Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » ПЛЕЩЕЕВ 2-й Александр Александрович.


ПЛЕЩЕЕВ 2-й Александр Александрович.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ ПЛЕЩЕЕВ


(23.5.1803 — 28.11.1848).

Корнет л.-гв. Конного полка.

Признан в дворянском достоинстве вследствие повеления цесаревича Константина Павловича.

Отец — камергер, статский советник Александр Алексеевич Плещеев (5.6.1778 — 10.3.1862), чтец императрицы Марии Фёдоровны, член «Арзамаса»; мать — гр. Анна Ивановна Чернышёва (ум. 20.6.1817).

Воспитывался в Петербургском университетском пансионе.
В службу вступил юнкером в л.-гв. Конный полк — 2.3.1822, эстандарт-юнкер — 4.11.1822, корнет — 23.4.1823.

Следствием установлено, что членом тайных обществ декабристов не был, но знал о существовании Северного общества.

Арестован 25.1.1826 и содержался на главной гауптвахте, в тот же день переведён в Петропавловскую крепость («посадить по усмотрению и содержать хорошо») в №12 Невской куртины.

По высочайшему повелению освобождён — 2.6.1826, уволен в отставку в чине поручика — 7.11.1827, чиновник особых поручений при начальнике Петербургского таможенного округа (1828).

Похоронен рядом с отцом в Сергиевой пустыни под Петербургом (могилы не сохранились).

ГАРФ, ф. 48, оп. 1, д. 192.

0

2

Алфави́т Боровко́ва

ПЛЕЩЕЕВ 2-й Александр Александров.

Корнет Конной гвардии.

При допросе сознался, что за месяц до 14 декабря слышал от Одоевского о существовании тайного общества, имевшего целию улучшение правительства; но в члены общества не поступал и участия в оном никакого не брал, а 14 декабря действовал противу возмутителей. Ни Одоевской и никто из злоумышленников не показал о принадлежности Плещеева к обществу или участии в оном. Из сведений, доставленных от командующего Гвардейским корпусом, видно, что Плещеев ни в чем не замечен; присягнул покойно и во время мятежа исполнял долг свой со всею точностию. 25-го декабря был арестован, а с 25 генваря содержался в крепости.

По высочайшему повелению, вследствие доклада Комиссии, 2-го июня освобожден без дальнейшего взыскания.

0

3

https://img-fotki.yandex.ru/get/198569/199368979.36/0_1ea58e_b95aafb8_XXXL.jpg

Александр Алексеевич Плещеев (1778—1862), поэт и композитор, личный чтец императрицы Марии Федоровны, камергер (с 1821), статский советник; отец декабристов Плещеевых. Портрет работы К.А. Молдавского. 1841 г. ВМП.

0

4

Бледный ''негр'' Плещеев.

Вячеслав Рыбников

В последнее время стал приходить к странному выводу: чтобы разобраться в том или ином краеведческом вопросе, а подчас и совершить небольшое «открытие», совсем необязательно перерыть вверх дном все архивы, достаточно лишь внимательно  читать давно изданные книги, думать и, в какой-то мере, просто интуитивно чувствовать.

Так, к примеру, произошло и в этом году. Работая над переизданием книги «России сердце не забудет» А.Е. Венедиктова и подбирая иллюстрации, я наткнулся в Интернете на статью Википедии о Плещееве Александре Алексеевиче (1778 – 1862), композиторе, поэте и театрале, владельце родовой усадьбы в с. Больщая Чернь Болховского уезда. Взглянув на приложенный к статье портрет, я нтуитивно почувствовал, что здесь что-то не так. Видимо в сознании как-то отложилось ранее прочитанное. Я стал на него смотреть и вспоминать. Даже без прочтения статьи сразу выплыло его прозвище в «Арзамасе» - Чёрный Вран, а на портрете был изображён светловолосый бледный человек, хотя глаза были тёмными.

Не исключена была возможность использования парика, но в XIX веке, на который выпал основной период жизни Плещеева, с париками большей частью уже расстались. Как писал Пушкин:

«... Ловласов обветшала слава
Со славой красных каблуков
И величавых париков»

Со времён царствования Александра I мужчины париков не носили, а в моде, как у Пушкина, были бакенбарды. И тут я вспомнил, что эти же отсутствующие на портрете бакенбарды были и у Плещеева, изображенного в профиль на рисунке В.А. Жуковского в книге В. Афанасьева «Родного неба милый свет…»  (см. стр.193).

   

А дальше – больше: в небольшой книжке о Жуковском нашего замечательного орловского краеведа В.Власова и журналиста И.Назаренко «Минувших дней очарованье»  (в обоих изданиях 1979 и 1983 гг., стр. 156 и 133 соответственно) был помещён уже другой портрет Плещеева в анфас. Но и в анфас прекрасно видно, что Александр Алексеевич был обладателем пышных бакенбард. К тому же этот портрет больше подходил к рисунку Жуковского, т.к. кроме бакенбард у него имелась хорошо видная залысина, полностью отсутствующая на его портрете из Википедии. Но самая отличительная черта портрета, использованного Власовым, – это то, что на нём он действительно был чёрным.

   

А в принципе, любой наш краевед, подними его ночью с постели и спроси, кто такой Плещеев, должен чётко отвечать – «негр». Потому что именно к нему относятся следующие стихи одного из создателей нашей поэтической лирики и основоположника русского романтизма Василия Андреевича Жуковского:

   

«Там светлый пруд и сад

Дом старый с мезонином

И негр Плещеев с Ниной

И близок Болхов град…»

   

Никаким негром Плещеев в сущности  не был. Просто так его окрестили домашние шутники-Урганты якобы из-за смуглого цвета кожи. У нас ведь кругом одни сплошные юмористы: куда от них деваться! Они ведь и бледную натуру вполне могли бы обозвать негром. Пусть, мол, ему от этого будет ещё веселей.

   

Так что, после небольшой работы мысли мне стало очевидным: никаких доказательств у меня против портрета в Интернете нет. А отыскать в сети приведённый Власовым портрет в виде хоть какой-то альтернативы бледной личности мне тоже так и не удалось. На всех сайтах присутствовал именно он.

   

В работе над книгой аналогичная ситуация создалась и при атрибуции портрета Натальи Дмитриевны Фонвизиной (Апухтиной). Тогда-то в Бунинской библиотеке я и набрёл на книгу Лениздата 1996 года «Знаменитые россияне XVIII и XIX веков. Биографии и портреты», по изданию великого князя Николая Михайловича Романова «Русские портреты XVIII и XIX столетий», выпущенной в 1905-1909 гг. Здесь я и обнаружил на стр. 618 этого бледного «негра» Плещеева и понял «откуда растут ноги». С великим князем, да к тому же Романовым, тягаться было тяжело, и я отступил.

   

Отступил, как оказалось, временно. В октябре в Болхов прибыли сотрудники губернатора, собиравшие информацию о  болховских усадьбах, и я с ними увязался в Большую Чернь, тем более, что никогда ранее там не был. Каково же было моё удивление, когда я тот же портрет из Википедии увидел в центре  музейного класса большечернской школы – места, призванного хранить о нём память и передавать её подрастающему поколению, а затем и в альбоме солидного краеведческого издания «Века над Окой», выходившего к 220-летию губернии в 1998 году, а далее, как цепную реакцию, и в ряде научных монографий (например, А.Ю.Сарана «Гоголь и почта», стр.94).  И понял, что, переизданная в 90-х годах, книга «Русские портреты» уже десятилетия всем морочит голову. После увиденного я поклялся разобраться с этим великим князем, поддержкой в этом мне были рисунок Жуковского и потрет в книжках Власова.

   

Интернет по данному вопросу по-прежнему молчал. Но вдруг в начале ноября женщина-искусствовед под именем Shakko убирает данный портрет из Википедии с краткой отметкой: «не он». Я внутренне ей захлопал: появилась поддержка. Сам же в это время обратился в фонды объединённого литературного музея им. Тургенева г. Орла, как-никак, а Плещеев был связан с Карамзиным, Жуковским и Пушкиным. Но сотрудники музея не смогли мне ничем помочь, высказав лишь убеждение, что Власов был краевед основательный и вряд ли мог ошибиться.

   

Наступило время идти в краеведческий музей г. Орла.  Но и там меня ждала неудача: на стенде пушкинского окружения, связанного с нашим краем, красовался всё тот же романовский портрет Плещеева. Казалось бы – всё: великий князь почти победил.

   

Разрешение, однако, как всегда пришло неожиданно. Зная, что я этим занимаюсь, мне позвонил друг и огорошил вопросом: «Слушай, ты вообще читаешь книги, которые издаёшь?» «А в чём дело?», - обиделся я. «А ты открой библиографию к книге Венедиктова и найди ссылку на А.Н. Глумова «Судьба Плещеевых», а если откроешь издание, там заодно и найдешь то, что искал». До библиографии, которую составлял сам Венедиктов, я не добрался. Из-за этого у нас с ней и произошли непонятные пертурбации.

   

На следующий день в Бунинке я нашёл эту книгу 1982 г. издания, а на стр. 25 и портрет Александра Алексеевича Плещеева 1841 г. работы портретиста Константина Антоновича Молдавского (1810 -1855) из ИРЛИ (Пушкинский дом). Он был идентичен портрету, помещённому в книге В.А.Власова.  Так орловский краевед с честью вышел из этого поединка.

   

В дальнейшем удалось установить, что помещённый в книге великого князя Николая Михайловича портрет неверен. Известно это  уже давно, т.к. в «Замеченных ошибках» издания было указано, что на портрете изображен не Александр Алексеевич, а его отец Алексей Александрович, премьер-майор. Лениздат этого не заметил, а вот иллюстрированный справочник-путеводитель с уточнениями и дополнениями к «Русским портретам XVIII и XIX веков» изд-ва «Минувшее» в 2003 году под изображением представленным великим князем (на стр.117) внёс поправку: «Алексей Александрович Плещеев (1778-186 )». Называется – уточнили! Имя, отчество исправили, а годы   забыли.

   

Годы жизни отца нашего чернского героя, мне тоже определить полностью не удалось. Единственно у кого я смог почерпнуть эту информацию был В.П.Еремин («Болховские были»,1994 г. стр.61), у которого они указаны, как 1755 – 1827, в чём нет полной уверенности. Например, А.Н.Глумов в своем романе «Судьбы Плещеевых» на стр. 33-34 четко указывает  дату смерти Алексея Александровича – октябрь 1810 г. В связи с чем возникает необходимость уточнения этих данных.

   

Но с другой стороны, сомнения в атрибуции портрета Алексея Александровича Плещеева как-то не исчезают, поскольку непонятно, как у таких блондинов могут рождаться «негры». Хотя это вопрос уже скорее к женщинам, способным запутать «своими сюрпризами» любого исследователя. А подтверждением тому служат работы неопушкинистов, пытающихся перевести самого Пушкина из разряда  «негров» в разряд «цыган».

0

5

Из рода Плещеевых...


https://img-fotki.yandex.ru/get/44369/199368979.1c/0_1be4b1_3aa3c2d3_XXXL.jpg

Не так давно на одном из  хабаровских кладбищ нашла свой последний приют одна из последних представительниц старинного русского дворянского рода. Ее звали Ирина Павловна, урожденная Лесовская,  дедушкой и бабушкой ее были Лев и Евдокия Плещеевы, проживавшие в Петербурге в конце ХIХ – начале ХХ века.

Судьба подарила чете Плещеевых шестерых детей – двух сыновей и четырех дочерей, но по странной ее прихоти четверо из них не оставили после себя потомства. Сыновей звали Александр и Владимир, дочерей – Елизавета, Маргарита, Евгения и Зинаида, а на выездной визитке Евдокии Плещеевой стояло «Евдокия Яковлевна Плещеева с дочерьми». По-разному складывались их судьбы. И дочери, и сыновья Плещеевых росли, учились, создавали семьи, мальчики окончили гимназию, а затем университет, девочки – Смольный институт благородных девиц. Старшая дочь Елизавета была не так хороша собой, как последующие три сестры, поэтому в попытках выдать ее замуж вся семья тщательно скрывала ее возраст. Но все было бесполезно, и, когда младшие сестры нашли себе избранников, Лиза с горечью поняла, что ее ждет судьба старой девы.

Еще до Первой мировой войны, в начале века, скончался глава семьи – Лев Плещеев, который служил военным медиком. Следующим ушел из жизни его старший сын Александр, женатый на красавице пианистке Нине Плещеевой, урожденной Рябчинской. В тяжелые двадцатые годы Саша заболел брюшным тифом и врачи не смогли его спасти. Он умер, не успев обзавестись детьми, а жена, храня верность его памяти, больше замуж не вышла и покинула Ленинград только в блокаду, когда ее вывезли по «дороге жизни».

Второй сын, Владимир, с двадцатых годов то появлялся в поле зрения семьи, то опять исчезал. Два раза он был женат, но тоже не имел детей, а в тридцатые годы, подав о себе весточку из Москвы, совсем пропал. Известно было только, что его вел по жизни азарт игрока.

https://img-fotki.yandex.ru/get/38765/199368979.1c/0_1be4b2_f44c2405_XXXL.jpg

Евдокия Яковлевна Плещеева

В 1917 году от большой семья Плещеевых остались четыре женщины: сама Евдокия Яковлевна, ее дочь Елизавета и Зинаида, которая вернулась в семью с маленькой дочкой Ирочкой (моей будущей бабушкой) на руках. Муж Зинаиды, офицер Павел Лесовский, пропал в годы Первой мировой войны, и она уже отчаялась его найти после двух лет отчаянных поисков и запросов.

Остальных дочерей судьба разбросала по миру. Дочь Маргарита, вышедшая замуж за шведского подданного Нимандера (кажется, дипломата), вместе с ним и двумя детьми исчезла в горниле Первой мировой войны, а затем и революции, оказавшись в это время в Польше. Связь с семьей Плещеевых оборвалась навсегда. Дочка Евгения, бывшая замужем за грузинским князем, офицером Христофором Павловичем Чхетиани, вместе с ним эмигрировала в 1917 году в Турцию, но тоска по родине была настолько сильной, что через какое-то время они вернулись обратно. Поселившись в Тифлисе, Чхетиани мог служить и работать, так как власти их не преследовали. Говорят, что Христофор Павлович был необыкновенный человек, а в советские годы в одном из музеев Тбилиси была экспозиция, посвященная этому офицеру.

Тяжелый семнадцатый год. Голодный, замерзающий Петроград. Отчаявшиеся, но не сломленные духом женщины семьи Плещеевых. Дворянки, воспитанные в лучших традициях русского общества того времени, они приветствовали революцию и готовы были претерпеть все невзгоды «ради блага простого народа». Об этом мне рассказывала сама Зинаида Плещеева, моя прабабушка, с которой я общалась в уже вполне сознательном возрасте. Полные жизненного упорства и оптимизма, женщины обратились к Революционному правительству Петрограда и получили разрешение уехать в Тифлис, о чем свидетельствовала расписка, подписанная самим Ульяновым-Лениным. Эта бумага хранилась у бабушек до шестидесятых годов, а потом пропала куда-то, как многое-многое другое в этой прекрасной, но совершенно не приспособленной к жизни семье. Часто, слушая рассказы о прошлом, я, маленькая девочка, удивлялась их непрактичности. Например, решив ехать на Кавказ, семья собрала вещи, мебель, одежду, книги и отправила все это багажным поездом через революционную Россию! Потом долго они ждали вещи, отказываясь поверить, что остались без самого необходимого. У них был только один сундук, в основном с детскими вещами моей бабушки. Когда я думаю об их судьбе, то невольно приходит на память роман А. Н. Толстого «Хождение по мукам». Три женщины в безжалостных обстоятельствах – без денег, без одежды, без жилья. Но вот они добрались, и становится чуть-чуть легче: в Грузии теплее и сытнее, чем в революционном Петрограде.

Рядом с ними появился мужчина – Чхетиани вернулись из эмиграции. Он и дочь Плещеевых Евгения любят друг друга, очень хотят детей, но что-то не так: все дети умирают в младенчестве. Разве могла предполагать Евдокия Яковлевна Плещеева, что, обладая таким богатством, как шесть красивых, умных, способных сыновей и дочерей, она останется на старости лет с одной маленькой внучкой Ирочкой – единственной наследницей рода? Печальная хронология: сын Александр – детей не было, сын Владимир – детей не было, дочь Елизавета – замужем не была, дочь Евгения – все дети умерли, дочь Маргарита – пропала без вести вместе с детьми, дочь Зинаида – имела одну дочь Ирину. Жестоко судьба обошлась с некогда большой дружной семьей. И многого, очень многого моей бабушке не рассказывали – боялись, боялись всю жизнь.

Хотя что еще можно было отнять у пожилых бедных женщин, которые никогда даже не ели досыта? Не знаю, были они интересны органам или нет, и теперь этого не узнает никто. Немногочисленные драгоценности, которые были на них, когда они уезжали из Петрограда, ушли в ломбард, ведь золото не заменит хлеб или тарелку горячего супа. Жилось страшно тяжело. Сама Евдокия Яковлевна подрабатывала шитьем и вышивкой, до сих пор у меня лежат три ее вещи потрясающей работы. Дочери работали уборщицами и машинистками, хотя прекрасно музицировали, рисовали, знали в совершенстве иностранные языки. Дворянское происхождение прочно закрыло перед ними все двери. Только моей бабушке удалось преодолеть этот барьер: конечно, об институте она не могла и мечтать, но знание языков позволило ей устроиться переводчицей в банк. Там она и проработала пятьдесят лет, возглавив со временем отдел по иностранным операциям. Но больше всего на свете бабушка любила рисовать. Она не смогла окончить художественную школу и стала художником-самоучкой. С детства (а в 1920-е годы семья переехала в Батуми) маленькая Ира рисовала на продажу картинки на плоских камнях с пляжа или раскрашивала деревянные веера для туристов. Потом, в 16 лет, бабушка вышла замуж за Антона Пайчадзе, родила детей, и рисование отошло на задний план, уступив место необходимым для выживания вещам. И только потом, спустя много лет, выйдя на пенсию, Ирина Павловна снова взяла кисти и краски. Она начала рисовать и не оставила уже этого занятия никогда, рисовала даже когда почти перестала видеть, одолеваемая тяжелыми болезнями, рисовала до самого конца.

https://img-fotki.yandex.ru/get/54004/199368979.1c/0_1be4b3_b5bc09bd_XXXL.jpg

Евгения Львовна Чхетиани (урожденная Плещеева) и ее муж Христофор Павлович Чхетиани. 1903 (1905).

Наверное, читатели недоумевают: как же моя бабушка из рода Плещеевых оказалась так далеко, здесь, в Хабаровске? Да и как здесь вообще оказались представители нашей семьи? Дело в том, что в начале семидесятых годов мой дядя Сергей Антонович Пайчадзе и его жена после окончания ленинградской аспирантуры по распределению приехали работать в Хабаровск. Позже к ним присоединилась и я, хотя родилась, как и бабушка, в Ленинграде и тоже выросла в Грузии. Но даже во времена советской власти поступление на Кавказе в институт требовало средств, а здесь можно было обойтись знаниями. После окончания института я сразу вышла замуж и так и осталась в этом городе.

А теперь представьте Грузию начала девяностых годов. Нет света, газа, отопления, из окон пятиэтажек выглядывают буржуйки, плохо с продуктами, и туда нельзя послать перевод. Мы просто сходили с ума от беспокойства за нашу самостоятельную бабушку, которая сказала, что она будет жить одна, а ведь ей уже под восемьдесят. С огромным трудом мы уговорили ее переехать жить к нам. Как же ей было тяжело без моря, без привычного климата, без города, ставшего родным. Но она выдержала все, она справилась и с этим и жила в нашей семье больше десяти лет. До самого конца, до девяноста лет, бабушка никогда не ходила дома в халате или без прически. Рисовала, читала, переводила, занималась с нами иностранным языком. Поразительная жизнестойкость, оптимизм и никогда никаких проявлений старческой слабости. Я стараюсь все эти качества развить у себя и передать моим детям. И хотя моя бабушка не была коренной дальневосточницей, но многие черты ее характера можно отнести к настоящему дальневосточному характеру, характеру, который выковывается в борьбе с жизненными обстоятельствами.

Ирина ДОМБРОВСКАЯ

0

6

https://img-fotki.yandex.ru/get/108168/199368979.1c/0_1be4b0_6ae8d291_XXXL.jpg

В.А. Жуковский. Портрет Александра Алексеевича Плещеева - отца декабристов.

Плещеев Александр Алексеевич
(5 июня 1778 — 10 марта 1862, Москва) Отец двух декабристов,— писатель, переводчик,поэт и композитор, личный чтец императрицы Марии Федоровны, камергер* (с 1821), статский советник, драматург, член литературного общества «Арзамас».

Его отцу Алексею Александровичу Плещееву и матери Анастасии Ивановне Плещеевой посвящены «Письма русского путешественника» Н. М. Карамзина, женатого в первом браке на Елизавете Ивановне Протасовой, родной сестре Настасьи Ивановны.

Плещеев получил образование в пансионе известного аббата Николя. В службу он был записан, вскоре же после своего рождения, 30 мая 1779 г. в Преображенский полк сержантом, а 1 июня 1787 г. был переведён вахмистром в Конный полк.

5 декабря 1797 года Плещеев был пожалован юнкером Коллегии иностранных дел, с определением в канцелярию А. А. Безбородко и, вскоре получив чин переводчика (1 апреля 1798 г.), находился в путешествии императора Павла I переводчиком. Пожалованный в коллежские асессоры и причисленный к Герольдии (10 декабря 1799 г.), Плещеев женившийся перед тем на графине Анне Ивановне (ур. Чернышева, умерла 20 июня 1817 г.)

Вышел в отставку и поселился в своём родовом имении «Черни», находящемся в Болховском уезде Орловской губернии, верстах в сорока от села Муратова, где проживала со своим семейством вдова Андрея Ивановича Протасова (умершего в 1805 году). Екатерина Афанасьевна (ур. Бунина, 1771—1848), сводная сестра В. A. Жуковского, с которым и познакомился Плещеев, а затем и подружился. Жуковский искренно полюбил общительного, живого, весёлого приятеля, артистическая натура которого невольно расположила к себе душу поэта.

После смерти первой жены, Плещеев приехал в Петербург и, по предложению Жуковского, был избран в члены «Арзамаса», получив, сообразно своей наружности, прозвище «Чёрный Вран». Во время пребывания в деревне Плещеев был почётным смотрителем Болховского уездного училища (с 22 октября 1812 г.). Плещеев принадлежал к числу культурных людей своего времени. Он прекрасно знал отечественную литературу, писал русские и французские стихи, сочинял комедии, оперы, но в печать ничего не пускал.

Имя его получило известность в избранных кружках Петербурга и Москвы на поприще музыкального и драматического искусства. Его многочисленные романсы, как и литературные опыты по большей части не сохранились, но остается несомненным, что он сочинял музыку к произведениям Жуковского[1], Г. Р. Державина, П. А. Вяземского и других русских писателей. Почти всё написанное Плещеевым погибло в пожаре Черневского дома, но кое-что находится у его наследников и в Российской национальной библиотеке. Одна из пьес Плещеева, «Принуждённая женитьба», комическая опера, переделанная с французского, с хорами, дивертисментом и музыкой его же сочинения, была представлена на Петербургской сцене 15 мая 1819 г. Сценические дарования Плещеева в трагических и комических ролях, в связи с замечательной мимикой и превосходной дикцией, засвидетельствованы Жуковским, а также другими современниками, видевшими его игру на различных домашних театрах. Страстно любя сцену и отличаясь организаторскими способностями в постановке пьес, он приехав в Петербург, поступил (19 апреля 1819 г.) в Театральную Дирекцию по особым поручениям и заведовал русской оперой и французским театром до 28 августа 1820 года.

Слухи о талантах Плещеева дошли и до императрицы Марии Фёдоровны, которая и пригласила его к себе в чтецы. Впоследствии, по ходатайству А. И. Тургенева, Плещеев был сделан камергером (22 июля 1821 г.).

С 19 марта 1824 года по 19 октября 1828 года Плещеев служил чиновником особых поручений в Министерстве внутренних дел, при выходе в отставку был исключён из придворных списков.

Служил чиновником в Санкт-Петербургской таможне (с 16 марта 1832 г.), причём был в должности Директора временной экспедиции при Экспедиции депозитной кассы (с 4 сентября 1839 г. по 9 июня 1842 г.), чиновником особых поручений VI класса в Министерстве финансов, с оставлением во временном отделении при Экспедиции депозитной кассы, в котором он состоял с мая 1843 г.

Уволенный по болезни 13 мая 1845 г. за границу, в Теплице, Плещеев 17 августа был произведён в статские советники, а 1 октября возвратился в Петербург.

Вторично Плещеев женился на польке, Розе Ринальдовне, которая после его смерти получила в наследство село Знаменское, находящееся близ Черни. В нём часто проживал Карамзин и в нём же Плещеев устраивал свои роскошные празднества и предавался разным причудам во время вдовства и второй женитьбы.[2]

Семья:
От первого брака у него были четверо сыновей: Александр, Алексей, Григорий, Пётр и две дочери: Варвара и Мария.

0

7

Дата создания: ноябрь 1818 г., опубл.: Жуковский В. А. Полное собрание сочинений и писем: В 20 т. При жизни Жуковского не печаталось. В правом верхнем углу листа набросан прозаический план: «Ты имеешь прекрасный удел. Друзья любят тебя. Твой ум. Но лучшее твое сердце. Смотрю на тебя и радуюсь, что я в твоем круге. Здесь приношу другу память. Желал бы ему выпросить у судьбы утехи на долю. Чтобы влить в чашу горести. Но это дело Провиденья. Оно исправляет. Но знаю, что голос дружбы услышан».

<А. А. Плещееву>

Друг милый, оставь прихотливой судьбе
Беду посылать за бедою!
В замену ниспослан тебе от небес
Прекраснейший дар: быть любимым!
И горе, и счастье как тени летят,
Всечасно сменяяся в жизни!
Но то, в чем прямое для нас бытие,
Чем мир перед нами прекрасен,
Священное сердце... — над сердцем судьба

Бессильна! Оно неизменно!
О друг, в нем богатство прямое твое!
Ты им, как волшебною силой,
Всех добрых сбираешь в согласный твой круг!
Ты царствуешь в милом семействе, —
Счастливый мечтою, любовью друзей!
Им сладко читать в твоем взоре.
В нем видят они, что хранится в душе,
Он светел, желанием блага!
Им сладостно руку твою пожимать —

Она лишь покорствует чувству.
Им сладостно слышать приветный твой глас —
Он верный души изъяснитель!
В сем круге и я! Пусть язык мой не твой!
Но сердце твое — и навеки!
Я знаю, что будет приятен тебе
От искренней дружбы подарок!
Желал бы веселья златого принесть
Иль влить утешения каплю
В ту чашу, в которой судьба подала

Тебе безотрадную горесть,
Но кто переменит, и можно ль сказать
Не будь невозвратному было!

0

8

Н.М. КАРАМЗИН

ПОСЛАНИЕ К АЛЕКСАНДРУ АЛЕКСЕЕВИЧУ ПЛЕЩЕЕВУ

Мой друг! вступая в шумный свет
С любезной, искренней душею,
В весеннем цвете юных лет,
Ты хочешь с музою моею
В свободный час поговорить
О том, чего все ищут в свете;
Что вечно у людей в предмете;
О чем позволено судить
Ученым, мудрым и невежде,
Богатым в золотой одежде
И бедным в рубище худом,
На тронах, славой окруженных,
И в сельских хижинах смиренных;
Что в каждом климате земном.

0

9

https://img-fotki.yandex.ru/get/93500/199368979.36/0_1ea58f_b3caa507_XXXL.jpg

Анна Ивановна Плещеева, ур. графиня Чернышёва, дочь фельдмаршала графа Ивана Григорьевича Чернышёва, была замужем за Александром Алексеевичем Плещеевым. Мать декабристов Плещеевых.

Анна Ивановна Плещеева.  Мать двух декабристов

Графиня Анна Ивановна Плещеева(Анна Плещеева)(ур. Анна Ивановна Чернышева)
Умерла в 1817 юлианский (между 13 Января 1817 и 12 Января 1818)
Похоронена - село Чернь, Болховский уезд, Орловская губерния

Родители

Иван Чернышев, Граф 1726-1797
Анна Исленьева, Графиня 1740-1794

Брак и дети

В браке с Александр Плещеев, Дворянин 1778-1862, имели детей
Александр
Алексей
Григорий
Петр
Варвара Плещеева
Мария Плещеева

Анна Ивановна (ур. Чернышева) — первая жена А. А. Плещеева

У Плещеевых было четыре сына; Александр, Алексей, Григорий и Петр и две дочери: Варвара и Мария.
Анна Ивановна страстно любила мужа своего и также страстно ревновала его, хотя и не знала, до какой степени имела причины ревновать его. Он наружно оказывал ей всевозможные знаки обожания и обманывал изо всех сил. Все именины и день ее рождения в Черни для нее были сюрпризы на каждом шагу. Она прославлялась, как богиня; и тут же, под ее носом, он обманывал ее. Кажется, что она так дожила и до смерти своей, в блаженном неведении.

Александр Александрович был женат на Титовой, всегда жил в Петербурге, оставил много детей. Я никогда не видала его и знаю о них только то, что вдова его поселилась близ Невского монастыря и очень богомольна.

Алексей Александрович, служивший в гвардии во время восшествия на престол Николая Павловича, был за 14 декабря разжалован, сослан на Кавказ, выслужился и потом прощен, кажется, в 1834 году. Он часто живал у брата в Черни, где я его видела, и бывал у нас в Бунине. Он очень был остер и прекрасно играл на театре. В Бунине мы с ним часто играли charades en action. Он не был женат и умер, кстати, для поправления состояния двух младших братьев, которые сумели почти разориться, не выезжая из деревни, не проигрывая в карты, только празднуя.

Григорий был женат на Екатерине Александровне Хрущовой, доброй, но очень взбалмошной женщине. У них — три сына и дочь. Старший сын Александр служил на Кавказе: он был любимцем отца и матери. Однажды матери его страстно захотелось пойти помолиться в Одрин монастырь; как ни превозмогала она это желание, не могла оставаться дома и отправилась пешком осенью в слякоть и дождь. В монастыре она горько плакала и горячо молилась за сына. Воротясь домой, через некоторое время приезжает эстафета с Кавказа с известием, что сын ее опасно ранен в маленькой стычке с горцами. Она, разумеется, поехала к нему и вот что узнала: что в самый тот день и час, когда она на коленях плакала и молилась о сыне, он был тяжело ранен.

Наш отряд был отбит и бежал с поля сражения; солдаты, очень любившие молодого Плещеева, уже дорогой хватились его и решились возвратиться, отыскав живого или мертвого, и принести домой; они это и исполнили, нашли его лежащим замертво и принесли к нему на квартиру: там товарищ его Щербацкий, во все время ходивший за ним, послал эстафету к матери в село Локно, что близ Болхова. (Из благодарности за то, что он ходил за ее сыном, Катерина Александровна, говорят, обещала ему женить его на богатой невесте и сосватала ему Прасковью Иван<овну> Протасову.) Плещеев выздоровел от этой раны, но после умер года через два, кажется, холерой. В то же время продано было и село Локно с аукциона.

Второй сын их Алексей был женат на баронессе Элмт; она умерла, оставив болезненного ребенка, которому предписали доктора теплый климат. Дочь их Мария овдовела и поселилась с братом и его ребенком, кажется, в окрестностях Ниццы.

Третий сын — Петр служит в военной службе, по крайней мере, служил на Кавказе.
Петр Александрович Плещеев был женат на Марии Васильевне Адамович. Этих Плещеевых я очень любила, особливо, Петра, который был настоящим chevalier sans peur et sans reproche*. Если он брался шаперовать,** то можно было быть уверенной, что никто не только не обидит, но и о себе, что по незнанию приличий не скажешь или сделаешь что-либо не так. Нас отпустили раз с ним на свадебный бал к Болховитиновой (вдова Юшкова выходила за полкового доктора Болховитинова). Бал был в Кузьминках и, разумеется, состоял из офицеров. Когда он видел, что меня идет приглашать какой-нибудь офицер, который ему не нравился, он шептал мне: Refusez, dites que vous danser avec moi***.

У них три сына и три дочери: Василий Петрович, женатый на Болховитиновой, Александр и Григорий еще не женатые; дочери: Анна за Мольским, Александра за Юшковым и Ольга за Свечиным. Она умерла пять или шесть лет тому назад.

О Плещеевых я больше писать ничего не буду; это не предания, а современная история почти. Это будут мои рассказы, которые запишут мои дети.
Но чтобы им была возможность справляться о степенях родства, скажу еще, что дочь Александра Алексеевича и Анны Ивановны Варвара была за доктором Паулем; после нее осталось три сына; а Мария за Руфином Ивановичем Дороховым. Она умерла в Нижнем, где сперва была директоршей института, а потом жила в деревне у когото, с кем была дружна, кажется, у воспитанницы института. У нее была бездна романтических историй. Она из героинь не выходила. Плещеевых пережили мы всех, то есть своих сверстников, род не кончился, их много, но уж это все те, кого мы детьми видели.

Из воспоминаний М. В. Беэр

0

10

https://img-fotki.yandex.ru/get/199051/199368979.36/0_1ea590_6c8e82e_XXXL.jpg

Алексей Александрович Плещеев, премьер-майор; дед декабристов Плещеевых.
С миниатюры работы неизвестного художника середины XVIII в.

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » ПЛЕЩЕЕВ 2-й Александр Александрович.