Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Музеи. Памятники. Некрополь. » Декабристы в Кургане.


Декабристы в Кургане.

Сообщений 1 страница 10 из 40

1

ДЕКАБРИСТЫ В КУРГАНЕ

В конце 1825 года произошло первое открытое революционное выступление против царизма — восстание декабристов. Однако действия декабристов, дворянских революционеров, были отмечены печатью классовой ограниченности. Страшно далеки они от народа, подчеркивал В. И. Ленин. Но декабристы помогли разбудить народ. Декабристы остались верны своим идеям до конца жизни. В ссылке и на каторге они продолжали борьбу против самодержавия.

По указанию царизма Южное Зауралье было превращено в место политической ссылки. С Курганом связана жизнь и деятельность тринадцати декабристов. Вот их имена: Н. В. Басаргин, Ф. М. Башмаков, А. Ф. Бригген, В. К. Кюхельбекер, В. Н. Лихарев, Н. И. Лорер, М. М. Нарышкин, М. А. Назимов, И. С. Повало-Швейковский, А. Е. Розен, П. Н. Свистунов, И. Ф. Фохт и Д. А. Щепин-Ростовский.

Декабристы отбывали ссылку в Кургане в разное время на протяжении 27 лет — с 1830 по 1857 год. Условия их жизни были крайне тяжелыми. Каждый шаг ссыльного находился под бдительным контролем царских чиновников. Запрещалось отлучаться из города. Переписка подвергалась цензуре. Надзор за ссыльными возглавлял сам царь Николай I.

Хорошо запомнили курганцы антиправительственные выступления бывшего полковника декабриста Ф. М. Башмакова, прожившего в нашем городе с 1838 по 1853 год. Во время воскресной обедни, когда дьякон прославлял царя и его семью, 78-летний Башмаков громко, на всю церковь, кричал: «Знаем мы этих благочестивейших!» и демонстративно уходил.

Тяжела была участь Вильгельма Карловича Кюхельбекера. Поэта поселили в Смолинской слободе, близ Кургана. Здесь он прожил 11 месяцев (1845— 1846 годы). Ему было запрещено встречаться с товарищами. От горя и лишений поэт почти ослеп, но это не помешало ему продолжать заниматься литературой. В Смолинской слободе он написал свои лучшие стихотворения: «Марии Николаевне Волконской», «Участь русских поэтов», «Курганиада» и другие.

Особой популярностью среди ссыльных декабристов пользовался Михаил Александрович Назимов, который жил в Кургане с 1830 по 1837 год. В кругу близких людей, собиравшихся обычно в доме М. М. Нарышкина, он рассказывал о стойкости, с какой приняли смерть пять мужественных вождей декабристов.

Михаил Михайлович Нарышкин в период пребывания в Кургане (1833—1837 годы) широко занимался благотворительностью. В доме Нарышкина обсуждались злободневные политические вопросы.

Неизгладимый след оставила в памяти курганцев политическая демонстрация декабристов, связанная с чествованием А. С. Пушкина. 26 мая 1845 года в домике Кюхельбекера декабристы отметили день рождения А. С. Пушкина. На этот праздник пришли ссыльные польские революционеры.

Деятельность А. Ф. Бриггена в Кургане (с 1836 года) свидетельствовала о попытке декабристов расширить свои связи с народом, с крестьянством. Находясь на службе в Курганском окружном суде, декабрист Бригген старался помочь обездоленным и угнетенным. Его заступничество за крестьян приводило в ярость царских чиновников. С согласия Николая I они поспешили упрятать его подальше: в 1850 году он был сослан в Туринск. Здесь Бригген провел пять долгих лет. Только в 1855 году ему разрешили вернуться в Курган, где он прожил еще два года.

Деятельность декабристов в Кургане способствовала пробуждению и развитию сознания горожан. Близки к декабристам были смотритель училища Т. К. Каренгин, землемер Федоров, чиновник К. Голодников, служащий винокуренного завода Кельдыбин и другие.

Особенно велики заслуги декабристов в деле народного просвещения. Они дарили книги, делали денежные пожертвования на культурные нужды зауральцев. Многие из ссыльных революционеров оказывали медицинскую помощь местному населению.

Ни ссылка, ни лишения не сломили волю и мужество декабристов. Курганцы благодарно хранят память о верных сынах России, о первых борцах против самодержавия. Дома декабристов А. Е. Розена, М. М. Нарышкина и В. К. Кюхельбекера превращены в исторические памятники.

0

2

Дом декабриста А.Е. Розена, в дальнейшем здание Общественного собрания, ул. Советская, 67

Объект культурного наследия федерального значения.

http://sa.uploads.ru/XhDCZ.jpg

На плане Кургана за 1810 год в квартале, где располагался впоследствии дом декабриста Розена, значилось пять одинаковых усадеб с домами. С самого края, на углу, рядом с проулком отставной солдат Петр Нестеров, а подле него в соседях секретарь уездного суда титулярный советник Андрей Бурченинов, который некоторое время спустя занял и усадьбу солдата, удвоив свой участок. От Бурченинова усадьба, на которой еще раньше был разбит единственный в городе сад, перешла окружному судье, надворному советнику Александру Григорьевичу Иванову.

В 1832 г. дом в очередной раз сменил своего хозяина, поскольку А.Г.Иванов был переведен советником в Тобольск. В доме на четыре года поселилась семья декабриста Андрея Евгеньевича Розена. Поручик лейб-гвардии Финляндского полка Розен был членом Северного общества декабристов, активно участвовал в подготовке восстания 14 декабря. В день восстания Розен поднял первый батальон своего полка, уже присягнувшего Николаю I, с целью присоединения к восставшим. Осуществить это Розену не удалось. Однако он, задержав своих солдат на Исаакиевском мосту, помешал использованию их для подавления восстания. А. Е. Розен был приговорен к 10 годам каторги (позже этот срок был сокращен на 6 лет) и к последующему поселению в Сибири. По окончании забайкальской каторги его направили в Курган, куда он прибыл 19 сентября 1832 года.

http://sa.uploads.ru/hfzmV.jpg

В декабре 1832 году семья Розена переехала в собственный деревянный дом, который с разрешения царя был куплен в Кургане на имя жены за 2900 рублей. В письме к И. В. Малиновскому Анна Васильевна Розен 22 сентября 1832 года писала: «Нам необходимо иметь дом, и потому нам нужна будет сумма в 4 тысячи рублей, есть случай купить подходящий нам дом и не очень дорого, придется только оштукатурить стены и сделать мебель». В своих воспоминаниях А.Е.Розен описывает его так: «Дом небольшой с мезонином был теплый, довольно поместительный, имел большой сад, разведенный на целой десятине, с крытою аллеей из акаций и с тенистыми березами и липами». Небольшие размеры были крайне неудобны для семьи Розенов, особенно после рождения еще двух детей — сына и дочери. Поэтому здание было частично перестроено, при сохранении плана, то есть вытянутого в глубь участка прямоугольного дома с тремя окнами на «красную» линию, то есть улицу. Кроме того, на участке были баня, прачечная, амбар и конюшня.

В саду Розен посадил новые сорта декоративных и фруктовых деревьев, устроил цветники, проводил скрещивание местных диких сортов фруктовых деревьев с культурными. К нему обращались местные жители за семенами и советами по уходу за деревьями. Кроме того, супруги помогали в лечении местных жителей, поскольку врачей в городе не хватало. В его доме часто встречались декабристы, ссыльные поляки и интеллигенция города. 6 июня 1837 года, когда проездом в Кургане был наследник престола, цесаревич Александр Николаевич, в гостях у Розенов побывал известный русский поэт Василий Андреевич Жуковский. Через три месяца после этого Розену, несмотря на больную ногу, было приказано выехать на Кавказ.

Вскоре после отъезда в 1838 г. А.Е. Розена на Кавказ дом был продан. И с первого же дня в доме его поселяются поляки. Вначале Киприян Воронецкий, некоторое время спустя братья Роман и Евстафий Хелмицкие. С 1838 по 1867 год дом по сути был клубом для польских ссыльных революционеров в городе Кургане, здесь же продолжали встречаться оставшиеся в Кургане декабристы.

В январе 1841 года курганский городничий в своем донесении на имя тобольского губернатора сообщал, что «жена политического преступника Анели Клечковская просит позволения разрешить ей продать свой дом, состоящий в г. Кургане, как неудобный по тесноте своей для помещения увеличившегося семейства и вместо него купить другой». В августе 1841 года была совершена купчая «…от доверенного надворного советника Александра Дуранова, уполномоченного от баронессы Анны Васильевны Розен, на проданный ею помещице Анели Станиславовне Клечковской дом со всеми принадлежащими к нему пристройками и землею…». Кстати, Клечковским стал тесен дом, общая площадь которого равнялась 103 кв. метрам, а через четыре года в нем будет жить В. К. Кюхельбекер.

В сентябре 1849 года А.С.Клечковская продала усадьбу титулярной советнице Александре Петровне Баландович. Это была жена выпускника Виленской медико-хирургической академии Никодима Васильевича Баландовича, который по делу Шимона Конарского после доноса президента академии Кучковского был сослан в Пелым. Вскоре пелымский лекарь перевелся в Курган и занял должность окружного врача. В доме Баландовича младшая дочь А. Ф. Бриггена Машенька – она дружила с дочерью хозяина дома Леонилой – впервые встретилась с ссыльным поляком Викентием Климентьевичем Крукович и стала его женой. После безвременной кончины мужа детей ее усыновил поляк Михаил Авинирович Карпинский. В тесной компании своих польских единомышленников рассказывал здесь о своих заграничных вояжах связной Александра Герцена юнкер 23-го флотского экипажа Владимир Трувеллер, отбывавший ссылку в Кургане.

По предположению Б.Н.Карсонова, именно при Н.В.Баландовиче дом был увеличен почти в два раза за счет пристройки к дому Розена почти такого же помещения вдоль улицы с окнами на Дворянскую. В результате появился вход и  8 окон со стороны улицы. После польского восстания 1863 года Курган захлестнула очередная волна репрессированных поляков. В 1867 году, когда сын Баландовича Павел закончил курс в Тобольской гимназии, Никодим Васильевич продает свой дом и оставляет Курган.

Дом попадает в собственность города. К этому времени пришла в ветхость городовая больница, занимавшая небольшой тесный домик с 1818 года. С 1867 по 1882 гг. больница  размещалась в бывшем дом Розена, к которому был пристроен анатомический зал. Частично была переделена внутренняя планировка самого дома.  После отъезда больницы в новое здание на углу современных улиц Томина и Гоголя вместо дощатых стенок землянок в доме был построен массивный цокольный этаж. После больницы в пустующее здание 4 марта 1885 года въехало Троицкое приходское училище, которое оставалось здесь до зимы 1889 года.

http://sa.uploads.ru/7JFUl.jpg

В 1875 г. в Кургане появился своеобразный клуб – Общественное собрание. Для своих членов оно устраивало балы, маскарады, танцы, музыкальные и литературные вечера, театральные постановки. Для проведения всех этих увеселительных мероприятий требовались просторные помещения. В течение десятилетий они арендовались в разных частях города. В 1891 г. Общественное собрание впервые расположилось в здании на Дворянской, после проведения косметического ремонта, а в 1894 году взяло его в постоянную аренду. В 1895 году в Кургане проходила сельскохозяйственная и кустарно-промышленная выставка Западной Сибири и Урала, павильоны которой были развернуты на территории бывшей усадьбы Розена и прилегающего к ней Бакиновского переулка (ул.Володарского). Именно к этому событию дом претерпел очередные изменения, в частности появился вход со стороны сада, тройное окно в центре парадного фасада для освещения ресторана и все здание было отделано вагонкой.

С 1891 по 1919 г. Общественное собрание находилось именно в бывшем доме декабриста А.Е. Розена. При собрании были организованы библиотека, бильярдная, буфет и ресторан, разбит первый городской сад. Последние значительные изменения были внесены уже в начале XX века в результате пристройки специального актового зала на 250 мест с правой стороны. В 1914 году к залу пристроили сцену, что по сути завершило формирование современного облика здания. Сцена использовалась для театральных выступлений как местных, так и приезжих трупп.

В бурные дни перед революцией 1917 года здесь проходили собрания городской организации РСДРП(б). В период прибывания в городе белочехов здесь было организовано Офицерское собрание (январь 1919 года). В январе 1920 года, вскоре после освобождения территории Курганского уезда от войск Колчака, в Народном доме состоялся первый уездный съезд Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов.

После установления советской власти здание не утратило своего культурного значения для города, хотя в 1927 году в нем и располагалось «кафе-столовая». По всей видимости, вплоть до 1931 года именно на сцене этого здания работала труппа Курганского городского театра. В дальнейшем здесь размещались Дом пионеров, театр оперетты, Дом политпросвещения, библиотека. В апреле 1955 года был закончен капитальный ремонт и реставрация дома, а также благоустройство сада. Именно после  этого в левом крыле разместилась городская библиотека, а в правом — зал для заседания горсовета и чтения лекций. В настоящее время в доме находится Детская школа искусств № 1.

0

3

Дом декабриста М.М. Нарышкина, ул. Климова, 80А.

Объект культурного наследия федерального значения.

http://sa.uploads.ru/dBLZJ.jpg

Среди городских построек конца XVIII в. обращает на себя внимание одноэтажный деревянный дом, принадлежавший некоторое время декабристу Михаилу Михайловичу Нарышкину, находившемуся в курганской ссылке с 1833 по 1837 г.

Первым владельцем дома, скорее всего, был земской исправник Николай Алексеевич Бошняк. Однако около 1800 года у здания появляется новый хозяин, Степан Осипович Мамеев, сменивший Н.А.Бошняка на посту земского исправника. Кстати, С.О.Мамеев не только получил должность и дом Николая Алексеевича, но и увел у него жену Федосью. При новом хозяине в доме побывал Август Коцебу, сосланный в Сибирь Павлом I.   В результате мы имеем следующее описание: «В доме его видны были даже некоторые следы роскоши, однакож конечно эту роскошь не умел он расположить со вкусом». Например, некоторые столешницы и подносы, хорошо списанные с известных эстампов на фабрике в Екатеринбурге, были развешены по стенам вместо картин.

Однако более известен дом стал именно благодаря М.М.Нарышкину. Член Союза благоденствия и Северного общества, полковник Тарутинского пехотного полка М.М. Нарышкин был приговорен к 12 годам каторжных работ, затем срок каторги сократили до 8 лет. В Курган на поселение он прибыл 14 марта 1833 года после отбывания каторги в Читинском остроге и Петропавловском заводе, вместе с женой Е.П. Нарышкиной. В Кургане Нарышкины сняли за 25 рублей в месяц дом на каменном фундаменте, с усадьбой и землей на берегу реки. В судьбе Нарышкиных приняли участие многие влиятельные люди и знатные родственники. Благодаря значительной материальной помощи, Нарышкины имели возможность жить в Кургане с большими удобствами, чем их товарищи по ссылке. С разрешения царя Николая I Елизавета Петровна Нарышкина на свое имя в мае 1833 года приобрела у коллежского асессора Серебрякова за 5650 рублей дом на каменном фундаменте, который они ранее снимали. У дома было явное достоинство: как писала Е.П. Нарышкина, «дом наш выстроен из сосновых бревен самого лучшего качества, из каковых теперь в Кургане не строят».

Утепленный и перестроенный по вкусу новых хозяев и по проекту самой Нарышкиной, дом заметно выделялся своим архитектурным декором среди других зданий города. Это был просторный и удобный дом из семи жилых комнат с двумя прихожими. Комнаты имели следующее назначение: столовая, гостиная, библиотека, кабинет Елизаветы Петровны, кабинет Михаила Михайловича, Анисьина комната (горничная Елизаветы Петровны), людская и прихожая. Центральная комната имела выход на веранду, практически единственную в городе. В полуподвальном помещении находились кухня, кладовые и комнаты для прислуги. Рядом с домом Нарышкиных размещалась конюшня, амбары, сараи, теплица, сад и огород. Последними  Нарышкины особо гордились. Дом обслуживался семью-восемью слугами, двое из которых прибыли вместе с Нарышкиными.

Генерал Юрьевич, прибывший в г. Курган в свите цесаревича Александра, писал в 1837 г. в своих «Дорожных письмах» об этом здании: «Это прелестная дача, с прекрасным садом на берегу Тобола. У берега красивая беседка. Это лучший дом во всем Кургане». Дом Нарышкиных явился своеобразным клубом, центром культурной жизни Кургана 30-х годов XIX века. Здесь часто встречались декабристы и ссыльные поляки. Они сообщали новости, полученные почтой от родных, друзей. В доме Нарышкиных часто звучала музыка. Много сил и времени чета Нарышкиных отдавала благотворительности. По свидетельству декабриста Н.И. Лорера, «оба они, и муж и жена, помогали бедным, лечили и давали больным лекарства на свои деньги, и зачастую, несмотря ни на какую погоду, М.М. Нарышкин брал с собой священника и ездил по деревням подавать последнее христианское утешение умирающим. Двор их по воскресеньям был обыкновенно полон народа, которому раздавали пищу, одежду и деньги».

Осенью 1837 г. дом Нарышкиных опустел. По царскому распоряжению М.М. Нарышкин в числе других декабристов был отправлен на Кавказ в действующую армию. После отъезда Нарышкиных дом сменил нескольких владельцев. Продажа здания была поручена другому декабристу А.Ф.Бриггену. По всей видимости, до 1843 года оно арендовалось Курганским окружным судом, в котором канцеляристом работал А.Ф. Бригген. В августе 1843 года его приобрела теща декабриста Н.В.Басаргина вдова подпоручица Стефанида Ивановна Маврина. Она заплатила за дом 1200 рублей серебром, но уже 15 февраля 1844 года перепродала его на 300 рублей дороже купцу Ивану Мартыновичу Вагину. Он происходил из шадринских купцов, числился по городу с 1841 года как гость, то есть постоянно торгующий в этой местности. в 1841 году И.М.Вагин приобрел мельницу на Тоболе, а затем землю вокруг нее, на которой занимался пчеловодством и высаживал картофель. Оба этих дела в Кургане были практически неизвестны. В 1842 году приобрел на Береговой деревянный магазин, а позднее открыл ренсковый погреб.. После его смерти 4 апреля 1850 года и до 1886 года бывший дом Нарышкина принадлежал наследникам купца И.М.Вагина. Продажа дома была связана с семейными неурядицами и смерть во время пожара 1886 года Николая Вагина, внука основателя династии.

http://sa.uploads.ru/h1c5T.jpg

В 1886 г. дом был куплен курганским купцом Алексеем Егоровичем Фоминцевым, чьи наследники владели им до революции.  Он имел каменную лавку на самой усадьбе и во 2 линии базарной  площади. В 1893 году был избран гласным городской Думы и стал членом управы. После его смерти в 1903 году в доме жила супруга Елизавета Никодимовна, которая числилась купчихой и вела торговлю. До 1908 года половину дома за 240 рублей арендовал под свою контору и квартиры доверенных лиц Торговый Дом Ижболдиных.

Интерес к этому дому в городе резко возрос в связи с подготовкой к празднованию 100-летия со дня восстания декабристов. В марте 1925 года здание по Береговой, 64, было осмотрено комиссией по охране научных памятников Курганского общества краеведения в составе Русинова, Звягинцева и заведующего музеем местного края В.П.Ефимова. Комиссия выяснила, что дом и усадьба, кроме расположенной на ней каменной кладовой, принадлежат Антону Прокопьевичу Беленькому.  Оказалось, что часть сада была отведена под постройки в 1924 г. комунотделом, в результате Алексей и Федор Сальниковы вырубили деревья. Кроме того, было выяснено, что Сальниковы незаконно возвели несколько построек, одновременно с этим Беленький разобрал часть надворных строений на усадьбе, хотя их фундаменты еще видны. Владелец дома постепенно производит ремонт основного дома. Копии акта были переданы в окроно, отдел по делам музеев Главнауки, а подлинник должен был храниться в делах общества.

Несмотря на казалось бы возросший интерес к истории дома, в годы советской власти здесь размещались завод по переработке молока (с сентября 1929 года), капо-корешковая мастерская, Дом пионеров, медицинское училище. Только в декабре 1966 года облисполком ходатайствовал перед Советом Министров РСФСР о принятии дома на охрану и организации в нем музея. В 1975 г. после реставрации в этом здании был открыт Дом-музей декабристов.

0

4

http://sf.uploads.ru/locGk.png

0

5

http://sf.uploads.ru/KRujh.png

0

6

http://sf.uploads.ru/oqUY5.png

0

7

http://sf.uploads.ru/G7JC0.png

0

8

http://sf.uploads.ru/YScgX.png

0

9

http://sf.uploads.ru/oGu4X.png

0

10

http://sf.uploads.ru/Qe7b5.png

0


Вы здесь » Декабристы » Музеи. Памятники. Некрополь. » Декабристы в Кургане.