Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » ЛЬВОВ 1-й Илья Фёдорович.


ЛЬВОВ 1-й Илья Фёдорович.

Сообщений 11 страница 20 из 21

11

http://forumfiles.ru/files/0013/77/3c/10791.jpg

В.Л. Боровиковский. Портрет Надежды Ильиничны Львовой, ур. Березиной (матери И.Ф. и В.Ф. Львовых). 1790-е гг.

0

12

http://forumfiles.ru/files/0013/77/3c/78659.jpg

Алексей Васильевич Тыранов (1808 – 1859)
Портрет Алексея Фёдоровича Львова.
Середина XIX в.
Самарский областной художественный музей

Алексей Фёдорович Львов (25.05.1798, Ревель - 16.12.1870, Романь; похоронен вместе с женой Прасковьей Львовной , ур. Абазой, в Пожайслисском монастыре под Каунасом).
Российский скрипач, композитор, дирижёр, музыкальный писатель и общественный деятель, брат И.Ф. и В.Ф. Львовых.
Дирижёр Придворной певческой капеллы (1837-1861). Автор музыки гимна "Боже царя храни" (1833) и других сочинений.

0

13

http://forumfiles.ru/files/0013/77/3c/64954.jpg

Алексей Феодорович Львов (1798 - 1870), русский скрипач, композитор, дирижер, автор музыки гимна "Боже, царя храни".

Родился 25 мая 1798 г. в Ревеле (ныне Таллин) в семье известного русского музыкального деятеля Ф.П.Львова. Получил в семье хорошее музыкальное воспитание. В 7-летнем возрасте играл на скрипке в домашних концертах, обучался у многих педагогов, в том числе, у Ф.Бёма, по композиции брал уроки у И.Г.Миллера.

В 1818 окончил Институт путей сообщения. Не оставляя занятий на скрипке служил сначала под началом Аракчеева как наблюдатель за работами в военных поселениях, затем перешел в корпус жандармов и скоро стал весьма близок к Николаю I.

По смерти отца в 1837 был назначен директором Придворной певческой капеллы и занимал эту должность до 1861 г.

Скончался 16 декабря 1870 в имении Романь близ Каунаса.

В свое время Львов считался выдающимся скрипачем-виртуозом. Написанный им в 1833 г. гимн на текст Жуковского "Боже, царя храни" сделал его имя известным всей России.

Духовно-музыкальные сочинения Львова положили начало новому направлению, выдвинувшему на первый план текст песнопений и подчинившему ритм музыкальный словесному. В своей брошюре "О свободном или несимметричном ритме он говорит: "Вся сила, вся важность в церковном пении заключается в словах молитвы. Здесь цель пения: дать слову молитвы наиболее ясное выражение. Ясно, что такое пение не только должно совершенно сообразоваться со значением молитвы, которую оно сопровождает, и подчиняться смыслу ее, но и самые нотные знаки должны вполне подчиняться ритму слов, отнюдь не искажая их... Кто разумеет важность молитвы и внимательно следит во время пения за словами ее, тот не может не ощущать великого наслаждения, слыша ее в сопровождении простой и приличной гармонии, при исполнении которой все голоса произносят речь в одно время, следовательно, явственно, и в размере тактов сообразуются с естественными ударениями слов. Ни трели, ни рулады, ни другие какие-либо вычуры не должны украшать церковного пения, в простых и чистых звуках которого возносится молитва, вместе с фимиамом, к престолу Всевышнего. Язык молитв наших имеет особенный характер, ему должен соответствовать и характер пения. Многие сочинители хотели подчинить некоторые древние напевы правильному размеру и определенным тактам. Конечно, вследствие этого, выходило пение, удовлетворяющее привычным законам музыкального ритма, но пение отрешалось от молитвы, и тесная связь между словом и пением разрушалась. Сочинители для выполнения музыкальных условий принуждены были прибегать к разным натяжкам, допускали излишнее повторение слов, неуместное протяжение их, а что хуже всего, неодновременное произношение их певчими, от чего речь затемнялась, терялась не только сила, но исчезал нередко и самый смысл ее, и молящийся лишался возможности выразуметь, какие слова поются. Таким образом, заблуждались те, которые думали привести древние напевы нашей церкви в единообразный такт, и труд их мог способствовать разве к умалению красоты и речи и напева."

Самые известные сочинения - "Вечери Твоея", "Херувимская"(№1), "Достойно"(№2), "Отче наш", "Взбранной Воеводе". В своих сочинениях Львов старался воплотить свои взгляды: избегал повторений слов, подгонки текста под требования музыки, но имел целью подчинить музыку ритму слов, одновременно выражая их глубокое молитвенное содержание в соответствующей музыкальной форме. Некоторые сочинения ("Ныне силы", "Отче наш" и др.) написаны в свободном ритме без уложения в такты. В ритмическом, а также гармоническом и вообще художественном отношениях произведения Львова представляют значительный шаг вперед. Им написаны и четыре больших концерта, из которых лучший - "Услыши, Господи".

Под руководством и наблюдением Львова составлялся и печатался полный круг простого нотного пения на 4 голоса в семи книгах. Эти переложения выполнялись Воротниковым, Ломакиным и др., но известны именно как переложения Львова. Есть у него и собственные переложения, не вошедшие в полный круг, а печатавшиеся наряду с сочинениями. Наиболее известен преднач. псалом греч. распева и "Да исправится" киевского.

0

14

https://sun9-8.userapi.com/c623920/v623920797/1afe5/BGMPmFmduKc.jpg

Юзеф (Иосиф Иванович, Антонович) Олешкевич (Jozef Oleszkiewicz) (1777 – 1830)
Портрет Алексея Фёдоровича Львова. 1823 г.
Музей В. А. Тропинина и московских художников его времени


Львов Алексей Фёдорович (25 мая (5 июня) 1798 — 16 декабря (28 декабря) 1870) — российский скрипач, композитор, дирижёр, музыкальный писатель и общественный деятель. Директор Придворной певческой капеллы в 1837—1861. Автор музыки гимна «Боже, царя храни» (1833) и других сочинений.

Родился 25 мая 1798 года в Ревеле (сейчас -Таллин) в семье известного русского музыкального деятеля Ф. П. Львова. Получил в семье хорошее музыкальное воспитание. В семилетнем возрасте играл на скрипке в домашних концертах, обучался у многих педагогов, в том числе у Ф. Бёма, уроки композиции брал у И. Г. Миллера.

В 1818 году окончил институт путей сообщения, работал в аракчеевских военных поселениях инженером-путейцем, не оставляя занятий на скрипке.

С 1826 года — флигель-адъютант. В 1833 году получил известность как автор музыки нового русского национального гимна.

1835 — в доме Львова проходят еженедельные квартетные собрания, возглавляемый им струнный квартет получил широкую известность. Славились и симфонические концерты, устраивавшиеся Львовым, ставшие основой созданного им «Концертного общества» (1850).

В 1837—1861 годах Алексей Львов был директором Придворной певческой капеллы. В этот период повысился художественный уровень исполнения хора Капеллы (в 1837—1839 годах её капельмейстером был Глинка), при ней были учреждены в 1839 году инструментальные классы, издан употребляемый православной церковью полный круг песнопений (знаменного распева) в 4-хголосной гармонизации (выполненной впервые под руководством Львова); в связи с этой работой Львов написал трактат «О свободном или несимметричной ритме».

Алексей Львов — крупный представитель русского скрипичного искусства 1-й половины XIX в. Не имея возможности (из-за своего служебного положения) выступать в публичных концертах, он, музицируя в кружках, салонах, на благотворительных вечерах, прославился как замечательный виртуоз. Лишь во время путешествий за границей Львов выступал перед широкой аудиторией. Здесь у него завязались дружеские отношения с Ф. Мендельсоном, Дж. Мейербером, Г. Спонтини, Р. Шуманом, высоко ценившим исполнительское мастерство Львова — солиста и ансамблиста. Последователь классической школы, Львов изложил основные начала скрипичной игры в брошюре, к которым приложил собственные «24 каприса», не утерявших до сих пор художественно-педагогического значения.

Композиторское творчество Алексея Львова эклектично. Традиции русской музыкальной культуры сочетаются с сильным итальянским, а, особенно, с немецким влияниями.

Умер А. Ф. Львов 16 декабря 1870 года в имении Романь близ Ковны. Похоронен в Пажайслисском монастыре под Каунасом.

0

15

http://forumfiles.ru/files/0013/77/3c/37695.jpg

Пётр Фёдорович Соколов (1791 – 1848)
Портрет Алексея Фёдоровича Львова
1836 г.
Акварель, бумага. Размер: 18,5х15,5 см. (паспарту 31х26,5).
Кабинет рукописей Российского института истории искусств (КР РИИИ)
Фрагмент (эскиз?) акварельного портрета, хранящегося в Государственном Литературном музее

Обычно историю создания официального гимна Российской империи объясняют прихотью императора Николая I, который будто бы заявил: «Скучно слушать музыку английскую, столько лет употребляемую…» Уже отмечалось, что Николай I был крайне заинтересован вопросом о российской государственной атрибутике, укреплении ее, придании веса монархическим символам. Вряд ли «от скуки» надумал он создать и «народную песнь».
Автором музыки царь выбрал близкого и преданного ему человека - А.Ф. Львова, хотя мог выбрать русского композитора номер один - М.И. Глинку. Предполагают, что был устроен некий негласный конкурс, о котором мачеха композитора Львова вспоминала: «Знали мы, что многие новую музыку сочиняют на эти (?) слова, что даже у императрицы поют и играют сочинения эти, что Царь слышит и ни слова не говорит». Современники в своих воспоминаниях называют М.Ю. Виельгорского и М.И. Глинку, будто бы писавших музыку гимна. Впрочем, последний позднее сообщал, что никто не поручал ему писать гимн.
Алексей Федорович Львов родился в Ревеле в 1798 г. в аристократической и музыкальной семье. Его отец, Ф.П. Львов, был директором Придворной певческой капеллы. Алексей Федорович получил хорошее музыкальное образование, учился игре на скрипке. Однако волею судьбы по окончании Корпуса инженеров путей сообщения в 1818 г. он попал на военную службу - в военные поселения Новгородской губернии под начальство А.А. Аракчеева. Львов продолжал заниматься музыкой, в частности, сделал новую оркестровку «Стабат Матер» Перголези, которая была исполнена в Петербурге в Филармоническом обществе. За это он получает почетное звание композитора Болонской академии.
Львов не раз пытался уйти со службы и заняться только музыкой. Однако не мог отказать шефу жандармов А.Х. Бенкендорфу и перешел на службу в Министерство внутренних дел, убедительно прося, правда, для пользы службы «не употреблять его по секретной части», для чего был неспособен. В 1826 г. он был прикомандирован к свите Николая I, сначала для «производства дел до вояжей относящихся», а затем стал управляющим делами Императорской квартиры. Он принимал участие в войне с Турцией 1828-1829 гг., участвовал в боях под Варной, получив свои первые боевые награды. В 1832 г. Львова зачисляют в почетный Кавалергардский полк, он командует царским конвоем, сопровождая царя во всех поездках.
С этого времени он становится близок не только к императору, но и к его семье, аккомпанируя на скрипке пению княжны, участвуя в домашних концертах императорского семейства.
Именно к нему обратился через Бенкендорфа Николай I с предложением попробовать написать «гимн Русский». Произошло это в 1833 г. после возвращения царя из Австрии и Пруссии. Львов вспоминал, что задача показалась ему весьма трудною, особенно когда он думал о величественном английском гимне. «Я чувствовал надобность, - писал Львов, - создать гимн величественный, сильный, чувствительный, для всякого понятный, имеющий отпечаток национальности, годный для церкви, годный для войск, годный для народа - от ученого до невежды».
Хотя все эти мысли волновали и пугали молодого музыканта, в один из вечеров, возвратясь домой, он сел к столу - и в несколько минут гимн был написан. Здесь, как видим, А.Ф. Львов уподобился Руже де Лилю. Жуковский предоставил практически уже имеющиеся слова, «подогнав» их под мелодию. Так появился шедевр Жуковского - Львова. Текст состоял всего из 6 строчек: «Боже, Царя храни! Сильный, державный, Царствуй на славу нам; Царствуй на страх врагам, Царь православный! Боже, Царя храни!» - однако благодаря возвышенной, хоральной мелодии он звучал исключительно мощно.
23 ноября 1833 г. царь с семейством и со свитой специально прибыли в Певческую капеллу, где состоялось первое исполнение сочиненной Львовым музыки гимна с придворными певчими и двумя военными оркестрами. Прослушанная несколько раз мелодия понравилась царю, который отдал приказание «показать» ее широкой публике.
11 декабря 1833 г. в Большом театре в Москве оркестр и вся труппа театра участвовали в представлении «Русской народной песни» (так был назван в афише гимн «Боже, Царя храни»). На следующий день в газетах появились восторженные отзывы. Вот что сообщает об исторической премьере директор Московских Императорских театров М.П. Загоскин: «Сначала слова были пропеты одним из актеров Бантышевым, потом повторены всем хором. Не могу вам описать впечатление, которое произвела на зрителей сия национальная песнь; все мужчины и дамы слушали ее стоя; сначала «ура», а потом «форо» загремели в театре, когда ее пропели. Разумеется, она была повторена…»
25 декабря 1833 г., в день годовщины изгнания войск Наполеона из России, гимн был исполнен в залах Зимнего дворца при освящении знамен и в присутствии высоких воинских чинов. 31 декабря уходящего года командир Отдельного гвардейского корпуса великий князь Михаил Павлович отдал приказ: «Государю Императору благоугодно было изъявить свое соизволение, чтобы на парадах, смотрах, разводах и прочих случаях вместо употребляемого ныне гимна, взятого с национального английского, играть вновь сочиненную музыку».
30 августа 1834 г. на Дворцовой площади в Санкт-Петербурге был открыт монумент - Александровский столп - в честь победы над Наполеоном в войне 1812 г. Торжественное открытие монумента сопровождалось парадом войск, перед которым впервые в столь официальной обстановке исполнялся гимн России «Боже, Царя храни».
В 1840 г. Львов отправляется в отпуск, причем как невоенный человек, артист. Он выступил с концертами в Германии, Англии, Франции и везде с огромным успехом; его талантом скрипача восхищались Мендельсон, Лист, Шуман. Последний в статье «Алексей Львов» писал: «Г-н Львов - скрипач настолько примечательный и редкостный, что он может быть поставлен в один ряд с первыми исполнителями вообще».
Музыка гимна «Боже, Царя храни» стала быстро известна в Европе. Музыкальная тема гимна варьируется в нескольких произведениях немецких и австрийских композиторов. В России П.И. Чайковский «цитирует» его в двух музыкальных произведениях - «Славянском марше» и увертюре «1812 год», написанной в 1880 г. и исполнявшейся по случаю освящения Храма Христа Спасителя в Москве.
Львов, обласканный государем (он получил драгоценную табакерку с бриллиантами, а позднее - девиз в герб: «Боже, Царя храни»), занимается активной музыкальной деятельностью, пишет церковную музыку, создает несколько опер, скрипичных концертов, песен. После смерти отца он «унаследовал» придворную певческую капеллу, создает прекрасный ансамбль и школу певческого мастерства, а затем - Петербургское Симфоническое общество.
По военной службе он также получает чины - флигель-адъютант царя, через два года - полковник, а в 1843 г. - генерал-майор.
Авторство в создании государственного гимна принесло, однако, А.Ф. Львову самую большую славу. Это прекрасно понимал и его соавтор. Незадолго перед смертью В.А. Жуковский написал А.Ф. Львову: «Наша совместная двойная работа переживет нас долго. Народная песня, раз раздавшись, получив право гражданства, останется навсегда живою, пока будет жив народ, который ее присвоил. Из всех моих стихов, эти смиренные пять, благодаря Вашей музыке, переживут всех братий своих. Где не слышал я этого пения? В Перми, в Тобольске, у подошвы Чатырдага, в Стокгольме, в Лондоне, в Риме!»
Музыка гимна была не по душе известному критику В.В. Стасову, она не вызывала восторга и у М.И. Глинки, но А.Ф. Львов навсегда вошел в плеяду русских композиторов, о чем свидетельствует, в частности, картина И.Е. Репина, висящая на площадке лестницы в Московской Консерватории. Картина называется «Славянские композиторы», и на ней, вместе с Глинкой, Шопеном, Римским-Корсаковым и другими, изображен в расшитом придворном мундире автор официального российского гимна А.Ф. Львов.

Соболева Н.А. Российская государственная символика: история и современность. - М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2003. - 208 с.: ил.

0

16

http://forumfiles.ru/files/0013/77/3c/22772.jpg

П. Рорбах. Музыкальный вечер у А.Ф. Львова (играет квартет М.Ю. Виельгорского). 1840-е гг.

   
Композитор А.Ф. Львов

Автор: Алексей Курбатов

Кроме хорошего разностороннего образования Алексей Львов наследовал от отца большую склонность к музыке, первые проблески которой обнаружились уже с 7-летнего возраста.

 

Отец, сам музыкант, тщательно заботился о развитии этого таланта; он сам играл с ним на скрипке, заставляя разбирать старых мастеров, и окружил сына представителями тогдашнего музыкального мира, как, например, рижский капельмейстер Кейзер, скрипач Лафон и концертист Вем.

В сентябре 1814 г. закончилось домашнее воспитание Львова, и он поступил в Институт инженеров путей сообщения. Выдающиеся способности и прилежание быстро выдвинули его среди воспитанников, и в 1816 г. он окончил курс первым, в марте того же года был произведен в прапорщики, и имя его занесено на почетную доску института. По исполнении практических занятий в институте 26 октября того же года Львов получил чин подпоручика.

В 1818 г. последовало высочайшее распоряжение, чтобы первый по успехам офицер, выпущенный из Института путей сообщения, поступал на службу в округа военных поселений, которыми заведовал граф Аракчеев; 9 июня 1818 г. Алексей Львов был произведен в поручики и откомандирован к работам по военным поселениям. Таким образом изнеженный, неопытный юноша сразу попал в суровую школу. Служба, по словам его, была неимоверно тяжела: лишенные самого необходимого, надсмотрщики работ должны были находиться безотлучно на службе от 3 часов утра до 12 часов дня и от 1 часа до 9 часов вечера, причем взыскания начальства были жестоки и безграничны.

"В скором времени усердие, и покорность притупились, - пишет в своих записках Львов, - и меры жестокости были единым средством к выполнению требований начальства. Во время работ молчание общее, на лицах страдание, горе! Так протекали дни, месяцы без всякого отдохновения, кроме воскресных дней, в которые обыкновенно наказывались провинившиеся во время недели. Я помню, что, ехав однажды в воскресенье верхом верст 15, я не проехал ни одной деревни, где бы не слыхал побоев и криков. Мы сами лишены были самого необходимого для жизни и спокойствия... От начальников ни малейшего внимания, никогда ласкового слова, все это от подражания верхнему начальнику и желания угодить ему".

Несмотря на это, Алексею Львову удалось заслужить благосклонность своего сурового начальника, так что уже в приказе 12 июля 1819 г. последний объявил благодарность молодому инженеру, а вскоре после этого, показывая Александру I произведенные постройки и называя молодого строителя, граф Аракчеев отрекомендовал Львова как отличного офицера. Находившийся тут же будущий император Николай I, как знаток инженерного и строительного искусств, обратил на него свое внимание.

В 1821 г. он произведен в капитаны и получил орден св. Владимира 4-й ст.; а через год назначен старшим адъютантом в штаб военных поселений, где два раза был награжден бриллиантовыми перстнями по представлению Аракчеева, продолжавшего благоволить к нему. 3 февраля 1826 г. Львов был уволен от службы по домашним обстоятельствам с чином майора. Все это время, несмотря на тяжелую службу, он не оставлял занятий музыкой и каждый день находил время поиграть на скрипке, нередко засыпая от усталости с нею в руках.

В отставке он пробыл недолго и в ноябре 1826 г. был определен старшим адъютантом в штаб корпуса жандармов. В то время шефом жандармов и начальником III отделения был граф А. X. Бенкендорф. "Возьми его, - сказал император Николай своему любимцу, просившему дозволения принять Львова к себе в адъютанты, - он отличный офицер: восемь лет прослужил у Аракчеева".

Поступая на новую службу, Львов на заявление Бенкендорфа, что люди, умеющие писать, ему очень нужны, изъявил полную готовность служить ему беспрекословно, прося только уволить его от различных секретных поручений, к которым он совершенно неспособен. "Благородный мой начальник, - вспоминал Львов, - сказал: будь покоен, ты будешь иметь часть отдельную". И с этих пор ему были поручены все дела главной квартиры и собственного Его Вел-ва конвоя, занятия, обязывавшие его всюду следовать за шефом в путешествиях государя и исполнять должность секретаря графа Бенкендорфа.

Ревностная деятельность, ловкость, умение держаться, исполнительность адъютанта вполне удовлетворяли Бенкендорфа, который искренно полюбил его и приблизил к себе как честного и преданного ему человека. В Турецкую кампанию 1828 г. Алексей Львов, сопровождая Бенкендорфа, находился в походе в Болгарии. Он участвовал в сражениях под Шумлою, а также при осаде Варны и взятии ее, за что награжден бантом к ордену св. Владимира 4-й ст. и орденом св. Анны 2-й ст.

Во время Турецкой войны Львова ближе узнал и полюбил сам государь Николай Павлович, повелевший всегда брать его с собою "для выполнения всех дел, до вояжей относящихся". И с этих пор Алексей сопутствовал государю во всех путешествиях его по России и за границей.

23 марта 1833 г. он был зачислен в Кавалергардский полк с переименованием в ротмистры и с оставлением в занимаемой им должности.

В августе того же года по возвращении из-за границы Львову через графа Бенкендорфа было передано сожаление государя, что в России не существует собственного народного гимна, подобно Франции и Англии. При этом граф добавил, что государь, который знал о музыкальных занятиях Львова и очень сочувственно к ним относился, велел поручить ему попытаться сочинить музыкальную мелодию подобного гимна. Алексей Федорович увлекся этой задачей и, желая по возможности выполнить мысль царскую, вдохновленный этим желанием, написал в начале ноября мелодию этого гимна, как он сам говорит, внезапно, в несколько минут, причем слова гимна "Боже, царя храни!" были написаны Жуковским.

Вот что говорит А. Ф. Львов в своих "Записках" о сочинении гимна: "Задача эта показалась мне весьма трудною, когда я вспоминал о величественном гимне английском "God, save the King!" , об оригинальном гимне французов и умилительном гимне австрийском. Несколько времени мысль эта бродила у меня в голове. Я чувствовал надобность написать гимн величественный, сильный, чувствительный, для всякого понятный, имеющий отпечаток национальности, годный для церкви, годный для войска, годный для народа, от ученого до невежды".

Как только Львов доложил, что гимн написан, государь пожелал немедленно выслушать его, После нескольких подготовительных репетиций 23 ноября 1833 г. назначено было первое исполнение гимна полным хором придворной музыки при двух оркестрах военной музыки - трубном и деревянных инструментов. Николай Павлович в сопровождении императрицы прибыл в Певческую капеллу, которая при входе их огласилась торжественными звуками впервые исполняемого русского народного гимна. Прослушав его несколько раз, то в исполнении одним только хором певчих, то оркестра той или другой музыки и, наконец, всею массою тех и других, августейшие слушатели с восторгом приняли это действительно художественное произведение Львова, а государь, несколько раз повторив: "C'est superbe!" ("Это великолепно!" (фр.)), приказал Бенкендорфу сообщить военному министру графу Чернышеву о немедленном введении этого гимна по военному ведомству, о чем и последовало официальное распоряжение в приказе 4 декабря 1833 г. Глубоко растроганный государь пожаловал А. Ф. Львову золотую, осыпанную бриллиантами табакерку с собственным портретом.

Первое публичное исполнение Народного гимна происходило в Москве в Большом театре 6 декабря 1833 г. Вот как описывает один московский очевидец этот памятный театральный вечер:

"Я возвращаюсь сейчас из Большого театра, восхищенный и тронутый тем, что видел и слышал. Всем известна русская народная песня Жуковского "Боже, царя храни!". Львов сочинил на эти слова музыку.

Едва раздались слова напева "Боже, царя храни!", как вслед за представителями знати поднялись со своих мест все три тысячи зрителей, наполнявших театр, и оставались в таком положении до окончания пения.

Картина была необыкновенная; тишина, царствовавшая в огромном здании, дышала величественностью, слова и музыка так глубоко подействовали на чувства всех присутствовавших, что многие из них прослезились от избытка волнения.

Все безмолвствовали во время исполнения нового гимна; видно было только, что каждый сдерживал ощущение свое в глубине души; но когда оркестр театральный, хоры, полковые музыканты числом до 500 человек начали повторять все вместе драгоценный обет всех русских, когда Небесного Царя молили о земном, тут уже шумным восторгам не было удержу; рукоплескания восхищенных зрителей и крики "Ура!", смешавшись с хором, оркестром и с бывшею на сцене духовою музыкою, произвели гул, колебавший как бы самые стены театра. Эти одушевленные восторги преданных своему государю москвитян только тогда прекратились, когда по единодушному всеобщему требованию зрителей народная молитва была повторена несколько раз. Долго, долго останется в памяти всех жителей Белокаменной этот день в декабре 1833 года!"

Восторженные рецензии наполняли газеты тех дней, и описание спектакля скоро долетело до Петербурга. Вторично гимн был исполнен в С.-Петербурге в день Рождества Христова во всех залах Зимнего дворца.

11 апреля 1834 г. А. Ф. Львов был пожалован флигель-адъютантом. "Тут я, - пишет он, - догадался, зачем милостивый император перевел меня за год перед тем в кавалергарды".

Одновременно с этим назначением государь, искренно полюбивший Алексея Федоровича, совершенно приблизил его к своей семье и, сделав его участником всех придворных празднеств и забав в домашнем кругу, изъявил желание составить домашний оркестр, так как императрица играла на фортепиано, государь на трубе, Виельгорский на виолончели, Апраксин на басу, Львов на скрипке; дети тоже могли участвовать, а Волконский, Бартенева и Бороздина - петь.

Львов на другой же день принес написанную им пьеску во дворец, показав ее предварительно графу Бенкендорфу. Пьеса понравилась, всякий попробовал свою партию, и таким образом 10 марта 1834 г. было положено начало домашним концертам во дворце, о которых Львов вспоминает с восторгом.

1 января 1836 г. он произведен был в полковники, а в конце того же года скончался его отец, директор придворной Певческой капеллы. Все думали, что его место займет граф Виельгорский или князь Волконский, но вскоре последовал высочайший указ о поручении должности директора капеллы Алексею Федоровичу Львову с сохранением всех лежащих на нем обязанностей.

С тех пор он отдался своему любимому делу и близко сошелся с капельмейстером капеллы М. И. Глинкой.

6 ноября 1838 г. Львов женился на дочери статского советника Прасковье Агеевне Абазе, причем государь был его посаженым отцом, а графиня Бенкендорф - посаженой матерью.

В апреле 1840 г. он уехал с женою за границу с целью ближе ознакомиться с европейскими музыкальными талантами и выслушать от них оценку своих собственных произведений. В Берлине он познакомился с Мейербером; в Лейпциге ему впервые пришлось играть па скрипке в присутствии многих музыкальных знаменитостей, в том числе Мендельсона-Бартольди, который выразил полное одобрение. В Элисе, где была тогда императрица, он сблизился с Листом, от которого также получил похвалу.

10 октября 1843 г. он был произведен в генерал-майоры с назначением в свиту Его Величества. С этого времени не прошло и двух лет, когда во время маневров он упал с лошади, и это пагубно отразилось на его слухе: он стал глохнуть.

В 1848 г. в память Народного гимна государь повелел внести девизом в герб Львова слова "Боже, царя храни!"

В декабре 1853 г. он был произведен в тайные советники и назначен гофмейстером; в апреле 1855 г. назначен сенатором с оставлением директором придворной капеллы; в 1859 г. он получил орден св. Владимира 2-й ст., в июне 1861 г. уволен от должности директора придворной капеллы, а в следующем году назначен обер-гофмейстером.

Вследствие глухоты военная музыка своею звучностью удовлетворяла его более, чем другая; он принялся ею заниматься в хоре Кавалергардского полка и написал для военной музыки несколько пьес.

В 1863 г. ему пожаловано было 4000 десятин в Самарской губернии. И когда он окончательно лишился слуха, государь разрешил жить ему в деревнях своих.

Скончался Алексей Федорович Львов 16 декабря 1870 г. в своем имении Романи, в пяти верстах от г. Ковны.

Кроме народного гимна А. Ф. Львов написал три оперы: "Бианка и Гвалтьеро", "Ундина" и "Эмма", одну оперетту и 30 различных вокальных и инструментальных пьес.

По словам Глинки, он отлично исполнял Моцарта и Гайдна. До последнего года он поддерживал отношения с музыкантами и был постоянным гостем Глинки.

0

17

http://forumfiles.ru/files/0013/77/3c/51628.jpg

Любовь Фёдоровна Гасфорт, ур. Львова (1829-1852), сестра братьев Львовых.
С акварели неизвестного художника. 1850-е гг.
Частное собрание.

Любовь Фёдоровна Гасфорд (Тасфорд), урожд. Львова (1829 – 1852), дочь Фёдора Петровича Львова (1766 – 1836), капитана, чиновника Коллегии иностранных дел, директора Архангельской портовой таможни, таможенного инспектора Эстляндской и Лифляндской губерний, правителя канцелярии министра Коммерции, директора департамента Министерства коммерции, помощника статс-секретаря Государственного Совета, директора Певческой капеллы, тайного советника, и его второй жены Елизаветы Николаевны, урожд. Львовой (1788 – 1864).

По отзыву современника, была «особой очень симпатичной, милой и к нуждам бедных и обездоленных классов внимательной».
Замужем за генералом Густавом Христиановичем Гасфордом (1794 – 1874).
В период генерал-губернаторства мужа в Западной Сибири по своей скромности и беспритязательности, приобрела всеобщую любовь и уважение.
Генерал души не чаял в своей молодой жене, которая, как и все Львовы, была музыкальной.  Любовь Федоровна была на тридцать с лишним лет моложе Густава Христиановича, но ей было не суждено пережить супруга. Когда Любовь Фёдоровна умерла в 1852 г. в возрасте 23 лет, горе губернатора было безмерным.

Образ юной и так рано ушедшей из жизни жены генерал-губернатора многим омичам запал в душу и не стерся из памяти народной по сей день. Одну из центральных улиц Омска многие годы в обиходе называют Любинским проспектом. Существует предположение, что и станция Любино названа в память о жене Г. Х. Гасфорда.

Умерла от чахотки.
Детей не имела.

0

18

http://forumfiles.ru/files/0013/77/3c/49314.jpg

Неизвестный художник.
Портрет Владимира Федоровича Львова. 1840 - е (?)
Рисунок (?)
Псковский государственный объединенный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник.

Брат декабристов И.Ф. и В.Ф. Львовых, композитора А.Ф.Львова.

Владимир Фёдорович Львов (1800 – 1874) – отставной капитан, действительный статский советник, управляющий Псковской палатой Государственных имуществ (1855). Сын Фёдора Петровича Львова (1766 – 1836), капитана, директора Архангельской портовой таможни; таможенного инспектора Эстляндской и Лифляндской губерний; правителя канцелярии министра Коммерции, директора департамента министерства Коммерции, помощника статс-секретаря Государственного совета; директора Певческой капеллы, тайного советника, и Надежды Ильиничны, урожд. Березиной (1776 – 1810).
Женат первым браком на Варваре Николаевне, урожд. Козляниновой (1795 – 1844), вторым (после 1849) – на баронессе Дарье Алексеевне Фредерикс, урожд Бартоломей (1816(17) - 1911).
Дети: Николай; Владимир; Алексей; Фёдор.

0

19

http://forumfiles.ru/files/0013/77/3c/76026.jpg

Брюллов Карл Павлович. Портрет Елизаветы Николаевны Львовой (1788-1864).
1836

На обороте надпись:
"Портрет матушки Елизаветы Николаевны деланный знаменитым Карлом Брюлловым в 1836 году, когда Господь посетил дом наш великим горем, отозвал от нас нашего отца покровителя и друга.
Подарен моему другу и брату Феде, за его ко мне любовь в 1854 году.
А. Львов."

Вторая жена Федора Петровича. В 1810 оду он вторично женился на Елизавете Николаевне Львовой (1788—1864), двоюродной сестре первой жены, старшей дочери своего двоюродного брата Н. А. Львова. По словам современников, была женщиной удивительной доброты и отзывчивости. Будучи богатой невестой, Елизавета Николаевна против воли своей тётки Дарьи Алексеевны и её мужа, Г. Р. Державина, тайно обвенчалась с бедным Львовым.
Воспитала 16 детей: десять от первого брака мужа и шесть своих.

0

20

http://forumfiles.ru/files/0013/77/3c/53010.jpg

Николай Фёдорович Львов (р. 1867), внук И.Ф. Львова. С фотографии первой четверти XX в.

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » ЛЬВОВ 1-й Илья Фёдорович.