Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » РОДСТВЕННОЕ ОКРУЖЕНИЕ ДЕКАБРИСТОВ » Свистунова (Ржевская) Мария Алексеевна.


Свистунова (Ржевская) Мария Алексеевна.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

МАРИЯ АЛЕКСЕЕВНА СВИСТУНОВА

https://img-fotki.yandex.ru/get/893240/199368979.ab/0_214e01_284ffa4d_XL.jpg

 
Мария Алексеевна Свистунова, урождённая Ржевская (26 июня 1778 — 1 сентября 1866) — фрейлина; дочь писателя А. А. Ржевского; мать декабриста П. Н. Свистунова.

Родилась в семье писателя и поэта, сенатора Алексея Андреевича Ржевского от второго его брака с фрейлиной Глафирой Ивановной Алымовой. Мария была старшим ребёнком в семье и единственной дочерью, своё имя получила в честь великой княгини Марии Фёдоровны. Позже у Ржевских родилось еще четыре сына.
Дети росли в обстановке любви и заботы. Их мать, будучи лучшей в первом выпуске смолянок, была дамой светской, обходительной. Она умела трезво оценить то, что получила, и старалась преумножить то, что имела. У Ржевских не было большого состояния, и их материальное положение целиком зависело от служебной карьеры Алексея Андреевича, которая складывалась вполне успешно. В своем доме Ржевские держали литературно-музыкальный салон, где раз в неделю по средам собирался цвет петербургской интеллигенции, завсегдатаями были поэт и издатель Херасковым, Державин, молодой Жуковский .


Мария Алексеевна получила домашнее образование. Наукам и музыке обучена была лично матерью, которая была виртуозной арфисткой. Красивая, стройная и юная Мария Ржевская появилась при дворе в самом начале царствования Павла I и была пожалована во фрейлины. Император решил лично заняться устройством её судьбы и приискать ей жениха на свой вкус.
Выбор пал на 29-летнего камергера Николая Петровича Свистунова. Он был человек добрый и благородный, имел хорошее состояние. Вместе со своим отцом был в числе фаворитов у императора. Так что Марии Ржевской пришлось принять это предложение. Свадьба была назначена на 30 мая 1800 года в Павловске. Павел I пожелал быть посажённым отцом и велел сделать роскошные приготовления. Но придворные интриганы решили поссорить Ржевских и Свистуновых с императором. Глафира Ивановна вспоминала:

Фавориты Императора, Кутайсов и княгиня Гагарина, были не довольны всем этим. Чтобы досадить мне, Кутайсов, бывшей в должности обер-штальмейстера, замедлил прислать к нам в Царское Село придворные экипажи. Зная, что Император терпеть не может, чтобы опаздывали, мы сели в свои кареты и отправились, найдя придворные экипажи около дворца. Мы прибыли ко Двору двумя часами позднее назначенного времени и нашли всех в тревоге. Императрица, будучи в отчаянии, всячески старалась скрыть от меня причину тревоги, а между тем все бегали, шептались, и туалет невесты не подвигался. Деликатность Императрицы в этом случае не изгладится из моей памяти. Дело было в том, что Император приказал отрешить от должности моего мужа, жениха и его отца. Тщетно старались умилостивить разгневанного Императора. Ни император, ни императрица не присутствовали на свадьбе, и был отдан строгий приказ, чтобы никто не смел на ней присутствовать кроме необходимых свидетелей...

Глафира Ивановна отказалась выходить из церкви, пока все не разъяснится. Так и случилось, но после этого происшествия Ржевские прекратили свои отношения с двором. Мать и дочь долго не могли забыть этой свадьбы.

Свистуновы поселились в купленном доме на Большой Морской д. 19, где один за другим родились их дети. После смерти Павла I Николай Петрович тотчас вышел в отставку и долго не мог примириться с воцарением Александра I. Он был человек мистически настроенный, почитатель А. Я. Лабзина и активный участник масонской ложи. Интересы мужа разделяла и Мария Алексеевна. Несомненно, она принадлежала к немалому числу тех русских женщин той эпохи, которые в страстных поисках истины, или, следуя моде, переходили в лоно католической церкви. Мария Алексеевна подружилась с Софьей Свечиной, ревностной сторонницы графа де Местра, и под её влиянием у неё усилился интерес к католичеству.
В 1812 году по настоянию своего приятеля С. К. Вязмитинова, Свистунов вновь вернулся на службу и поступил директором департамента в министерство полиции. Но здоровье его стало ухудшаться. Он поехал на Кавказские минеральные воды лечиться и там умер от лихорадки 16 августа 1815 года. Близкий друг семьи Свистуновых княжна Туркестанова писала о своём горе в Москву Кристину:

Я потеряла человека, к которому была искренне привязан и которому питала безграничное доверие. Он не был счастлив, и я имела за счастье предлагать ему своё утешение, а он со своей стороны, бывал мне полезен своими советами. Этот милый человек был образцом благочестия и без фанатизма, наконец, он был единодушен со мной по многим вопросам, и я всю жизнь буду сожалеть об этой потери…

По смерти мужа Мария Алексеевна перешла в католичество и всецело занялась воспитанием своих шестерых детей. Сыновей она отдала в иезуитский пансион барона Шабо. Обучение там было бесплатным, так иезуиты пытались усилить и разнообразить свое влияние на высшие слои русского общества. Дочерям она старалась привить взгляды в духе своих религиозных верований и убеждений. Михайловский-Данилевский называл Марию Алексеевну «известной богомолкой», что не мешало ей, однако, устраивать танцевальные вечера для подрастающих дочерей в великий пост, что очень смущало в то время высшую Петербургскую администрацию.
Как многие дамы высшего света, Мария Алексеевна занималась благотворительностью. Она состояла членом Женского Патриотического Общество и даже опубликовала статью в 1825 году «Благотворительность» в «Дамском Журнале». Следующий 1826 год был для Свистуновой тяжелым. Смерть матери и ссылка старшего сына Петра в каторгу, вынудили её удалиться за границу. В России её больше ничего не держало, многие друзья жили во Франции, да и старшие дочери были замужем за французами. Постоянным местом своего пребывания она выбрала Париж. Время от времени Мария Алексеевна наезжала в Петербург, так 29 июля 1829 года Долли Фикельмон записала в своём дневнике: "Несколько дней назад провела вечер у княгини Долгорукой. Присутствовала большая часть дипломатического корпуса, также там были…мадам Свистунова, к счастью довольно остроумная, что извиняет её болтливость …"
Умерла Мария Алексеевна Свистунова в Париже 1 сентября 1866 года, в католическом монастыре Святого Сердца Марии.

От брака у Марии Алексеевны было 2 сына и 4 дочери:
Александра Николаевна (1802—1891), замужем с 1822 года за генеральным французским консулом в России бароном Жаном Гальц де Мальвирад (ум.1843).
Петр Николаевич (1803—1889) — декабрист и деятель крестьянской реформы 1861 года, был женат на Татьяне Степановн Неугодниковой.
Глафира Николаевна (1804-18..) — имя своё получила в честь бабушки; была второй женой графа А. А. де Бальмен (1777—1848), генерал-майора, комиссара русского правительства при Наполеоне, на острове св. Елены в 1816—1821 годах.
Аглая Николаевна (18..- ?).
Алексей Николаевич (1808—1872) — действительный тайный советник, был женат на фрейлине графини Надежде Львовне Соллогуб (1815—1903).
Варвара Николаевна (181.-18..).

0

2

Дом Свистунова - Дом Г. Ф. Эйлерса

СПб. Большая Морская ул., 19

https://img-fotki.yandex.ru/get/892702/199368979.ab/0_214e02_191fe496_XXL.jpg

     

Дом Свистунова

1831 - арх. Стасов Василий Петрович

Дом И. А. Кумберга

1868 - арх. Шретер Виктор Александрович - перестройка

Дом Г. Ф. Эйлерса

1896 - арх. Малов А. В. - надстройка

В 1740-х гг. здесь был самый скромный в квартале дом камердинера Елизаветы Петровны - Петра Лобри.

В 1750-х гг. в доме снял помещение купец Федор Поггенполь. В 1762 г. он выкупил у Лобри дом. После его смерти наследники чуть не потеряли дом  - они заложили его банкиру Сутерланду и просрочили оплату.

В 1820-1830-х гг. дом № 19 был небольшим изящным особняком, над фасадом которого два льва держали щит с короной. Вероятно, это был герб  владельцев дома Свистуновых, принадлежавших к старому дворянскому роду.

Дом был куплен женой действительного камергера Николая Петровича Свистунова - Марией Алексеевной Ржевской.
В 1824 г., когда Свистуновы находились в Москве, в доме жил Августин Августинович Бетанкур.

В 1868-1869 гг. дом принадлежал купцу 1 гильдии И. А. Кумбергу. В это же время его перестроил арх. В. А. Шретер. В книге Михневича "Петербург весь на ладони" 1874 г. дом Кумберга упоминается как одно из самых замечательных зданий города.

В 1896 г. новый владелец - потомственный почетный гражданин Эйлерс, надстроил здание на один этаж, уничтожив аттик, и объединил два нижних этажа в один и сделав два громадных окна-витрины.

В 1905 г. в доме находилась типография Люндорфа, где печатались злые сатирические журналы времен первой Русской революции -"Зарево", "Скорпион".
Перед 1917 г. здесь была штемпельная мастерская К. А. Мусса.
В 1930-е гг. здесь находился Ленинградский филиал Дорожного научно-исследовательского института.

1965: Ин-т "Гипроавтотранс" Лен. филиал, Гос. проектный, Мин. автомобил. транспорта и шоссейных дорог РСФСР.

В 2001 г. дом включён КГИОПом в "Перечень вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность" (1879).

0


Вы здесь » Декабристы » РОДСТВЕННОЕ ОКРУЖЕНИЕ ДЕКАБРИСТОВ » Свистунова (Ржевская) Мария Алексеевна.