Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Владимир Александрович.


РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Владимир Александрович.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ РИМСКИЙ-КОРСАКОВ

(16.12.1796 - авг. 1829).

Майор Черниговского пехотного полка.

Внебрачный сын литовского генерал-губернатора (1806—1809 и 1812—1830) Александра Михайловича Римского-Корсакова (13.8.1753 — 13.5.1840), бывшего холостым. Мать - Ольга Львовна Краснослободцева.

В службу вступил в гвардию — 1813, офицер — 1814, из подпоручиков 21 конно-артиллерийской роты переведен в л.-гв. Семеновский полк — 1816, переведен майором в Черниговский пехотный полк — 15.12.1819, в 1825 значился уволенным за границу на минеральные воды для лечения.

Член Союза благоденствия.

Высочайше повелено оставить без внимания.

Убит при взятии крепости Шумлы (ныне Шумен, Болгария).

https://img-fotki.yandex.ru/get/1374597/199368979.1ae/0_26f7a0_13fc6217_XXXL.jpg

ГАРФ, ф. 48, оп.1, д. 28, 243.

0

2

Алфави́т Боровко́ва

РИМСКИЙ-КОРСАКОВ.

Сын Литовского военного губернатора.
По показанию Бурцова, фон-дер-Бригена, Никиты Муравьева, Трубецкого и Оболенского, Римский-Корсаков был членом Союза благоденствия, но уклонился и не участвовал в тайных обществах, возникших с 1821 года.

Высочайше повелено оставить без внимания.

0

3

Александр Михайлович Римский-Корсаков (13 августа 1753 — 13 мая 1840) — русский военачальник из рода Корсаковых, один из командующих во время швейцарского похода, генерал от инфантерии. В 1806-09 и 1812-30 гг. литовский генерал-губернатор.

Александр Римский-Корсаков родился 13 августа 1753 года в городе Москве в семье статского советника Михаила Андреевича Римского-Корсакова (1708—1772). Дядя Екатерины Львовны Толстой — матери поэта Ф. И. Тютчева.

После домашнего обучения он был записан в 1768 году, имея всего 15 лет, капралом в Лейб-гвардии Преображенский полк, в котором, постепенно повышаясь в чинах, был произведен в подпрапорщики в 1769 году, в сержанты - в 1770 году, в прапорщики в 1774 году и в подпоручики в 1775 году.

Боевое крещение получил в составе Черниговского пехотного полка в польских кампаниях 1778 и 1779 гг. Во вторую турецкую войну, состоя при австрийском корпусе принца Кобургского, хорошо проявил себя при взятии Хотина (1788) и особенно отличился в деле при Гангуре, сражаясь под начальством Каменского. При Берладе 1 апреля 1789 года он разбил наголову 8-тысячный турецкий отряд; за это награждён Георгием 4-го класса и переведён в Семёновский полк в составе войск, действовавших против шведов.

На северном фронте Римский-Корсаков оправдал лестный отзыв Екатерины II, письменно рекомендовавшей его Мусину-Пушкину в качестве «ревностного, храброго и искусного офицера». Командуя одной из колонн генерал-поручика Левашова, он (21 августа 1789 года) разбил шведов при Кюменгарде, а 19 апреля 1790, овладев Нейшлотом, истребил шведский пост при деревне Юляксон, причём захватил неприятельские орудия, множество пленных и склад оружия. За это получил золотую шпагу, орден св. Владимира и пожизненную пенсию в 2000 рублей.

В 1793 году состоял при графе д’Артуа во время поездки в Англию, где пробыл до мая 1794 года. Затем служил волонтером в австрийской армии принца Кобургского, действовавшей против Франции.

Во время похода Зубова в Персию Римский-Корсаков командовал вторым вспомогательным корпусом. За участие во взятии Дербента и крепости Елизаветполь император наградил его звездой Александра Невского и постом инспектора Петербургской дивизии по инфантерии. В звании генерал-лейтенанта он командовал Семёновским полком, шефом которого номинально числился великий князь Александр Павлович, всегда относившийся к Корсакову с благосклонностью. 17 сентября 1798 года назначен шефом Ростовского мушкетерского полка.

Будучи комиссаром императора Павла I при армии князя Конде, Римский-Корсаков крайне неудачно командовал русским отрядом во время швейцарского похода Суворова (1799): Массена нанес ему сокрушительное поражение при Цюрихе, которое обусловило неудачный исход всей кампании. Суворов оправдывал своего подчинённого тем, что «все действия его клонились к низвержению неприятеля».

В первой половине 1800 года, прибыв в Петербург с возвращающимися из Европы русскими полками, Римский-Корсаков через своего секретаря Прюдона преподнёс фаворитке графа Кутайсова, актрисе Шевалье, бриллиантовых украшений на сумму в 1200 рублей, благодаря чему получил в своё командование полк в с-петербургском гарнизоне:140. Вскоре после этого Павел I отставил его от службы и удалил в деревню.

Александр I, благоволивший к Корсакову, снова принял его на службу. Он управлял белорусскими губерниями, в 1805 году был назначен командиром корпуса, командовал резервной армией на западных границах Российской империи, в 1806—1808 годах был военным губернатором в Вильно и командиром войск в западных губерниях. После размолвки с Аракчеевым вышел на три года в отставку; начиная с 1812 года вновь управлял литовскими губерниями — до самого Польского восстания 1830 года.

В 1830 году А. М. Римский-Корсаков был назначен членом Государственного совета Российской империи, но влияния на государственные дела при Николае I не имел.

Александр Михайлович Римский-Корсаков скончался 13 мая 1840 года в городе Санкт-Петербурге и был похоронен в родовом имении Сукромна Епифанского уезда (ныне Корсаково Богородицкого района Тульской области).

Орден Святого Георгия 4-го класса (1789 год)
Орден Святого Владимира 3-й степени (8 сентября 1790 года)
Золотая шпага «За храбрость» (1790 год)
Орден Святой Анны 1-й степени (10 мая 1796 года)
Орден Святого Александра Невского (12 декабря 1797 года)
Орден Святого Владимира 1-й степени (28 июня 1807 года)
Орден Святого Андрея Первозванного (26 августа 1826 года) .

Холост. Его внебрачный сын Николай был кавалером ордена св. Георгия 4-й степени; убит в перестрелке в последние дни Наполеоновских войн. Другой сын Владимир был убит в 1829 году при штурме Шумлы. Третий сын, Михаил, дожил до 1882 года и оставил потомство, которое продолжается доныне.

0

4

https://img-fotki.yandex.ru/get/1373068/199368979.1ae/0_26f79f_695069b3_XXXL.jpg

Александр Варнек. Портрет А.М. Римского-Корсакова. 1820-е гг.

0

5

Генерал от инфантерии Римский-Корсаков

Ещё со школьных лет, когда изучали мы на уроках истории походы Суворова, крепко врезалась мне в память (не знаю уж, по какой причине) фамилия генерала Римского-Корсакова, которого с его корпусом в Швейцарии шёл великий полководец выручать из окружения. Ни разу с тех пор фамилию этого генерала я не встречал, да и об имени военачальника, проигравшего сражение у Цюриха, никогда особо не задумывался: мало ли их, неудачливых воителей Российской империи, было за весь долгий период её существования?

Однако совсем недавно, изучая в Государственном архиве Орловской области ревизские «сказки» владельческих крестьян Малоархангельского уезда за 1816 год (я пытался уточнить некоторые сведения по истории помещичьего землевладения на территории Покровского района), неожиданно для себя натолкнулся на знакомую фамилию: «Александр Михайлович Римский-Корсаков, генерал от инфантерии и разных орденов кавалер, владелец имения в деревне Вышний Кунач» (седьмая ревизия — ГАОО, ф.760, оп.1, д. 387).

Не так уж много было на Орловщине помещиков-генералов подобного уровня (пожалуй, только Ермолов), чтобы я остался равнодушным по прочтении этой записи, и потому сразу же попытался найти в справочных изданиях всё, что имело отношение к биографии этого малоархангельского землевладельца.

Итак, военный и государственный деятель России второй половины XVIII — первой половины XIX века Александр Михайлович Римский-Корсаков родился в Москве 13 августа 1753 года. Принадлежал он к древнему дворянскому роду, который вёл начало от Венцеслава Корсака, который в XIV веке, при великом князе Василии Дмитриевиче, выехал из Литвы. Сын поручика лейб-гвардии Семёновского полка, Александр Римский-Корсаков после домашнего обучения, был записан капралом в лейб-гвардии Преображенский полк, в котором, поднимаясь по службе, довольно быстро, в 25 лет, дошёл до звания подполковника.

В 1778 году, будучи переведённым в Черниговский полк, он принял участие в своём первом, польском, походе 1778-1779 годов. А потом было множество других походов, войн и военных кампаний. В русско-турецкой войне 1787-1791 г.г. Римский-Корсаков отличился при осаде турецкой крепости Хотин, в битве при Гангуре (1788 г.) и в сражении при Берладе (апрель 1789 г.). В последнем он наголову разбил восьмитысячный турецкий отряд и преследовал его до реки Серет, после чего, получив подкрепление, обратил в бегство известного турецкого полководца Якуб-пашу. За эти подвиги Александр Михайлович был награждён Екатериной II орденом Св. Георгия 4-ой степени, чином бригадира и переведён в лейб-гвардии Семёновский полк (14 июля 1789 года).

Военная судьба бросала Римского-Корсакова в разные концы России и Европы, но в целом долгое время она складывалась достаточно успешно: и на севере, где он сражался со шведами, и на Северном Кавказе, где военачальник покорял непокорные местные народы, и за границей, где Александр Михайлович то состоял при графе д,Артуа (будущем короле Франции Карле X), то был волонтёром в австрийской армии принца Кобургского.

Довелось Римскому-Корсакову даже принять участие в экзотическом походе графа В.Зубова в Персию (1796 г.). И хотя до Персии зубовское войско не дошло, но границы России сумело расширить. Генерал-майор Римский-Корсаков в этой экспедиции содействовал взятию русскими войсками Дербента, за что был награждён орденом Св. Анны I степени, а вскоре овладел городом Гянджа (наградой стал орден Св.Александра Невского).

После смерти Екатерины II взошедший на трон Павел I назначил Римского-Корсакова инспектором по инфантерии (пехоте) в Санкт-Петербургской инспекции под главным начальством великого князя Александра Павловича, что позволило Александру Михайловичу сделаться близко известным будущему императору.

В январе 1798 года Римский-Корсаков был произведён в генерал-лейтенанты и назначен командиром полка, в котором ранее служил и отличился — лейб-гвардии Семёновского. В том же году он стал ещё и шефом Ростовского пехотного полка.

А в 1799 году, когда император Павел I решил помочь австрийцам в их борьбе с Францией, он послал туда большой отряд как раз под командованием генерал-лейтенанта Римского-Корсакова.

Первоначальный план союзников заключался в том, чтобы объединёнными усилиями изгнать французов из Швейцарии. Однако австрийцы не выполнили задуманное, уведя большую часть своих войск в Австрию и бросив корпус Римского-Корсакова на произвол судьбы. Существенные ошибки допустил и сам генерал-лейтенант, в результате чего, хотя французам и не удалось после длившегося целый день боя (14 сентября 1799 г.) занять обороняемые русскими позиции у Цюриха и вступить в город, но все пути отступления для русского войска были отрезаны.

Поздно вечером к Римскому-Корсакову явился французский парламентёр от генерала Массена, командовавшего французами, и предложил капитулировать. Однако это предложение Римским-Корсаковым было с негодованием отвергнуто, и остатки русских войск, покинув Цюрих, героическими усилиями пробились сквозь неприятельские войска, сумев занять новые позиции. Однако потери были громадные, а последствия поражения поставили в смертельную опасность и Суворова с его армией.

Но выдающемуся полководцу всё же удалось, совершив знаменитый переход через Альпы, соединиться с остатками корпуса Римского-Корсакова (8 октября 1799г).

Павел I после завершения событий в Швейцарии Суворову присвоил звание генералиссимуса, а провинившегося Римского-Корсакова отправил в отставку, которую Александр Михайлович терпеливо переносил в деревне Сукромна (Епифанского уезда Тульской губернии), занимаясь составлением записок о своих действиях в Швейцарии.

Ставший в 1801 году императором Александр I вновь зачислил Римского-Корсакова на службу, пожаловав ему звание генерала от инфантерии и имение в Курляндии. С 1802 года ему было поручено управление белорусскими губерниями. В 1806 году Римский-Корсаков стал военным губернатором всей Литвы и командующим резервною армией на западной границе, с подчинением ему всех войск в западных губерниях (Виленской, Гродненской и Минской). Александр Михайлович, до 1809 года исполняя эту должность, многое сделал для снабжения войск, участвовавших в войне 1806-1807 годов.

После трёхлетнего перерыва в службе, вызванного конфликтом с военным министром Аракчеевым, с началом Отечественной войны Римский-Корсаков вновь был призван на службу, снова назначен военным губернатором той же Литвы и управлял ею до 1830 года, т.е. 18 лет.

Заслуги генерала от инфантерии император Александр I отметил орденами Св.Владимира I степени, Андрея Первозванного и назначил его по окончании службы в Литве членом Государственного совета.

Скончался Александр Михайлович Римский-Корсаков в Петербурге 13 мая 1840 года, не дожив нескольких месяцев до своего 87-летия. Женат он не был, но имел трёх внебрачных сыновей — Николая, Владимира и Михаила (Владимир, кстати, служил одно время в Черниговском полку, был членом декабристского «Союза благоденствия», но, по высочайшему повелению императора, его в ходе расследования по делу декабристов не тронули, и через четыре года Владимир Александрович Римский-Корсаков погиб при штурме Шумлы).
А теперь — о том, с чего я начинал рассказ — о владениях А.М.Римского-Корсакова в нашем крае.

В ревизских «сказках» владельческих крестьян Малоархангельского уезда за 1782 год, которые я решил изучить после первой находки (четвёртая ревизия, ГАОО, ф.760, оп.1, д.365) обнаружил я самые первые сведения о его землях:

«Вотчина полковника Черниговского пехотного полка Александра Михайловича Римского-Корсакова в деревне Вышний Кунач, которая досталась господину моему по наследству от статского советника Ивана Васильевича Зеновьева: крестьян мужского пола — 243 души, женского — 269 душ».

Установить, каким именно родственником приходился Иван Зеновьев Александру Римскому-Корсакову, мне пока не удалось. Однозначно, что он был достаточно богат (более 500 крестьянских душ что-то да значат!) и умер незадолго до упомянутой переписи. Из этой же записи в ревизских «сказках» мне стало понятно происхождение названия населённого пункта современного Покровского района — деревни Зиновьевой, стоящей как раз на речке Кунач.

В «Списке населённых мест Орловской губернии на 1866 год» (С-Пб, 1871) перечислены три населённых пункта Малоархангельского уезда с двойным названием, одно из которых-Кунач Вышний. Это: деревня казённая Погудаевка, деревня владельческая Зиновьевка, деревня казённая Шалимовка. Все три селения стоят в верховье реки Кунач, недалеко друг от друга, а два из них — даже в пределах прямой видимости (правда, на разных берегах реки). Но две казённых деревни — Погудаевка и Шалимовка — всегда по размерам уступали владельческой Зиновьевке.

Когда А.М. Римскому-Корсакову после смерти И.В. Зеновьева досталось по наследству имение последнего Кунач Вышний, то это и была та самая деревня Зиновьевка, стоящая посередине между двумя другими Вышними Куначами.

В ревизских «сказках» владельческих крестьян Малоархангельского уезда за 1816 год (т.е. через 34 года после первого упоминания) об имении генерала от инфантерии и разных орденов Кавалера А.М.Римского-Корсакова сказано: «Деревня Кунач Вышний, дворовых людей — 18 семей (10 душ — мужского пола, 15 — женского), крестьян — 99 семей (454 души — мужского пола, 475 — женского)». Почти тысяча крепостных!

Мало того, что по числу принадлежавших ему людей генерал Римский-Корсаков был крупнейшим помещиком нашего края в конце XVIII-начале XIX века, так его владение за 34 года практически ещё и удвоилось численно.

Из сравнения имения 1782 и 1816 года становится ясным, что если предыдущий его владелец, Иван Васильевич Зиновьев, предпочитал не жить в нём, то у Римского-Корсакова наверняка имелся выстроенный им здесь помещичий дом — иначе трудно объяснить наличие в Вышнем Куначе 25 дворовых людей. Женой Александр Михайлович так и не обзавёлся, так что, видимо, хозяйничал в поместье управляющий (фамилия его нам пока не известна). Сколько раз и когда сам хозяин бывал в имении — это предстоит выяснить. Впрочем, как и то, кому досталось это крупнейшее поместье после смерти Римского-Корсакова в 1840 году.

В Государственной Третьяковской галерее хранится портрет А. М. Римского-Корсакова кисти выдающегося русского художника Фёдора Рокотова. На нём изображён будущий полководец и государственный деятель в пору его юности. Удлинённое выразительное лицо, большие, широко расставленные глаза с густыми изогнутыми бровями, крупный нос и небольшой рот. Он смотрит с портрета на нас, как бы спрашивая: «Ну что, не забыли меня ещё через 250 лет? Нет?»

Перед тобой, читатель, та самая картина: генерал от инфантерии, член Государственного совета Российской империи, орловский землевледелец Александр Михайлович Римский-Корсаков собственной персоной.

P. S. В деревне Зиновьево Малоархангельского уезда в 1926 году насчитывалось 144 крестьянских двора с 787 жителями, имелись начальная школа и два торговых заведения. На 1 января 2010 года в населённом пункте Зиновьево современного Покровского района имеется 46 дворов, в которых проживают 75 человек, в основном — пенсионеры. Ни школы, ни магазинов, ни каких-либо других общественных построек в деревне не осталось.

Александр Полынкин

0

6

Николай Александрович Римский-Корсаков (1790-е — 1814) — майор, герой русско-турецкой войны 1806—1812 годов, участник войн против Наполеона.

Сын члена Государственного совета Российской империи генерала от инфантерии Александра Михайловича Римского-Корсакова.

В военную службу вступил подпрапорщиком в лейб-гвардии Семёновский полк, в 1807 году произведён в прапорщики.

Принимал участие в русско-турецкой войне 1806—1812 годов и 29 июня 1810 году за отличие при Базарджике был произведён в подпоручики и награждён орденом св. Георгия 4-й степени (№ 967 по кавалерскому списку Судравского и № 2180 по списку Григоровича — Степанова). В воздаяние отличнаго мужества и храбрости, оказанных в действиях против турок, где, находясь волонтером и будучи прикомандирован к авангарду, минувшего мая 21 числа при сильной вылазке неприятельской, бросился с двумя сотнями казаков на неприятеля и способствовал много к отражению онаго, а 22 числа при штурме укреплений того города, из первых вскочил в ретраншамент, чем и способствовал к овладению пушки в оном стоявшей.

В 1812 году Римский-Корсаков участвовал в отражении нашествия Наполеоновской армии в Россию, затем находился в Заграничном походе. В 1813 году был произведён в майоры с переводом в Изюмский гусарский полк. Убит в 1814 году во Франции во время одной из авангардных перестрелок с остатками французских войск.

0

7

https://img-fotki.yandex.ru/get/911031/199368979.1ae/0_26f79e_f8a3021e_XXXL.jpg

Александр Михайлович Римский-Корсаков (1753—1840), генерал от инфантерии.

Сын статского советника, после домашнего обучения в 1768 году был записан капралом в л.-гв. Преображенский полк. Произведен в прапорщики в 1774 году, а в 1778-м подполковником, имея всего 25 лет, переведен в Черниговский полк и принимал участие в Польском походе 1778—1779 годов. В начале 2-й турецкой войны (1788) он был послан в австрийский корпус принца Саксен-Кобургского и находился при осаде крепости Хотин, а затем отличился в сражении при Гангуре (19 ноября 1788 г.).

В 1789 году Корсаков, командуя отдельным отрядом, содействовал поражению турок при Берладе и при преследовании до реки Серет, после чего, получив подкрепления, напал на Якуб-пашу, обратил его в бегство и отбросил к Галацу. Затем он содействовал Дерфельдену в овладении Галацем. Отправленный в Петербург с известием об этих победах, Римский-Корсаков был награжден Екатериной II орденом Св. Георгия 4-й степени, чином бригадира и почетным званием секунд-майора л.-гв. Конного полка.

Переведенный 14 июля 1789 года в л.-гв. Семеновский полк, он был направлен из молдавской армии в финляндскую. В своем письме к графу Мусину-Пушкину, командовавшему нашими войсками в Финляндии, Екатерина II особенно рекомендовала ему Корсакова, называя его храбрым, искусным офицером. Когда Мусин-Пушкин намеревался атаковать шведского короля Густава III при Гекфорсе и Кюменгарде, Римскому-Корсакову была поручена одна из колонн. Позднее он охранял Нейшлот и Помалазунд, не допуская шведов переступать нашу границу. Прекратив подобные их попытки, Римский-Корсаков овладел Нейшлотом и батареями на Сайменском озере. 19 апреля 1790 года он истребил шведский отряд при деревне Юляксиоки, за что был награжден золотым оружием, а 8 сентября 1790 года — орденом Св. Владимира 3-й степени.

В 1793 году Римский-Корсаков был произведен в генерал-майоры и отправлен морем в Англию, чтобы состоять при проживавшем там герцоге д'Артуа (будущем короле Франции Карле X), где и пребывал по май 1794 года. При наступивших военных действиях Австрии и Пруссии против революционной Франции Римский-Корсаков выразил желание быть причисленным к соединенным войскам, предназначенным для вторжения во Францию под предводительством австрийского императора. Австрийский министр Тугут на это сообщил, что хотя император принял за правило не иметь в своей армии никаких волонтеров, но из уважения к императрице Российской изъявляет свое согласие на принятие Римского-Корсакова, которого храбрость и военные дарования известны. Римский-Корсаков, перейдя в ряды соединенных войск, участвовал в походе в Нидерланды в 1794 году и был при взятии Като-Камбресси, в сражениях при Куртрэ, Турнэ, Флерюссе, после чего соединенная армия покинула Фландрию.

Узнав о движении наших войск в Польское королевство под начальством Суворова, Римский-Корсаков поспешил к нему, но прибыл уже к концу кампании. Вскоре после этого, в 1796 году, он принимал участие в Персидском походе графа В.А. Зубова, содействовал взятию Дербента, за что награжден орденом Св. Анны 1-й степени. Затем овладел Гянджею и награжден был орденом Св. Александра Невского.

По прекращении этой войны, после кончины Екатерины II, император Павел потребовал Римского-Корсакова в Петербург и назначил его инспектором по инфантерии в С.-Петербургской инспекции под главным начальством великого князя Александра Павловича, что позволило Римскому-Корсакову сделаться близко известным будущему императору. 4 января 1798 года он был произведен в генерал-лейтенанты и назначен командиром л.-гв. Семеновского полка. В том же году он был назначен шефом Ростовского пехотного полка, а 14 апреля 1799 года получил приказание направиться в армию князя Н.В. Репнина, принять от генерала Нумсена корпус и ожидать дальнейших приказаний.

Император Павел, как известно, по просьбе Австрии и для содействия общей безопасности всех европейских держав от завоевательных стремлений французов решился послать на помощь Австрии немалый отряд под начальством Римского-Корсакова, которому предписал с собранными около Брест-Литовска войсками следовать прямейшим трактом в Швейцарию... Вместе с тем ему вменялось в обязанность тотчас по выступлении за пределы империи войти в сношения с Суворовым, действовавшим в Верхней Италии, и относиться также к эрцгерцогу Карлу, командовавшему отдельной австрийской армией...

Император Павел был в то время высокого мнения о воинских дарованиях Римского-Корсакова, но это, как увидим, не оправдалось на деле по личным свойствам последнего: он был горд, самонадеян, пренебрегал всякими чужими мнениями и советами, не оказывал доверия ни одному человеку в своей главной квартире. В его штабе не было никакого порядка: войска шли в походе и располагались лагерем сами, без всякой о том заботы со стороны корпусного штаба. Об армии неприятельской и французских генералах Римский-Корсаков имел самые невыгодные мнения, привыкнув судить о них с крайним пренебрежением.

В половине июля 1799 года он дошел до Ольмюца, а затем и до Праги, где, узнав, что французский генерал Массена оттеснил австрийцев и угрожает тылу союзной армии в Италии, быстро прошел расстояние от границ Богемии и подошел 3—4 августа к Шафгаузену. Отправившись в главную квартиру эрцгерцога Карла, Римский-Корсаков изумился, узнав о его намерении покинуть Швейцарию и со всем войском двинуться в Германию, оставив Римского-Корсакова одного на произвол судьбы в Швейцарии. После продолжительных объяснений эрцгерцог как бы одумался и предложил ему сделать распоряжение, чтобы его войска сменили австрийские в малых горных кантонах, где опасность в то время грозила небольшая. Корсаков не согласился на это, указывая, что в его отряде много кавалерии и артиллерии и что войска его не так снаряжены, чтобы действовать в горах. В это же время он получил предписание от Суворова отделить отряд в 10 000 человек под начальством князя Горчакова на подкрепление войск, находившихся в Италии. Это до того поразило эрцгерцога, что он решил немедленно покинуть Швейцарию, ссылаясь на приказание Венского двора.

Однако настоятельные убеждения Корсакова и английского посланника Викгама привели к тому, что эрцгерцог Карл решился сделать совместно с русскими войсками попытку вытеснить французов из Швейцарии. После долгих об этом переговоров и осмотра неприятельских позиций около Цюрихского озера и его окрестностей решено было начать наступление 16 августа.

Накануне дня атаки Римский-Корсаков узнал о сделанном эрцгерцогом распоряжении, чтобы часть австрийских войск отошла в главную квартиру, а затем и сам Карл уведомил, что на основании вновь полученных приказаний от своего двора он немедленно выступает из Швейцарии, предоставляя Римскому-Корсакову действовать, как он заблагорассудит. Карл, уходя в Германию, оставил около 25 000 солдат для охранения пространства от Цюрихского озера до верховьев Рейна. К Цюриху же направился 16 августа и Корсаков. Император Павел пришел в негодование, узнав о таком поступке австрийцев, и в письмах своих к Суворову высказывал опасения за участь корпуса Римского-Корсакова и обдумывал меры на разные возможные случаи. Сам же Корсаков, по своей самоуверенности, тревожился более за австрийцев, стоявших на реке Линте, нежели за свои собственные полки, слабость которых он знал, и, не предвидя, что главный удар французов упадет на него самого, не предпринимал никаких мер на случай нападения Массены, о намерениях которого не имел ни малейшего подозрения, когда расположил свои войска впереди Цюриха.

Между тем Массена, получив из Парижа строгое предписание начать наступление не теряя ни минуты, составил очень хорошо обдуманный план одновременного нападения на австрийцев на реке Линте и на русских в Цюрихе, на реке Лимате, и 14 сентября утром начал атаку. Услыхав стрельбу и не обращая внимания на делаемые ему генералом Сакеном указания и предупреждения, Римский-Корсаков спокойно оставался в Цюрихе. Весь день прошел в упорных атаках; русские дрались отчаянно и оказали, по словам самого Массены, «изумительное сопротивление в этом сражении». Французам не удалось занять Цюрих, но зато все пути отступления для русских были отрезаны, оставалось одно — броситься на гору Альбис и двинуться этим путем навстречу Суворову. Поздно вечером явился от Массены парламентер с предложением Римскому-Корсакову сдаться на капитуляцию, но он с гордостью отверг подобное предложение. Вскоре после этого пришло известие, что австрийцы разбиты... Корсаков собрал совет. Сакен доказывал необходимость держаться упорно до прибытия Суворова, который, предприняв свое знаменитое отступление из Италии чрез Сен-Готард, известил об этом Римского-Корсакова. Но тот, находя невозможным оставаться в Цюрихе, решился его покинуть, направясь к берегам Рейна. Лишь только он выступил, французы заняли Цюрих, причем произошла большая резня и остатки русских войск с трудом выбрались из города. Римскому-Корсакову пришлось пробиваться с большими потерями сквозь французские войска, но, пользуясь утомлением неприятеля, а главное — необычайным мужеством и самоотвержением русских солдат, он успел пробиться и занять новую позицию у Шафгаузена; он немедленно дал знать Суворову, что Цюрих занят французами. Поражение было полное, потери громадны. Последствия этого поражения были гибельны: они поставили в опасность самого Суворова с его армией.

Массена, предупредив его соединение с Корсаковым, теперь со всеми силами двинулся на Суворова и окружил его со всех сторон в тесных ущельях в надежде взять его в плен со всею армией. Это, как известно, не удалось: Суворов совершил знаменитый переход через хребет Росшток, направляясь к условленному им с Римским-Корсаковым месту — у Швица — по кратчайшей дороге. На пути, узнав о поражении Римского-Корсакова, Суворов сообщил ему, что направляется в Линдау, куда предписывал и ему прибыть. Корсаков, притянув к себе отряд принца Конде, стоявший близ Констанца, искал случая загладить свою неудачу. Заняв Констанц, он направился навстречу Суворову, имев 26 сентября довольно сильное дело с французами около деревень Шлат и Диренгоф... 8 октября он присоединился к Суворову, был принят фельдмаршалом при всех с большим издевательством, а затем имел с ним продолжительное объяснение в кабинете, из которого вышел очень расстроенный и смущенный и уехал в главную квартиру. Император Павел, узнав о поражении Римского-Корсакова, немедленно, 22 октября, писал Суворову, что Корсаков отставлен...

Римский-Корсаков оставил армию, войска, ему вверенные, вошли в состав корпусов Розенберга и Дерфельдена. Он же сам удалился к себе в деревню, где занялся составлением своих записок на французском языке о действиях своих в Швейцарии.

Он проживал в деревне, терпеливо перенося нужду и лишения, до вступления на престол Александра I, который 16 марта 1801 года, зачислив Корсакова вновь на службу, произвел его в чин генерала от инфантерии и пожаловал в аренду имение в Курляндии. В 1802 году Римскому-Корсакову было поручено управление белорусскими губерниями. В 1803 году он был назначен инспектором по инфантерии московской пехоты с поручением довести полки оной до надлежащего устройства.

В 1805 году Римскому-Корсакову было вверено начальство над резервною армиею на нашей западной границе, а в 1806-м — общее командование войсками в западных губерниях. Кроме того, он был назначен 20 сентября 1806 года военным губернатором всей Литвы. Император писал ему, что на эту должность требуется генерал испытанной деятельности; ему поручены были при этом войска, расположенные в губерниях Виленской, Гродненской и Минской. В 1807 году в знак особого благоволения и признательности к усердной, продолжительной службе Римского-Корсакова старший сын его был принят в л.-гв. Семеновский полк с дозволением остаться при отце для узнания порядка службы.

По окончании войны 1806—1807 годов Корсаков награжден был орденом Св. Владимира 1-й степени «за труды и подвиги, дознанные опытом в продолжение долговременной и усердной службы, особливо явленные в течение последней войны, в которое время споспешествовал во многом действиям армии, доставляя оной все военные снабжения, нужные к продолжению деятельности войска». В ноябре того же года он был назначен командиром трех дивизий, состоявших в армии Буксгевдена, сохраняя звание Литовского губернатора.

В 1809 году Римский-Корсаков был уволен от службы — как значилось — по слабости здоровья, но можно не без основания полагать, что вследствие возникших у него служебных неприятностей с военным министром графом А.А. Аракчеевым. Это можно заключить из следующих слов письма к Римскому-Корсакову императора Александра I от 18 марта 1809 года: «Звание министра военного есть первое в армии, а ему подчинены все военные чины от первого до последнего, несмотря на то, в какую бы должность употреблен кто ни был; следовательно, и вы должны покоряться беспрекословно сему общему правилу».

Римский-Корсаков находился в отставке до начала Отечественной войны, когда был снова призван на службу и назначен военным губернатором той же Литвы, которою и управлял почти 18 лет, т. е. до 1830 года, удостоившись в 1820 году получить табакерку с портретом государя, а 26 августа 1826 года, в день коронования императора Николая I, орден Св. Андрея Первозванного. В 1830 году Корсаков был назначен членом Государственного совета, но вскоре, по дряхлости (ему было около 85 лет), не в состоянии стал посещать его заседания.

Он тихо скончался в Петербурге 13 мая 1840 года. До последних дней жизни Римский-Корсаков сохранял довольно свежую память и любил рассказывать о походах и сражениях, в которых принимал участие. Он был в переписке с фельдмаршалом Румянцевым и принцем Саксен-Кобургским, а также в дружбе с графом Л.Л. Беннигсеном.

0

8

А.М. Римский-Корсаков (1753 - 1840).

Римский-Корсаков, Александр Михайлович родился в Москве 13 августа 1753 г. и был сыном статского советника; после домашнего обучения он был записан в 1768 г., имея всего 15 лет, капралом в л.-гв. Преображенский полк, в котором, постепенно повышаясь в чинах, был произведен в подпрапорщики в 1769 г., в сержанты - в 1770 г., в прапорщики в 1774 г. и в подпоручики в 1775 г.

Продолжая служить в полку до 1778 г., Римский-Корсаков, произведенный в подполковники в 1778 году, имея всего 25 лет, был переведен в Черниговский полк и принимал участие в Польском походе 1778 и 1779 годов, в 1779 г. состоял обер-кригскомиссаром и был произведен в полковники.

В начале 2-й Турецкой войны (в 1788 г.) он был послан, в качестве аккредитованного лица, в Австрийский корпус принца Саксен-Кобургского и находился при осаде крепости Хотина, а затем отличился в сражении при Гангуре (19 ноября 1788 года), в котором турки были разбиты М. Ф. Каменским.

В следующем, 1789 г. Корсаков, командуя отдельным отрядом, содействовал поражению турок при Берладе (1 апреля) и при преследовании их до м. Максимены на р. Серете, после чего, получив подкрепления, напал на Якуб-пашу, обратил его в бегство и отбросил к Галацу; затем он содействовал Дерфельдену овладеть Галацом. Отправленный в Петербург с известием об этих победах, Римский-Корсаков был награжден Екатериной II орденом св. Георгия 4-й ст., чином бригадира и почетным званием секунд-майора л.-гв. Конного полка.

Переведенный, 14 июля 1789 г., в л.-гв. Семеновский полк, он был вместе с тем перечислен из Молдавской армии в финляндскую, причем Императрица Екатерина II в письме к графу Мусину-Пушкину, командовавшему в то время нашими войсками в Финляндии, особенно рекомендовала ему Корсакова, называя его храбрым, искусным офицером.

Он прибыл в Финляндию после победы, одержанной принцем Нассау-Зигеном близ Фридрихсгама над шведским адмиралом Эренсвердом; когда сам Мусин-Пушкин намеревался атаковать Шведского короля Густава III при Гегфорсе и Кюменегорде, - Римскому-Корсакову поручена было одна из колонн, назначенная в атаку Кюменегорда 21 августа.

Позднее он охранял Нейшлот и Помалазунд, не допуская шведов переступать нашу границу. Прекратив подобные их попытки, Римский-Корсаков овладел г. Нейшлотом и батареями на Сайменском озере (28 сентября).

В апреле следующего, 1790 г., 19 числа, он истребил шведский отряд при дер. Юляксиоки и за успешные свои действия был награжден золотым оружием, а 8 сентября 1790 г. - орденом св. Владимира 3-й степени и арендой в 2000 руб. из Кабинета Ее Величества.

В следующем, 1793 г. Римский-Корсаков был произведен в генерал-майоры и отправлен морем в Англию, чтобы состоять при проживавшем там, в то время, герцоге д'Артуа (будущем короле Франции - Карле X), где и пребывал по май 1794 год.

При наступивших военных действиях Австрии и Пруссии против революционной Франции, Римский-Корсаков выразил желание быть причисленным к соединенным войскам, предназначенным для вторжения во Францию и бывшим под предводительством Австрийского Императора. Австрийский министр Тугут на это сообщил графу д'Артуа, что хотя Император принял за правило не иметь в своей армии никаких волонтеров, но из уважения к Императрице Российской изъявляет свое согласие на принятие в свою армию Римского-Корсакова, которого храбрость и военные дарования известны Его Величеству.

Таким образом, Римский-Корсаков, перейдя в ряды соединенных войск, участвовал в походе в Нидерланды в 1794 году и был при бомбардировании и взятии г. Като-Камбресси, в сражениях при Куртрэ, Турнэ, Флерюссе, после которого соединенная армия покинула Фландрию и отступила в Германию.

Узнав о движении наших войск в Польское Королевство под начальством Суворова, Римский-Корсаков поспешил к нему, но прибыл уже к концу кампании, завершенной известным штурмом Праги.

Вскоре после этого, в 1796 г. он принимал участие в  Персидском походе 1796 г. графа В. А. Зубова, содействовал взятию Дербента 10 мая, за что награжден орденом св. Анны 1-ой степени, а затем овладел Ганжей (ныне Елизаветполем) и награжден был орденом св. Александра Невского (в чине генерал-майора) - 12 декабря 1797 года.

По прекращении этой войны, после кончины Екатерины II, Император Павел I потребовал Римского-Корсакова в Петербург и назначил его инспектором по инфантерии в С.-Петербургской инспекции, под главным начальством Великого Князя Александра Павловича, что доставило ему возможность сделаться близко известным будущему Императору.

В 1798 г., января 4-го, Римский-Корсаков был произведен в генерал-лейтенанты и назначен командиром л.-гв. Семеновского полка, в том же году назначен шефом Ростовского пехотного полка, а 14 апреля 1799 г. получил приказание направиться в армию князя Н. В. Репнина, принять от генерала Нумсена командуемый им корпус и ожидать там дальнейших приказаний.

Император Павел, как известно, по просьбе Австрии и для содействия общей безопасности всех европейских держав от завоевательных стремлений французов, нанесших уже сильные поражения Австрийской монархии, решился послать на помощь Австрии немалый отряд под начальством Римского-Корсакова, дав ему 20 апреля 1799 г. подробную инструкцию. Император первоначально намеревался отправить Римского-Корсакова для действий на нижних частях Рейна, но позднее изменил это предположение по требованиям Английского двора и предписал Римскому-Корсакову, с собранными около Брест-Литовска войсками, следовать прямейшим трактом в Швейцарию, "где способом доверенных Английского правительства людей и употреблением денег на готовых вооружиться жителей" число таковых войск с приближением отряда Римского-Корсакова достигнет цифры 20 000 человек. Вместе с тем, Римскому-Корсакову вменялось в обязанность тотчас по выступлении за пределы нашей Империи войти в сношения с Суворовым, действовавшим в верхней Италии, и относиться также к эрцгерцогу Карлу, командовавшему отдельной Австрийской армией. Обязанность по продовольствию войск и доставлению им всего необходимого в пути возлагалась на Австрийское правительство, с которым и не замедлили возникнуть разные в этом отношении недоразумения и пререкания.

Император Павел I был в то время высокого мнения о воинских дарованиях Римского-Корсакова, но это, как увидим, не оправдалось на деле по личным свойствам Римского-Корсакова: он был горд, самонадеян, увлекался высоким мнением о собственных достоинствах, пренебрегал всякими чужими мнениями и советами, не оказывал доверия ни одному человеку в своей главной квартире. В его штабе не было никакого порядка: войска шли в походе и располагались лагерем сами, без всякой о том заботы со стороны корпусного штаба. Об армии неприятельской и французских генералах Римский-Корсаков имел самые невыгодные мнения, в обществе различных эмигрантов привыкнув судить о них с крайним пренебрежением.

В половине июля 1799 г. Римский-Корсаков дошел до Ольмюца, а затем и до Праги, где, узнав, что французский генерал Массена оттеснил австрийцев и угрожает тылу союзной армии в Италии, быстро прошел расстояние от границы Богемии до Штоках (в Швейцарии) и подошел 3-4 августа к Шафгаузену. Отправившись в главную квартиру эрцгерцога Карла в Клотен, Римский-Корсаков изумился, узнав о его намерении покинуть Швейцарию и со всем войском двинуться в Германию, оставив Римского-Корсакова одного на произвол судьбы в Швейцарии. После продолжительных объяснений эрцгерцог как бы одумался и предложил Римскому-Корсакову сделать распоряжение, чтобы его войска сменили австрийские в малых горных кантонах, где, конечно, грозила в то время небольшая опасность. Римский-Корсаков не согласился на это, указывая что в его отряде много кавалерии и артиллерии, и что войска его не так снаряжены, чтобы действовать в горах. В это же время Римский-Корсаков получил предписание от Суворова отделить из состава его войск отряд в 10 000 человек под начальством князя Горчакова на подкрепление войск, находившихся в Италии. Это до того поразило эрцгерцога Карла, что он решил немедленно покинуть Швейцарию, ссылаясь на приказание Венского двора. Однако, настоятельные убеждения Римского-Корсакова и Английского посланника Викгама привели к тому, что эрцгерцог Карл решился сделать совместно с русскими войсками попытку вытеснить французов из Швейцарии.

После долгих об этом переговоров и осмотра неприятельских позиций около Цюрихского озера и его окрестностей решено было начать общее наступление на французов 16 августа.

Между тем, накануне дня атаки Римский-Корсаков узнал о сделанном эрцгерцогом Карлом распоряжении, чтобы часть австрийских войск отошла в главную квартиру, а затем сам Карл уведомил Римского-Корсакова, что на основании вновь полученных приказаний от своего двора он немедленно выступает из Швейцарии, предоставляя Римскому-Корсакову действовать, как он заблагорассудит. Карл, уходя в Германию, оставил около 25 000 солдат для охранения пространства от Цюрихского озера по реке Линте до верховьев Рейна (около Шафгаузена). К Цюриху же направился 16 августа и Корсаков.

Император Павел пришел в негодование, узнав о таком поступке австрийцев, и в письмах своих к Суворову высказывал опасения за участь корпуса Римского-Корсакова и обдумывая меры на разные возможные случаи. Сам же Римский-Корсаков, по своей самоуверенности, тревожился более за австрийцев, стоявших на реке Линте, нежели за свои собственные войска, слабость которых он знал, и, не предвидя, что главный удар французов упадет на него самого, не предпринимал никаких мер на случай нападения Массены, о намерениях которого не имел ни малейшего подозрения, и расположил свои войска впереди Цюриха.

Между тем, Массена, получив из Парижа строгое предписание начать наступление, не теряя ни минуты, составил очень хорошо обдуманный план одновременного нападения на австрийцев на реке Линте и на русских - в Цюрихе на реке Лимате, и  14 сентября утром начал атаку.

Римский-Корсаков спокойно оставался в Цюрихе, услыхав стрельбу, и не обращал внимания на делаемые ему генералом Сакеном указания и предупреждения. Весь день прошел в упорных атаках; русские дрались отчаянно и оказали, по словам самого Массены, "изумительное сопротивление в этом сражении". Французам не удаюсь занять Цюрих, по зато все пути отступления для русских были отрезаны; оставалось одно - броситься на гору Альбис и двинуться этим путем навстречу Суворову.

Поздно вечером явился от Массены парламентер с предложением Римскому-Корсакову сдаться на капитуляцию, но он с гордостью отверг подобное предложение и удержал парламентера. Вскоре после этого пришло известие, что австрийцы разбиты на Линте. Римский-Корсаков тем временем собрал совет для обсуждения, что делать. Сакен доказывал необходимость держаться упорно до прибытия Суворова, который, предприняв свое знаменитое отступление из Италии через С.-Готард, известил об этом Римского-Корсакова. Последний находил невозможным оставаться в Цюрихе и решился его покинуть, направясь к берегам реки Рейна.

Лишь только он выступил, французы заняли Цюрих, причем произошла большая резня, и остатки русских войск с трудом выбрались из города. Римскому-Корсакову пришлось пробиваться с большими потерями сквозь французские войска, окружавшие Цюрих, но, пользуясь утомлением французов, а главное - необычайным мужеством и самоотвержением русских солдат, он успел пробиться и занять новую позицию близ Рейна, у Шафгаузена; он немедленно дал знать Суворову через Фельдкирхен, что Цюрих занят французами.

Поражение Римского-Корсакова было полное, потери его громадны. Последствия этого поражения были гибельны: они имели решительное влияние на весь дальнейший ход кампании и поставили в опасность самого Суворова с его армией, казаки которой уже 17 сентября появились в долине Кленталь, посланные для открытия сообщения с австрийскими войсками, стоявшими на реке Линте.

Массена, достигнув первой цели, т. е. предупредив соединение Суворова с Римским-Корсаковым, обратился теперь ко второй и со всеми силами двинулся на Суворова и окружил его со всех сторон в тесных ущельях, в полной надежде взять его в плен со всей армией. Это, как известно, не удалось: Суворов совершил знаменитый переход через хребет Росшток, направляясь к условленному им с Римским-Корсаковым месту - у Швица, по кратчайшей дороге. На пути, узнав о поражении Римского-Корсакова, Суворов сообщил ему, что направляется из Швица в Линдау, куда предписывал и ему прибыть. Римский-Корсаков, притянув к себе отряд принца Конде, стоявший близ Констанца, искал случая загладить свою неудачу. Заняв Констанц, он направился навстречу Суворову, имев ранее (26 сентября) довольно сильное дело с французами около деревень Шлат и Диренгоф, оставшееся не решенным.

8 октября он присоединился к Суворову у г. Линдена, был принят фельдмаршалом при всех с большим издевательством, а затем имел с ним продолжительное объяснение в кабинете, из которого вышел очень расстроенный и смущенный и уехал в главную квартиру.

Император Павел, узнав о поражении Римского-Корсакова, немедленно, 22 октября писал Суворову, что Римский-Корсаков отставлен, и что командование его корпусом поручается генералу от кавалерии Виоменилю.

Римский-Корсаков оставил армию; войска, ему вверенные, вошли в состав корпусов Розенберга и Дерфельдена. Он же сам удалился к себе в деревню, где занялся составлением своих записок на французском языке о действиях своих в Швейцарии. Он проживал в деревне терпеливо, перенося нужду и лишения, до вступления на престол нового Императора, Александра I, который 16 марта 1801 г., зачислив Корсакова вновь на службу, произвел его в чин генерала от инфантерии (15 марта, со старшинством с 23 ноября 1799 г.) и пожаловал в аренду имение в Курляндии, приносившее казне 3800 талеров.

Вскоре Римскому-Корсакову было поручено (в 1802 г.) управление Белорусскими губерниями. Он отказывался от этого назначения и просил уволить от него по незнакомству с порядками новой службы. Император Александр I особым рескриптом просил его остаться, зная его твердое расположение к общественному благу. "Бремя этого служения соответствует тем понятиям о порядке и общественной пользе, кой Я всегда с удовольствием предполагаю". Римский-Корсаков принял новую должность и при обозрении Императором вверенных ему губерний в том же в 1802 году был награжден табакеркой с портретом Государя, осыпанным бриллиантами.

В 1803 г. (января 24) он был назначен инспектором по инфантерии Московской пехоты, "под генералом-фельдмаршалом графом Салтыковым", с поручением довести полки оной до надлежащего устройства.

При возникшей у нас скоро - в союзе сперва с Австрией, а затем с Пруссией - войне с Наполеоном Римскому-Корсакову в 1805 году было вверено начальство над резервной армией на нашей западной границе, а в 1806 г.- общее командование войсками в западных губерниях. Кроме того, он был назначен, 20 сентября 1806 г., военным губернатором в Вильно (всей Литвы). Император писал ему, что на эту должность требуется генерал испытанной деятельности; ему поручены были при этом войска, расположенные в губерниях Виленской, Гродненской и Минской, составлявшие резервный корпус, из состава которого части посылались в армию Бенигсена для ее укомплектования. В знак особого благоволения и признательности к усердной, продолжительной службе Римского-Корсакова, 2 апреля 1807 г. старший сын его был принят в л.-гв. Семеновский полк с дозволением остаться при отце для узнания порядка службы.

По окончании войны 1806-1807 годов и по заключении Тильзитского мира Римский-Корсаков 28 июня 1807 г. награжден был орденом св. Владимира 1-ой степени "за труды и подвиги, дознанные опытом в продолжение долговременной и усердной службы, особливо явленные в течение последней войны, в которое время споспешествовал во многом действиям армии, доставляя оной все военные снабжения, нужные к продолжению деятельности войска". В ноябре (7 числа) того же года Римский-Корсаков был назначен командиром трех дивизий (№№ 4, 7 и 10), состоявших в армии Буксгевдена сохраняя звание Литовского губернатора, В военных действиях 1805-1807 г. Римский-Корсаков не принимал участия. 20 января 1808 года ему было пожаловано 30 000 руб., из числа оставшихся у него экономических денег, отпущенных на покупку лошадей и повозок для действующих войск.

Однако, в следующем, 1809 г. Римский-Корсаков был уволен от службы, хотя, как значилось, и по слабости здоровья, но можно не без основания полагать, что-вследствие возникших у него служебных неприятностей со всемогущим графом А. А. Аракчеевым, в то время военным министром. Это можно заключить из следующих слов письма к Римскому-Корсакову Императора Александра I от 18 марта 1809 г.: "Звание министра военного есть первое в армии, и ему подчинены все военные чины от первого до последнего, несмотря на то, в какую бы должность употреблен кто ни был; следовательно, и вы должны покоряться беспрекословно сему общему правилу". - В заключении письма Император делал замечание Римскому-Корсакову, который после этого, по прошению своему, и был уволен от службы "по слабости здоровья" (3 июля 1809 года).

Он находился в отставке до начала Отечественной войны, когда был снова призван на службу и назначен военным губернатором той же Литвы, которой и управлял почти 18 лет, т. е. до 1830 года, удостоившись в 1820 году получить табакерку с портретом Государя, а затем, в день коронования Императора Николая І, 26 августа 1826 года, - орден св. Андрея Первозванного.

В 1830 г. Римский-Корсаков был назначен членом Государственного Совета, но вскоре, по дряхлости (ему было около 85 лет), не в состоянии стал посещать заседания Совета. Он тихо скончался в Петербурге 13 мая 1840 года.

До последних дней жизни он сохранял довольно свежую память и любил рассказывать о походах и сражениях, бывших во времена П. А. Румянцева и Суворова, в которых он принимал участие. Он был в переписке с фельдмаршалом Румянцевым и принцем Саксен-Кобургским, а также был в дружбе с графом Л. Л. Бенигсеном.

После отпевания в Исаакиевском соборе 16 мая 1840 г., бренные останки Корсакова были увезены для погребения в Тульскую губернию, в Епифанский уезд, село Сукромну, принадлежащее его родственникам. По формуляру 1836 г. показан холостым.

П. Майков

Записки ген. Сакена о походе в Швейцарию;

Энциклопедия военных и морских наук, издание Г. А. Леера;

Д. А. Милютин, История войны 1799 г., т. II и III;

Записки A. M. Римского-Корсакова о походе в Швейцарию, на французском языке, а также записки Вистицкого о кампании в Швейцарию напечатаны в "Чтен. Общ. Истор. и Древн. Российских" за 1846 г., № 2;

"Сын Отечества" 1848 года, т. IV, статья Савельева-Ростиславовича и отд. оттиски, СПб. 1848 г.; Рассказы старого воина о Суворове, Москва. 1847 г., ч. 2;

Словарь достопамятных людей русской земли, Бантыша-Каменского, СПб. 1847 г., т. III;

"Военно-Энциклопедический Лексикон", т. 81;

История Государственного Совета 1801-1901, СПб. 1901;

Архив Государственного Совета, дело о службе Римского-Корсакова;

Архив Инспекторского Департамента Военного Министерства, форм. список Римского-Корсакова 1836 г., № 978;

"Моск. Ведом." 1840 г., № 42, стр. 329 и № 43, стр. 338 (некролог);

"СПб. Ведом." 1840 г., №№ 108 и 112;

"Сев. Пчела" 1848 г. (некролог);

Словарь Крайя, под ред. Старчевского, т. IX, ч. II, СПб. 1855, стр. 73.

0

9

Михаил Александрович Римский-Корсаков (брат декабриста) р. 1813 ум. 8 январь 1882

Жена: Мария Александровна Овцына
Дети:

Пётр Михайлович Римский-Корсаков  р. 4 апрель 1846

Александр Михайлович Римский-Корсаков  р. 1 март 1841

Сергей Михайлович Римский-Корсаков р. 1 март 1841

Мария Михайловна Римская-Корсакова  р. 1 июль 1842

Михаил Михайлович Римский-Корсаков  р. 4 июль 1843

Ольга Михайловна Римская-Корсакова  р. 1 август 1844

Анна Михайловна Римская-Корсакова  р. 7 октябрь 1847 ум. 14 август 1940

Екатерина Михайловна Римская-Корсакова  р. 12 сентябрь 1851 ум. 22 июль 1912

Усадьба Корсаково (Богородицкий район Тульской области). Альтернативное название: Сукромна.

Усадьба вдовы кн. Т.А. Голицыной известна с конца XVIII в., затем принадлежала генералу, члену Госсовета А.М. Римскому-Корсакову (1753–1840) и далее его сыну депутату Дворянского депутатского собрания подпоручику М.А. Римскому-Корсакову (значится владельцем в 1872 г.)

Сохранилась обваловка с обсадкой из смешанных пород деревьев территории барского сада. В сельце была часовня, и вероятно, рядом могила А.М. Римского-Корсакова. Римским-Корсаковым принадлежало соседнее с. Ильино, где находилась деревянная на каменном фундаменте Троицкая церковь 1848 г., построенная на средства М.А. Римского-Корсакова. Ныне ни церковь, ни село не существуют.

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » РИМСКИЙ-КОРСАКОВ Владимир Александрович.