» (Неизданные письма М.Н. Волконской. С. 109-110). Также речь идет о добровольной передаче Нижегородского имения Волконских семье декабриста. Братья С.Г. Волконского, Николай и Никита, отказались от своих наделов в пользу М.Н. Волконской, это решение поддержали их дети (Караш Н.Ф. Князь Сергей Волконский. С. 249).

*5 В 1852 г. А.Н. Раевский выдал В.Н. Репнину акт на владение принадлежащим М.Н. Волконской Нижегородским имением. Эта сделка была оформлена не юридически, а лишь на основании частной расписки В.Н. Репнина, в которой он обязывался заключить в ближайшее время официально арендный акт и отдать деньги за аренду. Однако он не только забрал часть имения, отданную его отцом семье декабриста, но и присвоил себе наделы М.Н. Волконской и ее детей. Кроме того, он не платил за аренду имения на основании того, что сделка с А.Н. Раевским не носила юридического характера (КарашН.Ф. Князь Сергей Волконский. С. 249).

*

Записка, представленная мною жене моей с суждениями моими о управлении во время моей ссылки имениями и поступившими капиталами Александром Николаевичем Раевским, возражения по его мыслям и действиям и мой взгляд во всем, что относится до изложенных обстоятельств, - в этой записке.

1

Наделение имением и капиталами, принадлежащими матери, право принадлежит ей одной, и никому более. Всякий уполномоченный, хотя и был бы брат ее, должен только быть исполнителем ее воли, ее намерений в такой мере, в какой она назначит надел детей своих.

2

Она определила дать дочери:

а) Воронежское имение, состоящее из 325 душ на пашне, богатое качеством и количеством земли и приносящее ежегодно дохода среднею мерою до трех тысяч рублей серебром.

б) Таврическое имение Новорепьевку, состоящее из 84 душ, но при десяти тысячах десятин земли и которое с начала 1852 года отдано в арендное содержание на десять лет за три тысячи рублей серебром в год.

в) Иркутский дом, который можно, по крайней мере, оценить [в] пятнадцать тысяч рублей серебром.

г) Но как Воронежское имение заложено, хотя и не с дозволения твоего, в Опекунский совет, но взамен вырученной суммы, поступившей уже в состав капитала, предназначенного для сына, то, видя очищение сего долга, предполагается прибавить в надел дочери одесский дом, оцененный А.Н. 15 т. р. с. с тем, чтоб дом сей или был продан, и вырученная сумма поступила бы в очищение долга, лежащего на Воронежском имении, а в случае недостатка пополнено было им, ежели дочь оставит за собой этот дом, то ежегодная плата процентов была бы на ее ответственности.

д) На Воронежское имение и на иркутский дом акты владения дочерью совершены, на одесский дом и на Новорепьевку необходимо их сделать неотлагательно.

е) Акт на владение дочерью Новорепьевкой и одесским домом в Иркутске сделать невозможно, не имея никаких данных местных, ни владетельных актов, и странно, каким образом А.Н., зная хорошо по собственным своим делам порядок судопроизводства, может желать, в избежание собственных хлопот, чтоб этот акт был составлен здесь в Иркутске.

ж) А.Н. предполагает, приводя здесь собственные его слова, «что, несмотря на все наши крики, брани и требования, не трогая из наличного капитала ни копейки, доход с Новорепьевки высылать он будет на собственное твое содержание». Доходы с Новорепьевки должны принадлежать сполна дочери с начала 1852 года, А.Н. сам же признал, по моему мнению, непосредственно прислав Д[митрию] В[асильевичу] копию с арендного акта. Отделением доходов от Новорепьевки в пользу твою выйдет, что этот надел есть только мечтательность. Я даже полагаю, что нечестно дать дочери акты на имение, а доходы брать себе.

з) И поэтому я настоятельно прошу:

и) чтоб весь надел, назначенный дочери, был окончательно за ней закреплен, чтоб доходы от оного вполне ей поступили и за сей 1852 год и чтоб управление всем ее наделом было предоставлено ей непосредственно и на ее благоусмотрение;

i) во избежание всевозможных, хотя немало непредвиденных неприятностей между братом и сестрой обязанность родителей принять меры по предупреждению оных.

Полагаю благоразумным написать закон <одно слово неразб.> по всему тому, что дочери назначено в надел по §§ А. Б. В. Г сей второй статьи и с прибавлением 29 127 р. сер. лично тобой, по твоим словам, дочери данные наличными деньгами или вещами. Этими действиями положительно и без всякого преимущественного чувства к одному из детей определится то состояние, которое передано дочери.

Из этой суммы уже исключены 4000 р. сер., заменяемых доход с Воронежского имения за 1851 год.

3

Об образе составления капитала для сына от распоряжений А.Н. положительного мнения подать не могу, потому что не имеется от А.Н. точного и подробного отчета об управлении им твоими имениями со времени данного от тебя ему первого уполномочия; ни отчета о разных суммах, поступивших от Р[епнины]х во время управления их имениями Нижегородским и Ярославским. Равномерно ни о количестве сумм, поступивших от продажи одесского хутора и от таковых же по другим предметам, ни общий свод погодно расходов по высылке денег тебе, или выдаче по покупкам твоим, или назначенным переводам. Но при прочтении письма А.Н. к сыну от 25 февраля 1852 года я нахожу:

а) Что это письмо оскорбительно для родителей и что А.Н. не вправе уничтожать волю твою как в распределении имениями и капиталами, так и безусловном распределении доходов с оного.

б) Что, сверх того, А.Н. не следовало бы давать повод сыну нашему стать в независимое положение к родителям и уверять его, что он всем будущим своим состоянием единственно попечению А.Н., устраняя совершенно всех родственников, которые добровольно передали ему имения, поступившие к ним в силу государственных узаконений.

в) А.Н. не следовало бы также опорочивать твои действия и поступки и укорять тебя в глазах сына, как он это выражает «транжирной жизнию», когда жизнь твою ты только посвящаешь для пользы твоих детей.

г) А.Н. приписывает единственно своему попечению, и, как он выражается, «несмотря на наши безрассудные расходы» (что следовало бы ему доказать цифрами и в сущности чего, полагаю, ты не сознаешься) составить капитал в 203 000 р. сер.

д) По моему мнению, эта сумма составлена не из бережливости или оборотов собственными действиями А.Н., а от продажи имений или залога оных, и это последнее действие не только что невыгодно, но даже и накладно, платив 6 процентов и брав только 4.

е) По моим соображениям, в состав этой суммы поступило:

ж) За Нижегородское имение с присоединением твоей 7[-й] части от залога 1500 душ по 60 р. сер. - 90 000 р.

з) От залога из Воронежского имения 165 душ (если остальные не заложены) также по 60 р. сер. - 9900 р. с.

и) От продажи Ярославского Заозерского имения 63 000 р. сер.

i) По долгу Орлова в 1834 по 1844 по письму А.Н. сия сумма возросла уже от процентов до 60 000 р. ассигнациями, и письму 1853 г. можно полагать, что при убогих даже 4 со 100 процентов эта сумма возросла до 80 000 асс., что составит на серебро 83 000 р.

NB. Не могу утаить, что первоначальная ссуда была сделана покойному М[ихаилу] Ф[едоровичу] О[рлову] без всякого твоего о том предварительного согласия и что ты о том уведомлена была уже по его кончине. Далеко от моей мысли желать высокого росту процентных денег, но когда в казне и то под залог, платится при займе 6 процентов. Справедливо было бы таковой процент и тебе платить.

к) Всего от вышеозначенных источников 185 900.

л) По письму А.Н. наличности твоего капитала 203 000 р. с.

м) И поэтому от предположенных мною в §§ ж, з, и, i сей статьи прихода денег недоставать будет 17 100 р. с.

н) Хотя я не могу определить, из каких источников поступила эта сумма, по неимению достаточной отчетности за все время управления твоими делами, но, однако ж, полагаю иметь право заметить, что кроме ежегодных доходов поступали в его ведение и другие суммы, из которых мне известно, что от Р[епнины]х в счет 100 000 р. асс., которыми они признали быть должными, получено А.Н. 60 000 р. асс., кроме того, поступила сумма от продажи одесского хутора, и, наконец, должны были поступить к А.Н. с имений Нижегородского и Ярославского по двукратному управлению оными А.Н. И полагаю себя вправе считать эти доходы значительными, основываясь не только на прежних моих данных по сим имениям, но по ценам даже, по ко­торым ныне проданы, когда за Ярославское получено 63 000 р. с. и когда сам А.Н. согласился взять арендное содержание нижегородских имений в уплату долга Р[епнина] на покупку имения за сумму 135 000 р. сер.

4

Я полагаю, что все наши расходы, если б даже и были «транжирны», как говорит А.Н., не могли поглотить все ежегодные доходы, и если выслан был тебе капитал 100 000 р. асс., то половина оного поступила на постройку дома, % на здешние свадебные расходы, а последняя % состоит в наличности в процентах по 8 на 100. Единственно положительным подробным о­четом, основанным на положительных данных, может меня заставить А.Н. сознаться, что ты обязана попечительности А.Н. скоплением тех 17 100 р. с., которые превышают в наличном твоем капитале поясненные мною по­ступившие суммы, и что наши расходы, исключая случай свадьбы дочери, не превышали наши годовые доходы.

5

Предполагаемая сделка А.Н. для окончательного расчета с Р[епнины]м в долге 135 000 р. с., по моему мнению, не весьма прочна.

а) Арендное содержание, взятое на имя А.Н., в случае его смерти нисколько не обеспечивает право сына ни на сумму, поступившую до сего в уплату долга, ни на следующие к уплате. Наследники могут, а опекуны должны, несмотря на духовное завещание, оспаривать право нашего сына.

б) А.Н. не имеет права передать сыну нашему права на арендное содержание, потому что он по законам не может содержать аренду заселенного имения.

в) Срок, на который дозволено законами брать арендное содержание, не свыше 12 лет, и поэтому весь расчет на погашение долга 135 000 р. должен быть сделан не на 15, а на 12 лет.

г) По изъясненному вышеозначенных 3-х §§, нужно приступить к другого рода сделке, которая была бы основана на точном смысле законов и, сверх того, для избежания всяких наследственных недоумений и столкновений, была бы сделана на твое имя.

6

На случай же смерти твоей до истечения арендного срока ты должна по духовному завещанию, заранее тобой составленному, поручить взимание арендной платы по контрактовому условию лицу, тобою выбранному, имеющему законное право на содержание аренды заселенного имения, и ясно означив ему, чтоб все взносы с арендного содержания и деньги, еще не уплаченные до твоей смерти, должны поступить сыну твоему.

7

По письму А.Н. от 25 февраля 1852 г. 203 000 р. сер. в наличности. Я полагаю исключить из сей суммы 3000 р. с. на твои расходы в текущем 1852 году, и поэтому останется в наличности 200 000 р. с., по которым предлагаю следующее распоряжение:

а) Вложить все сии 200 000 р. с. в Опекунский совет на один безымянный билет для приращения процентами и процентами от процентов на 10 лет и 4 месяца, в течение которого возрастет он, если мой подсчет не ошибочен, до 300 000 р. сер.

б) Сей билет должен быть доставлен для хранения тебе. Сохранение билета матерью предохраняет все семейство от всяких недоумений и беспокойств, при случае смерти А.Н. нимало не охраняемых образом хранения их А.Н., и ты примешь те же меры предосторожности, которые сохраняются А.Н. для безопасного хранения билетов.

в) Нет никакой надобности, чтобы сын наш был передан духовным завещанием А.Н. попечительству Н[иколая] О[рлова]1 или иного душеприказчика А.Н., в особенности когда ты жива.

г) Что же касается до неприкосновенности этого капитала, кроме обязательного срока, объясненного при вкладе, неизменность твоего слова и нравственность сына, а к этому еще и значительность суммы билета, отнимающую всякую возможность к сделке или размену в Иркутске, - в том служат ручательством.

8

Но помещение наличного капитала сполна в Опекунский совет на срочное время без отделения ежегодных процентов лишает тебя доходов с этого капитала. Поэтому для обеспечения средств к твоему существованию с сыном предлагаю тебе обратить тебе все, что ежегодно будет поступать чистого дохода от арендного содержания по долгу Р[епнины]х.

9

Меры, мною предлагаемые, приводят в совершенную ясность:

а) Вопрос об управлении имениями и капиталом и упрощает отношения твои с семейством и с А.Н.

б) Дочь твоя выйдет из зависимости в отношении имений, ей наделенных, не только от А.Н., но даже и от нашей. Я полагаю, что даже неприлично оставлять ее в этой зависимости или в какой-то опеке, которой только можно подчинить слабоумных или расточительных.

в) Ты с сыном обеспечена в излишестве средствами к существованию.

г) Он обеспечен значительным капиталом, владение которым получит лишь в зрелые лета.

д) Что же касается до присылки билета, то ты должна изъяснить А.Н., кому доверяешь получение оного под обязательную расписку передачу этого билета лично тебе.

10

Никаких денежных актов и документов в суммах и имуществе, принадлежащих тебе, я на имя А.Н. допустить не могу. Это только запутывает отчетность, нисколько не обеспечивая прав твоих, ни сына на оные. И в случае смерти А.Н. могут произойти споры и иски, нимало не отстраняемые подписями руки А.Н., которые опекунами могут быть не приняты в уважение, быв сами обязаны отчетом, и которые перед законом ничтожны без представления законных счетных книг по управлению в силу уполномоченной доверенности.

11

Всеми предлагаемыми мною тебе мерами вышеизложенными состояние наших детей приходит в прочный вид, не требующий от тебя никаких забот, ни опасений.

12

Труды А.Н., обращенные на пользу всех многочисленных членов его семейства, значительно облегчатся в отношении тебя, и ему останется только труд по управлению арендным имением до погашения долга Р[епнины]х 135 000.

13

С арендного имения для погашения в 12 лет долга 135 000 р. с. ежегодный чистый взнос дохода должен быть 11 250, и в течение 11 лет это причтется ежегодно процентов за неуплаченную часть капитала.

Ты должна настоятельно и неизменно обязать А.Н. присылкою этих денег полугодичными сроками по мере получения оброка. Получая в известные сроки, ты можешь отчетливо распоряжаться своими расходами и в то же время прекратить все на А.Н. переводы и получения. Я в полной уверенности, что при бережливости в расходах, к которым ты так ревностно приступаешь, ты успеешь сделать ежегодно значительное сбережение и составить запасный капитал, пустив ежегодные сбережения на процент.

14

Принимая в соображение, что арендный расчет на 12 лет и вклад наличного 200 000 руб. сер. капитала на 10 лет и 4 месяца, то по истечении сего срока в сообразности с 12-летним арендным ты к ежегодным твоим доходам в течение года и 9 месяцев получишь по истечении 10 лет проценты на 30 000 р. сер. капитала, что и составит 21 000 р. сер., что значительно увеличит запасный капитал, который, предположительно, можно считать возможным от 40 000 р. сер. до 50 000.

15

Если же ежегодными сбережениями или из других источников составится предполагаемый запасный капитал, то от тебя будет зависеть, сообража­ясь ли с ценностью наделов детям или по собственному твоему произволу, без всяких посторонних направлений в пользу одного или другого или более достойному - назначить надбавочный надел.

16

Назначение надела каждому из твоих детей сделано по твоему предназначению. Безымянность только ломбардного билета несогласно только твоему желанию. Конечно, вернее было бы сделать просто билет на твое имя, но, может быть, встретилось бы на это затруднение по сепаратным постановлениям, до быта нашего относящимся. Я остаюсь при моем мнении, что вклад капитала не на личное имя сына есть необходимое обуздание могущего встретиться взрыва страстей и необходимая гарантия его собственных выгод. Юные его лета, неопытность, могущие возродиться страсти могут его завлечь в необдуманные расходы. Я отдаю полную справедливость его чувствам, его уму, его примерному поведению, но не менее того остаюсь при мнении необходимой предосторожности.

17

Что же касается до щекотливого положения Д.В. требовать выдачи билета безымянного - доверенность наша в получении его им лучшим охранением от упрека, к чему еще, в охранение этой щекотливости, способствует и парадокс обязательной расписки при выдаче ломбардного билета.

18

Если я частью высказал о резком моем мнении насчет А.Н., то я прошу тебя не искать в моих выражениях и суждениях следов моего личного не­годования против него, а видеть только порыв мой - доказать несправедливость его суждений о тебе, неприличность высказывать их сыну твоему, что я полагаю обидным для нас и предосудительным для сына.

19

Изложив откровенно свои мнения, я имел в виду совершенное беспристрастие к детям и полное доверие к тебе, но, признаюсь, желаю, чтоб сия записка осталась документом моего возражения на письмо А.Н. от 25 февраля 1852 г. к сыну нашему и получила бы, подобно оному, гласность в твоем семействе, не возбраняя тебе дать таковую гласность тем уважительным <одно слово неразб.> лицам, которым ты доверяешь дела и участь детей твоих.

ИРЛИ. Ф. 57. Оп. 5. № 30. Л. 18-24 об. Публикуется впервые

*1 Орлов Николай Михайлович (1821-1886), сын М.Ф. и Е.Н. Орловых. Речь идет о настойчивом предложении А.Н. Раевского перепоручить ведение дел М.Н. Волконской ее племяннику Н.М. Орлову. М.Н. и С.Г. Волконские решили доверить ведение дел по оформлению наследства своему зятю Д.В. Молчанову. Из письма М.Н. Волконской А.М. Раевской от 10 июля 1852 г.: «Я воспользовалась отъездом в Петербург моего зятя и объяснила брату от своего имени и от имени Сергея, что именно мы хотим сделать, чтобы формально по закону утвердить наше состояние детям. В конце концов, я заявила ему, что если наши планы ему не нравятся и он приведет в исполнение свою угрозу бросить мои дела, то я прошу не поручать их никому, кроме Дмитрия, потому что при всей моей дружбе с Николаем Орловым, которого он мне указывает, мне позволено предпочесть ему своего зятя» (Неизданные письма М.Н. Волконской. С. 110).

0

7

6. Е.С. и Д.В. Молчановым
[Иркутск,] 1852

Любезные друзья, дорогие мои детки, надоедаю вам моими письмами, но не могу удержаться в разлуке с вами хоть заочно поговорить с вами.

Я здоров. Вы, верно, знаете, что жена выехала из Тарасуна и приехала в Читу 12-го сего месяца. Пишет, что 17-го будет в Верхнеудинске *1, а 27-го в Иркутске. Я не очень понимаю, что: с 17-го по 27-е слишком много на переезд из Удинска в Иркутск, слишком много, чтобы заехать в Селенгинск и Кяхту. О поездке в Кяхту не пишет, но М-me Ек *2 пишет, что с нашими едет в Кяхту. Желаю, чтоб побывала в Маймачене - взгляд на место и жителей любопытен, да при том желал бы, чтобы увиделась с Ребин[дерами], чтоб не дала повода к толкам и перетолкам *3.

Здесь их много: в непосещении генералом Кяхты винят дедушку Девятой *4, винят и вас, как двигателей этой перемены, дай Бог, чтобы и первый взгляд был так же ложен, как и второй. Говорят, что Н[иколай] Р[оманович] очень обижен этим изменением направления пути Н[иколая] Н[иколаевича] и что имеет намерение оставить градоначальство. Что тут правда - не знаю. Тамбурина *5 огорчена, разобижена, дала ход своей желчи, судит и рядит на перетолк ума и приличия - и побуждается в этом известным[и] вам ее советниками. Авось этот отъезд - ошибочное предположение, желаю от всей души по моей преданности к Н[иколаю] Н[иколаевичу] и уважению к Н[иколаю] Р[омановичу]. Генерала ждут к 24-му, все тогда для нас разъяснится, а ты, мой друг Дмитрий, вероятно, и теперь уже знаешь, что есть истинное.

Другая новость Иркутска - это отъезд Занадворова *6 с Агн. Алек. *7 в Пе­тербург. Отъезд вследствие письма Фа[в]сту из тайги *8. Предлагал Персин[у], чтоб медиком и, вероятно, ходатаем по делам ехал бы с ним; предл[агал] 2000 руб. сер., он просил 5000, и на то согласились, но И[ван] С[ергеевич] отказался по причине болезни его сына *9. От А.Л. *10 нет частных известий - официальных же не могу знать. Доверие Фавста к жене его не по пустой причине: довольно, вероятно, смазал миллионов и, видно, чувствует, что крыж ему здесь *11. Что успею узнать - сообщу.

Перестройка идет вяло - много полили, помешали беспрестанные дожди, ливни, да к тому и неожиданная встреча. Наружная стена пристройки и коридор осели от подкопа. Оставить так нельзя было, будут подымать, много хлопот и остановка в производстве работ.

Внутренняя отделка комнат идет хорошо и успешно, устройство лестницы идет вяло, в полработы плотн[ицкой] и столярной, а краски нет и начала. От встреченной осадки до исправления оной остановилась и кладка оран[жерейной] печи. В осадке стен есть частью неосторожность И.Як. *12, вернее, взгляд И.Е. *13 Спорить и не было бы пользы и лучше было бы мирно согласиться к исправлению с объявлением приплаты за эту работу. Не сердись, мой друг, но частью и ты виноват. Подкоп под строение требует бдительного и ученого присмотра архитектора, а ты не хотел этого. А.В. *14 лучше варенье варит, <пропуск> приготовляет.

В доме люди, лошади, собаки здоровы. Жену ожидаю, но прошу ее убедительно остановиться недели на две на заимке А.В. Запах краски, шум <пропуск>, неочищение двора от всякого мусора, беспрестанная помеха к уборке - все выставлено ей на вид, не знаю, согласится ли. Письма от жены весьма успокоительны: не хвастается здоровьем, но какой- то отпечаток спокойствия, веселости - весьма мне утешительно. В постоянной я переписке с Мишей, скучает быть в разлуке, но усердно занимается. Я ему посылаю не только советы, но имею попечение и о средствах жизни, и вещественных, и мысленных, посылаю и провизию, и книги, а к этому и театр[альные] сведения и обзор общественных] иркутских событий и сплетен.

С нетерпением ожидаю от вас известий из Москвы, надеюсь их иметь от конца июня и поэтому почты через две. Удачна ли будет ваша семейная дипломация? Что-то не густы. Ожидаю известий и из Питера, покамест чистосердечных. Своих люблю горячо, и поэтому близка к моему сердцу встреча вас с ними и прием их вас. Напишите мне истинные ваши впечатления и их действия с вами. <Пропуск> меня с ними. За <пропуск> передайте им мою признательность. В сердечной моей преданности им, надеюсь, они уверены, вопреки их взглядам и предубеждениям. Вас обоих прижимаю к сердцу, истинно вас любящему.

ИРЛИ. Ф. 57. Оп. 5. № 30. Л. 9-9 об., 9а-9а об. (Черновое карандашом)

*1 Верхнеудинск - город в Забайкалье, ныне г. Улан-Удэ.

*2 Мадам Эк - одна из сестер Эк. Эк Софья Андреевна - классная дама Иркутского девичьего института в 1845-1852 гг., Эк Дарья Андреевна - классная дама Иркутского девичьего института в 1845-1849 гг.

*3 О сложных отношениях между семьями Трубецких и Волконских было известно в Иркутске и за его пределами. Из письма В.И. Штейнгейля от 27 июня 1854 г.: «Самое неприяное: взаимное несогласие семейств Волк[онского] и Трубецкого» (Штейнгейль В.И. Сочинения и письма. Т. 1. Записки и письма. Иркутск, 1985. С. 293).

*4 Возможно, Девятов Михаил Петрович, чиновник, в 1853 г. - советник Забайкальского областного правления, в 1859 г. - заседатель Ачинского окружного суда.

*5 Лицо, о котором идет речь, не установлено.

*6 Занадворов Фавст Петрович (1811-1888), отставной сибирский чиновник, купец и промышленник. Был женат на племяннице и наследнице иркутского купца-золотопромышленника, мецената и благотворителя Ефима Андреевича Кузнецова (1771­1851) Екатерине Александровне (урожд. Малеевой).

*7 Возможно, ошибка переписчика письма. Скорее всего, речь идет о Е.А. Занадворовой.

*8 Очевидно, речь идет о жалобе «кочующих тунгусов» об учиненном Занадворовым поджоге лесов в Олёкминском округе Якутской области, «на огромном пространстве, где пролегала дорога к его золотоносному прииску». Этот пожар нанес урон звериному промыслу и, следовательно, уплате ясака. Следователь А.И. Бибиков вызвал Занадворова к месту пожара, но тот не явился сначала под предлогом болезни, а затем заявил, что дал Молчанову, который мог повлиять на следствие, 20 тыс. рублей серебром, чтобы избавиться от поездки к месту расследования.

*9 Сын И.С. Персина Сергей.

*10 Лицо неустановленное.

*11 Речь идет о слухах в Иркутске, в которых обсуждалась нечистоплотность Ф.П. Занадворова в отношении иркутского купца и золотопромышленника Е.А. Кузнецова и раздела имущества Е.А. Кузнецова после его смерти между его сонаследницами (см.: Струве Б.В. Воспоминания о Сибири // Граф Н.Н. Муравьев-Амурский в воспоминаниях современников. С. 67-69; Вагин В.И. К биографии Муравьева-Амурского // Там же. С. 275.

*12 Лицо неустановленное.

*13 Возможно, И.Е. Разгильдеев.

*14 Поджио Александр Викторович (1798-1873), отставной подполковник, член Южного общества, осужден по I разряду. На поселении с 1839 г. в Усть-Куде, где жил с 1834 г. его ссыльный брат Поджио Иосиф Викторович (1792-1848). Недалеко от Усть-Куды, на берегу Ангары, в живописном месте, именуемом Камчатником, у Волконских был небольшой дом.

0

8


7. Д.В. Молчанову
[Иркутск,] 28 июля [1852 г.]

Черновое письмо, писанное 28 июля по-французски, но здесь во всем том, что по делам относится, переведенное по-русски для сведения по этим делам.

Жена приехала 27[-го] в Иркутск, и мы имели удовольствие читать твое письмо от 27 июня. Поручение, данное тебе к А.Н., гораздо упрощилось свиданием твоим с Р[епниным], дай Бог, чтобы все порученное тебе дело было тобою проведено в окончание с полным охранением прав собственности неоспоримой жены и сына, с тем же охранением всяких недоумений, могущих возродиться от прежнего принятого порядка А.Н. сохранением также всякой сложности в управлении арендою и без выдачи слишком пространных и необеспеченных доверенных актов. Все это поручаю тебе устроить и сколько возможно без причин, которые могли бы подать повод А.Н. к негодованию на нас, и буде он возымеет намерение учинить разрыв с нами, чтобы укор в этом разрыве лежал бы единственно на нем.

Письмо мое от 24[-го] (посланное тебе страховым) выразило тебе мой взгляд по нашим делам до получения письма твоего из Нижнего и свидания твоего с Р[епниным]. Изложенное мною тебе по делам после свидания во многом изменяется. Ты все сам рассудишь, но я полагаю, что мысль моя - взять с А.Н. векселя взамен долженствующих поступить ежегодных взносов с аренды к уничтожению долга по аренде с Р[епнина]. Есть лучший способ. Согласится ли он на это, вряд ли, хотя бы мы имели право ожидать от него этого после той неограниченной доверенности к нему, которую мы ему посвящали более 20 лет. Авось Бог его вразумит и тебе поможет в устроении дела столь важного для родительского попечения о детях.

ИРЛИ. Ф. 57. Оп. 5. № 30. Л. 7-7 об.

0

9


8. Д.В. Молчанову
[Иркутск,] 4-го августа 1852

Спасибо, люб[езный] дру[г] Дмитрий, за добрые вести, сообщенные нам тобой письмом твоим от 5-го июля. Это лучший подарок, который ты мог мне представить на день моего Ангела *1. Безмятежная жизнь с семейством жены моей, обеспеченное состояние сына и дочери - лучшее утешение для наших родственных связей и родительских чувств. Спасибо, мой друг, за ловкое, рассудительное окончание этого дела. По получении подробных сведений глас­ных об окончании сделки и передаче всех дел и документов от А.Н. буду писать ко всем по принадлежности. Но по этим делам я бы желал иметь некоторые подробные сведения, о которых прошу тебя испросить сообщения от А.Н.

1. В чем состоит постепенное поступление от моих родственников, наличных ли сумм или доставленных в разные времена. И в чем состоит тако­вое же поступление сумм от доходов с имений, переданных в разные времена племянниками моими в управление А.Н.?

2. Желательно бы было мне иметь полный баланс ежегодных доходов и расходов по управлению А.Н. общих дел жены моей, не в виде поверки по управлению, но как отчет собственно себе и вам - на что израсходовано то, что почитали всегда собственностью наших детей.

По аккуратности управления А.Н. собственным имением и делами многих опек, так сообщено мне <пропуск>, я уверен, что таковой отчет легко достать в его конторе, лишь бы дано им было на то согласие, а в оном не могу сомневаться, как документы для нас необходимы для правильного раздела между вами.

Поручаю все это твоему ходатайству, поручаю тебе объяснить А.Н., что желание иметь таковые сведения - мне близкие к сердцу, а не поверка его управления. Я желаю знать, в чем именно я обязан своим в их содействии к обеспечению средств жизни моим деткам, я желаю иметь полные данные, чтобы и вам, и сыну дать отчет в наших расходах и иметь правильное мерило к общему между вами разделу.

Похлопочи о моем поручении, очень буду тебе обязан. Жену твою целую, а тебе жму дружески руку.

[5 пакете с подписью:] Бумаги по делам нашим по имению со времени отъезда Д.В. в Москву.

ИРЛИ. Ф. 57. Оп. 5. № 30. Л. 11-11 об. Публикуется впервые

*1 5 июля - день преподобного Сергия игумена Радонежского.

0

10

9. Д.В. Молчанову
[Иркутск, 1852 г.]

Д.В., мне тяжело говорить с тобой о семейных делах, по моему убеждению, в темных тонах. Я горжусь своим положением политического парии *1, но вследствие этого быть объектом недоброжелательных действий Ал. Ник., даже в адрес моей дочери, быть отстраненным от участия в урегулировании положения дел, касающегося будущего состояния моих детей, я вам признаюсь, больше невыносимо. Мое имущество было разделено на две части. Одна часть - наследство с присоединением имущества, приобретенного мной, вторая часть, которая по закону, досталась при разделе моим братьям, а затем моим племянникам как первостепенное имущество *2.

Что касается имущества, доставшегося моей жене, оно является, не только по закону, но и по закону моей совести, собственностью моей жены, которой она может распоряжаться без какого-либо контроля с моей стороны.

Касаемо имущества, которое досталось при разделе моим племянникам. Если они доведут до конца их похвальное намерение, о котором они мне сообщили, то я предполагаю, что какая-либо договоренность не может быть достигнута без моего личного согласия. Я хочу выносить решения лично - и о размере их пожертвования, и также о размере моей благодарности, которую я им должен выразить. Закон не признает за мной этого права, и я позволил Ал. Ник. воспользоваться этим законом против меня, но так как мои племянники исполняют желание их отца и их собственное - это долг племянника перед дядей, оказавшимся в положении вне закона; я хочу знать их намерения; я хочу участвовать в конечном соглашении; я хочу высказать свое слово в финале этого акта.

Ваше отношение к Ал. Ник. не совпадает с моим. Оставайтесь при своем мнении, но не требуйте, чтобы я изменил свое. Ваша порядочность мне известна - именно это позволяет мне надеяться, что вы не согласитесь на какие-либо условия, предложенные Ал. Ник., без моего ведома, так как это нарушит мои права и не будет соответствовать той преданной теплой дружбе, которая нас троих связывает.

Мои отношения с семьей Раевских испорчены окончательно. А.Н. ответит перед Господом за все плохое, что он мне сделал в моей собственной семье, он пользуется моим положением, чтобы лично оскорбить. Я не оберегаю мою собственную семью от всей несправедливости по отношению к ней.

С этой же почтой я отправляю письмо моему племяннику Василию *3, я настоятельно прошу вас передать ему это письмо без промедления и какого- либо контроля с вашей стороны или от кого-либо. Вы можете его прочитать для того, чтобы убедиться, что мое поведение благородно, в отличие от А. Ник., чьи поступки скверны.


ИРЛИ. Ф. 57. Оп. 5. № 30. Л. 8-8 об. (Черновое). Подлинник на франц. яз. Перевод Л.Г. Гладовской. Публикуется впервые.

*1 Пария, парии (от тамильского парайян) - одна из неприкасаемых каст на юге Индии. В европейских языках слово «пария» приобрело значение «отверженный», «бесправный».

*2 На момент ареста С.Г. Волконский владел солидной недвижимостью и крепостными. По его собственной оценке, недвижимость состояла из двух основных частей: благоприобретенной и родовой, т. е. переходящей по наследству к членам семьи Волконских (Караш Н.Ф. Князь Сергей Волконский. С. 235).

*3 Из письма С.Г. Волконского В.Н. Репнину: «Вы <... > вступили в полное владение бывшей моей частью Нижегородского имения со второй половины 1852 года, и вот почти три года как вы пользуетесь доходами оного, а нам не высылаете ни копейки <...>. Вы <...> имеете право перед законом, но не перед совестью владеть наделом нашим из бывшего моего Нижегородского имения, то есть по праву благовидной конфискации. Но по какому праву вы похищаете у детей моих надел племянника моего Александра Никитича, добросовестно им в пользу их пожертвованного? По какому праву вы похищаете у жены моей ее вдовий надел? (КарашН.Ф. Князь Сергей Волконский. С. 249).

0


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Е.А. Добрынина. Письма декабриста С.Г. Волконского.