Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Е.А. Добрынина. Письма декабриста С.Г. Волконского.


Е.А. Добрынина. Письма декабриста С.Г. Волконского.

Сообщений 31 страница 37 из 37

31

30. Е.С. и Д.В. Молчановым
[Иркутск,] 4 дек[абря] 1854. № 20

Сейчас возвратился от Зиновьева *1, которому дал для вручения вам письмо от вашей матери и записку от меня, вчерась я вам писал с почтой, и по № моего письма вы видите, что не ленюсь, но почти с вашего отъезда не ленился, четыре № сверх почтовых отправлений. Ежели наскучил, простите, что вы мне так милы, если в угоду вам, тем для меня приятнее.

По твоему здоровью, Дмитрий, новости утешительны. Иноземцев - хороший судья, и предайся вполне его советам, и не надейся на скорое излечение - будь доволен постепенным излечением.

По твоему характеру ты хочешь скоротечного оборота к лучшему в твоем здоровье, скоро можно расстроить оное, но восстановить надо время и умение, одно, надеюсь, будет по милости Божией, в твоей воле, несмотря на временные на тебя гонения, которым ты ни в сущности, ни в духе не поддаешься, в умении Иноземцева не можешь иметь сумнения, и к этому же еще попечение, любовь, преданность жены твоей, нашего ангела Нелли, с этим в жизни можно идти счастливо во внутри сердца и с гонением судьбы, и с недочетом в людях, и даже с борением темных сил. Бог вам в помощь, друзья мои сердечные, вот ежечасная моя молитва к Всевышнему.

О твоих делах столько писал, и столько все сказанное о них так не положительно, что боюсь, чтоб, обратив на все эти слухи мое внимание, не надоел ли тебе моими советами. Ты мне ничего не пишешь об этом, хотя сам давно уже в Москве, известия от хозяина Усти и Андрюши убеждают, что-то есть, но не в размере первой разголоски здесь об этом, и поэтому ничего уже не буду говорить до известия от тебя более положительного и все-таки повторю: не надейся на свою чистоту совести - она дорогой клад для тебя, для нас, а против злобы, клеветы и несправедливости людей надо ум, и ты его имеешь, надо прозорливость, а с умом твоим не мудрено ее иметь, надо выказать в прошедшем твоих врагов - так как они были, потому что они и тебя прошедшим укоряют в настоящем и прошедшем, не преступном, не легкомысленном, тогда как прошедшее - что ни шаг, то уголовный факт. Потом, мой друг, при клевете в оных ставка - не огорчайся и принимай клевету хладнокровно, огорчением даешь повод к торжеству противника и себя расстраиваешь, а холоднокровием поражаешь противника и убеждаешь беспри­страстных судей. Ne vous livrez pas a l’apathie du bon droit et mettez au pied du mur les accusateurs et voyez dans vos juges si tels ils sont ce qu'il sont et s’il le faut. les avec prudence pour ne pas donner des armes contre vous *2.

Сердечный друг, не сердись на меня за эту мою проповедь и прежние слова, в разлуке с тобой сердце мое рвется к тебе в недоумении об обстоятельствах твоих, ум и чувства мои бредят предметом всемогущего быть, желание быть тебе полезным - вот моя цель, а если все сказанное мною болтовня, по-твоему и по обстоятельствам, - на тебя не буду сетовать за суждение, лишь бы последнее было таково.

Теперь и тебе советы, ангел мой Нелли, не сердись, что пожурю, но поверь, что это делаю в пользу вашу. У тебя врагов нет, но у мужа их много. Суди людей строго, но про себя, и особенно в письме к матери не сообщай негодования <далее до конца фразы неразб.>. Жена моя не умеет скрывать впечатления, любит делить ваши вести со многими без разбора, полагает, что выказывать лиц, не расположенных вам, - это польза вам, а все это делает или новых врагов к вам или есть новая причина упрекам на ее счет. Говорю все это по предосуждении твоего о матери претендента Зинни *3 покамест, но убеждены, что точно врага считай всякого хоть не другом, но еще не врагом. Дмитрий холодностью нажил их много - остерегайся этого и не сердись, что пишу тебе об этом. А как хочешь отделать кого на все корки или предварить нас об осторожности, то пиши ко мне, я уж не дам твои строки для чтения другим, и твое письмо не будет валяться - на прочтение всякому. Пишу об этом, но это для тебя, мужа и меня.

Я очень признателен родственникам твоей матери, дочь моя, что они радушно, родственно, пусть и с открытым сердцем, вас приняли. В последнем я сумневаюсь от дяди, от тетки же нет.

Но вы знаете, так, как и я, что дядя и его сестра *4 строго судят других, и первый очень снисходительно себя, и поэтому, сохраняя все приличн[ые] договоренности, не очень вверяйтесь их суждениям, их нерасположениям к другим. Вверяйтесь собственному вашему уму, а не их уму. Часто он несправедлив и чересчур строг.

Наши сношения свыше здесь тяж[елые] <пропуск> шагу нерасположения к жене, моему, хотя в последнее время менее, нежели прежде *5. Конечно, обидно, но, по-моему, жена слишком это все ставит в строку, свое достоинство можно бы сохранить без выказывания негодования, mais le pli est pris et il est difficile d’en prendre un autre *6. В этих сношениях, как мне кажется, подсаливала и жена Дядьки *7, хитрая баба, искавшая в виду себя удержать в близких сношениях, хотевшая сблизить <пропуск> смерть пошлет Тамбурину *8 и способствовавшая водворить на стару[ю] ногу Констанцию *9. Удастся ли, не знаю, но более расположения. В отношении сношений с матерью твоею, я все полагаю, что ты могла быть посредником лучших сношений, выказав матери необходимость de moins de raideur *10 - и в противной стороне более справедливых суждений. (Далее по-франц.) Тебе всегда предлагают любовь, восхищение, справедливость. Я говорю о тебе, так как безразличие, которое тебе, Дмитрий, свидетельствуют, меня не только огорчает, но и является для меня поводом к осуждению несправедливости. Я признаюсь, что это мне горько и для тебя, Дмитрий, и для него. Дай Бог, что я ошибаюсь в этом обвинении, но до сегодняшнего дня ни одного слова о тебе со мной и другими, я не заводил бы разговора об этом сюжете, потому что это не в моей власти *11.

(Далее по-русски.) Мои сношения по-прежнему, благорасполо[жение] не изменяется, не часто посещаю, и всегда после упрек, что не был долго. В дело не вмешиваюсь, говорю о политике, о Крыме, о мелких <пропуск>. Оказываю глубокую признательность за сына и держу себя не близко, но недалеко *12.

Сношения с Мишей хороши вопреки всех прежних и настоящих враждебных влияний и впечатлений. Сильно поддержан супругой *13, и в отношении его убедился, что он годен по уму, способностям и желанию заслужить доверие, что годен и мог быть употреблен с пользою. Один из окружающих в пользу и помощь Мише, как я уже писал тебе, - это Буссе, надеюсь, что и Корсаков будет такой, прежде обещался мне, и теперь попрошу - искатель[ство] отца не есть подлость. Боюсь только, что много сложных данных поручений не ввело по неответности в неудачное исполнение оных, тем более что и сущность некоторых этих в начале их необдуманна. Эти суждения относятся к некоторым распоряжениям по будущей Амурской экспедиции. Миша должен дать ответы на вопросы, которые весьма затруднительно ему поверить или разрешить. Дал я ему некоторые наставления к руководству, потому что предмет их хозяйственный, и дал совет быть осторожнее, чтоб не попасть <пропуск> в дураки.

Сцена людей и деятелей здешних тебе известна, и поэтому некоторые сообщения о сбывшемся и настоящем тебя займут. Падение Струве было неожиданное, он сам накликал на себя оное якутскими интригами и учреждениями здешним торговым лицам, но кто более всего навел на него опалу - это безрассудство и заносчивость делами жены и тещи. Он бы мог удержаться, но с опорочиванием жены и тещи, он этого не хотел не из слабости, но из самодостоинства, и в этом я его уважаю. Кончится ли <пропуск> по его ожиданиям, вряд ли, а здесь уже ему нельзя остаться, les affaires ont ete pousses trop loin *14 - и в этом предположении жаль его. Теперь он сбавил с обычной его спеси, против тебя был часто виноват - против Миши ты говоришь, что да, против меня лично - не думаю, но теперь и вы должны ему простить - сильно наказан и вряд ли <пропуск> будущее время.

Григорьев *15 совершенно оперился, умел выказать, что если были неудачи, то это было следствие интриг, против него затеянных, в виде очистить место другому. Ты знаешь, что я не большой защитник многих, туда завезенных Струвом, но мне жаль, что Н.Ф. *16 попался если не в опалу, то, по крайней мере, не в обещанное расположение]. Хотел было сказаться больным, выйти в отстав[ку], но мы с Мишей уговорили письмами потерпеть, еще и не гневить, авось уладится его дело - и, дай Бог, во-первых обещано, а во-вторых, он достоин. Сейчас получил от него письмо, пишет, что посылает рыбку, пришлю ее к вам, просит уведомить о положении твоем и говорит: я постоянно сохраняю уважение к Д[митрию] В[асильевичу], не все таковы, спасибо ему за то.

Еще надо поговорить об одном губерн[аторе], это о забайкальском. Кажется, на него гроза со всех сторон, конечно, записывается и часто рядит по-своему, чиновники все против него, но зато народ за него - лично в том убедился в повед[ении] с тобой, чем это кончится, не знаю, но интриге против него нет конца - и червячки вкупе сделают и змею, и от жала змеи не уберечься, и я останусь с моими убеждениями о <пропуск> *17.

Говорить о червячках, если говорить о всех, то много и надоешь и себе, и тебе, но главное - червячки в настоящее время в ходу - это (Далее по-франц) маленький злыдень, муж Катеньки, князь, муж уехавшей дамы, большие бездари, и, однако, они добиваются своей цели, нанося вред тем, кто более здравомыслящий, чем они.

(Далее по-русски.) Также и против Раз[гильдеева] происки, там подкапывается хозяин лошади, на которой ездила Нина *18, что найдет, не знаю и не слышно, но что он будет небеспристрастен, то заключаю из того, что слышал из собственных его уст уже год тому.

Один, который вне всех этих раздоров и происков, c’est le petit medisant *19, он дельный и проложил себе дорогу, идет по ней независимо от этих всех мелкотных дрязг, не то что по чистоте души, но по осторожности ума. Хотя не на старых я с ним сношениях, но не так довольно близко светских, в этом мне опора для сына *20.

Что же тебе сказать о К[арле] К[арловиче], все тот же честный, верный в сношениях человек, уважения заслуживает, кроме <пропуск> слабости. Но он теперь оперился, в хороших сношениях у двора и замечательно с ним добродуш[ен]. Струве был солон ему, а он не только злопамятен, но оказы­вает ему радуш[ие] и защиту. В доме же у него по-старому. Был довольно серьезно болен - вскочил на спине между становой костью и лопатками clou, qui a frise un Carbouncell21. Теперь гораздо лучше.

У нас новый председатель Врачебной управы - un certain22 Mr Кинаст23, непроходимы[й] немец, но человек умный и хорош к людям. Мы с ним по­знакомились частным образом, и он assendant24 над женой своими советами, il n’est pas25 <пропуск> и уговорил жену ежедневно выезжать на воздух и стараться достигать развлечение. Насчет выходов она последовала совету, и вот уже настал день, что выезжает и с опущенным окном в карете, пер­вые два дня возвращалась со слабостию в груди, но теперь уже три дня, что окрепла, et j’en trouve beaucoup mieuex26, спит порядочно, головной боли нет и как бы совершенно иная. Дай Бог, чтобы устояла против 25 градусов моро­за, которые начались, и, вероятно, <пропуск> и боли.

Я в понедельник буду писать и по почте, и с частным случаем, надо отправить письмо, боюсь опоздать. В понедельник дам вам отчет по женскому иркутскому полу.

Друзья мои, мысленно всегда с вами, и сердце мое скорбит о вас во всех на вас судьбою налагаемых испытаниях. Настанет ли вам когда-нибудь година спокойствия? Как вы бы счастливы были видеть развитие умственное, телесное Сережи, авось Бог его сохранит, вам и нам в утешение.

Друзья мои, конечно, поручаю вас покровительству Всевышнего.

Ваш друг и отец Сергей Волконский.

ИРЛИ. Ф. 57. Оп. 5. № 30. Л. 76-79 об.

*1 Зиновьев Петр Васильевич (1812-1868), знакомый многих декабристов, неоднократно доставлял их письма, по свидетельству И.Д. Якушкина - золотопромышленник.

*2 Не предавайтесь апатии в вашем правом деле, приприте к стенке обвинителей и увидите ваших судей, если они таковыми являются, кто они на самом деле, и если необходимо. с осторожностью, чтобы не подставить себя под удар (франц.).

*3 Скорее всего, речь идет о Н.Д. Свербееве, являвшемся претендентом на руку Зинаиды Трубецкой.

*4 А.Н. и С.Н. Раевские.

*5 Скорее всего, речь идет об отношении к М.Н. Волконской в связи с делом Молчанова. Н.Д. Свербеев сообщал С.П. Трубецкому из Иркутска в Кяхту 7 декабря 1854 г. о том, что врач Иноземцев признал болезнь Д.В. Молчанова весьма серьезной: «Эта весть, кажется, не по нутру Мар[ии] Ник[олаевне], которая, между прочим, пользуется теперь всеобщей нелюбовью, начиная сверху» (Трубецкой С.П. Материалы о жизни и революционной деятельности. Т. 2. С. 513).

*6 Но привычка усвоена, и трудно усвоить другую (франц.).

*7 Речь идет о жене А.В. Поджио - Ларисе Андреевне.

*8 Лицо, о котором идет речь, не установлено.

*9 Скорее всего, К.Ю. Тулинская.

*10 Меньшей непреклонности (франц.).

*11 Скорее всего, С.Г. Волконский имеет в виду отношение Н.Н. Муравьева к Молчанову. В 1854 г. Н.Н. Муравьев, который с начала «занадворовского дела» защищал Д.В. Молчанова, отказался принимать его у себя. Декабрист П.С. Бобрищев-Пушкин в письме И.И. Пущину сообщает: «По приезде не только Молчанов, но и Нелинька не были приняты в доме М[уравьева] - это страх огорчило Мар[ью] Ник[олаевну], так что она несколько дней прохворала. Теперь, я думаю, кается, что не слушала ничьих советов» (Бобрищев-Пушкин П.С. Сочинения и письма / Изд. подг. В.С. Колесниковой. Иркутск, 2007. С. 232).

*12 Речь идет об отношениях С.Г. Волконского с Н.Н. Муравьевым.

*13 Е.Н. Муравьева.

*14 Дела зашли слишком далеко (франц.).

*15 Григорьев (Игорев) Константин Никифорович (1799-1871), в 1851-1856 гг. - якутский гражданский губернатор.

*16 Лицо неустановленное.

*17 О П.И. Запольском, губернаторе Забайкальской области, и о назревающем недовольстве со стороны генерал-губернатора неисполнением его распоряжений, которое впоследствии привело к снятию генерала Запольского с должности, см.: Матханова Н.П. Высшая администрация Восточной Сибири в середине XIX в. С. 53-55.

*18 Речь идет об интригах против И.Е. Разгильдеева, но суть и лица, указанные С.Г. Волконским, не установлены.

*19 Менее злоречивый (франц.).

*20 Лицо, о котором идет речь, не установлено.

*21 Чирий, который развился в карбункул (франц.).

*22 Некий (франц.).

*23 Кинаст Карл Васильевич, доктор медицины, в 1854-1860-х гг. - инспектор Иркутской врачебной управы.

*24 Завоевал авторитет (франц.).

*25 Он не есть (франц.).

*26 Мне кажется, ей намного лучше (франц.).

0

32

31. Е.С. и Д.В. Молчановым
[Иркутск,] 17-го дек[абря] 1854 года. Vendredi № 23

1. Известное дело кончится без важных последствий, оно надоело всем, его разделят на два дела *1.

2. Первое дело собственно о подкупе, как недоказанное ничем, кончится тем, что М[олчанов] останется в подозрении, не потому что есть подозрение во взятке, а потому что с его стороны есть натяжки в производимых им следствиях над grand calomniateur *2 и несправедливый доклад Г[лавного] уп[равления].

3. Второе дело - о несоблюдении формы и правил в следственных делах разными лицами по этому общему делу - будет передано на заключения министра Панина *3.

Как ни обидно тебе будет, что при чистой твоей совести будет слабая тень на твою безукоризност[ь], хоть не честь, а служба, Бог с ней, не желаю зла твоему противнику, а при его настойчивости и средствах, по-моему, я буду рад и этому исходу. Здоровье твое восстановить - вот для нас главное, лишь бы исход дела не затянул и не сделал затруднений для поездки за границу. Вот для нас главное, и к этому да Бог вам был бы в помощь.

Здоровье матери, Сережи вполне удовлетворительно, потому что жена дает полный отчет. От Миши после 5 дек[абря] из Верх[не]удин[ска] нет известий. Принялся горячо за исполнение данных ему поручений. Бог ему в помощь в неопытности его, Бог ему в помощь и при трудностях пути и суровой погоды. Нечего сказать, с мая месяца не сидит он на месте, и теперь убедились, что теперь действует без Дядьки, а своим умом. Такое одобрение для него и мне драгоценно.

Мы получили от вас письма от 17-го и от 20-го, с будущей почтою должны узнать о приезде князя Максутова чрез Москву и о письме наше[м] от 8-го ноя[бря], которые опередят многие почты отсюда. Известия о Камчатке вас порадуют, дай бог, чтоб М.С. Корсаков, которого ждем и не дождемся, обрадовал нас и из Питера, и из Крыма.

Крестный отец твоего Сережи4 с некотор[ого] времени о тебе спрашивал с большим участием при каждом свидании моем с ним, и все спрашивает о ходе дела; я сообщаю, что вы пишете с полным изложением спокойствия твоего, но с приобщением о слухах городских, о происках и надеждах du grand calomniateur et de sa coterie *5, пусть на ус мотает то, что сам навлек на тебя.

ИРЛИ. Ф. 57. Оп. 5 и № 30. Л. 91-92 Фрагмент письма на рус. яз.

*1 Дело о взятке и дело о присвоении денег, пожертвованных В.Н. Басниным.

*2 Большой клеветник (франц.)

*3 Панин Виктор Никитич (1801-1874), министр юстиции в 1841-1862 гг.

*4 Скорее всего, Н.Н. Муравьев.

*5 Большого клеветника и его компании (франц.)

0

33

32. Е.С. и Д.В. Молчановым
[Иркутск,] 20-го дек[абря] 1854. Понед[ельник]. № 24

Ожидание наше всех исполнилось, благодаря Бога, счастливо, и с вчерашнего дня наш Сережа с зубком. Вы можете себе представить, как это событие, столь долго нами ожидаемое, нас обрадовало, и представляю себе, как и вы счастливы будете, что ваш сынок получил новое развитие в жизни и что оное воспоследовало не только с какими-либо обычными страданиями, но даже без всякого малого жара. Бог в помощь Сереже, вам и нам вперед в его жизни, пойду в монастырь Богу помолиться, но выберу день, где бы не прозяб от мороза. Жена вам, вероятно, опишет все подробно - баловницей Бабашкой, и поэтому вы по ее письму все видите радость, судите заочно, как бы здесь были.

Нового о твоем деле ничего мне не дошло, вчера виделся с крестным отцом твоего Сережи, он спрашивал меня, знаю ли я, что бывший постоялец Дядьк[и] *1 ему писал. На мой ответ, что да, надо дождаться его приезда, чтоб узнать подробно, из каких исто[чников] имеет он это сведение и более подробностей, а что он пишет, зять, спросил он меня, спокоен? По всему, что совесть его чиста, и надеется, что безвинно не утопят его, как здесь распускают слухи клевреты Занадвор[ова]. Вообще, мой друг, я с некоторого времени с получе[нием] известий от твоих новых испытаний в Москве, я вижу в твоем куме соучастие к тебе, тогда как прежде со времени приезда и спроса о тебе не было, но вместе с тем знаю положительно, что больш[ая] часть окружающих распространяют слух, что всех сношения с тобой прекратились, а зная, что они же по возможности подсаливают тебе и теще твоей. Мне кажется, что ты понапрасну меня удержал вывести на явь сплетню, о которой я тебе говорил в Кяхте. Мы все жалеем других, а нас не жалеют, а, по-моему, зуб за зуб и око за око. Вы не можете себе вообразить, друзья мои, как мне гадко все здешнее общество, и поэтому весьма мало выезжаю, изредка на Ангару, но чаще к старику насупротив нас *2, иногда к Фину *3, к tete blanche *4, иногда к соседу *5 за сплетнями, всего чаще к Ивану Дмитриевичу *6. Иногда также к Дядьке, его люблю, хотя весьма часто не соглаш[аюсь] в мнениях, ни старик с супругой - у ней кошачь[и] лапки, а весь синклит посещающих не по мне. Слежу их речи, а свой язык держу за зубой. Дядька и супруга его в большом ходу, а кому не знать, как нам, что значит здесь двор.

На днях было горестное событие: в институте классная дама, недавно сюда прибывшая, M-me Кабро *7, мать двух малолетних дочерей, скончалась после кратковременной болезни une pleuresie - qu ‘on a pris d’abord pour une douleur Rhumatismale *8. Лечил Грибовской, которому никогда я не имел доверия, а теперь вопреки всех протекций выказал себя дураком. Начальница Липранди *9 в большой горести. M-me Кабро была для нее незаменимой сотрудницей, а не ветер, как многие другие, нам знакомые. Надо отдать справедливость, что институт переродился прилично порядком и делом учения. Не поссорьте меня по этому суждению с Мераной *10.

Мокшецкого дело все нельзя направить к окончанию, все говорят, что не за что его задерживать, а все-таки не отпускают. Предоставлено Павлу Ивановичу *11 редкое дозволение выехать в отпуск и подать в отставку Макшецкому, а он или молчит, или ссылается на первое донесение, совершенно в пользу Мокшецкого писанно[е].

Вот, мой друг, каковы твои приятели, Кукель много обещался, а не только помощь в нем, а просто противодействие, потому что в этом иметь случай подсаливать Павлу Ивановичу, а bibi *12, который во время оно был протектором Мокшецкого, теперь не удостаивает его дружелюбным перстом, когда прежде давал и до ладони. Все это гадко, подло, но таково время и люди. Я многое скрываю от жены о наших светских сношениях, боюсь вспышек, и поэтому не удивитесь, если есть в наших суждениях разногольщина.

Субботняя почта еще не пришла, хотя понедел[ьник]. Нонче ждем писем и подтвердительного сообщения о испытанном тобою облегчении в недвижимос[ти] твоих ног; ожидаем известий о ходе дела, ожидае[м] известий от писем чрез Максютова и сообщен[ий], оценяют ли достодолжно защиту Камчатки, ожидаем весть из Питера и из Крыма, где на что происходит непонятно с обеих сторон. Ожидаем приезда Корсакова, который, если бы выехал 1-го дек[абря], уже был бы здесь и который для известий опередит три почты. Ждем все это и не дождемся, но как можно послать письма до 6-ти часов по полдню, то надо закончить мое письмо, писанное до половины одиннад[цатого] часа. И так до нового <пропуск> за этот листок.

[Далее по-франц.] Уже четыре часа, и я боюсь опоздать. В заключение письма я вам повторю, что мама, Сережа чувствуют себя хорошо. Мы получили письмо Мишеля от 9 числа из Петровского Завода. Он выехал в тот же день в Читу, в Нерчинский завод и Шилку, где он присоединится к Буссе, и они должны вернуться вместе в Иркутск в середине января. Чем больше я узнаю Буссе, веду с ним переписку, тем больше убеждаюсь в искренности его дружбы с вашим братом. Пусть хранит вас Господь, пусть будут услышаны все мои молитвы о вас *13.

ИРЛИ. Ф. 57. Оп. 5. № 30. Л. 93-94

*1 Возможно, Я.Д. Казимирский, который в это время приезжал в Иркутск и останавливался у А.В. Поджио.

*2 Лицо, о котором идет речь, не установлено.

*3 Лицо неустановленное.

*4 Белая голова (франц.). Возможно, А.В. Белоголовый.

*5 Лицо, о котором идет речь, не установлено.

*6 И.Д. Якушкин.

*7 Кабро Анастасия Алексеевна, классная дама в Иркутском девичьем институте в 1854 г.

*8 Плеврита, который первоначально приняли за ревматическую боль (франц.).

*9 Липранди Екатерина Петровна (?-1874), начальница Иркутского девичьего института с 1854 по 1858 г.

*10 Лицо неустановленное.

*11 П.И. Запольский.

*12 Скорее всего, А.И. Бибиков.

*13 Во французском тексте имена и географические названия часто пишутся по-русски.

0

34

33. Д.В. Молчанову

Дмитрию. Кр[асноярск,] 9-го сент[ября 1855]

Сердечный друг и сын, я получил по прибытии моем с прииска *1 в Красноярск *2 твое письмо от 27-го июля. Не буду тебе говорить о несчастном окончании твоего дела. Клевета, злоба и подкуп восторжествовали над тобою, но ты остаешься перед мною то, что был: человек безукоризненный, и постигшее тебя несчастье еще более тебя сделало мне дорогим. Я переношу это испытание так, как и ты, твердо, уверен будучи в твоей невинности. Авось близкое и беспристрастное рассмотрение нелепого и несправедливого приговора над тобой людьми честными, светлыми умом и добросовестными будет в твою пользу. Авось генерал примет твою защиту, но Бог весть, когда он воротится, а ты жертва, принесенная злобе на него. Молю за тебя, за Нелли, за жену Бога. О[бо] мне будьте спокойны, я закален в испытаниях, и, страдая сердцем и душой за тебя, я сердцем и душой останусь тверд. Помоги Бог тебе и тем нам.

Друг мой Дмитрий, как тебе не совестно принимать на себя, упрекать себя, те испытанья, которые не ты, но злые люди навлекли на горячо любящее тебя семейство наше.

Мы тебя знаем, любим, уважаем. Поверь, что я, чем ты более подвержен испытаниям, ты мне будешь дороже, ближе и более уважаемый. Поверь, что даже если приговор, над тобою произнесенный, сохранится во всей его силе, то сердце мое и ум не престанут тебя любить и уважать и что там, где ты будешь в предназначенной опале, там и я буду с тобою, буду лелеять тебя и оказывать тебе все пространство моей любви и уважения моего к тебе. Сибирь перестанет быть для меня местом ссылочным, а краем благословенным, и никогда из Сибири не выеду, пока там ты будешь, даже если [бы] высочайшая милость доставила мне возможность выехать из Сибири. Я это докажу врагам твоим, ложным друзьям твоим и нашим и тем, которые меня так ошибочно судят, забавляющими меня надеждами и не понимающими, что мне не нужно их советов, чтобы быть твердым.

Я как отец и ты как муж - мы оба должны гордиться нашей бесценной Нельгой, что за душа, она - ангел, сошедший с высоты, чтобы утешить тебя и нас. Она достойная дочь матери, которой цену и я, и ты знаем. Какова бы ни была твоя будущая судьба, счастье семейной жизни несравненно выше всех побрякушек светской жизни. Общими молитвами будем просить Бога о сохранении нам Сережи, а я горячим призывом к Всевышнему буду молить Его в пользу твою, Нелли, и высоко заслуживающей всеобщего уважения жены моей.

Ты мне приносишь не заслуженные тобою извинения, но я, в мою очередь, должен повторить эти извинения, которые раз тебе приносил, - это несправедливое мое о тебе суждение прежде брака твоего с моей дочерью. На этих преждевременных, не заслуженных тобою тогдашних моих упреках, получивших, к несчастью, тогда гласность, многие, как я знаю, основываются, чтобы порочить тебя при злобных своих вымыслах. Поверь, что не упускаю ни одного случая, чтобы доказывать несправедливость тогдашних неосновательных моих суждений, и прошу мою жену, чтоб сие письмо получило гласность в моем семействе и ее, и даже общую, где нужно, гласность.

Благословляю тебя как отец, жму руку как друг и молю Бога быть тебе в защиту. Как отец мысленно прижимаю тебя к сердцу, как друг тоже, с полным уважением к тебе.

ИРЛИ. Ф. 57. Оп. 5. № 30. Л. 98-98 об.

*1 О приисках, принадлежавших С.Г. Волконскому, информации не найдено.

*2 C.Г. Волконский получил разрешение сопровождать до Красноярска Марию Николаевну, уезжавшую в Россию.

0

35

34. Е.С. и Д.В. Молчановым
[Иркутск,] 18 апреля 1856 года. № 9

Христос Воскресе, дорогие мои детки, и с этим радостным приветствием, переходившим из уст в уста по всем странам православия, в ознаменование великого этого события в христианском мире - молю с горячею молитвою христианина, что сподобил бы Всевышний снять с вас, с нас тот крест, который наложен на тебя, милый наш Дмитрий, злобой, клеветой, а испытания твои - наши, мой друг. Жду с нетерпением вестей от Нелли о исходе дела, надеяться надо по многому, мне сообщенному, но чем бы ни кончилось, я ваш, весь ваш, вы ни в чем не сумневайтесь.

<...>

«Дурак Павел Баснин состроил себе какой-то мундир с саблей на бедре. Видев его в <одно слово неразб.>, я не мог удержаться от смеха. В этом шутовском костюме он поехал к Комаровичу, споткнулся на верхних ступенях от вооружения, полетел кубарем вниз, руки и ребра все выдержали, подлецы и дураки почти всегда невредимы, но меч-кладенец, припоясанный на его бедре, попался между его ног и, несмотря на металлический его состав, вдребезги разметан был кубарным падением. В то время поднимался на лестницу Карл Карлович, от кубарного падения отстранился, но весь осы­пан был отломками меча соборного старосты, все это рассказываю со слов Згибнева *1, солгано - он ответчик, но, впрочем, все это получило всеобщую огласку.

Другое обстоятельство сообщу в двух словах. Подумай, Дмитрий, что Козакевич предложил Басныкову - брату Басниной, и какому-то Нюдаеву или Нюгаеву, который был сводником Петра Васильева, служившего в Глав[ном] упр[авлении] и общего там шута, быть при нем чиновником по особым по­ручениям *2. Прискорбно за воеводу и за новый край, и эти личности я не пригласил бы.

ИРЛИ. Ф. 57. Оп. 5. № 30. Л. 103-103 об.

*1 Сгибнев Александр Степанович (1826-1881), лейтенант, участник первого сплава по Амуру, командир парохода «Аргунь». В будущем известный деятель Сибирского отделения Русского географического общества и видный военно-морской историк.

*2 О ком идет речь, не установлено.

0

36

35. Е.С. Молчановой
[Иркутск,] 22 июня 1856 [года]

Ты меня балуешь, радость моя Нелли, и в текущую неделю я получил от тебя три письма - от 16-го, 21-го и 23-го мая, - и берусь за перо, чтоб отвечать на оные.

[Далее по-русски.] Каков Репнин! Что я не понимал, как право собственности - давно не родной, и как он мог прежде покупать дом и соглашаться на взнос за оный денег, когда теперь почитает, не купивши его, своею собственностью и приступает к продаже. Большой легист *1 твой муж, но на деле во многом доказывает противное. Прошу его извинить мне это замечание на его счет.

Друг мой Нелли, радость моя, ангел-покровитель для нас всех, ты говоришь, что грустно тебе было, что 21-го (на это письмо я отвечаю) не было меня среди вас, - нет, я был в сердцах ваших, так как и ты, и вы были в этот день в моем сердце, а что я в Иркутске - это не наша воля, а что вы в Москве - это для меня утешение. <Пропуск.> Будем благодарить Бога и царя, определено было судьбой быть нам в разлуке, что ж делать, мне повелено жить безропотно - вам не вымышлять приезда сюда, от меня это было верх безрассудности, от тебя также, у тебя на руках мать, муж и сын, ты в них должна быть их ангел-хранитель, а я живу вашими письмами, и мой удел хорош <пропуск>, лишь бы знать, что вам хорошо. Насчет твоих китайских покупок я маме писал не раз, что Игумнин *2 хлопочет, но еще не выслал, а как получаю, сейчас же высылаю.

Теперь принимаюсь отвечать на твое письмо от 23-го мая. С нетерпением ожидаю портрета милого, дорогого Сережи, жду и твоего, и тогда из трех твоих портретов худший (pardonne moi cet cynisme *3) - награжу Сонюшку *4 оным.

ИРЛИ. Ф. 57. Оп. 5. № 30. Л. 113-113 об.

*1 Законник (лат.)

*2 Скорее всего, кяхтинский купец Николай Игумнов.

*3 Простите мне этот цинизм (франц.)

*4 Возможно, кормилица или няня Сережи Молчанова.

0

37

36. Е.С. Молчановой
[Иркутск,] 29 июня 1856. № 20

Радость моя, ангел мой, несравненная Нелли, спасибо тебе, что пишешь ко мне, я тебе пишу также, уверен будучи, что и мой листок тебе принесет утешение.

Я получил твое письмо от 30 мая, во-первых, ты меня уведомляешь, что ты отлучаешься из Москвы, от своих на четыре дня в Питер. Вполне одо­бряю этот порыв признательности к Алине и Павлу Дмитриевичу *1, радушные их бесчисленные прием, попечение, сочувствие - заслуженно это и тем, что приносишь утешение и сестре моей. Я горжусь тобой, но и горжусь тем, что мы тебя поняли, и поэтому и про них горжусь тоже.

Ты мне приписываешь, или, лучше сказать, памяти, которую мне сохранили многие мои товарищи молодости и службы, тот прием, который во многих местах тебе сделали. Нет, мой друг, сколько я ни имел добрую па­мять ко мне, сколько я ни признателен тем, которые ее хранят ко мне, не мне ты обязана общему усилен[ию] сочувствия к тебе, но самой себе. Это достодолжное возмездие в уважении твоей великой души и святой преданности к долгу супружескому. Презирай самих тех, которые дерзают вымышлять осуждения на тебя, а если есть у тебя противник, семейные обязанности, продолжай их исполнять. C’est la meilleure recompence que tu peux tirer de leur injustice *2, и доказывай им, что ты это делаешь не из расчета денежного, но по обязанности к самой себе и к твоему мужу.

Поблагодари всех, кто меня вспомнил добрым словом, доброй памятью, добрым чувством.

Каков Репнин, прямой князь удельный, враждует против своих кровных, авось все выйдет к лучшему <далее несколько слов неразб.> если продадут желающему купить его у Репнина. Я вас уверяю, что этот дом - груда каме­ньев и что ценностию надо считать не дом, а единственно место. Перестанете верит[ь] Принсбургу *3, и в ваших делах будете зорки и не под влиянием Принсбурга, до <пропуск> кто или им подобных.

Жду с нетерпением твою фотографию и такую же Сережи, обе ты расхваливаешь, что меня очень радует. Сережин портрет принимаю как дар, на твой и на портрет мужа твоего я выслал тебе 20 рублей сер., руководствуясь ценностью портрета мамы, почему же ты не высылаешь и его фотографию. Я с некоторого времени во многом не схожусь в заключениях, но не менее того люблю его как твоего мужа и поэтому надеюсь на сыновнюю снисходительность ко мне.

Друзья мои, я счастлив вашим общим счастьем, утешением, спокойствием моей жены, вашей матери.

ИРЛИ. Ф. 57. Оп. 5. № 30. Л. 116

*1 Дурново Александра Петровна (урожд. Волконская, 1804-1859), племянница С.Г. Волконского, дочь его сестры Софьи, муж - Дурново Павел Дмитриевич (1804-1859), гофмейстер.

*2 Это лучшая компенсация их несправедливости, которую ты можешь получить (франц.)

*3 Лицо, о котором идет речь, не установлено.

Е.А. Добрынина. Письма декабриста С.Г. Волконского.\Декабристское кольцо: Вестник Иркутского музея декабристов. C 34 Сборник статей. Вып. 1. - Иркутск: Оттиск, 2011, сс. 140-226

*Материал размещен в надежде на согласие автора, изначальная публикация - http://www.imd38.ru/biblioteka/literatu … eniya.html

0


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Е.А. Добрынина. Письма декабриста С.Г. Волконского.