Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » ЛИВЕН 2-й Александр Карлович.


ЛИВЕН 2-й Александр Карлович.

Сообщений 1 страница 10 из 13

1

АЛЕКСАНДР КАРЛОВИЧ ЛИВЕН

гр. (впоследствии светлейший кн.)

http://forumfiles.ru/files/0013/77/3c/30078.jpg

(14.1.1801 — 17.2.1880).

Поручик л.-гв. Московского полка.

Внук светлейшей княгини (с 22.8.1826) Шарлотты Карловны Ливен.

Офицер — 7.12.1818, поручик л.-гв. Московского полка.

Участник подавления восстания на Сенатской площади, за что произведён в флигель-адъютанты — 6.1.1826, переведён в л.-гв. Преображенский полк — 25.6.1832, генерал-майор с назначением вторым комендантом в Севастополь — 19.4.1842, генерал-лейтенант, сенатор — 8.6.1853, генерал от инфантерии.

Умер в Москве.

Жена (с 27.9.1838) — Екатерина Никитична Панкратьева (27.9.1818 — 26.12.1867).

ГАРФ, ф. 48, оп. 1, д. 229.

0

2

Алфави́т Боровко́ва

ЛИВЕН, граф Александр Карлов.

Поручик л[ейб]-г[вардии] Московского полка.

Вследствие вышеозначенного повеления, по докладу государю императору записки генерал-адъютантом Бенкендорфом, что сей Ливен не только не принимал участия в возмущении, но 14 декабря вел себя отлично и удержал в порядке роту свою, высочайше повелено назначить его флигель-адъютантом и поместить о том в приказе 6-го генваря.

0

3

Светлейший князь Александр Карлович Ливен 2-й (14 января 1801 — 17 февраля 1880) — сенатор, таганрогский градоначальник, генерал от инфантерии из рода Ливенов.

Третий сын члена Государственного совета министра народного просвещения генерала от инфантерии светлейшего князя Карла Андреевича Ливена от брака с баронессой Анной Елизаветой Вильгельминой, урожденной фон дер Остен-Сакен, родился 14 января 1801 года.

Получив домашнее образование, 7 декабря 1818 года вступил на службу в лейб-гвардии Гренадерский полк, в 1820 году произведён в подпоручики и в 1824 году был переведён в лейб-гвардии Московский полк. Принимал участие в подавлении декабрьского выступления на Сенатской площади в Санкт-Петербурге и 6 января 1826 года был зачислен в Свиту его величества флигель-адъютантом.

С началом русско-турецкой войны 1828—1829 годов был назначен в действующую армию и принимал участие в осадных работах и последующем штурме крепости Варна; после сдачи крепости он находился с войсками в Подольской губернии на кантонир-квартирах.

В кампании 1831 года против восставших поляков Ливен находился при штурме Варшавы, осаде крепости Модлин и изгнании разбитых остатков польской армии в Пруссию.

25 июня 1832 года был произведён в полковники и назначен в лейб-гвардии Преображенский полк. В 1838 году Ливен получил новое назначение — офицером для особых поручений при командующем 5-м пехотным корпусом графе А. Н. Лидерсе.

19 апреля 1842 года Ливен был произведён в генерал-майоры и вслед за тем получил должность второго коменданта в Севастополе. С 1845 года Ливен был градоначальником Таганрога. 12 января 1846 года он за беспорочную выслугу 25 лет в офицерских чинах был награждён орденом св. Георгия 4-й степени (№ 7385 по списку Григоровича — Степанова). За время управления князя А.К. Ливена в Таганрогском градоначальстве не произошло каких-либо громких событий, перемен и коренных переворотов в экономическом и социальном развитии города.

Произведённый 8 июля 1853 года в генерал-лейтенанты Ливен был в тот же день назначен к присутствию в департаментах Правительствующего сената. Проживая с 1857 года в Москве, он председательствовал в московском Особом ревизионном комитете, составленном для наблюдения за хранением разменного фонда. С 1861 года Ливен состоял членом Совета Императорского человеколюбивого общества и президентом подведомственного ему Московского попечительного о бедных комитета. В 1875 году произведён в генералы от инфантерии.

Скончался 17 февраля 1880 года в Москве, похоронен на Новодевичьем кладбище.
Семья:

В 1838 году Александр Карлович Ливен женился на Екатерине Никитичне Панкратьевой (1818—1867). Их дети:
Андрей Александрович (1839—1913), действительный тайный советник, сенатор, член Государственного совета и министр государственных имуществ.
Анна Александровна (1840—1871), в замужестве Олсуфьева.
Елена Александровна (1842—1917), камер-фрейлина, начальница Московского Елизаветинского института благородных девиц и Смольного института благородных девиц, была замужем за ректором Московского университета тайным советником Н. П. Боголеповым.
Мария Александровна (1847—1922), в замужестве Богданова.
Никита Александрович (1848—1902), камергер и прокурор Киевского окружного суда.
Екатерина Александровна (1849—1915).
Ольга Александровна (1856—1923), в замужестве Давыдова.
Александр Александрович (1860—1914), вице-адмирал русского флота, начальник Морского генерального штаба.

0

4

http://forumfiles.ru/files/0013/77/3c/76843.jpg

Светлейший князь Александр Александрович Ливен (7 июля 1860 — 23 февраля 1914) — вице-адмирал российского императорского флота.

Сын российского сенатора Александра Карловича Ливена.

По окончании Берлинского кадетского корпуса в чине прапорщика зачислен в Лейб-гвардии Семеновский полк.

В 1882 году прикомандирован к Морскому ведомству, после прослушивания лекций в Морском корпусе в 1884 году и экзамена произведен в мичманы.

В 1887 году окончил Минный офицерский класс. В 1888 году произведен в чин лейтенанта. Командир миноносцев № 138 (1888), № 112 (1889), № 109 (1896), № 126 (1897). В 1896 году награждён орденом Святой Анны 3-й степени. В 1897 году командовал пароходом «Ильмень». Старший офицер минного крейсера «Воевода» (1897) и эскадренного броненосца «Полтава» (1898—1901).

В 1898 году окончил Николаевскую Морскую академию и произведен в чин капитана 2-го ранга.

В 1899 году командирован в США в качестве наблюдателя во время испано-американской войны. В том же году награждён орденом Святого Станислава 2-й степени.

Командир эскадренного миноносца «Бесшумный» (1901—1902), канонерской лодкой «Бобр» (1902), крейсера 2-го ранга «Разбойник» (1902—1904). В 1903 году награждён орденами Святой Анны 2-й степени и Святого Владимира 4-й степени с бантом.

В русско-японскую войну командовал минной обороной Порт-Артура, затем дивизионом миноносцев, канонерской лодкой «Бобр», крейсером I ранга «Диана». За отличие в делах против неприятеля награждён золотым оружием с надписью «За храбрость». В 1905 году произведен в чин капитана 1-го ранга.

В 1906 году командовал крейсером I ранга «Память Азова».

В 1908 году прикомандирован к Морскому генеральному штабу (МГШ) и назначен председателем комиссии по описанию русско-японской войны. В том же году назначен командующим 1-й минной дивизии Балтийского флота.

В 1909 году произведен в чин контр-адмирала. В 1910 году награждён орденом Святого Владимира 3-й степени. В 1911 году орденом Святого Станислава 1-й степени. С 11 октября 1911 года исполнял обязанности начальника МГШ.

25 марта 1912 года произведен в чин вице-адмирала и утвержден в должности начальника Морского Генерального штаба.

Умер в поезде, возвращаясь из Венеции в Петербург из отпуска. Похоронен 4 марта 1914 года в фамильном имении Вентен (ж/д станция Церен, Курляндия).

0

5

http://forumfiles.ru/files/0013/77/3c/78838.jpg

Елена Александровна Ливен (1842—1917) — русская княжна, камер-фрейлина, начальница Московского Елизаветинского института благородных девиц до 1894 года и Смольного института благородных девиц в 1895—1917[1] годах. Правнучка светлейшей княгини Ш. К. Ливен, воспитательницы детей императора Павла I .

Родилась в семье Александра Карловича Ливен и его первой жены Екатерины Никитичны Панкратьевой. В семье было восемь детей (пять дочерей и три сына), Елена была третьим ребёнком. Первые годы её жизни прошли в Крыму, но с 11 лет она жила в Москве.

Дом князя А. К. Ливен пользовался в Москве большим уважением, отличался гостеприимством и радушием, в нём свято соблюдались семейные традиции, сохранялись обычаи и порядки старинных барских домов; он всегда был полон бездомными, сиротами, которые иногда подолгу жили, пользуясь добротой хозяев. Мать Елены много помогала бедным, отказывая для себе во всем. Бывали случаи, когда, не имея в данное время денег, княгиня отдавал бедным вещи из столового серебра.

Воспитанием и образованием детей руководила княгиня Екатерина Никитична, они учились дома, в числе преподавателей, занимавшихся с ними, был такие, как профессор Герье, будущий Министр народного просвещения Н. П. Боголепов, который в 1879 году женился на своей бывшей ученице княжне Екатерине Ливен (1849—1915), она вышла замуж против воли отца. В своих записках Боголепов писал: "В этой семье я встретил такие великие образцы благородства и нравственной силы, что надолго был застрахован от дурного влияния".

Смерть княгини Елизаветы Никитичны нарушило течение жизни в доме. На 25-летнюю Елену Александровну легли заботы о воспитании и образовании младших сестёр, заботы по домашнему хозяйству и имению. После завершения образования младших сестёр, княжна Елена в течение 9 лет занималась в московской пересыльной тюрьме. Она читала заключенным книги соответственного содержания, зимой устраивала школу и вела в ней занятия.

Племянник княжны Ливен вспоминал: "Тётя Лина была, как все Ливены, крупного роста, с белокурыми волосами и синими глазами. Её нельзя было назвать красивой, а к тому времени, когда я увидел её в первый раз, ей уже перевалило за сорок и у ней начинала сказываться общая в её семье склонность к полноте. Во всей её фигуре проявлялись основные черты её характера. Она была в настоящем и хорошем смысле слова «grande dame». Чувство доброты уживалось у ней с чувством долга, в отношении к которому она была одинаково требовательна как к другим, так и к самой себе. Большой природный ум её допускал иногда проявление стародевичьей милой наивности. Но особенно силен был у неё такт — результат её настоящего светского воспитания и близости ко двору. Моральное чувство у неё было развито чрезвычайно, и в отношении его она за всю долгую жизнь никогда не погрешила. Гордая и прямая, она не шла на компромиссы со своей совестью или на какую-нибудь интригу. Следуя заветам своего отца, она была предана своему государю и была монархисткой не только умом, но и сердцем. Поверхностное домашнее образование того времени она пополнила самостоятельно уже после выхода своего в жизнь. Прекрасно зная четыре языка — русский, французский, немецкий и английский — она много читала, а умение её окружать себя просвещенными и культурными людьми, которые ценили её общество, сделало из неё образованную женщину".

В 1880 году умер князь А. К. Ливен, он оставить своим детям небольшое состояние, каждому из них досталась небольшая сумма в 10 000 рублей. Елена Александровна, не вышедшая замуж, должна была искать заработка. Она обратилась к императрице Марии Александровне, фрейлиной которой она была, с просьбой дать ей работу.

В 1880 году княжна Ливен была назначена начальницей Малолетнего отделения Московского Сиротского Института императора Николая I. Туда принимались не только сироты девочки, но и мальчики, преимущественно дети офицеров. Княжна Ливен считала, что Малолетние Отделение должно заменить сиротам родной дом, дать ласку, которую они могли бы иметь в семье. Позже Елена Александровна исполняла обязанности начальницы Московского Елизаветинского института.

Вскоре императрица Мария Фёдоровна на смену ушедшей М. П. Новосильцевой, избрала новую начальницу Смольного института, её выбор пал на светлейшую княжну Ливен.

5 января 1895 года Елена Александровна приступила к своим новым обязанностям. Вступив в должность, первым делом она дала воспитанницам полную свободу при их прогулках в саду, отменив прогулки парами. Изменила характер распределения помещений в Смольном и улучшила гигиеническую обстановку в институте. Учебная программа Смольного была реформирована: сокращены программы по некоторым предметам, чтобы не перегружать воспитанниц, но зато в особом почете были рукоделие, гимнастика, подвижные игры на воздухе. В 1909 году во всех помещениях Смольного было проведено электричество.

По инициативе княжны Ливен в 1898 году было создано Общество вспомоществования бывшим воспитанницам Императорского Воспитательного Общества благородных девиц. Его задачей было оказание материальной и нравственной поддержки нуждающимся воспитанницам института при выходи их из заведения. Благодаря заботам княжны Ливен и членов общество, деятельность его быстро развивалась. В 1908 году, по мысли княжны Ливен, было начато строительство на выделенном участке из Адлербергского сквера собственного каменного дома для Общества бывших смолянок.

Царственные особы высоко ценили заслуги княжны Ливен, она была пожалована камер-фрейлиной императрицы Александры Фёдоровны и кавалерственной дамой ордена Святой Екатерины. В 1914 году, в год 150-летия Смольного института, княжна Ливен была награждена настольным портретом императрицы Марии Фёдоровны, усыпанный бриллиантами.

Скончалась, вероятно, в 1917 году.

0

6

http://forumfiles.ru/files/0013/77/3c/66720.jpg

Светлейший князь Андрей Александрович Ливен (9 (21) июля 1839 — 2 (15) марта 1913) — действительный тайный советник, министр государственных имуществ Российской империи.

Старший сын князя Александра Карловича Ливена. Окончил 4-ю Московскую гимназию и естественное отделение физико-математического факультета Московского университета (1859).

Служил по ведомству министерства внутренних дел — при канцелярии Лифляндского, Эстляндского и Курляндского генерал-губернатора. С 1865 года — курский, с 1867 — черниговский, в 1869—1870 годах — московский вице-губернатор. В 1870—1872 годах — московский губернатор.

1 января 1871 года произведен в действительные статские советники.

С 1872 года состоял при графе Валуеве товарищем министра государственных имуществ. В 1879—1881 годах возглавлял министерство. В 1874 году был назначен статс-секретарем. Состоял (с 25.12.1879) членом Государственного совета.

В феврале 1882 года по распоряжению императора Александра III ему было приказано подать прошение об отставке. Поселился в своём имении; устроил там обсерваторию. В. Ф. Джунковский писал о нём: «Это был широко образованный человек, настойчивый в преследуемых им целях, властный… он увлекался и астрономией, устроив в имении обсерваторию и занимаясь наблюдениями. Тут его постигло несчастие. Наблюдая солнце в зените, он не принял необходимых мер предосторожности и ослеп на правый глаз, благодаря чему должен был прекратить эти занятия».

В январе 1910 года вновь был назначен членом Государственного совета. С 1912 года до конца жизни состоял главноуправляющим Собственной Его императорского Величества канцелярией по учреждениям императрицы Марии.

Удостоен ряда высших российских орденов, до ордена Св. Александра Невского включительно.

Орден Святого Станислава 1-й степени (1872).

Был женат на Наталье Степановне Стрекаловой (1839—1866).
Вторая жена (с 27.10.1867) — Варвара Сергеевна (1838—1897), дочь князя С. П. Голицына, мать А. А. Муханова.

Дети:
Александр Андреевич (1860—1901) — окончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета; в 1888 году был избран почетным мировым судьей Бронницкого уезда Московской губернии, а в 1890 — Бронницким уездным предводителем дворянства, после чего был назначен управляющим Дворянским земельным и Крестьянским поземельным банками; имел придворное звание гофмейстера. По словам графа С. Ю. Витте, он был «замечательной нравственной чистоты человек, весьма дельный и владелец больших поместий»; его жена — Александра Петровна Васильчикова (1861—1929). У них сын — Андрей Александрович (1884—1949), протоиерей.
Александра Андреевна.

0

7

Светлейшая княгиня Ливен (1864-1953). Сколько замечательных женщин жило в старой Гатчине! Среди них: первая из русских женщин получившая степень доктора права Анна Михайловна Евреинова; детская писательница Мария Андреевна Лялина; Лидия Александровна Лелянова - святая Мария Гатчинская; Мария Владимировна Пиккель – доктор медицинских наук, профессор, лучший в России переводчик стихов Рильке; советская писательница Валентина Ионовна Туренская; Мария Владимировна Безобразова - первая русская женщина - профессиональный философ; подвижница народного образования Евгения Ивановна Белышева и др.

Перечисленные выше женщины проявили себя славными делами, получили известность. А ведь были женщины, обойдённые общественным признанием, но сделавшие для людей так много и проявившие в жизни такое самопожертвование, что право же стоит подробно рассказать и об их судьбе. К числу таких женщин несомненно принадлежала светлейшая княгиня Лидия Петровна Ливен - сестра милосердия, жена начальника Морского Генерального штаба вице-адмирала Александра Александровича Ливена.

Лидия родилась 16 декабря 1864 года в Петербурге в семье эстляндского дворянина штабс-капитана 2-го Кадетского корпуса Петра Ивановича Гибнера. О её детских и юношеских годах сведений не найдено. К началу 1890-х Лидия вышла замуж за лейтенанта флота Евгения Владиславовича Клюпфеля (1860-1934). Лейтенант был сыном отставного штабс-ротмистра Кирасирского полка. В послужном списке Евгения - служба на многих кораблях Черноморского и Балтийского флотов, в т.ч. на таких известных, как плавучая батарея «Не тронь меня», фрегат «Дмитрий Донской», канонерская лодка «Кореец», линкор «Евстафий». Во время войны с Китаем Евгений принял участие в подавлении Боксерского восстания. Храбро сражался во время Русско-японской войны, за что был награждён орденами, а «за отличие в делах против неприятеля под Порт-Артуром» - золотой саблей с надписью «за храбрость». Среди наград Клюпфеля - ордена Франции, Японии, Румынии. В 1904 он стал капитаном 2 ранга и получил под своё командование миноносец «Сердитый». В том же году был назначен состоять при командире порта Порт-Артура по заведованию береговыми батареями морских орудий, в связи с чем сдал миноносец лейтенанту А. В. Колчаку. В 1913-1917 был директором маяков и лоций Каспийского моря, командиром Бакинского порта. В 1913 стал контр-адмиралом. Во время революционных событий он был арестован в марте 1917, по требованию матросов отстранён от должности, а в октябре того же года - уволен со службы по болезни. Однако жизнь заставила адмирала принять участие ещё во многих событиях: в Сибири он сострудничал с адмиралом Колчаком; в эмиграции проживал в США, где был председателем Кают-компании в Сан-Франциско. По отзывам сослуживцев Клюпфель был очень образованным человеком, знал английский, итальянский, немецкий, французский и японский языки. Евгений Клюпфель был немцем, родился во французской Ницце, скончался в Америке, но всегда оставался русским морским офицером и патриотом России.

Большинство описанных выше событий в жизни Клюпфеля произошло тогда, когда Лидия и Евгений были уже в разводе. Они расстались в последний год уходящего XIX века. Их сын Вячеслав Евгеньевич остался с матерью. После развода Евгению Клюпфелю не разрешили вступать в новый брак. Его гражданской женой стала дочь помещика Оренбургской губернии Мария Михайловна Эверсман.

А Лидии Петровне было дано разрешение на второй брак. 7 октября 1902 года её мужем стал капитан 2 ранга светлейший князь Александр Александрович (Александр Карл Николай) Ливен (1860-1914). Он происходил из старинного рода дворян Курляндии. Его отцом был светлейший князь Александр Карлович Ливен (1800-1880), а матерью - Екатерина Никитична Панкратьева. Александр Александрович окончил кадетский корпус в Лихтерфельде под Берлином и в чине прапорщика начал службу в лейб-гвардии Семёновском полку. В 1882 Ливена прикомандировали к Морскому ведомству. Он окончил Морской корпус и Николаевскую морскую академию. Почти 18 лет плавал на военных кораблях. Во время Русско-японской войны он командовал канонерской лодкой «Бобр» и крейсером «Диана». Принял участие в обороне Порт-Артура. Ратные подвиги Ливена были отмечены множеством наград, в т.ч. иностранных, и золотым оружием (за бой крейсера «Диана» в Желтом море 28 июля 1904 года, когда «Диана» прорвала строй японских кораблей и только нехватка топлива вынудила её уйти в Сайгон, где крейсер был интернирован).

После войны Ливен отбыл в Петербург, где стал председателем комиссии по описанию Русско-японской войны. В 1911 году в звании контр-адмирала стал начальником Морского Генерального штаба. В 1912 получил звание вице-адмирала. В это время в России начинались реформы военно-морского дела и Ливен возглавил комиссию по переработке Морского устава и принял участие в разработке Малой судостроительной программы. Кроме того, Ливен участвовал в подготовке Морской конвенции с Францией. Заслуги адмирала были по достоинству оценены правительством Франции: Ливен стал кавалером Большого офицерского креста Ордена Почётного Легиона. Девизом Ливена были слова, написанные им ещё в 1908 году в работе «Дух и дисциплина в нашем флоте». Ливен писал: «Мы вообразили, что центр морского ведомства и флота находится в министерстве, между тем как он в действительности - на боевом корабле. Мы стали рассматривать положение и распоряжаться из Главного Адмиралтейства; мы видели предметы не с того конца, и всё получилось наизнанку. Как же теперь поправить дело? Очень просто: надо сначала занять верную точку зрения, стать на палубу корабля. Оттуда сейчас увидим, в чём дело».

К сожалению, дождаться воплощения своей идеи Ливену не довелось: он умер в ночь на 23 февраля 1914 в поезде, у станции Удине под Венецией, возвращаясь из Италии в Петербург из отпуска. Похоронили адмирала в родовом имении Ливенов - Сентене (станция Царен, Курляндской губернии, ныне Республика Латвия).

Вернёмся назад. В начале 1902 Александр Ливен был определён в Квантунский флотский экипаж в Порт-Артуре, в сентябре того же года женился на Лидии Петровне. С этого времени жизнь четы Ливенов на несколько лет оказалась связаной с Дальним Востоком и Порт-Артуром.

Выше было написано о боевых делах Александра. И Лидия Петровна, теперь - светлейшая княгиня Ливен, ни в чём не отставала от мужа. С 1896 года она была сестрой милосердия. Не знаю, в каких лечебных заведениях она ранее служила, но, когда началась Русско-японская война, Лидия стала сестрой милосердия на госпитальном судне «Монголия», а затем - в лазарете осаждённого Порт-Артура. Князь, командуя канонерской лодкой «Бобр», прикрывал проход на внутренний рейд морской базы, а княгиня выхаживала раненых в самом городе. За самоотверженный труд по уходу за больными и ранеными при обстрелах лазарета и на передовых позициях с 1904 по 1905 Лидию Ливен представили к серебряной медали «За храбрость» на Георгиевской ленте. Здесь следует сказать, что и другие представители княжеского рода Ливенов проявили самоотверженность во время той войны: в Лифляндском лазарете старшей сестрой милосердия служила княжна Мария Павловна Ливен, а князь Павел Петрович Ливен был уполномоченным Красного Креста.

Удивительно, но в осаждённом Порт-Артуре княгиня Ливен, несмотря на усталость после напряжённой работы в лазарете, в перерывах между боями находила время, чтобы поднимать дух защитников крепости, исполняя романсы в ресторане «Саратов». О впечатлении, которое производило на слушателей это пение, написал в своём романе «Порт-Артур» писатель А.Н. Степанов, изучивший огромное количество документов той войны: «…Не обращайте внимания на это, Вильгельм Карлович, брань на вороту не виснет. Помните, как в романсе: «Пускай бранят, пускай смеются, мне все равно, мне все-е-е-е   ра-а-авно-о-о», - мягким баритоном пропел Матусевич. Если бы вы слышали, как вчера этот романс пела княгиня Ливен. Чудно!».

Тут уместно вспомнить, что бывший муж Лидии Петровны морской офицер Евгений Клюпфель тоже сражался на театре военных действий Дальнего Востока и, более того, принял участие в обороне Порт-Артура. Так что не исключены были встречи там героев настоящего очерка.

С 1911 чета Ливенов жила в здании Главного Адмиралтейства в Петербурге, где вместе с ними жил сын Лидии Петровны и пасынок Александра Ливена - Вячеслав Евгеньевич Клюпфель, к 1910-му ставший корнетом Гатчинского Кирасирского полка. В канун Октября 1917 Вячеслав в чине подпоручика проживал в Петрограде. А вот где проживала и в каком учреждении служила Лидия Петровна в годы начавшейся вскоре после кончины адмирала Ливена Германской войны, автору не известно.

В 1916 сестра милосердия Лидия Петровна Ливен поселилась в доме № 9 на Мариинской улице Гатчины. Здесь её застали события 1917-1919 гг. Несмотря на аристократический титул, Лидия при советской власти получила работу и в 1923 была медицинской сестрой городской больницы в Гатчине. Все годы пребывания в нашем городе Лидия жила в доме на Мариинской. В 1928 Ливен стала медицинской сестрой Ленинградского института глухонемых.

В Ленинграде Ливен прожила восемь лет. Возраст, а ей исполнилось 70, брал своё, но княгиня самоотверженно трудилась в Институте глухонемых. В начале 1935 начались гонения на «бывших»: их арестовывали или высылали из Ленинграда. Подошла очередь Лидии Ливен. Далее привожу текст её письма, из которого станет ясным дальнейшее развитие событий:
«В отдел помощи полит. заключённым
Товарищу Е. Пешковой
От Ливеной Лидии Петровны.

Почти всю свою жизнь, со дня рождения, я провела в Ленинграде, где и оставалась после революции, несмотря на то, что меня усиленно уговаривали уехать из России. Но, не зная за собой никакой неправды, я доверилась Советской Власти, и до сих пор в этом не раскаивалась. В начале марта 1935 года я была вызвана в Главное Управление Государственной Безопасности, где мне было предложено выехать из Ленинграда на жительство в г. Астрахань. Несмотря на свой возраст (сейчас мне уже 74 года), я старалась всё время, по мере сил и возможностей, быть полезной, и работала по уходу за дефективными детьми. Многие из тех, кто со мною подверглись одновременно высылки, уже получили разрешение вернуться, даже в прежнее место жительства - Ленинград. До сих пор я не ходатайствовала об этом, но сейчас положение моё резко изменилось: моё здоровье совсем расстроилось, силы мои с каждым днём всё больше и больше падают, сердечные припадки изнуряют меня, поэтому я серьёзно тревожусь о том, что я смогу оказаться в таком положении, когда мне понадобится помощь и уход за мною. Близких у меня нет никого, кроме племянницы (дочери моего покойного брата) Евгении Николаевны Савари, проживающей в Москве. Вот это опасение оказаться совершенно беспомощной и без всякого присмотра, в самый тяжёлый период моей жизни и побуждает меня, во внимание к моему преклонному возрасту и за отсутствием какой бы то ни было у меня вины перед Советской Властью или Советской Общественностью просить Вашего ходатайства о том, чтобы мне разрешили поселиться в Москве, где я могла бы в нужный момент получить необходимую мне поддержку со стороны близкого мне человека. После смерти мужа в 1914 году я сейчас же вновь поступила медсестрой и работала всё время, участвуя в Германской и Гражданской войнах, а последние восемь лет - в первом Ленинградском Институте Глухонемых до марта месяца 1935 года.

Л. Ливен
г. Астрахань ул. Молодая Гвардия, д. № 11, кв. 2
17/II - 36 года».
Получив это письмо, Е. Пешкова отправила властям Астрахани запрос о положении Ливен и вскоре получила ответ. Но прежде, чем вы прочтёте его, хочется кое-что пояснить. Мне всегда казалось, что весьма своеобразный язык героев юмористических рассказов Михаила Зощенко о жизни в первые десятилетия советской власти – это преувеличение автора. Но теперь я изменил своё мнение, ибо язык сохранившегося в архивах документа тех лет – это отнюдь не выдумка. Итак, внимательно вчитайтесь в то, что приведено ниже:
«5/VI - 36 года. т. Пешкова!

На имя высланной из Ленинграда как политически неблагонадёжной в связи с убийством т. Кирова Ливен Лидии Петровны, на поданное ею на Ваше имя ходатайство о возвращении ей гражданских прав и разрешении местожительства в Ленинграде, пришло от Вас письмо в Астрахань, где таковая проживает в настоящее время. О пересмотре её дела могу сообщить следующее: что Ливена неисправимый тип по отношению нашего пролетарского строя. Ливена, несмотря на свои престарелые годы, ненавистно относится к Советской власти, ненавидит комсомол и пионеров, не скрываясь, говорит анекдоты и двусмыслицы о наших пролетарских вождях, что нас, детей Советской свободной страны, возмущает, и мы решили Вам сообщить об этом нашем враге.

2/V-36 г.
Комсомолец: Ч. (фамилия неразборчива).
Пионерка: Петрова».
Вот так! Престарелую женщину объявили опасным врагом советской власти, да ещё и привлекли к этому делу несовершеннолетних (если только это их письмо не было сфабриковано, что в те годы часто практиковалось). Мне не ведомо, как сложилась далее жизнь княгини Лидии Петровны Ливен. Известно лишь, что скончалась она в 1953 году. Из приведённого выше письма Ливен к Е. Пешковой видно, что в 1936 Лидия Ливен собиралась провести остаток жизни у живущей в Москве племянницы, Евгении Николаевны Савари, которая была дочерью брата Лидии Петровны Николая Петровича Гибнера (1858-1924). Николай Гибнер окончил военное училище и Военно-юридическую академию. До 1906 года служил в Военно-судебном ведомстве. Вся последующая деятельность Гибнера проходила в Москве, где он был председателем Экономического общества офицеров Московского военного округа. Заслугой Н.П. Гибнера явилось создание первого в России кооперативного союза - Московского союза потребкооперации. Современники отзывались о Николае Петровиче как о человеке с блестящим образованием, офицере, обладающем данными выдающегося организатора.

© В.А. Кислов

0

8

14 декабря, герои другой стороны: Александр Ливен

За последние (без малого) 190 лет восстание декабристов стало легендарным. Долгое время историки и литераторы уделяли пристальное внимание только одной из сторон в этом противостоянии, в последние годы ситуация стала меняться. Очевидно, что благородство и героизм были свойственны не только декабристам, но и их противникам, таким как офицер лейб-гвардии Московского полка граф Александр Карлович Ливен.

Выход восставших солдат Московского полка был одним из самых кровопролитных эпизодов 14 декабря. Князь Щепин-Ростовский, который даже не был членом тайного общества, проявил какую-то невероятную жестокость по отношению к своим однополчанам. Князь собственноручно изранил саблей двух генералов, полковника, унтер-офицера и гренадера.

Ведя агитацию, офицеры-московцы обманывали своих солдат, они утверждали, что Константин Павлович находится в цепях, что он хочет прибавить жалованья и убавить срок службы до 15 лет. При этом заговорщики призывали: «Кто не будет держаться прежней присяги, то тех колоть».

В этой обстановке командир 1-й фузилерной роты граф Александр Ливен сумел сохранить хладнокровие и противостоять восставшим. Через неделю после восстания командующий 1-й гвардейской пехотной бригады генерал-адъютант Исленьев докладывал великому князю Михаилу Павловичу, что поручик Ливен, «находясь в казарме с нижними чинами сей (1-й фузилерной) роты, голосом начальника заставил их быть послушными и, предупредив тем возмущение и беспорядок, распространившиеся уже на двор, между прочими нижними чинами, не только принудил их остаться при своих местах, но пошел еще вниз остановить выходивших на двор людей 2-й роты». Тут Ливен встретил Александра Бестужева, который угрожал графу и даже попытался выстрелить в него из пистолета, однако осечка не дала увеличить список жертв 14 декабря. Ливен же, «не теряя присутствия духа, возвратился в казарму к роте своей, которую нашел в совершенном порядке. После чего вывел оную на двор, построил в отделения и присоединился к прочим, стоявшим уже во фронте для принятия присяги».

Предание семьи Ливенов доносит до нас этот эпизод с одной подробностью. Вот что писал эмигрант первой волны Александр Давыдов: «Судьбе было угодно, чтобы в то время, когда мой прадед Василий Львович Давыдов (возглавлял Каменскую управу Южного общества) был в числе декабристов, 14-го декабря 1825 года, дед мой Александр Карлович Ливен, командуя ротой Л. Гв. Московского полка, заставил ее, ударив плашмя саблей правофлангового, присягнуть имп. Николаю I и привел ее к Зимнему Дворцу».

Ливен удержал в повиновении и бывшую при его роте часть 4-й фузилерной роты (большинство ее солдат находились в карауле в городе).

Интересно, что поступок Ливена нашел отражение в произведении Александра Дюма «Учитель фехтования», правда, как водилось у великого романиста, исторические события были несколько искажены: «В тот момент, когда остатки Московского полка хотели последовать за двумя восставшими ротами, капитан пятой роты, граф Ливен, брат одного из моих учеников, приказал закрыть двери казармы.
Затем, встав перед солдатами, он вынул шпагу и крикнул, что убьет всякого, кто попытается выйти из казарм. При этой угрозе какой-то подпоручик подскочил к Ливену с пистолетом в руках, но граф ударом шпаги выбил из его рук оружие. Подпоручик снова поднял пистолет и прицелился в графа. Последний, скрестив руки на груди, сделал несколько шагов по направлению к нему. Все замерли, ожидая, чем окончится эта странная дуэль.
Подпоручик выстрелил. По счастью, пистолет дал осечку. В эту минуту кто-то постучал в дверь.
- Кто там? - крикнуло несколько голосов.
- Его императорское высочество, великий князь Михаил Павлович, - ответили снаружи.
Эти слова вызвали сильное замешательство среди недовольных. Граф Ливен открыл дверь. Никто его не остановил.
Михаил вошел в сопровождении нескольких офицеров.
- Почему вы бездействуете в минуту опасности?! - воскликнул он. - Кто вы, честные солдаты или изменники?
- Ваше высочество, - ответил Ливен, - вы находитесь среди наиболее преданных вам людей, и вы незамедлительно убедитесь в этом.
<...>
Подпоручик попытался что-то сказать, но Ливен схватил его за руку и шепнул:
- Молчите, я ни слова не скажу о том, что только что произошло между нами. Не губите себя!
- Ливен, - проговорил великий князь, - я поручаю этих людей вам.
- Отвечаю за них головой, ваше высочество, - ответил граф».

Подвиг Ливена, а, пожалуй, именно так можно назвать его действия под дулом бестужевского пистолета, были оценены по достоинству – 6 января он стал флигель-адъютантом Николая I (в последующем он дослужился до чина генерала от инфантерии). Кстати, старшего брата Ливена – Андрея, поручика лейб-гвардии Конного полка - подозревали в принадлежности к заговорщикам: Александр Бестужев показал, что слышал о нем от Александра Одоевского как о члене общества. Следствие установило, что это не так. Вот так Александр Бестужев угрожал по очереди благополучию обоих братьев Ливенов, оба раза безуспешно.

Довершая рассказ о Ливенах и революционерах, можно отметить, что спустя почти 100 лет самое боеспособное соединение армии Юденича, дивизия еще одного отпрыска славного рода — Анатолия Ливена, вела наступление на красный Петроград, однако потерпела поражение, как и все Белое движение.

Данные из:

Восстание декабристов. Документы. Том XXI. Под ред. С.В. Мироненко; [сост. О.В. Эдельман]. – М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2008

Гордин Яков. Мятеж реформаторов: панорама столичной жизни. Трагедия мятежа, 14 декабря 1825 года, Том 2. Издат. "Пушкинского Фонда", 2006

Декабристы: Биографический справочник. - М., 1988.

0

9

http://forumfiles.ru/files/0013/77/3c/69908.jpg

Т. Базыкина. Портрет светлейшей княгини Елены Александровны Ливен, дочери А.К. Ливена.
Конец XIX в. Холст, масло 79,5 х 58,5 см.
Государственный Эрмитаж.
Поступил в 1946 г. Передан из Музея Этнографии народов СССР.

0

10

http://forumfiles.ru/files/0013/77/3c/34165.jpg

Ливен Карл Андреевич, отец декабриста

Ливен Карл Андреевич
Материал из Википедии   

Барон, потом граф (с 1799) и светлейший князь (с 1826) Карл Андре́евич Ли́вен (нем. Carl Christoph von Lieven; 01.02.1767—31.12.1844) — генерал от инфантерии, министр народного просвещения Российской империи, член Государственного совета Российской империи.

Карл-Христофор фон Ливен происходил из древнейшего в Прибалтике дворянского рода Ливен, получившего в XVII веке баронское достоинство. Старший из четырёх сыновей генерал-майора барона Отто-Генриха-Андреаса (Андрея Романовича) фон Ливена (1726—1781) от брака с баронессой Шарлоттой Карловной фон Гаугребен (1743—1828), бывшей воспитательницей детей императора Павла I, в 1799 году возведённой с нисходящим потомством в графское, а в 1826 году — в княжеское достоинство Российской империи с титулом Светлости.

Получил домашнее образование. По желанию матери рано поступил на военную службу и принял участие в русско-шведской войне 1788—1790.

В 1791 году находился в Бессарабии в качестве адъютанта при штабе князя Потёмкина.

В 1794 году участвовал в боевых действиях в Польше: командуя Тульским мушкетёрским полком, отличился при взятии Праги (предместье Варшавы).

Награждён 1 января 1795 года золотым оружием с надписью «За храбрость» и орденом св. Георгия 4-го класса (№ 564 по кавалерскому списку Судравского и № 1135 по списку Григоровича-Степанова)
« Во всемилостивейшем уважении на усердную службу и отличное мужество, оказанное 24-го октября при взятии приступом сильно укрепленного Варшавского предместия, именуемого Прага, где он со вверенным полком, выдержав перекрестные выстрелы, скоропостижно перешел ров и, опрокинув неприятеля, овладел валом, нанеся мятежникам великое поражение. »

С 27.07.1797 — генерал-майор; 08.03.1799 произведён в генерал-лейтенанты, назначен командиром лейб-гвардии Преображенского полка.

27.07.1797—11.08.1798 — шеф Ряжского мушкетёрского полка.

23.11.1799—07.11.1801 — военный губернатор Архангельской губернии.

05.03.1800—03.07.1801 — шеф гарнизонного полка.

03.07.1801—27.12.1801 — шеф Архангельского гарнизонного полка.

В 1801 году вышел в отставку, поселился в своем курляндском имении Сентен, где проводил большую часть времени, занимаясь благотворительностью и сельским хозяйством, но не прерывая связей с высшими кругами столичного общества.

С 1817 года по 25 апреля 1828 года — попечитель Дерптского учебного округа. Хотя предшествующий жизненный и служебный опыт Ливена имел мало общего с его новыми обязанностями, он добросовестно трудился на посту попечителя. При нём Дерптский институт получил новый устав и обогатился приобретением ценных естественно-исторических коллекций; были открыты медицинский институт, педагогическо-филологическая и богословская семинарии; при содействии Ливена на различные кафедры университета были приглашены крупные ученые, организован ряд важных научных экспедиций; значительно увеличен контингент студентов университета.

В 1826 году назначен членом Государственного совета и в Верховный уголовный суд по делу декабристов.

20 декабря 1826 года избран почётным членом Российской академии наук.

В 1827 году пожалован в генералы от инфантерии.

С 1828 по 20.03.1833 год — министр народного просвещения. В качестве министра не внёс ничего нового в систему управления народным образованием.

Был инициатором создания «Евангельского библейского общества» (которое было «обломком» Российского библейского общества). Деятельность этого общества распространялась лишь на протестантское население Российской империи[1][2].

После отставки проживал в своём имении в Балгале, Тальсенский уезд, Курляндии, где и скончался на 78-м году жизни. Удостоен высших российских орденов — до ордена Святого Владимира 1-й степени включительно.

Современники считали Ливена человеком добрым, обходительным и мягким в общении, однако вспыльчивым, умевшим распознавать людей и находить в них своих помощников, обладавшим твердостью в достижении намеченных целей, ценившим науки и просвещение. Разделял религиозные идеи Моравских братьев[2].
Награды

    Орден Святого Георгия 4-й ст. (1795)
    Золотая шпага «За храбрость» (1795)
    Орден Святого Иоанна Иерусалимского командорский крест (1798)
    Орден Святой Анны 1-й ст. (1799)
    Орден Святого Александра Невского (1819)
    Бриллиантовые знаки к Ордену Святого Александра Невского (1826)
    Орден Святого Владимира 1-й ст. (1829)

Семья

Был дважды женат:

    жена с 06.03.1797 — баронесса Анна Елизавета Вильгельмина фон дер Остен-Сакен (1778—1818); у них 4 сына:
        Андрей Карлович (1798—1856), генерал-майор;
        Карл Карлович (1799—1881);
        Александр Карлович (1801—1880), генерал от инфантерии, сенатор;
        Фёдор Карлович (1803—1866).
    жена с 23.08.1821 — графиня Екатериной Владимировной Ребиндер (ум. 15.11.1821), умерла от чахотки

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » ЛИВЕН 2-й Александр Карлович.