Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » ЛУЖИН Иван Дмитриевич.


ЛУЖИН Иван Дмитриевич.

Сообщений 1 страница 10 из 24

1

ИВАН ДМИТРИЕВИЧ ЛУЖИН

https://img-fotki.yandex.ru/get/909303/199368979.1a6/0_26f5bc_7117eedd_XXXL.jpg

Портрет Ивана Дмитриевича Лужина. 1846.
Фото с литографии E. Huot по оригинальному акварельному портрету работы Петра Федоровича Соколова (1791 – 1848).
Государева Свита. Кн. 4, с. 153.
Местонахождение оригинала неизвестно.


(1804 (по сведениям А. Пятнова - согласно материалам фонда Лужиных в ЦИАМЕ, правильной датой является 3.09.1802 года согласно записи в метрической книге) — 1.4 1868).

Корнет л.-гв. Конного полка.

Из эстандарт-юнкеров л.-гв Конного полка, корнет — 19.2.1823.

По показанию А.А. Плещеева Лужин в 1825 знал о существовании Северного общества и готов был в него вступить, но этому помешал его отъезд в отпуск. Следственный комитет оставил это без внимания.

Участник подавления польского восстания в 1831 (награждён орденом Владимира 4 ст. с бантом), флигель-адъютант — 19.2.1832, ротмистр — 1833, полковник — 26.3.1839, отчислен в свиту — 16.1.1841, командир Казанского драгунского полка — 10.11.1843, исправляющий должность московского обер-полицеймейстера, генерал-майор свиты — 14.3.1846 с утверждением в должности, курский губернатор — 13.10.1854, харьковский губернатор — 5.5.1856, генерал-лейтенант — 26.8.1856, уволен от должности — 9.11.1860.

Жёны: первая — кж. Екатерина Илларионовна Васильчикова (ум. 1842); вторая — Наталья Алексеевна Шидловская (ум. 1883), в первом браке за гр. Николаем Васильевичем Орловым-Денисовым.

ГАРФ, ф. 48, оп. 1, д. 113.

0

2

Алфави́т Боровко́ва

ЛУЖИН Иван Дмитриев.

Корнет л[ейб]-г[вардии] Конного полка.

Одоевский словесно показал, что Лужин принят был в общество Плещеевым.
Плещеев объяснил, что в сентябре 1825 года открыл ему о существовании общества, имевшего целию введение конституции, и приглашал вступить в оное и что хотя он склонялся на то, но по причине скорого отъезда его, Лужина, в отпуск он с ним об обществе более не говорил. На вопрос о принадлежности Лужина к обществу и участия в оном все главнейшие члены Северного общества отозвались, что они не слыхали о том.
По высочайшему повелению, вследствие доклада Комиссии, Лужин был допрошен.
Он отвечал, что с Одоевским никаких сношений не имел, но что однажды Плещеев между шуточного разговора, в продолжение которого Лужин смеялся над пылкостью страстей и влюбчивостию его, сказал ему, что есть общество, которое даст нам свободу веселиться, и предлагал ему вступить в оное; не подозревая, чтобы такое общество могло существовать, и еще менее, чтобы оное имело политическую цель, отвечал ему шутя, что очень рад вступить в такое общество, где веселятся. Вскоре после сего разговора Плещеев занемог и уехал в Петербург; с тех пор он с ним не видался.

Комиссия оставила сие без внимания.

0

3

Лужин Иван Дмитриевич
Материал из Википедии   

Иван Дмитриевич Лужин (1802—1868) — генерал-лейтенант, в 1843-54 гг. московский обер-полицмейстер, в 1854-56 курский, в 1856-60 харьковский губернатор.

Происходил из дворян Московской губернии, родился 3 сентября 1802 года в семье мелкого помещика Дмитрия Сергеевича Лужина и Елизаветы Васильевны Акинфовой в усадьбе села Вечерлей Ардатовского уезда Симбирской губернии. Детство своё провел в Москве и получил обычное дворянское домашнее образование.

В военную службу вступил в 1820 году эстандарт-юнкером в лейб-гвардии Конный полк и 19 февраля 1823 года произведён в корнеты.

В 1826 году был привлечён в качестве обвиняемого по делу восстания декабристов. По показанию А. А. Плещеева, Лужин знал о существовании Северного общества и готов был в него вступить, но этому помешал его отъезд в отпуск. Но поскольку никакой активной противозаконной деятельности Лужина выявлено не было, то император Николай I повелел оставить обвинение без внимания.

В 1828—1829 годах Лужин сражался с турками. В 1831 году Лужин принимал участие в подавлении восстания в Польше, сражался под Жолтками, Остроленкой и Варшавой, за отличия награждён орденом св. Владимира 4-й степени с бантом. В промежутке между турецкой и польской кампаниями он выступал посредником в сватовстве А. С. Пушкина:

    Зная, что Пушкин давно влюблен в Гончарову и увидав её на балу у князя Д. В. Голицына, князь Вяземский поручил И. Д. Лужину, который должен был танцевать с Гончаровой, заговорить с нею и с её матерью мимоходом о Пушкине с тем, чтобы по их отзыву доведаться, как они о нем думают. Мать и дочь отозвались благосклонно и велели кланяться Пушкину. Лужин поехал в Петербург, часто бывал у Карамзиных и передал Пушкину этот поклон[1].

В 1831 году Лужин женился на дочери влиятельного при дворе графа И. В. Васильчикова и поселился в его петербургском доме, после чего его карьера резко пошла вверх. 19 февраля 1832 года в чине штабс-ротмистра был назначен флигель-адъютантом, в 1833 году произведён в ротмистры, c 26 марта 1839 года полковник лейб-гвардии Конного полка. В качестве флигель-адъютанта императора часто бывал в Зимнем дворце, оставил воспоминания о пожаре 1837 года[2]. Именно от него стали известны слова Николая I по поводу смерти Лермонтова: «Собаке — собачья смерть»[3].

Лужин 16 января 1841 года был отчислен от лейб-гвардии Конного полка в Свиту Его Величества по квартирмейстерской части (будущий Генеральный штаб). 10 ноября 1843 года назначен командиром Казанского драгунского полка; параллельно исполнял дела московского обер-полицмейстера. 14 марта 1846 года Лужин был произведён в генерал-майоры Свиты Его Величества с отставлением от должности полкового командира и утверждением в должности обер-полицмейстера. На этом посту находился до 15 мая 1854 года.

Лужин — один из немногих николаевских чиновников, которые пользовались популярностью у москвичей[4][5]. В 1846 году А. О. Смирнова писала Н. В. Гоголю про «удивительного полицмейстера» Лужина: «Он так добр и благороден, вместе и строг и нравственен во всех отношениях; но и он при всей силе телесной и при всем спокойствии душевном устаёт и страдает. Москва отдыхает после Цынского»[6]. Даже герценовский «Колокол» признавал, что Лужин «безукоризненно исполнял свою должность»[7]. В частности, он руководил расследованием нашумевшего дела Сухово-Кобылина.

Лужин интересовался изящными искусствами и умел их ценить, состоял членом Московского художественного общества. В обер-полицмейстерском доме на Тверском бульваре[8] держала литературный салон его сестра Мария Дмитриевна Ховрина (1801—1877). По словам П. В. Анненкова, она «имела славу женщины большого света, охотно отворявшей двери своей гостиной для замечательных людей времени, какой бы репутацией они ни пользовались в других кругах общества». У Ховриной и Лужина бывали в гостях все знаменитые русские писатели того времени.

Овдовев в 1842 году, обер-полицмейстер Лужин познакомился в Москве и увлёкся замужней графиней Натальей Алексеевной Орловой-Денисовой. Современники неоднократно отмечали его многолетнюю влюбленность в графиню, закончившуюся браком, только когда она потеряла мужа, а жениху исполнилось 55 лет[9]:

    Этот Лужин был без ума влюблён в красавицу графиню и бывал в её доме каждый день, что и послужило поводом одному из злых остряков сказать довольно удачную остроту, указывая на крупный скульптурный герб, украшавший фронтон дома казака гр. Орлова-Денисова, в котором около его инициалов была помещена фигура казака: «В этом доме я постоянно вижу трёх казаков: одного в самом доме (граф был казак), другого на доме (это был герб) и третьего у подъезда (Лужина как обер-полицмейстера всюду сопровождал казак)».

После назначения генерал-губернатором Закревского, не взлюбившего Лужина за мягкость, последний был смещён с должности и назначен 13 декабря 1854 года курским губернатором. С 5 мая 1856 года перемещён на должность харьковского губернатора, 26 августа того же года произведён в генерал-лейтенанты. После увольнения в отставку 9 ноября 1860 года («в связи с клеветническими наветами родственников его второй жены»[10]) жил в Москве на Тверской, состоял почётным опекуном Московского опекунского совета. По сведениям Гиляровского, Лужин был страстный охотник и держал под городом собственную псарню[11].

Скончался 1 апреля 1868 года и был похоронен возле Спасской церкви в имении Григорово Дмитровского уезда Московской губернии. Виды этого имения не раз писал по заказу Лужина начинающий художник А. К. Саврасов, за обучение которого в училище живописи и ваяния обер-полицмейстер исправно вносил плату[12].

Награды

    орден Святого Георгия 4-й степени (26 ноября 1849 года, за беспорочную выслугу 25 лет в офицерских чинах, № 8156 по кавалерскому списку Григоровича — Степанова);
    орден Святой Анны 1-й степени с императорской короной;
    орден Святого Станислава 1-й степени (3.4.1849);
    орден Святого Владимира 3-й и 4-й степени с бантом;
    орден Святого Александра Невского (22.7.1865);
    медаль за взятие приступом г. Варшавы в 1831 г.;
    медаль на андреевской ленте в память войны 1853-1856 гг.;
    Польский знак отличия за военные достижения 4-й степени.

Семья

Первая жена (с 1831 года) — Екатерина Илларионовна Васильчикова (10.07.1807—1842), дочь князя И. В. Васильчикова, одного из самых доверенных приближённых Николая I. По словам Е. П. Яньковой, была прекрасной и премилой девушкой. Отец сватал её князю А. Вяземскому, которому она очень нравилась, но из-за скупости отца князя дело разошлось[13]. Влюбившись в Лужина, Екатерина Васильчикова настояла на неравном для себя браке, венчание состоялось в Спасо-Преображенском соборе гвардии. В браке родились сыновья Дмитрий (1835), Василий (1836), Илларион (1840)[14] и дочь Вера (1832—1885), в замужестве княгиня Салтыкова-Головкина, известная московская благотворительница, владелица усадьбы Красное.

Вторая жена — Наталья Алексеевна Шидловская (1821—1883), вдова графа Николая Васильевича Орлова-Денисова (1815—1855). В Москве имела репутацию первой красавицы, была высокая, дородная и видная, безукоризненно сложенная, с прекрасными белоснежными плечами, золотистыми волосами, черными, как смоль бровями и темно-синими, почти черными глазами. По словам С. М. Загоскина, она походила более на здоровую русскую крестьянку, чем на красивую великосветскую даму... доброта и приветливость её вошли в Москве в поговорку, а совместная жизнь с любимым ею, но вечно нетрезвым мужем, служила доказательством её кротости и замечательного терпения[15].

Примечания

1 А.С. Пушкин в воспоминаниях современников. Том 2. М., 1974. С. 160.
2 Русскій архив: издаваемый при Чертковской библіотекѣ Петром Бартеневым - Google Книги
3 Лермонтовская энциклопедия. М.: Сов. Энцикл., 1981. С. 267.
4 Чернов Н. И. С. Тургенев в Москве. М., 1999. с. 124.
5 Исторический вестник. № 10 за 1910 год. С. 62.
6 Гоголь Н. В. Переписка. Том 2. М., 1988. С. 184—189.
7 Герцен А. И. Собрание сочинений. В 30-ти т. — Т.13. — М., 1956, с. 75.
8 Снесён при возведении нового здания МХАТа.
9 Воспоминания академика П. П. Соколова // Исторический вестник. – 1910. - №10. – с. 65
10 Курск дореволюционный. Степанов.В.Б. Наместники. ДВОРЯНСКИЙ РЕВОЛЮЦИОНЕР
11 Москва и москвичи (Гиляровский)/Под китайской стеной
12 Саврасов Алексей Кондратьевич
13 Рассказы бабушки и воспоминаний пяти поколений, записанные и собранные её внуком Д. Благово. — Л.: Наука, 1989. —С. 264.
14 Два последних служили офицерами, штатс-ротмистрами.
15 С. М. Загоскин. Воспоминания// Исторический Вестник. 1900. Т.79. - С.518.

0

4

https://pp.userapi.com/c624123/v624123797/31697/hBUoH2i90Ks.jpg

Портрет Ивана Дмитриевича Лужина. Неизвестный художник.
Вторая половина XIX в. С оригинала П. Ф. Соколова 1841-1846 гг.
Государственный музей А. С. Пушкина, Москва

0

5


В. Степанов

ДВОРЯНСКИЙ РЕВОЛЮЦИОНЕР

В биографическом справочнике «Декабристы», вышедшем в 1988 году в издательстве «Наука» под редакцией академика М.В. Нечкиной, есть сведения о курском губернаторе Иване Дмитриевиче Лужине. Каким образом начальник губернии мог оказаться в таком издании?

На этот вопрос проливает свет декабрист А.А. Плещеев, который сообщил царской следственной комиссии о том, что корнет лейб-гвардии Конного полка Иван Лужин знал о существовании Северного общества и готов был в 1825 году в него вступить. Этому помешал его отъезд в отпуск. Следственный комитет решил оставить И.Д. Лужина вне подозрений. На него не было заведено никакого дела, и дальнейшая карьера корнета протекала весьма благополучно. Уже 28 января 1826 года он получил звание поручика, а в декабре 1829 года стал штабе -ротмистром.

И.Д. Лужин был активным участником подавления Польского восстания в 1831 году. 5 марта он переправился через реку Неман у Ковно, а 7 мая находился при отступлении войск Гвардейского корпуса за реку Нарев.

В сражении под Желтками преследовал повстанцев по направлению к местечку Остроленко. Проявил храбрость в стычке с противником под Старым Якоцем близ Тики. 5 июля переправился с войсками через Вислу. Активный участник сражения при взятии Варшавы, за что был награжден орденом святого Владимира 4-й степени с бантом.

С 13 по 24 сентября 1831 года преследовал остатки польских повстанцев до прусской границы. По окончании военной кампании 23 октября переправился через реку Буг в Россию и отправился на зимние квартиры. В следующем году он стал флигель-адъютантом, а в 1833 году - ротмистром. В 1839 году тридцатисемилетний И.Д. Лужин стал полковником.

В 1836 году он был командирован в Екатеринославскую и Таврическую губернии для наблюдения за набором рекрутов. Такую же работу он проделал в Пензенской губернии в 1841 году. За эти годы Лужин был награжден орденами святой Анны 3-й степени и святого Станислава.

В том же 1841 году И.Д. Лужин был отчислен в царскую свиту. В следующем году в августе он был командирован в Тверь во время пребывания там императора Николая I. 20 июля 1843 года прикомандирован к лейб-гвардии Конно-Гренадерскому полку, а в ноябре того же года был назначен на пост командира принца Эмилия Гессенского драгунского полка.

В феврале 1845 года И.Д.Лужин стал исполнять должность московского обер-полицмейстера, а через год - московского обер-полицмейстера и генерал-майора царской свиты. В январе 1846 года получил благодарность от императора за проведенную операцию в Москве по поимке воров, похитивших крупную сумму денег. Проявлял верноподданические чувства. Это видно из его письма начальнику III Отделения графу А.Ф. Орлову: «...По неослабному секретному наблюдению за мнениями, образом мыслей и действий во всех сословиях, до настоящего времени, кроме самого утешительного, ничего не обнаружено».

17-го апреля 1848 года он писал шефу жандармов любопытные строки, свидетельствующие об отношении московских властей к эпидемии холеры: «Считаю необходимым при этом присовокупить, что 27 минувшего марта появилась в простом классе народа и в частях города особенно населенных в легкой степени холера, действия которой, без заметного усиления продолжаются и до настоящего времени. Заболевших было не более 20, из коих умерло 3; во 2 учебном Карабинерном полку, где болезнь оказалась в первых числах апреля, с 13 числа по настоящее время из числа заболевших умерло 7 человек. Сведения о заболевающих доставляются без наименования болезни весьма секретно и жителям столицы даже неизвестно ея присутствие...»

Потом пошла густая череда наград: за 1849-1851 годы Лужин получил орден святого Станислава 1-й степени, святого Георгия 4-й степени, святой Анны 1-й степени.

13 октября 1854 года судьба занесла Ивана Дмитриевича в Курск. Пробыл он в губернаторах совсем недолго, менее двух лет. Особых следов в Курской истории не оставил, разве что устроил в доме губернатора, где обычно селились начальники края, домашнюю церковь во имя Казанской иконы Божьей Матери, да был одним из организаторов благотворительного концерта, проведенного 28 января 1856 года в зале Дворянского собрания в пользу раненых ратников Курского ополчения.

5 мая 1856 года И.Д. Лужин был переведен на пост харьковского губернатора. Здесь Иван Дмитриевич дослужился до звания генерал-лейтенанта и уволен был в отставку в конце 1860 года. Он бы еще служил, но сам подал прошение об отставке в связи с клеветническими наветами родственников его второй жены-красавицы.

Иван Дмитриевич был дружен с семьей историка Н.М. Карамзина, сватал Александра Пушкина к Наталье Гончаровой.

Умер И.Д. Лужин 1 апреля 1863 года в Москве.

0

6

https://img-fotki.yandex.ru/get/995807/199368979.1a6/0_26f5bd_e1920e90_XXL.jpg

Мария Дмитриевна Ховрина, ур. Лужина (1801-1877), сестра И.Д. Лужина. Была замужем за пензенским дворянином Николаем Владимировичем Ховриным; содержала в Москве литературный салон, который посещали П.А. Вяземский, Е.А. Баратынский, Д.В. Давыдов. Её дочь Александра Николаевна Бахметьева (1823-1901), писательница, в неё был влюблён Николай Владимирович Станкевич.

Неизвестный художник. 1840-е гг.

0

7

https://img-fotki.yandex.ru/get/904851/199368979.1a6/0_26f5be_8dfacfb0_XXL.jpg

Ferdinand Freiherr v. Lütgendorff-Leinburg. (Würzburg 1785 - ebenda 1858), 1819.
Портрет Екатерины Илларионовны Васильчиковой (* 1802).
Частная коллекция в Вюрцбурге.

Екатерина Илларионовна Лужина, урожд. Васильчикова (ок.1807 – 1842), дочь генерала от кавалерии, генерал-адъютанта, действительного камергера, члена Государственного Совета, с 1831 графа, с 1839 князя Иллариона Васильевича Васильчикова (1776 – 1847) и Веры Петровны, урожд. графини Протасовой (1780 – 1814). Замужем (1831) за генерал-лейтенантом, Курским и Харьковским губернатором Иваном Дмитриевичем Лужиным (1802 – 1868). Имела четверых детей.

0

8

http://forumfiles.ru/files/0013/77/3c/53621.jpg

Графиня Наталья Алексеевна Орлова-Денисова, ур. Шидловская (1821-1883), известная красавица, жена графа Н.А. Орлова-Денисова (1815-1855), во втором браке за И.Д. Лужиным (1804-1868).
Акварель П.Ф. Соколова. Конец 1840-х гг.
Музей В. А. Тропинина и московских художников его времени, Москва.

Наталья Алексеевна Лужина, урожд. Шидловская, в первом браке графиня Орлова-Денисова (1821 – 1883). Дочь Алексея Романовича Шидловского. Замужем в первом браке за графом Николаем Васильевичем Орловым-Денисовым (1815 – 1855), во втором (1857) – за Иваном Дмитриевичем Лужиным (1802 – 1868), генерал-лейтенантом, курским и харьковским губернатором. По воспоминаниям была очень красивая, высокая, безукоризненно сложенная, с прекрасными белоснежными плечами, золотистыми волосами, черными, как смоль бровями и темно-синими, почти черными глазами.

0

9

http://forumfiles.ru/files/0013/77/3c/22213.jpg

Пётр Фёдорович Соколов (1791 – 1848).
Портрет дамы в белом (Портрет графини Натальи Алексеевны Орловой - Денисовой ?). 1840-е гг.
Бумага, акварель 31 х 24,5 см.
Волгоградский музей изобразительных искусств имени И.И. Машкова.

0

10

Род Лужиных

Неизвестное о харьковском губернаторе Иване Дмитриевиче Лужине (1802-1868)

В оценках современников Иван Дмитриевич Лужин был неоднозначной фигурой. Друзья хвалили его, недруги – пытались представить в невыгодном для общества свете. Судьба этого человека не стала даже малой частью региональных исследований краеведов. Найти о нем можно лишь скудные противоречивые сведения. Именно это и подтолкнуло автора к поиску сведений об этом человеке и вынесению на суд потомков чести и репутации И.Д. Лужина.

Родился И.Д. Лужин 3 сентября 1802 г.[1] в семье Дмитрия Сергеевича и Елизаветы Васильевны (в девичестве Акинфеевой) Лужиных в усадьбе села Вечерлей Ардатовского уезда Симбирской губернии. Детство свое провел в Москве и получил обычное дворянское домашнее образование. В 1815 (1816) годах – в разных источниках названы разные даты – умер отец Ивана, Дмитрий Сергеевич Лужин, полковник участник войны 1812 г. судьбой племянника занимался Федор Сергеевич. Он отвез Ивана в Петербург, где 5 декабря 1820 г. И. Лужина зачислили на службы в лейб-гвардии Конный полк[2]. 24 года его жизни были связаны со службой. В личном деле И.Д. Лужина приведен формулярный список, который позволяет подробно проследить его карьерный рост.

«Формулярные список о службе и достоинстве состоящего по кавалерии адъютанта Его Императорского Величества полковника Лужина. Апрель 4 дня 1844 года.

Чины
Год    Месяц    Число

Юнкером 1820  Декабрь  5

Эстандарт-юнкером  1821  Апрель  13

Произведен корнетом 1823  Февраль  19

Поручик  1826  Январь  28

Штаб-ротмистр  1829  Декабрь  6

Флигель-адъютант к Его Императорскому Величеству с оставлением в том же полку   1832  Февраль  19

Ротмистр  1833  Январь  28

Полковник  1839  Март  26

Отчислен от фронта с состоянием при особе Его Императорского Величества  1841  Январь  14

По Высочайшему повелению внесен в список кандидатов для назначения на первую вакансию командиром Драгунского полка, прикомандирован к лейб-гвардии конно-гренадерскому полку для ближайшего назначения драгунской службы  1843  Июль   20

Высочайшим приказом назначен командиром сего Драгунского Его Высочества принца Эмиля Гессенского полка   1843  Ноябрь  10

Куда прибыл и вступил в командование   1844  Январь  19

Отчислен состоять по кавалерии с оставлением в звании флигель-адъютанта  1844  Март  13 [3]

До 1844 г. Иван Дмитриевич появлялся в Москве только во время отпусков. Но иногда призывала и служба. Так, в 1826 г. он присутствовал на Высочайшей коронации[4]. Во время одного из посещений Москвы И. Лужин стал посредником в сватовстве А.С. Пушкина.

«Зная, что Пушкин давно влюблен в Гончарову и увидав ее на балу у князя Д.В. Голицына, князь Вяземский поручил И.Д. Лужину, который должен был танцевать с Гончаровой, заговорить с нею и с ее матерью мимоходом о Пушкине с тем, чтобы по их отзыву доведаться, как они о нем думают. Мать и дочь отозвались благосклонно и велели кланяться Пушкину. Лужин поехал в Петербург, часто бывал у Карамзиных и передал Пушкину этот поклон»[5]. Точная дата не указана, однако исходя из указанных в личном деле сроков отпусков[6], можно предположить, что это произошло в 1830 г.

6 октября 1831 г. И.Д. Лужин женился на Екатерине Илларионовне Васильчиковой. Венчание состоялось в Спасо-Преображенском соборе гвардии.

Молодожены поселились в доме И.В. Васильчикова. Отец жены Лужина был известным в Петербурге человеком. И сегодня в Эрмитаже в галерее героев войны 1812 г. можно увидеть портрет И.В. Васильчикова. Илларион Васильевич был одним из самых отчаянных и бравых русских генералов. Пользовался доверием Павла, Александра I, Николая I. Николай говорил о нем: «Государи должны благодарить небо за таких людей». Четыре месяца после свадьбы Иван Лужин был в отпуске «по семейным обстоятельствам», а вернувшись на службу, был зачислен в свиту царя в должности флигель-адъютанта. Это, конечно, был свадебный подарок тестя. Иван Лужин попал в близкое окружение царя. Несомненно, именно новое родство помогло И.Д. Лужину сделать карьеру.

У И.Д. Лужина было четверо детей. Сыновья Дмитрий (15.07.1835), Василий (07.10.1836), Илларион (24.04.1840) и дочь Вера (01.11.1832).

Его служба, как и у всех гвардейцев того времени заключалась в ежедневных учениях, караулах при царских дворцах, сопровождении императора в загородные дворцы и другие города. Так, И. Лужин был «командирован в Тверь на время пребывания там Его Величества». В личном деле его служба расписана подробно: «…смотры, учения, маневры, полковые церковные парады… караулы в Зимнем дворце… в Петергофе»[7].

Во время дежурства в Зимнем 17 декабря 1837 г. Иван Лужин стал свидетелем пожара, уничтожившего дворец. Об этом событии он оставил воспоминания, которые были опубликованы в 1869 г. в журнале «Русский архив»[8]. Иван Дмитриевич только собирался последовать за императором на балет «Влюбленная Баядерка», как испуганный камердинер сказал, что из-за печки пошел дым. Пожар потушили, И. Лужин отбыл в театр. Однако по окончании первого действия из дворца прискакал истопник и сказал, что пламя с новой силой набросилось на дворец. Император отправился в Зимний, приказав И. Лужину заехать в пожарную команду и передать приказ немедленно собрать все резервы. Государь лично командовал тушением пожара, однако, противостоять огню не удалось. Дворец был восстановлен в 1838 г. архитектором В.П. Стасовым[9].

И.Д. Лужин первым привез в Царское Село известие о гибели М.Ю. Лермонтова 15 июль 1841 г. «Лужин находился в Зимнем дворце, когда там стало известно о гибели Лермонтова; именно он позднее передал Карамзиным слова, явившиеся первой реакцией Николая: «Собаке – собачья смерть»[10].

1820-1830-е гг., когда И.Д. Лужин служил в Петербурге, принято называть «пушкинским временем». Это было время салонов – литературных, музыкальных, театральных. В этот период в Петербурге действовали салоны А.О. Россет-Смирновой, А.А. Дельвига, Е.М. Хиторово (дочери М.И. Кутузова), Е.А. Карамзиной (вдовы Н.М. Карамзина), графа М.Ю. Виельгорского, княжны Н.П. Голицыной, В.Ф. Одовского, графа А.А. Бобринского. В эти годы в Петербурге живут писатели А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов, И.И. Панаев, Т.Г. Шевченко, И.А. Гончаров, М.Е. Салтыков-Щедрин, и с перерывами Ф.М. Достоевский, А.И. Тургенев[11]. Можно предположить, что со всеми из них – или почти со всеми – Иван Лужин был знаком и вместе с женой посещал эти салоны.

Однако в 40-х гг. Иван Дмитриевич зачастил в Москву. Документально подтверждено пребывание И. Лужина в Москве уже с семьей– с апреля 1840 г. По документам, он остановился с женой в доме статского советника П.А. Буцкого. 11 мая 1840 г. в церкви Симеона Столпника Лужины окрестили своего третьего сына Иллариона.

В 1842 г. умирает жена И. Д. Лужина Екатерина Илларионовна. Согласно завещанию она была похоронена в Григорове, одном из семейных имений.

В марте 1844 г. И.Д. Лужин вновь приезжает в Москву «по домашним обстоятельствам» и останавливается в доме графини Растопчиновой на Басманной[12]. Этот отпуск И. Лужин полностью посвятил своим сыновьям – решил записать их по дворянству. Он рассчитывал уложиться в 28 дней отпуска, однако дел приняло неожиданный оборот. Московское депутатское собрание делает запрос в Петербург, где в 1835 и 1836 годах родились старшие сыновья Дмитрий и Василий. Уже 10 апреля 1844 г. обер-священник Н. Музовский прислал ответ[13]. Иван Дмитриевич приложил свидетельство о рождении Иллариона 24 апреля 1840 г. и считал вопрос решенным. Однако вопрос о дворянстве младшего сына остался открытым. И. Лужин был вынужден остаться в Москве. В дело (очевидно, по просьбе тестя И. Лужина – И. Васильчикова) вмешался царь. 24 сентября 1844 г. Московское дворянское депутатское собрание получило указ от государя немедленно представить в герольдию копию документов о дворянстве Лужиных, однако это не оказало должного воздействия. Дело зашло в тупик. Иван Дмитриевич продлил свой отпуск в надежде окончательно решить этот вопрос, однако в октябре 1844 г. в Петербурге принимают решение о назначении И.Д. Лужина московским обер-полицмейстером. Так нежданно-негаданно московский отпуск «по семейным обстоятельствам» способствовал новому московскому назначению. Однако переписка по признанию дворянином его младшего сына Иллариона закончилась лишь через 20 лет, когда Иван Дмитриевич оставил службу и жил в Москве на Тверской улице в доме Варгина[14].

В это время Ивану Дмитриевичу было 42 года, он был вдовцом с 4-мя детьми. Поселился новый обер-полицмейстер в казенном доме на Тверском бульваре, где с 1830 г. жили его предшественники[15].

В Москве И.Д. Лужин встретил свою последнюю любовь – Наталью Алексеевну, жену графа Орлова-Денисова (в девичестве Шидловскую), которая впоследствии стала его женой.

Современники неоднократно отмечали многолетнюю влюбленность И. Лужина в Наталью Алексеевну. «Этот Лужин был без ума влюблен в красавицу графиню и бывал в ее доме каждый день, что и послужило поводом одному из злых остряков сказать довольно удачную остроту, указывая на крупный скульптурный герб, украшавший фронтон дома казака гр. Орлова-Денисова, в котором около его инициалов была помещена фигура казака: «В этом доме я постоянно вижу трех казаков: одного в самом доме (граф был казак), другого на доме (это был герб) и третьего у подъезда (Лужина как обер-полицмейстера всюду сопровождал казак)»[16]. Впоследствии, когда графиня овдовела, И. Лужин женился на ней.

https://sun9-53.userapi.com/c857724/v857724912/83c58/6810q0vIUEE.jpg

Неизвестный художник.
Портрет Ивана Дмитриевича Лужина, Натальи Алексеевны Лужиной и Веры Ивановны Лужиной. 1855 - 1856 гг.
Миниатюра. Кость, акварель, гуашь
Атрибуция С. Головина.
Ранее: портрет неизвестных.
Частное собрание.

В 1848 г. на должность генерал-губернатора Москвы был назначен граф А.А. Закревского, который в воспоминаниях современников описан как человек раздражительный, себялюбивый, хвастливый и не имеющий достойных качеств руководителя[17].

Особенно невзлюбил новый градоначальник И.Д. Лужина. «Ему казалось, что он был не совсем хорошо окружен, что в приближенных своих он не находил достаточного того задора, от которого трепетали бы мирные обитатели столицы. Обвинение главным образом падало на обер-полицмейстера Лужина. Из этого не следует, однако, что Лужин был каким-то идеальным существом среди полицейских чиновников Москвы. Он, напротив того, безукоризненно исполнял свою должность, умел при случае хорошо дать в зубы и хорошо высечь, но не этого требовалось на столь высоком месте; Закревский говорил про Лужина, что он «баба»[18].

Однако в оценках современников Лужин предстает совсем иным человеком. В одном из писем к Н.В. Гоголю А.О. Россет-Смирнова рассказывает об И.Д. Лужине: «Лужин – удивительный полицмейстер; Москва отдыхает после Цынского. Он так добр и благороден, вместе и строг, и нравственнен во всех отношениях; но что может отдельное лицо?»[19]

И еще одна оценка: «Полицмейстер И.Д. Лужин – человек порядочный, негативных эмоций не вызывает»[20]. Современники отмечали в его работе «распорядительность и стремление к новшествам»[21].

С уважением относились к нему и московские простолюдины. Одно упоминание его имени могло испугать грабителей[22].

После перехода И.Д. Лужина на службу в Москве, он стал чаще бывать в Григорове. Страстный охотник, он содержал здесь большую псарню и приезжал на охоту вместе с друзьями. Сюда же перевез и свою коллекцию картин, которую начал собирать еще в Петербурге. Иван Дмитриевич являлся одним из 14-ти членов Московского художественного общества.

На посту московского обер-полицмейстера И. Лужин служил до 1854 г. Затем последовала годичная служба генерал-губернатором в Курске, после чего назначен на должность Харьковского губернатора.

Д.И. Багалей утверждает, что на должность губернатора И. Лужин был назначен в августе 1856 г.[23], однако в формулярном списке Начальника Харьковской Губернии за 1858 г. указана иная дата назначения – 18.12. 1857 г.[24]. а первое распоряжение, подписанное И. Лужиным, о составлении всеподданнейшей двухнедельной ведомости о происшествиях по Харьковской губернии датируется 09.06.1856

Автора смутила оценка И.Д. Лужина, приведенная в труде Д.И. Багалея и Д.П. Миллера[25]. Ссылаясь на слова Е.И. Топчиева, авторы утверждают, что «ума у него не доставало на самое обыкновенное дело», «ругатель он тоже был не малый, и вообще в обращении с подданными не стеснялся». Ивана Дмитриевича попрекают родственными связями, которые помогли ему сделать карьеру. Также губернатора обвиняют в увольнении без объяснения чиновников.

Документы архива Харьковской области свидетельствуют о том, что несмотря на смерть первой жены, отношения с первым тестем И. Лужин поддерживал. 29 ноября 1856 г. последовало распоряжение губернатора казенной палате отпустить залогообразно 3 000 р. серебром в ведение генерал-адъютанта князя Васильчикова[26].

И. Лужин в силу служебных обязанностей много путешествовал по Харьковской губернии. Только за 1859 г. губернатор побывал в Старобельске, Коломаке, Изюме, Купянске, Старобельске, Богодухове, Ахтырке, Сумах, Лебедине[27].

Генерал-лейтенант И.Д. Лужин в декабре 1856 г. был награжден золотой медалью в память коронования их императорских величеств[28].

Много ценной информации дают формулярные списки И.Д. Лужина, дополнение к которым по запросу 1-го отделения 1-го стола Харьковского губернского правления было составлено в 1858 г[29].

За добросовестную службу и воинскую доблесть И. Лужин был награжден множеством орденов, медалей и знаков отличия:
орден Святой Анны 1-й степени с императорскою короною;
орден Святого Станислава 1-й степени;
орден Святого Георгия 4-го класса,
орден Святого Владимира 3-й и 4-й степени с бантом;
медаль за взятие приступом г. Варшавы в 1831 г.;
медаль на Андреевской ленте в память войны 1853-1856 гг.;
Польский знак отличия за военные достижения 4-й степени;
Знак отличия беспорочной службы за 25 лет[30].

Харьковский губернатор был отнюдь не бедным человеком. За год он получал 4 289 р. жалования. Доход приносили и многочисленные имения, которые достались ему от родителей и в качестве приданного жен. И. Лужину принадлежали имения:
в Костромской губернии в Неретинском уезде, 157 душ крестьян (родовое);
в Симбирской губернии в Арбатовском уезде, 201 душа крестьян (родовое);
в Пензенской губернии в Городицком уезде, 410 душ крестьян (родовое);
в Московской губернии в Дмитровском уезде, 162 души крестьян (родовое);
в Костромской губернии в Буйском уезде 125 душ крестьян (родовое);
в Воронежской губернии в Павловском уезде687 душ крестьян (имение первой жены);
в Харьковской губернии в Изюмском уезде 650 душ крестьян (имение второй жены);
в Екатеринославской губернии в Павлоградском уезде 80 душ крестьян и в Бахмутовском уезде 125 душ крестьян (имение второй жены)[31].

Деятельность И. Лужина на посту харьковского губернатора ничем не отличается от многих предшественников. На свой лад он пытался обустроить делопроизводство в канцелярии, решал банальные вопросы о выдаче паспортов отъезжающим в другие страны подданным Российской империи, увольнял одних чиновников и принимал на службу новых. Его деятельность была рядовой для губернатора того времени, который стремился к спокойствию и благополучию в управляемом регионе. Его отставка всего на год опередила глобальные реформы в Российской империи. кто знает, возможно, если бы на его правление пришла эпоха перемен, то он мог бы запомниться свои новаторством и неординарными методами реорганизации органов местного самоуправления.

После отставки в 1860 г И. Лужин возвращается в Москву, где живет в престижном районе – на Тверском бульваре, напротив дома генерал-губернатора.

Умер Иван Дмитриевич Лужин в апреле 1868 г. его похоронили возле Спасской церкви в селе Григорово Дмитровского уезда Московской губернии.

[1]Здесь и далее все даты указаны по старому стилю

[2]ЦИАМ, ф.4, оп. 14, ед.хр. 1099, л.29

[3]ЦИАМ, ф. 4, оп. 14, д.1099

[4]Там же, л.19

[5]А.С. Пушкин в воспоминаниях современников. В. 2-х т. – Т.2., М., 1974, с.160

[6]ЦИАМ, ф. 4, оп. 14, д.1099, л.19

[7]ЦИАМ, ф. 4, оп. 14, д.1099

[8]Русский архив – М., 1869. – с. 1179-1204

[9]Когда и как построен Эрмитаж. – Л.-М., 1965.

[10]Лермонтовская энциклопелия. – М.: 1981. – с. 267

[11]Лурье Ф.М. Петербург 1703-1917. История и культура в таблицах. – С.-Пб.: 1917.

[12]ЦИАМ, ф. 4, оп. 14, д.1099, л. 20

[13]ЦИАМ, ф. 4, оп. 14, д.1099, лл. 21-22

[14]ЦИАМ, ф. 4, оп. 14, д.1099, лл. 66,73.

[15]Московская старина. Воспоминания москвичей прошлого столетия. – М., 1989. – с. 80-81

[16]Воспоминания академика П.П. Соколова // Исторический вестник. – 1910. - №10. – с. 65

[17]Герцен А.И. Собрание сочинений. В 30-ти т. – Т.13. – М., 1956, с. 75; Воспоминания Бориса Николаевича Чичерина. – М., 1929. – с. 78-79

[18]Герцен А.И. Собрание сочинений. В 30-ти т. – Т.13. – М., 1956, с. 75

[19]Переписка Н.В. Гоголя. – Т.2, М., 1988. – с. 188

[20]Чернов Н. И.С. Тургенев в Москве. – М., 1999. – с. 124

[21]Воспоминания академика П.П. Соколова // Исторический вестник. – 1910. - №10. – с. 62

[22]Там же, с. 78

[23]Багалей Д.И. , Миллер Д.П.  История г. Харькова за 250 лет его существования с 1655 по 1905 гг. Т.2 .- Х., 1993.- с. 204

[24]ГАХО, ф. 3, оп. 197, ед. хр. 121, лл. 1-4

[25]Багалей Д.И. , Миллер Д.П.  История г. Харькова за 250 лет его существования с 1655 по 1905 гг. Т.2 .- Х., 1993.- с. 204-205

[26]ГАХО, ф.3, оп. 185, ед.хр. 240, лл. 1-2

[27]ГАХО, ф. 3., оп. 197, ед. хр. 33, лл.1-7

[28]ГАХО, ф. 3, оп. 184, ед.хр. 441, лл.1-2

[29]ГАХО, ф.3, оп. 193, ед. хр. 174, лл. 1-3; ГАХО, ф.3., оп. 197, ед. хр. 121, лл. 1-4

[30]ГАХО, ф.3., оп. 197, ед. хр. 121, лл. 1-4

[31]ГАХО, ф.3., оп. 197, ед. хр. 121, лл. 1-4

https://web.archive.org/web/20120119060 … od_23.html

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » ЛУЖИН Иван Дмитриевич.