Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Шаховские

Сообщений 1 страница 10 из 18

1

Шаховские

Большая семья Шаховских  владела имением Белая Колпь Волоколамского уезда Московской губернии.
Первое упоминание в летописях о селе Колпь (колпь - белая цапля) указано в меновной грамоте московского князя Ивана III, и относится к 1497 году. На тот момент тверские села Колпь и Буйгород были отданы в обмен волоцким князьям Иваном и Федором Борисовичам. Так как село являлось дворцовым, оно освобождалось от податей, в связи с чем и получило определение Белая. В русских говорах колпь, колпица, колпик означает самку лебедя, цаплю-лопатень, один из видов ибиса.

О происхождении название существует также легенда, рассказанная сыном кучера князя Шаховского, Иванова Якова Михайловича. В ней говорится, что название деревни Белая Колпь пошло после приезда царя. Жители деревни, встречавшие царя, одели на головы белые колпаки. По документам из архивов князей Шаховских, царь Иван Грозный приезжал в Белую Колпь на охоту, где тяжело заболел. Думали, что он умрет. И тогда здесь собралась вся боярская дума, чтобы в случае смерти царя решить вопрос о передаче власти. Но царь выздоровел.

Впервые село Колпь (колпь — белая цапля) упоминается в меновной грамоте московского князя Ивана III в 1497 году. Тогда тверские сёла Колпь и Буйгород были отданы в обмен волоцким князьям Иваном и Фёдором Борисовичам. В начале XVI века здесь располагался теремной дворец Василия III. В 1634 году село Андреевское-Колпь продано боярину Василию Ивановичу Стрешневу.

Князья Шаховские - старинный русский дворянский род, ведущий свое родословное древо от новгородского князя Рюрика. Родословная линия продолжалась в XI-XIII веках от киевского князя Владимира I Cвятославича к его правнуку Владимиру Мономаху. Его потомки владели Смоленском и назывались князьями Смоленскими. Один из них - Федор Ростиславич, умерший в 1299 году, к концу жизни княжил в Ярославле. Сын князя Федора Ростиславича - Давид Федорович, умерший в 1321 году, получил в удел город Ярославль. А его правнук - Константин Глебович, князь Ярославский, потомок Рюрика в 17-м колене, живший в XV веке, получил прозвище Шах. Его внук Александр Андреевич Шемяка с многочисленным потомством образовал девять ветвей родословного древа. Правнуки уже носили фамилию князей Шаховских, хотя до XVII века подчас назывались князьями Шемякиными. В 80-е годы XVIII века был утвержден герб князей Шаховских. По составу этот древний княжеский герб содержит основные детали городских гербов Киева, Смоленска, Ярославля.

В начале XIX века, когда имение принадлежало М.А. Шаховскому, усадьба была отстроена заново. Дошедшие до наших дней кирпичные здания церкви и служб свидетельствуют о цельности и высоких художественных достоинствах ансамбля, выполненного в монументальных формах зрелого классицизма.

http://forumfiles.ru/files/0013/77/3c/99731.jpg

Макет усадьбы Шаховских "Белая Колпь".

В 1807 году была построена каменная Андреевская церковь в честь Воскресения Христова с приделами в честь Андрея Стратилата и муромского князя Константина и детей его Михаила и Феодора. Церковь была возведена по личному проекту князя Михаила Александровича Шаховского в стиле классицизма. В тоже время с запада к храму пристроили трапезную. Сейчас здание является основной доминантой существующего усадебного комплекса. Трехъярусная колокольня была построена в 1818 году.

У бригадира князя Михаила Александровича Шаховского была большая семья. Среди большого числа дочек был всего один сын - Валентин (1801-1850 г.г.).
В январе 1825 года В.М. Шаховской женился на сестре будущего декабриста, участника восстания в Москве - Петра Александровича Муханова.

А его сестра Прасковья была замужем за организатором "Союза Спасения" Александром Николаевичем Муравьевым.
Семья пережила царские гонения после восстания декабристов на Сенатской площади в Санкт-Петербурге. Долгие годы в Белой Колпи ждали известий из Сибири от Прасковьи Михайловны и ее мужа А.Н. Муравьева, Варвары Михайловны Шаховской и ее жениха Петра Александровича Муханова.
После смерти первой Прасковьи ммхайловны, А.Н. Муравьев женился на Марфе Михайловне Шаховской.

После смерти князя М.А. Шаховского в 1817 году во владение селом Белая Колпь вступил его сын Валентин Михайлович Шаховской. В 1820-х годах, В.М. Шаховской был преподавателем в школе колонновожатых, находившейся в соседнем Осташеве. У своего преподавателя собирались воспитанники, будущие декабристы. В 1840 году А.Н. Муравьев часто бывал в Белой Колпи, следил за имением своего родственника и друга князя Валентина Михайловича, который на тот момент служил в армии.

Из описаний Ю.И. Шамурина «Подмосковные» М., 1912—1914гг. тов. «Образование» о главном доме: “Белая Колпь — живой музей XVIII века, производящий сильное впечатление тем, что помещением ему служат скромные деревенские комнаты; здесь масса фамильных старинных портретов. В тишине старого дома глядят со стен знакомые и незнакомые и в них старательно вглядываешься, в них ищешь сказов о прошлом. И для того, кто умеет слушать не остаются молчаливыми: они рассказывают о восхитительном блеске двора «Северной Минервы» которому они рвались из своих далеких усадеб; о своем жестоком времени, умевшем все же быть нежным! мечтательным; о тоске, которая охватывала людей упоенных властью, преклонением, богатством, и которые скрывали под изящной улыбкой; о непонятной отваге, о смутной жажде бури, что нарастала в душе с первых годов нового века и нашла себе исход в героической борьбе 1812 года, и о многом другом, чего не найдешь в архивах и музеях. В Белой Колпи сохранились масонские знаки; черепа, молоты и таинственные письмена оживают здесь, когда-то они были нужными и понятными. Есть шелковые расшитые камзолы XVIII века, поблекшие, выцветшие, но отдаленно напоминающие о блеске пышного века”.

Последним владельцем села был сын тайного советника Александра Валентиновича Шаховского, Валентин Александрович Шаховской (1885—1927). Главный дом, служивший композиционным центром усадьбы, был разобран в годы революции. Есть также версия, что дом сгорел в 1919 году.

0

2

http://forumfiles.ru/files/0013/77/3c/19468.jpg

Тулов Федор Анедреевич. Портрет князей Шаховских-Голынских.
Российская империя, Москва(?).
Около 1829.
Государственный исторический музей

Изображены(слева направо): Михаил Казимирович Голынский, его жена Мария Михайловна Голынская, урожденная княжна Шаховская, княжна Марфа Михайловна Шаховская, в замужестве Муравьева (стоит), Иван Михайлович Голынский, княгиня Елизавета Сергеевна Шаховская, урожденная графиня Головина (с письмом), княна Клеопатра Михайловна Шаховская и Елизавета Михайловна Давыдова, урожденная княжна Шаховская (стоят), княжна Александра Миайловна Шаховская, в замужестве Лукаш (в кресле), на первом плане Елизавета Михайловна, Прасковья Михайловна и Матильда Михайловна Голынские.

В 1658 году село Белая Колпь переходит во владение стольника Степана Никитича Шаховского и в течение более 250 лет является родовым имением Шаховских. Например, в 1769 году селом Колпского стана Волоколамского уезда Московской губернии владел лейб-гвардии секунд-майор, князь Александр Алексеевич Шаховской. В селе было 59 дворов и 214 душ. В XVIII веке построена усадьба, перестроенная в начале XIX века. Усадьба включала в себя главный усадебный дом (сгорел в 1919 году), дом управляющего, конюшню (сохранились остатки), каретник (сохранились остатки), псарню (утрачена в 1980-е), Андреевская церковь (1807), кирпичную ограду (не сохранилась), террасный парк, липовый парк, запруду на реке Колпянке.

0

3

http://forumfiles.ru/files/0013/77/3c/67610.jpg

Тулов Федор Андреевич. Портрет князя Михаила Александровича Шаховского, владельца родового имения Белая Колпь.
Российская империя, Москва. 1815.
Государственный исторический музей

Шаховской Михаил Александрович (1758-1817) – князь, бригадир (1 января 1790 года).
Родился 21 декабря 1758 года в семье секунд-майора Конной гвардии князя Александра Алексеевича Шаховского (1722-1770) и его супруги княжны Марии Петровны Черкасской, служил в лейб-гвардии Конном полку, 1 января 1790 года вышел в отставку с производством в бригадиры.
Проживал в своём родовом имении Белая Колпь Волоколамского уезда Московской губернии, где в 1807 году возвёл каменную Андреевскую церковь, построенную в стиле классицизма по его собственному проекту, состоял предводителем дворянства Волоколамского уезда.
Умер 3 июня 1817 года в возрасте 58 лет.

С 5 июля 1787 года был женат на графине Елизавете Сергеевне Головиной (1769-1831), от которой имел 9 детей:
Прасковья (1788—1835) — 1-я жена декабриста А. Н. Муравьёва,
Мария (1790—1849) — замужем за Михаилом Казимировичем Голынским,
Екатерина (1791-1848),
Варвара (1792—1836),
Елизавета (1797—1877),
Марфа (1799—1885) — стала женой А. Н. Муравьёва после смерти своей сестры,
Валентин (1800-1850),
Александра (1805—1863) — жена Н. Е. Лукаша.
Клеопатра (1809-1883).

0

4

http://forumfiles.ru/files/0013/77/3c/27708.jpg

Тулов Федор Андреевич. Портрет княгини Елизаветы Сергеевны Шаховской,
урожденной графини Головиной, жены князя Михаила Александровича Шаховского.
Российская империя, Москва. 1815.
Государственный исторический музей

0

5

http://forumfiles.ru/files/0013/77/3c/88206.jpg

Тулов Федор Андреевич. Портрет княжны Клеопатры Михайловны Шаховской.
Российская империя, Москва. 1815.
Государственный исторический музей

Портрет поступил в 1972 из Библиотеки имени В.И. Ленина, ранее находился в Московском публичном и Румянцевском музеях, до этого – в имении князей Шаховских Белая Колпь Волоколамского уезда Московской губернии.

0

6

http://forumfiles.ru/files/0013/77/3c/71330.jpg

Тулов Федор Андреевич. Портрет княжны Александры Михайловны Шаховской, жены сенатора, генерал-майора Николаевича Лукаша.
Российская империя, Москва. 1815.
Государственный исторический музей

Портрет поступил в 1972 из Библиотеки имени В.И. Ленина, ранее находился в Московском публичном и Румянцевском музеях, до этого – в имении князей Шаховских Белая Колпь Волоколамского уезда Московской губернии.

0

7

http://forumfiles.ru/files/0013/77/3c/56780.jpg

Тулов Федор Андреевич. Портрет князя Валентина Михайловича Шаховского.
1817-1823.
Российская империя, Москва. 
Государственный исторический музей

Князь Валентин Михайлович   Шаховсокой (9 (21) сентября 1801—12 (24) июня 1850) — адъютант графа М. С. Воронцова, действительный статский советник.

Единственный сын бригадира Михаила Александровича Шаховского (1758—1817) от брака с графиней Елизаветой Сергеевной Головиной (1769—1831).
Внук графа С. Ф. Головина и крестник фельдмаршала графа В. П. Мусина-Пушкина, в честь которого получил имя своё.

Окончил Московское училище для колонновожатых (1817); 23 мая 1823 году был переведён в лейб-гвардии Конно-егерский полк и назначен адъютантом к генералу М. С. Воронцову.
В период август 1823 — июль 1824 годов был одесским знакомым А. С. Пушкина.
В 1826 году из Одессы был переведён в Москву адъютантом к генерал-губернатору князю Д. В. Голицыну.

Ф. Ф. Вигель, знавший Шаховского в это время, оставил о нем следующую характеристику:
« Добрейший, благородный малый, весьма красивый собой; жаль, что остальное тому не отвечало. Рассудок не допустил бы его до тесных связей с людьми, коих мнений, кажется, он совсем не разделял. А впоследствии если сие не погубило его, то много повредило его службе. »

По выходе в отставку из военной службы в чине бригадира, поселился со своей молодой женой, сестрами и племянницами в своем прекрасном родовом имении Волоколамского уезда, селе Белая Колпь, которое сделалось, по свидетельству князя А. В. Мещерского, «центром вечного движения, разнообразных удовольствий и неистощимой веселости молодежи».

Впоследствии поступил на гражданскую службу, несколько трёхлетий (1828—1837) был волоколамским предводителем дворянства.
В 1835—1839 годах был смотрителем Странноприимного дома Шереметевых.
С 1840 года — директор Государственного коммерческого банка.

В период отпуска, находясь в 1850 году на лечении в Германию, князь В. М. Шаховской скончался от чахотки в Берлине. Похоронен был, как и его родители и первая жена, на кладбище Симонова монастыря в Москве.
В целом наследство князя В. М. Шаховского составляло 5187 десятин земли, в том числе деревни в Старицком уезде Тверской губернии.

Первая жена (с ноября 1824 года) — Елизавета Александровна Муханова (1803—1836), дочь Александра Ильича Муханова (1766—1816) от брака его с Натальей Александровной Саблуковой (1779—1855); сестра декабриста Петра Муханова.

Дети:

    Наталья (1825—1847), скончалась от чахотки в Риме.
    Петр (1828—1829), умер в младенчестве
    Александр (1831—1906), гофмейстер, по разделу получил имение Белая Колпь.
    Софья (1834—1835), умерла в младенчестве
    Михаил (1836—1892), генерал-лейтенант, получивший фамилию князя Шаховского-Глебова-Стрешнева.

Вторая жена (с 09.01.1839 года) — графиня Софья Гавриловна Реймонд-де-Моден (1804—1884), фрейлина императрицы Александры Фёдоровны; дочь графа Гавриила Карловича Раймонд-де-Модена от брака его с Елизаветой Николаевной Салтыковой (1773—1852). Была блистательна в разговоре, что было одинаково оценено в гостиных Петербурга, Берлина и Парижа. Похоронена на кладбище Симонова монастыря в Москве. В браке имела сына:

    Гавриил (28.04.1842—1864), крестник императрицы Александры Фёдоровны и Александра II, отказался от отцовского наследства и в 1863 году был оформлен раздел имения, включавшего село Белая Колпь, деревни Полежаево, Беркуново, Затесово, Пленицино, Елизаветино, Михайловское, Темниково, Коротнево, Княжьи Горы, между старшими его братьями.

0

8

http://forumfiles.ru/files/0013/77/3c/85190.jpg

Тулов Федор Андреевич. Портрет княжны Марии Михайловны Шаховской, в замужестве Голынской.
Российская империя, Москва. 1814. 
Государственный исторический музей

0

9

http://forumfiles.ru/files/0013/77/3c/55671.jpg

Тулов Федор Андреевич. Портрет  Марфы Михайловны Шаховской.
Российская империя, Москва. 1814. 
Государственный исторический музей

0

10

http://forumfiles.ru/files/0013/77/3c/70386.jpg

Тулов Федор Андреевич. Портрет Муравьёвой Прасковьи Михайловны , урожденной княжны Шаховской. 1817-1823.
Российская империя, Москва. 
Государственный исторический музей

На оборотной стороне холста надпись: Октябрь 1827 Бесценный Залог Дружбы Получен мною от 8 г ноября 1827 г. Во С. Петербурге. В воспоминание о 1826 13 октябр.

Поступил в 1930 из собрания Бытового музея 40-х годов в Москве, ранее находился в имении князей Шаховских Белая Колпь.

Муравьёва  Прасковья Михайловна
Материал из Википедии 

Прасковья Михайловна Муравьёва (урождённая княжна Шаховская; 2 сентября 1788 — 10 февраля 1835, Вятка) — жена декабриста Александра Николаевича Муравьёва.

Старшая дочь бригадира князя Михаила Александровича Шаховского от брака с графиней Елизаветой Сергеевной Головиной. Кроме неё в семье было ещё семь дочерей и сын.
Княжна Полина, как называли её родные, получила хорошее образование, была отличной музыкантшей: её учителем был знаменитый тогда Фильд. По отзывам современников, отличалась привлекательностью, а за свои душевные качества была очень любима родными.

Война 1812 года разорила Шаховских, а смерть главы семьи в 1817 году усилила их бедственное положение. Современники видели в этом причину того, что княжны Шаховские так и не смогли составить себе достойные своей фамилии партии. Одним из прототипов образа «Княгини с шестью дочерьми» на страницах «Горе от ума» Александра Грибоедова стала княгиня Елизавета Сергеевна, регулярно появлявшаяся на балах с множеством дочерей.

Однако исторические факты не во всём совпадают с сатирическим литературным образом. Княжны Шаховские были девушками с довольно передовыми взглядами. В переписке с М. А. Волковой Прасковья Михайловна проявляет себя достаточно нетипично для женщин той эпохи. Она выступала за женскую самостоятельность в семье и обществе, была сторонницей женского образования и самообразования, и даже требовала от подруги осознания себя как свободной личности, вопреки стереотипному мнению света, что жизнь женщины заключается в том, чтобы любой ценой добиться удачного замужества, устроив тем свою жизнь. Для неё в браке без любви виделась гибель самостоятельного и мыслящего человека.

6 декабря (18 декабря) 1816 года Прасковья Михайловна познакомилась с полковником Генерального штаба Александром Муравьёвым, своим будущим мужем. Впоследствии он всегда отмечал дату первой встречи, и даже на внутренней стороне его обручального кольца была выгравирована надпись в память об этом событии. Осенью 1817 года состоялась помолвка.

7 октября 1818 года Прасковья Михайловна вышла замуж. Празднества состоялись в родовом селе Шаховских Белая Колпь Волоколамского уезда Московской губернии. Вскоре после свадьбы Александр Муравьёв вышел в отставку, и чета поселилась в данном в приданое за Прасковью Михайловну селе Ботове Волоколамского уезда, где они пользовались большой любовью у крестьян. Семейное счастье омрачалось смертью детей и болезнью: с начала 1820-х годов у Прасковьи Михайловны проявились признаки туберкулёза.

Друзья Муравьёва винили его супругу в том, что из-за её твёрдого характера он оставил политическую деятельность. Однако Прасковья Михайловна знала о убеждениях своего будущего мужа, бывшего одним из основателей тайного общества, и это её не смущало, а по свидетельству И. Д. Якушкина она даже «пела с ним Марсельезу». Она всегда с уважением относилась к интересам супруга, старалась понять его мысли и стремления и пыталась войти в круг его увлечений, будь то науки или религия, или философия. Так что причину сужения круга общения Муравьёва и разрыва с Союзом благоденствия скорее следует искать не в противлении со стороны жены, а в том факте, что на первое место в его жизни вышла его семья. Он писал:

   

«Такая дружеская доверенность, такое любовное равенство в брачном союзе привлекают благословение Божие!»
    — ОПИ ГИМ. Ф. 254. Оп. 1. Д. 368. Л. 43 об.


23 января 1826 года Александр Муравьёв как член тайного общества был арестован и заключён в Петропавловскую крепость. По свидетельству современников, арест мужа не стал для неё неожиданностью. Уже через день Прасковья Михайловна вместе с четырёхлетней дочерью Софьей последовала за мужем в Петербург, где старалась облегчить ему тяжесть заключения. Она писала ему письма со словами утешения, и писали даже, что

«эта верная супруга ежедневно, в условленный час приходила под слуховое окошко, которое освещало камеру её мужа и, не видя друг друга, они грустно утешались мыслью, что находятся рядом».

В конце апреля она добилась свидания.
Х. Ганстен так пересказал её впечатления от этой встречи:

    «Г-жа Муравьева описала, как она волновалась, когда в первый раз открылась дверь тюрьмы, и она увидела в чёрной вонючей дыре совершенно неузнаваемого своего мужа: это был не тот сильный молодой человек, с которым она рассталась. Муравьев, с серым, усталым лицом, с длинной бородой, плохо одетый, протянул к ней дрожащие руки; сколько ей надо было иметь сил, чтобы скрыть чувства, разрывавшие сердце»


По свидетельству её брата, князя В. М. Шаховского, это свидание не принесло облегчения, а только пошло во вред обоим:

«Pauline нашла, что он чрезвычайно похудел и ослабел… Pauline после свидания сделалась гораздо печальнее и более беспокоится…»

Впоследствии она дважды ездила к коменданту крепости, упрашивая его почаще выводить Муравьёва на прогулки, сочтя, что его болезненное состояние было вызвано недостатком свежего воздуха.

Узнав о предстоящей мужу ссылке в Сибирь, Прасковья Михайловна добилась высочайшего разрешения следовать за мужем. В её стремлении быть рядом с ним её не могли остановить ни маленькие дети, ни тяжелое материальное положение: Ботово было заложено в опекунском совете, а Муравьёв имел долгов на 102 тысячи рублей.

В ночь 7 на 8 августа 1826 года Александр Муравьёв был отправлен в ссылку, но уже к вечеру 7 августа Прасковья Михайловна с дочерью Софьей, была готова к отъезду в Якутск, став таким образом одной из первых жён декабристов, разделивших их участь. По особой инструкции Муравьёв ехал в ссылку отдельно от семьи, которая должна была ехать следом. Вместе с Муравьёвой ехали её сёстры Варвара, невеста декабриста П. А. Муханова, и Екатерина. До первой станции провожало их всё семейство Шаховских. Там же, на станции Пелла, состоялась встреча супругов. Жена В. М. Шаховского и сестра П. А. Муханова княгиня Е. А. Шаховская в своём дневнике описывала встречу так:

   

«Мы… остались у окна, и Полина одна пошла навстречу своему мужу. О, как они были счастливы… Через минуту бедная Полина упала без чувств. Александр был слишком слаб, чтобы отнести её наверх… Радость их была велика, но к ней примешивались скорбные воспоминания о… заключении и предвидение очень тяжелого будущего для всех…»
    — Дневник Елизаветы Александровны Шаховской // Голос минувшего. 1920-1921. С.108.

В Иркутске супругам разрешили дальше ехать вместе. Здесь им неофициально стало известно, что местом ссылки определён Верхнеудинск. Однако из Петербурга прибыл курьер с требованием срочной отправки ссыльного в Якутск. Муравьёвы были вынуждены немедленно выехать. Дорога была очень сложной, санный путь был очень плох, повозки постоянно проваливались в снег, опасаясь упасть в реку Муравьёв с женой шли пешком, причём Прасковья Михайловна несла на руках дочь. Но на третий день пути их догнал новый курьер с официальной бумагой о том, что необходимо ехать в Верхнеудинск, куда они и прибыли 5 февраля 1827 года.

Местный климат положительно сказался на здоровье Прасковьи Михайловны, её болезнь временно отступила. После всех неприятностей жизнь начинала налаживаться:

«Полинино здоровье поддерживается… Что же касается до расположения друга её, то внешние спокойствие и тишина, их окружающие, возбуждают в нём с прежнею силою внутренний мир и совершенную покорность воле Всевышнего, что… восхищает чувствительную нашу Полин», — писала княжна Марфа Шаховская о жизни сестры в Сибири.


4 декабря 1827 года у Муравьёвых родилась дочь Прасковья, а через несколько дней пришло разрешения на вступление А. Н. Муравьёва в гражданскую службу в Восточной Сибири. Весной 1828 года он получил место иркутского полицмейстера, после чего семья оставила Верхнеудинск. Спустя ещё три года он был произведён в статские советники и определён председателем Иркутского губернского правления. По служебному положению Муравьёвы должны были держать свой дом открытым для общества. Однако их семейный уклад был столь необычен, что их посещало довольно мало гостей. Вместо общепринятых балов и обедов, они завели вечера для научно-философского общения и музыки. В ходе таких вечеров Прасковья Михайловна и познакомилась с норвежским учёным Х. Ганстеном, оставившим многочисленные сведения о чете Муравьевых. По её приглашению он прочитал в её гостиной лекцию о земном магнетизме. Аналогичную «светскую» жизнь супруги вели и позднее в Тобольске.

31 августа 1830 года в семье появилось пополнение:

«Она так счастлива, что… у неё сын родился!.. Наконец у нас сын — и сын Иоанн!» — писал А. Н. Муравьёв.

В 1832 году Муравьёв получил назначение в Тобольск, и семья переехала туда.
Осенью 1834 года И. Б. Цейдлер задержал письма княжны В. М. Шаховской и П. М. Муравьевой, адресованные П. А. Муханову, и спрятанные в посылке с семенами под двойным дном. И хотя письма были вполне безобидные, сама подобная переписка была незаконной. Глава III отделения А. Х. Бенкендорф требовал объяснений, Муравьёв объяснил этот случай излишней «женской мечтательности». Пришлось писать объяснительные письма с извинениями за свою легкомысленность и Шаховской с Муравьевой, это происшествие не повлекло за собой каких-либо последствий.

В январе 1833 года скончалась пятилетняя дочь Муравьёвых, Прасковья, бывшая всеобщей любимицей. Это заметно сказалось на здоровье Прасковьи Михайловны.

«Любезная моя жена очень расстроена здоровьем. Она всякий день худеет более и более», — писал А. Н. Муравьев князю В. М. Шаховскому.

Новый переезд, теперь в Вятку, тоже не лучшим образом сказался на её самочувствии.
Скрывая скорбь о дочери, она продолжала заботиться о муже и детях, лишь в письмах родственниц можно узнать об её состоянии тяжёлой депрессии.

«Она всевозможные старания употребляет, чтобы не предаваться своей скорби, …видя, как оное терзает и неизъяснимо беспокоит её неподражаемого мужа и нас всех, она делает все, что может, чтобы преодолеть себя…», — писала княжна Марфа Шаховская, приехавшая в Вятку летом 1834 года.


Состояние Прасковьи Михайловны ухудшалось, в начале декабря 1834 года она тяжело заболела. Александр Муравьёв ходатайствовал о переводе на службу в южные губернии, но было поздно. Она умерла, поручив мужа и детей своей сестре, княжне Марфе Михайловне Шаховской. Это было тяжёлым ударом для Александра Николаевича:

«с ней он потерял все, что только можно назвать счастием на земле».

Её тело было перевезено в Москву и похоронено в Симоновом монастыре (могила не сохранилась). Александр Муравьёв, лишённый права въезда в Москву, должен был остановиться в Перове и оттуда проследовать в монастырь, а вскоре он получил столь запоздавшее сообщение о переводе на службу в Таврическую губернию.

В. Ф. Раевский писал о Прасковье Михайловне так:

    «Нельзя было не уважать этой благородной, образованной и добродетельной женщины»
    — Раевский В. Ф. Материалы о жизни и революционной деятельности. Иркутск, 1983. Т. 2. С. 369.


Другую примечательную характеристику Муравьёвой оставил норвежский учёный Х. Ганстен, познакомившийся с ней в Сибири:

 

  «У неё был ум мужчины, тело женщины и сердце ангела»
    — РГАЭ. Ф. 626. Оп. 1. Д. 14. Л. 73.


А сам Александр Муравьёв писал в одном из сибирских писем о супруге так:

«Бог ей воздаст за её любовь, которую описать невозможно!»


Супруги имели 3 сыновей и 4 дочерей:

    Михаил Александрович (15.06.1819—02.1822)
    Александра Александровна (1820—17.03.1820)
    Николай Александрович (09.02.1821—21.02.1821)
    София Александровна (31.01.1822—01.09.1851), умерла от туберкулеза в с. Осташево под Москвой.
    Елизавета Александровна (1823—1824)
    Прасковья Александровна (22.11.1827—1832)
    Иван Александрович (19.08.1830—18.12.1864), с 1849 года корнет лейб-гвардии Кавалергардского полка, с 1851 поручик. С 1857 адъютант генерал-губернатора Восточной Сибири Н. Н. Муравьева-Амурского, с 1858 года майор. С 1859 года назначен состоять по Министерству внутренних дел и командирован в Нижний Новгород в распоряжение отца. В 1861 году одновременно с уходом А. Н. Муравьева с поста губернатора уволен от службы в чине подполковника. Умер в Москве.

0