Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » РОСТОВЦЕВ Яков Иванович.


РОСТОВЦЕВ Яков Иванович.

Сообщений 1 страница 10 из 58

1

ЯКОВ ИВАНОВИЧ РОСТОВЦЕВ

https://img-fotki.yandex.ru/get/43800/199368979.24/0_1c0923_59b62246_XXXL.jpg

(28.12.1803 — 6.2.1860).

Подпоручик л.-гв. Егерского полка.

Из камер-пажей прапорщиком в л.-гв. Егерский полк — 31.3.1822, подпоручик, исправляющий должность старшего адъютанта гвардейской пехоты (1825).

Писал стихи, переводил драмы и печатался в журналах.

Член Северного общества (1825), в письме Николаю I от 12.12.1825 донёс о готовившемся восстании.

Поручик — 18.12.1825, назначен адъютантом к вел. кн. Михаилу Павловичу — 1.1.1828, дежурный штаб-офицер по управлению главного начальника военно-учебных заведений — 23.12.1831, полковник — 8.11.1833, начальник штаба военно-учебных заведений — 7.4.1835, генерал-майор — 16.4.1841, генерал-адъютант — 1.1.1849, генерал-лейтенант — 6.12.1850, член Государственного совета — 27.3.1855, член Секретного, а потом и Главного комитета по крестьянскому делу — 3.1.1857, председатель Комитета — 2.5.1858, генерал от инфантерии — 3.9.1859.

Умер в Петербурге от заражения крови, похоронен в Фёдоровской церкви Александро-Невской лавры.

Жена (с 27.10.1829) — Вера Николаевна Эмина (21.5.1807 — 2.2.1888),

дети: Николай (р. 28.1.1831) и Михаил (р. 4.11.1832).

Вдова и дети возведены за заслуги Я.И. Ростовцева в графское достоинство — 23.4.1861.

ГАРФ, ф. 48, оп.1, д. 3; ВД, I, по указателю.

0

2

Алфави́т Боровко́ва

РОСТОВЦЕВ 4-й Яков Иванов

Поручик л[ейб]-г[вардии] Егерского полка.

В письме на высочайшее имя 12-го декабря Ростовцев между прочим писал:
«В народе и войске распространился уже слух, что Константин Павлович отказывается от престола. Следуя редко влечению Вашего доброго сердца, доверяя излишне приближенным к Вам, Вы весьма многих противу себя раздражили; для Вашей собственной славы погодите царствовать! Противу Вас должно таиться возмущение, которое вспыхнет при новой присяге, и, может быть, это зарево осветит конечную гибель России!
Государственный Совет, Сенат, и, может быть, гвардия будет за Вас; военные поселения и отдельный Кавказский корпус решительно будут против. Об двух армиях ничего не умею сказать. Пользуясь междоусобиями, Финляндия, Грузия, Польша, а, может быть, и Литва от нас отделятся. Европа вычеркнет раздираемую Россию из списка держав своих и соделает ее державою Азиатскою, и незаслуженные проклятия, вместо должных благословений, будут вашим уделом. Ваше высочество! Может быть, предположения мои ошибочны, дерзки и нелепы; может быть, я увлекся любовию к России и личною привязанностию к Вам, но дерзаю умолять Вас именем спокойствия России, именем Вашей собственной славы преклоните Константина Павловича принять корону! Не пересылайтесь с ним курьерами, ибо сие длит пагубное для Вас междуцарствие и может выискаться дерзкий преступный мятежник, который воспользуется брожением умов и общим недоумением. Поезжайте сами в Варшаву или убедите Константина Павловича приехать в Петербург, излейте ему откровенно мысли и чувства Ваши. Ежели он согласится быть императором, слава богу! Ежели же нет, то пусть всенародно на площади объявит Вас своим государем!»
В заключение говорит, что если его величество изволит найти поступок его, Ростовцева, похвальным, то он умоляет не делать ему никакого награждения, чтобы остался благороден и бескорыстен в глазах его величества и собственных своих.

При производстве Комиссиею следствия насчет Ростовцева были следующие показания: Николай и Александр Бестужевы, Штейнгейль, Коновницын 1-й и Оболенский называли Ростовцева членом, из коих последний присовокупил, что он его принял за несколько недель до 27 ноября и что 14 декабря он должен был лично находиться на площади, но не был. Николай Бестужев говорит, что Ростовцев пользовался их доверенностию. Александр Бестужев показал, что он раза два был у Рылеева, когда многие из членов приезжали. За 3 дня  до 14 числа, увидевшись с ним  во дворце, Бестужев сказал, что дело доходит до палашей, и он промолвил, чтобы часовые слышали: "Да, палаши хороши!» В тот же день Бестужев узнал, что он писал к ныне царствующему государю императору. Сначала Ростовцев обманул Оболенского, сказав, что будто бы государь журил его за какие-то стихи, а потом отдал и письмо, но настоящее ли, они сомневались, и это еще более придало им решительности. Ростовцев, вспрошенный Комиссиею о поручике Львове, которому он, по словам Оболенского, открыл о существовании тайного общества и о намерениях на 14 декабря, отвечал, что он не только не уведомлял о сем Львова, но даже и сам не знал и самого названия сего общества.

Сие осталось без дальнейшего действия.

0

3

Яков Иванович Ростовцев (Ростовцов) (28 декабря 1803 (9 января 1804), Санкт-Петербург — 6 (18) февраля 1860, Санкт-Петербург) — генерал-адъютант, известный деятель крестьянской реформы.

https://img-fotki.yandex.ru/get/26440/199368979.24/0_1bffaa_935f9817_XXXL.jpg

Отец его был директором училищ Санкт-Петербургской губернии. Ростовцев воспитывался в Пажеском корпусе и начал службу в гвардии. 12 декабря 1825 года словесно известил императора Николая I о заговоре декабристов, не называя имён участников и не преследуя никакой личной цели. В 1828 году был назначен адъютантом великого князя Михаила Павловича и сопровождал его в турецкой кампании 1828 года и польской 1831 года; в 1835 году был назначен начальником штаба великого князя по управлению военно-учебными заведениями и сохранил эту должность, когда управление военно-учебными заведениями, после кончины великого князя, было вверено наследнику цесаревичу.

По вступлении на престол императора Александра II, главное начальствование над военно-учебными заведениями было возложено на Ростовцева, с званием начальника главного штаба Его Императорского Величества по военно-учебным заведениям. Он заботился об улучшении учебной части в военно-учебных заведениях, привлекал лучших преподавателей, поощрял отправление молодых людей за границу для подготовления к педагогической деятельности; составил свод законов о военноучебных заведениях (1837), «положение» об управлении ими (1843) и «наставление» для образования их воспитанников (1848). Разработал план издания журнала для воспитанников военно-учебных заведений («Журнал для чтения воспитанникам военно-учебных заведений»), одобренный Николаем I, и стал главным редактором этого журнала. 4 декабря 1843 г. он был награждён орденом св. Георгия 4-й степени (№ 6927 по списку Григоровича—Степанова).

В начале 1857 года Ростовцев был назначен членом негласного комитета (с 1858 года — главный комитет) по крестьянскому делу и был одним из трёх членов образованной при комитете комиссии, для рассмотрения сообщенных ему проектов и записок. Он принял это назначение вследствие настояний Государя, желавшего иметь в комитете лицо, пользовавшееся полным его доверием. Сначала Яков Иванович относился недоверчиво к задуманной реформе; это отразилось на составленной им программе деятельности губернских комитетов, по которой за помещиками должны были быть сохранены вотчинные права в большем размере, чем по неутверждённому проекту Ланского, как составление положений о крестьянах, так и приведение их в действие должно быть передано в руки губернских комитетов; применение положений к отдельным имениям имели произвести и объявить крестьянам сами владельцы их; крестьяне получали лишь потомственное пользование усадебной землёй.

В июле 1858 года Яков Ростовцев был назначен одним из четырёх членов комиссии для предварительного рассмотрения проектов положений, поступавших из губернских комитетов. Отправившись летом того же года в заграничный отпуск, Ростовцев посвятил свой досуг изучению литературы крестьянского вопроса и после того радикально изменил свои взгляды на реформу. Причины этой перемены в точности неизвестны: есть предположение, что во время пребывания в Дрездене сын его, Александр, находясь при смерти, заклинал его действовать на пользу русского народа; возможно также, что, находясь за границей, Яков Иванович присмотрелся к быту тамошних крестьян и сравнил его с жизнью русского мужика. Во всяком случае, по возвращении в Россию Ростовцев является сторонником освобождения, каким его понимали лучшие деятели крестьянской реформы. Свои мысли Яков Ростовцев изложил в четырёх письмах, написанных им Государю из Вильдбада, Карлсруэ и Дрездена. Извлечение из этих писем, сделанное самим Ростовцевым, обсуждалось главным комитетом под личным председательством Государя; в том же духе были составлены и правила, данные в руководство комитету.

Когда, в начале 1859 года, были учреждены редакционные комиссии, на Ростовцева было возложено председательство в них, с правом дать им внутреннее устройство по его ближайшему усмотрению. В первых заседаниях комиссий Яков Иванович подробно изложил свои мысли об основаниях реформы: «Никто из людей мыслящих, просвещённых и отечество своё любящих, — писал он, — не может быть против освобождения крестьян. Человек человеку принадлежать не должен. Человек не должен быть вещью», одобренные Государем: освобождение крестьян с землёю, выкуп при посредстве правительства, сокращение, по возможности, переходного срочнообязанного состояния, перевод крестьян с барщины на оброк, самоуправление освобожденных крестьян в их сельском быту. С точки зрения Ростовцева, единственно приемлемым мог бы быть проект полтавского помещика Позена. «Этот проект, — писал он, — вполне практический, умеряющий все опасения, обеспечивающий все интересы, обильный благими последствиями введения ипотечной системы, был бы превосходен, если б, во-первых, указал финансовые для осуществления своего средства, во-вторых, был бы окончательно развит в административном отношении». Ростовцев начал работу в комиссиях, по его словам, «с молитвою, с благоговением, со страхом, с чувством долга»; до самой своей смерти он давал направление всем их работам, соглашал возникавшие разномыслия; впервые применил гласность при разработке законодательных мер, напечатав «труды» комиссий в количестве 3000 экземпляров для рассылки всем лицам, которые могли оказаться полезными делу.

6 февраля 1860 года Яков Иванович Ростовцев умер, не успев завершить дела реформы, хотя, впрочем, главнейшие части проекта «Положения о крестьянах» были уже выработаны; составленная им перед смертью для Государя записка по крестьянскому делу послужила, по Высочайшему повелению, наставлением для дальнейшей деятельности редакционных комиссий под председательством гр. Панина (она была напечатана в небольшом числе экземпляров для членов главного комитета и др. лиц и перепечатана в герценовских «Голосах из России», 1860, «Русском Архиве», 1868, и «Русской Старине», 1880, XXVII).

После издания положения 19 февраля была возложена, по Высочайшему повелению, на гробницу Ростовцева золотая медаль, установленная за труды по освобождению крестьян; вдова Ростовцева и здравствующие на этот момент сыновья с их нисходящими потомками были возведены в графское Российской Империи достоинство.

В 20-х годах Яков Иванович Ростовцев напечатал несколько пьес в журналах и трагедию «Персей» (1823); отрывки из его трагедии «Дмитрий Пожарский» напечатаны в 1827 году в «Московском Вестнике»; два позднейших стихотворения Ростовцева приведены в «Рус. Старине» (1870, II).

Обширное собрание бумаг Ростовцева было сообщено им барону Гакстгаузену для сочинения его о крестьянской реформе в России (Лпц., 1866) и издано вполне А. Скребицким («Крестьянское дело в царствование имп. Александра II», Бонн-на-Рейне, 1862-68).

0

4

Письмо председателя Редакционных комиссий Я. И. Ростовцева Александру II
(23 октября 1859)

Письмо Я. И. Ростовцева представляет обзор различных мнений, ходивших в то время в обществе, о способах освобождения крестьян. Текст письма воспроизводится по изданию: Освобождение крестьян в царствование Александра II. Хроника деятельности комиссий по крестьянскому делу П. П. Семенова. Спб., 1890. Т. 2. С. 928 - 932.

Ваше императорское величество!

В последнее наше свидание Вы изволили объявить мне желание Ваше знать, в каком положении и находится наше святое дело.

С некоторою частью депутатов мы еще не сошлись в подробностях, но это более или менее по возможности уладится. С некоторыми из них мы не сошлись в общих основаниях; уладить это не будет никакой возможности.

Главное противоречие состоит в том, что у комиссий и у некоторых депутатов различные точки исхода: у Комиссий государственная необходимость и государственное право; у них право гражданское и интересы частные. Они правы с своей точки зрения, мы правы с своей.

Смотря с точки гражданского права, вся зачатая реформа от начала до конца несправедлива, ибо она есть нарушение прав частной собственности; но как необходимость государственная и на основании государственного права эта реформа законна, священна и необходима.

Огромное число врагов реформы, не уясняя себе этой неотложной необходимости, обвиняет. И словесно и письменно, Редакционные комиссии в желании обобрать дворян, а иные даже и в желании произвести анархию, называя некоторых из членов Комиссий красными.

Желать обобрать дворян было бы мыслью и бесчестною и бесцельною, тем более что 8/10 из членов Комиссий суть сами помещики, а некоторые из них весьма богаты.

Об обвинении последнем не стоит и говорить: оно придумано людьми, которые желали, чтоб именно их теории были приняты в руководство Комиссиями, и, видя иное, прибегали к клевете.

Усилия Комиссий заключались  и заключаются:

Во-первых, спасти Россию.

Если одиннадцать миллионов жителей, тешимые в продолжение двух лет надеждою на свободу и на улучшение своего состояния, будут обмануты, разочаруются, потеряют доверие и любовь к верховной власти и неисполнение своих ожиданий припишут, разумеется, своим помещикам, то Россия спасена не будет.

Во-вторых, преобразование произвести не паллиативно, а рационально, то есть не на какой-либо срок и не вполовину, а навсегда и вполне, дабы избавить и Россию, и наследников Вашего величества от будущих потрясений.

В-третьих, чтобы исторической будущности России не завязывать новых, незнакомых России узлов, подобных тем, которые Европа в продолжение двух столетий распутывает или разрубает.

В-четвертых, стараться, чтобы интересы помещиков были сколь возможно ограждены и чтоб этот почтенный и самый просвещенный класс, составляющий, так сказать, цвет России, не потерпел потерь не необходимых.

В какой степени Комиссии успели дойти до означенных своих целей - позвольте разъяснить Вашему величеству впоследствии.

Между тем положения губернских комитетов и мнения членов сих комитетов, сюда вызванных, можно разложить на шесть главных категорий:

а) Одни желают уплаты за освобождаемых крестьян и вместе с тем удаления их по истечении некоторого времени с земли помещика.

б) Другие желают уплаты за крестьян и прикрепления их к месту не для обеспечения их быта, а для того только, чтобы рабочие силы находились у помещика под рукой.

в) Третьи, не требуя уплаты за личность, полагают, что поземельные отношения крестьян к помещикам, равно как и оставление первых в их усадьбах, должны продолжаться лишь несколько лет, т. е. в период срочнообязанного положения, а потом крестьяне без изб и без полей вступали бы в договоры с помещиками.

г) Четвертые домогаются, чтобы крестьяне навсегда землею только пользовались.

Все эти четыре категории далеко не желали бы выкупа крестьянами земли; хотя иные и говорят о нем, но останавливают его непреодолимыми затруднениями.

д) Пятые желают немедленного отделения крестьян от помещиков и немедленного же общего обязательного выкупа, видя в этом, может быть и очень справедливо, исход всего вопроса самый простой и самый удобный.

е) Шестые предпочитают выкуп полюбовный и постепенный, дабы крестьянин входил в новую жизнь и в новые отношения не вдруг, а приучаясь мало-помалу к новому порядку вещей[1].

Эти две последние категории, составляющие значительное большинство, с главными высочайше указанными началами согласны и полного освобождения крестьян желают искренно.

Об отношениях освобождаемых крестьян к помещикам мнения также разделились.

Они желают немедленного прекращения власти помещиков над крестьянами, видя в сохранении такой власти над человеком уже свободным ежедневную борьбу, а потому и ежедневно усиливающуюся взаимную ненависть.

Другие, для обеспечения помещику повинностей, находят необходимым удержать сильную власть помещика только в имениях, которые будут находиться на барщинном положении.

Третьи для этой же цели признают нужным, чтобы сильная власть помещика сохранялась над крестьянами и барщинными и оброчными на все время окончательного выкупа земли или до окончания срочнообязанного положения.

Наконец, четвертые желали бы продлить власть помещиков над крестьянами на вечные времена, хотя бы даже крестьяне и выкупили землю, т. е. они желали бы создать в России феодальное право.

Некоторые хотели бы для дворянства новых сословных прав в управлении местном.

Считаю долгом всеподданнейше заявить, что хозяйственно-распорядительное управление уездом (кроме собственно полиции) действительно было бы полезно основать на выборном начале и подчинить влиянию сословному.

Во всех мнениях депутатов только и есть одна идея, равно всеми разделяемая: это - несчастное устройство и жалкое состояние нынешнего местного управления и судов, и действия их произвольные, злоупотребительные, скрытые и необлачимые. Все убеждены, что при подобном устройстве суда и полицейского порядка приведение реформы в действие может привести к вредным последствиям и благосостояние как помещиков, так и крестьян не может быть устроено надежно и прочно.

Из этого краткого очерка Ваше императорское величество  изволите усмотреть, как разнообразны мнения губернских комитетов, а с ними и их членов и самой публики.

Если же заключения Комиссий не согласны во многом с положениями губернских комитетов и с мнениями некоторых из их членов, то положения этих комитетов и мнения их членов еще более не согласны между собой.

Сверх того значительная часть вызванных сюда членов считает себя обязанною (может быть и справедливо) отстаивать мнения своих губернских комитетов, признавая невозможным отделить себя от солидарности со своим дворянством.

При этом обязанностью считаю присовокупить, что многие из членов говорили мне, не как председателю, а как человеку, что они согласны со многими предположениями Редакционных комиссий, предположениями, которые в мнениях своих они оспаривают, высказать же этого на бумаге не могут, потому что будут виноваты против своего дворянства.

Обращаясь к началу моего письма, приемлю смелость поставить вновь некоторые жалобы:

Труд Редакционных комиссий не сходится с трудами губернских комитетов и некоторых из их членов, потому что у них точки исхода различны: у Комиссий истекают они из права государственного, а у комитетов и депутатов из права гражданского.

Главная цель Комиссий - спасать Россию и, как средство для достижения этой цели, освободить крестьянина действительно, т. е. с надлежащим улучшением его быта, на основании высочайшей Вашей воли.

Произвести это не паллиативно, а рационально и не завязывать новых социальных узлов, которых пришлось бы впоследствии России, по примеру Европы, или распутывать, или разрубать.

Смею думать, Ваше величество, что главные основания Редакционных комиссий верны; в подробностях, может быть, есть еще много и ошибок, и недомолвок, и неясностей; в этом последнем отношении мнения депутатов будут для нас очень полезны.

Комиссии желали от всей души уравновешивать интересы крестьян с интересами помещиков. Если они равновесия этого доселе еще не достигли, если и есть действительно в иных вопросах некоторый перевес на стороне крестьян, то это происходит, конечно, уже не от того, чтобы Комиссии желали огорчить помещиков и чтоб они не уважали священных их прав, во-первых, оттого, что только одна Минерва родилась прямо вооруженная[2], а главное, оттого, что при особенно затруднительных вопросах, как наклонить свои весы, Комиссии иногда наклоняли их на сторону крестьян и делали это потому, что наклонять весы потом от пользы крестьян к пользе помещиков будет и много охотников, и много силы, а наоборот - иначе, так что быт крестьян мог бы не улучшиться, а ухудшиться.

Конечно, Комиссии с радостью воспользуются всем для установления елико возможного равновесия. Комиссии, чуждые недобросовестного искательства, смотрят на дело освобождения не как на приходскую работу своей канцелярии, а как на дело своего отечества, ему на благо, а Вам во славу.

Имею счастье быть Вашего императорского величества верноподданный.

Я. Ростовцев.
[1] Против пункта «е», отчеркнутого сбоку карандашом, написано рукой Александра II: «Вот чего я хочу».

[2] ...Минерва родилась прямо вооруженная... - В римской мифологии Минерва - богиня войны и государственной мудрости, а также покровительница искусств и ремесел - родилась с мечом и щитом.

Текст воспроизведен по изданию: Конец крепостничества в России (документы, письма, мемуары, статьи). М.: Изд-во МГУ, 1994. С. 166 - 170.

0

5

Ростовцев Яков Иванович - известный деятель крестьянской реформы

https://img-fotki.yandex.ru/get/50260/199368979.24/0_1c0926_8ff096b7_XXXL.jpg

<…> По вступлении на престол императора Александра II, главное начальствование над военно-учебными заведениями было возложено на Ростовцева, с званием начальника главного штаба Его Императорского Величества по военно-учебным заведениям. Он заботился об улучшении учебной части в военно-учебных заведениях, привлекал лучших преподавателей, поощрял отправление молодых людей за границу для подготовления к педагогической деятельности; составил свод законов о военно-учебных заведениях (1837), «положение» об управлении ими (1843) и «наставление» для образования их воспитанников (1848). В начале 1857 г. Ростовцев был назначен членом негласного комитета (с 1858 года - главный комитет) по крестьянскому делу и был одним из трех членов образованной при комитете комиссии, для рассмотрения сообщенных ему проектов и записок. Он принял это назначение вследствие настояний Государя, желавшего иметь в комитете лицо, пользовавшееся полным его доверием. Сначала Ростовцев относился недоверчиво к задуманной реформе; это отразилось на составленной им программе деятельности губернских комитетов, по которой за помещиками должны были быть сохранены вотчинные права в большем размере, чем по неутвержденному проекту Ланского; как составление положений о крестьянах, так и приведение их в действие должно быть передано в руки губернских комитетов; применение положений к отдельными имениям могли произвести и объявить крестьянам сами владельцы их; крестьяне получали лишь потомственное пользование усадебной землей. В июле 1858 г. Ростовцев был назначен одним из четырех членов комиссии для предварительного рассмотрения проектов положений, поступавших из губернских комитетов. Отправившись летом того же года в заграничный отпуск, Ростовцев посвятил свой досуг изучению литературы крестьянского вопроса и после того радикально изменил свои взгляды на реформу. Причины этой перемены в точности неизвестны; есть предположение, что во время пребывания в Дрездене, сын его, находясь при смерти, заклинал его действовать на пользу русского народа; возможно также, что, находясь за границей, Ростовцев присмотрелся к быту тамошних крестьян и сравнил его с жизнью русского мужика. Во всяком случае, по возвращении в Россию Ростовцев является сторонником освобождения, каким его понимали лучшие деятели крестьянской реформы. Свои мысли Ростовцев изложил в четырех письмах, написанных им Государю из Вильдбада, Карлсруэ и Дрездена. Извлечение из этих писем, сделанное самим Ростовцевым, обсуждалось главным комитетом под личным председательством Государя; в том же духе были составлены и правила, данные в руководство комитету. Когда в начале 1859 г. были учреждены редакционные комиссии, на Ростовцева было возложено председательство в них, с правом дать им внутреннее устройство по его ближайшему усмотрению. В первых заседаниях комиссий Ростовцев подробно изложил свои мысли об основаниях реформы, одобренные Государем: освобождение крестьян с землей, выкуп при посредстве правительства, сокращение, по возможности, переходного срочно-обязанного состояния, перевод крестьян с барщины на оброк, самоуправление освобожденных крестьян в их сельском быту. Ростовцев начал работу в комиссиях, по его словам, «с молитвой, с благоговением, со страхом, с чувством долга»; до самой своей смерти он давал направление всем их работам, соглашал возникавшие разномыслия; впервые применил гласность при разработке законодательных мер, напечатав «труды» комиссий в количестве 3000 экземпляров для рассылки всем лицам, которые могли оказаться полезными делу. 6 февраля 1860 г. Ростовцев умер, не успев завершить дела реформы, хотя, впрочем, главнейшие части проекта «Положения о крестьянах» были уже выработаны; составленная им перед смертью для Государя записка по крестьянскому делу послужила, по Высочайшему повелению, наставлением для дальнейшей деятельности редакционных комиссий под председательством гр. Панина.
После издания положения 19 февраля была возложена, по Высочайшему повелению, на гробницу Ростовцева золотая медаль, установленная за труды по освобождению крестьян; вдова Ростовцева с нисходящим потомством была возведена в графское достоинство. <…>
// Русский биографический словарь: в 20 т. Т. 13 / сост. П.Каллиников, И.Корнеева. - М., 1999. - С. 203-205.

Электронная библиотека РГБ Богословский М. Яков Иванович Ростовцев
// Освобождение крестьян: деятели реформы. - М., 1911. - С. 233-266.

0

6

https://img-fotki.yandex.ru/get/103922/199368979.24/0_1c0924_6b590024_XXXL.jpg

0

7

https://img-fotki.yandex.ru/get/112678/199368979.24/0_1bffb4_f0e2b6e4_XXXL.jpg

Портрет Ивана Ивановича Ростовцева, отца Я.И. Ростовцева. 1806 г.

0

8

https://img-fotki.yandex.ru/get/56621/199368979.24/0_1bffaf_222f1496_XXXL.jpg

Николай Яковлевич Ростовцев, сын.

Граф (23.04.1861) Николай Яковлевич Ростовцев (Ростовцов; 28.1.1831, Санкт-Петербург — 23.7.1897, Самарканд) — генерал-лейтенант (30.08.1892), военный губернатор и командующий резервными и местными войсками Самаркандской области.

Из столбового дворянского рода Ростовцевых. Родился в Петербурге в семье будущего реформатора Якова Ивановича Ростовцева и его жены Веры, дочери писателя Н. Ф. Эмина. Младший его брат Михаил дослужился до чина полковника.

Николай Ростовцев образование получил в Пажеском корпусе (1848) и выпустился 13.06.1848 корнетом в лейб-гвардии Кирасирский полк. Сразу принял участие в Венгерской кампании 1848—1849 годов. С 06.12.1849 - поручик. В 1852 году поручик Ростовцев поступает в академию Генерального штаба. Крымская война 1853-56 годов закалила характер молодого офицера. На бастионах Севастополя поручик Ростовцев свёл знакомство с поручиком графом Л. Н. Толстым, который позднее отзывался о нём как об одном из самых блестящих русских офицеров.

В это время Николай Яковлевич награждается первыми боевыми наградами: золотой полусаблей и орденом Святой Анны третий степени с мечами и бантом «за храбрость и мужество при обороне Севастополя». С 11.04.1854 - штаб-ротмистр. В 1854 году заканчивает обучение в академии Генерального штаба (по 1-му разряду) ротмистром Гвардии (31.05.1854), затем получает чин подполковник Генштаба (27.03.1855), снова переводится в Крым, где возглавляет военную разведку и контрразведку, а 26.08.1856 производится в полковники и назначается флигель-адъютантом императора Александра II. В память о заслугах покойного отца, готовившего манифест об освобождении крестьян, по случаю обнародования манифеста его сыновья были возведены 23 апреля 1861 года в потомственное графское Российской империи достоинство.

5 июня 1862 года по указу императора отстранен от двора и отправлен в отставку за то, что Николай Яковлевич с братом Михаилом поехали в Англию и там встречались с А. Герценом. Эта встреча произошла, как объяснили братья, по просьбе покойного отца с целью довести революционно настроенной эмигрировавшей интеллигенции, что вся жизнь Якова Ивановича Ростовцева стала подтверждением того, что серьёзные преобразования в государственном масштабе можно гораздо успешнее проводить путем обдуманных реформ, а не в кровавом революционном порыве, результат которого весьма сомнителен.

Император Александр, получив уведомление о связи братьев Ростовцевых с революционной эмиграцией, отправил в отставку обоих своих флигель-адъютантов «…с повелением считать уволенным по прошению и с мундиром», отдавая дань уважения заслугам людей, носящих фамилию Ростовцев.

Далее началось время забвения. Основным местом жительства в это время была Псковская губерния. На псковщине он был председателем Порховской земской управы, а после этого почетным мировым судьей Порховского и Псковского округов. Кроме этого решал вопросы развития местного производства в своем имении Студенец. Так продолжалось несколько лет.

По ходатайству великого князя Константина Николаевича граф Н. Я. Ростовцев возвращен в свет. В 1867 году Ростовцев сопровождает великого князя Николая Константиновича в поездках по казахским степям. Основной целью экспедиции являлся выбор маршрута для строительства железной дороги от Оренбурга до Ташкента и изучение окраин Российской Империи. Опыт, знания и огромная работоспособность графа очень пригодились в этих путешествиях. В апреле 1874 года Великий князь Николай Константинович был заподозрен в краже фамильных бриллиантов. Хотя он и отрицал свою причастность к этому позору, но вердикт августейшего семейства был однозначен: признать его безумным и принудить постоянно находиться под наблюдением и подальше от столицы. Для выполнения этой деликатной миссии был избран Николай Яковлевич Ростовцев, который с 08.03.1877 по 1880 был назначен главным распорядителем при Великом Князе Николае Константиновиче. Доминирующими критериями в пользу этого назначения были определены личные качества графа, поскольку он был человек в высшей степени порядочный, умный, образованный, требовательный, который отлично знал великого князя Николая Константиновича по совместным экспедициям и не очень верил ни в его безумство, ни в то, что он вор.

30.08.1882 Ростовцев получает чин генерал-майора и новое назначение в Одесский военный округ: с 04.01.1883 начальник штаба 8-го армейского корпуса, затем 19.03.1890 его переводят начальником 4 стрелковой бригады. В 1889-90 граф возглавляет Крымско-Кавказский горный клуб.

С 29 января 1891 года Ростовцев назначен военным губернатором Самаркандской области. В выборе кандидатуры на эту должность скорее всего сыграл тот факт, что для опального великого князя Самарканд был выбран как место постоянного проживания и графу Ростовцеву, будучи губернатором, не составит особого труда возобновить опеку над своим августейшим подопечным.

На должности губернатора проявились огромные организаторские способности и талант руководителя Николая Яковлевича. К наиболее существенным заслугам графа в этот период можно отнести произведенную впервые перепись населения, введение нумерации домов.
В Самарканде начала издаваться первая и единственная в крае газета «Окраина», появился первый книжный магазин, заработала новая типография, открылась библиотека.
В 1892 году Николай Яковлевич получает свой последний чин: становится генерал-лейтенантом.
Год 1893 принес в Самарканд электрическое освещение и впервые в Средней Азии стали строиться дороги с твердым покрытием. В этом же году была открыта первая на Востоке санитарно-гигиеническая станция, признанная одной из лучших в России.
Николай Яковлевич первый решил организовать в крае такую отрасль, как пчеловодство, которое успешно выдает продукцию до настоящего времени, поддерживал садоводство и виноградарство.
Большая работа была проделана по изучению и сохранению культурно-исторического наследия Средний Азии. На эти цели губернатору Ростовцеву удалось добиться необходимого центрального финансирования археологических раскопок, привлечение большой группы ученых востоковедов, в том числе и из Академии наук.
Огромный вклад внес Ростовцев в дело строительства железной дороги от Самарканда до Ташкента. За эту заслугу одна из станций была названа его именем (в советский период переименованную в Красногвардейская, затем Булунгур).
По оценке многих исследователей граф Ростовцев Николай Яковлевич считается одним из самых успешных губернаторов всех времен.

С 25.01.1897 должность Ростовцева переименована — военный губернатор и командующий резервными и местными войсками Самаркандской области.

https://img-fotki.yandex.ru/get/48627/199368979.24/0_1bffb7_216912d2_XXXL.jpg

Летом 23 июля 1897 года Николая Яковлевича не стало. Он умер от гангрены правой ноги в созданной им санитарно-гигиенической станции.
25 июля 1897 года его похоронили на старом русском кладбище Самарканда в соответствии с его завещанием.
Могила существовала до второй половины ХХ века, затем была уничтожена.
Одна из улиц Самарканда получила его имя (затем переименована в улицу Нариманова).

Ростовцев был женат на художнице Марии Васильевне Бриджман, которая в 1865 году родила близнецов Якова и Александру (в замужестве Новикову), а в 1869 году Михаила. По свидетельству очевидцев, это была дружная семья.

0

9

Яков Иванович Ростовцев (Ростовцов; 28 декабря 1803 (9 января 1804), Санкт-Петербург — 6 (18) февраля 1860, Санкт-Петербург) — генерал от инфантерии, основной разработчик крестьянской реформы 1861 года.

https://img-fotki.yandex.ru/get/61266/199368979.24/0_1bffad_993f3d68_XXXL.jpg

Родился в дворянской семье Ивана Ивановича Ростовцева (1764—1807), директора училищ Санкт-Петербургской губернии, и его жены Александры Ивановны, урожд. Кусовой (1778—1843). В Пажеском корпусе запомнился наклонностью к шалостям, но в целом учился хорошо. В 1822 году произведён в прапорщики лейб-гвардии Егерского полка[1]. В 1825 году произведён в подпоручики и назначен исполняющим должность старшего адъютанта гвардейской пехоты.

Ростовцев 12 (24) декабря того же года письменно известил императора Николая I о заговоре декабристов, не называя имён участников и не преследуя никакой личной цели. Известный дневник А. В. Никитенко начинается с записи от 1 января 1826 года о том, что «сегодня Я. И. Ростовцев в первый раз вышел из комнаты после болезни от ран, полученных им в бедственный день 14 декабря».

С 18 (30) декабря — поручик. В 1828 году был назначен адъютантом великого князя Михаила Павловича и сопровождал его в турецкой кампании 1828 года и польской 1831 года; в 1831 году он был назначен дежурным штаб-офицером по управлению Главного начальника военно-учебных заведений. С 8 (20) ноября 1833 года — полковник. В 1835 году был назначен начальником штаба великого князя по управлению военно-учебными заведениями и сохранил эту должность, когда управление военно-учебными заведениями, после кончины великого князя, было вверено наследнику-цесаревичу. 16 (28) апреля 1841 года произведён в генерал-майоры, 4 декабря 1843 года он был награждён орденом св. Георгия 4-й степени (№ 6927 по списку Григоровича — Степанова), а 6 (18) декабря 1850 года стал генерал-лейтенантом.

По вступлении на престол императора Александра II, главное начальствование над военно-учебными заведениями было возложено на Ростовцева, с званием начальника главного штаба Его Императорского Величества по военно-учебным заведениям. Он заботился об улучшении учебной части в военно-учебных заведениях, привлекал лучших преподавателей, поощрял отправление молодых людей за границу для подготовления к педагогической деятельности; составил свод законов о военно-учебных заведениях (1837), «положение» об управлении ими (1843) и «наставление» для образования их воспитанников (1848). Разработал план издания журнала для воспитанников военно-учебных заведений («Журнал для чтения воспитанникам военно-учебных заведений»), одобренный Николаем I, и стал главным редактором этого журнала. 27 марта (8 апреля) 1855 года назначен членом Государственного совета.
Освобождение крестьян:

В начале 1857 года Ростовцев был назначен членом негласного комитета (с 1858 года — главный комитет) по крестьянскому делу и был одним из трёх членов образованной при комитете комиссии, для рассмотрения сообщенных ему проектов и записок. Он принял это назначение вследствие настояний Государя, желавшего иметь в комитете лицо, пользовавшееся полным его доверием. Сначала Яков Иванович относился недоверчиво к задуманной реформе; это отразилось на составленной им программе деятельности губернских комитетов, по которой за помещиками должны были быть сохранены вотчинные права в большем размере, чем по неутверждённому проекту Ланского, как составление положений о крестьянах, так и приведение их в действие должно быть передано в руки губернских комитетов; применение положений к отдельным имениям имели произвести и объявить крестьянам сами владельцы их; крестьяне получали лишь потомственное пользование усадебной землёй.

В июле 1858 года Яков Ростовцев был назначен одним из четырёх членов комиссии для предварительного рассмотрения проектов положений, поступавших из губернских комитетов. Отправившись летом того же года в заграничный отпуск, Ростовцев посвятил свой досуг изучению литературы крестьянского вопроса и после того радикально изменил свои взгляды на реформу. Причины этой перемены в точности неизвестны: есть предположение, что во время пребывания в Дрездене сын его, Александр, находясь при смерти, заклинал его действовать на пользу русского народа; возможно также, что, находясь за границей, Яков Иванович присмотрелся к быту тамошних крестьян и сравнил его с жизнью русского мужика. Во всяком случае, по возвращении в Россию Ростовцев является сторонником освобождения, каким его понимали лучшие деятели крестьянской реформы. Свои мысли Яков Ростовцев изложил в четырёх письмах, написанных им Государю из Вильдбада, Карлсруэ и Дрездена. Извлечение из этих писем, сделанное самим Ростовцевым, обсуждалось главным комитетом под личным председательством Государя; в том же духе были составлены и правила, данные в руководство комитету.

Когда в начале 1859 года были учреждены редакционные комиссии, на Ростовцева было возложено председательство в них, с правом дать им внутреннее устройство по его ближайшему усмотрению. В первых заседаниях комиссий Яков Иванович подробно изложил свои мысли об основаниях реформы: «Никто из людей мыслящих, просвещённых и отечество своё любящих, — писал он, — не может быть против освобождения крестьян. Человек человеку принадлежать не должен. Человек не должен быть вещью», одобренные императором: освобождение крестьян с землёю, выкуп при посредстве правительства, сокращение, по возможности, переходного срочнообязанного состояния, перевод крестьян с барщины на оброк, самоуправление освобожденных крестьян в их сельском быту. С точки зрения Ростовцева, единственно приемлемым мог бы быть проект полтавского помещика Позена. «Этот проект, — писал он, — вполне практический, умеряющий все опасения, обеспечивающий все интересы, обильный благими последствиями введения ипотечной системы, был бы превосходен, если б, во-первых, указал финансовые для осуществления своего средства, во-вторых, был бы окончательно развит в административном отношении». Ростовцев начал работу в комиссиях, по его словам, «с молитвою, с благоговением, со страхом, с чувством долга»; до самой своей смерти он давал направление всем их работам, соглашал возникавшие разномыслия; впервые применил гласность при разработке законодательных мер, напечатав «труды» комиссий в количестве 3000 экземпляров для рассылки всем лицам, которые могли оказаться полезными делу. С 3 (15) сентября 1859 года — генерал от инфантерии.

Яков Иванович Ростовцев умер 6 февраля 1860 года, не успев завершить дела реформы, хотя, впрочем, главнейшие части проекта «Положения о крестьянах» были уже выработаны; составленная им перед смертью для государя записка по крестьянскому делу послужила, по Высочайшему повелению, наставлением для дальнейшей деятельности редакционных комиссий под председательством графа Панина [она была напечатана в небольшом числе экземпляров для членов главного комитета и других лиц и перепечатана в герценовских «Голосах из России» (1860), «Русском Архиве» (1868) и «Русской Старине» (1880, XXVII)].

После издания положения 19 февраля была возложена, по высочайшему повелению, на гробницу Ростовцева в Фёдоровской церкви Александро-Невской лавры золотая медаль, установленная за труды по освобождению крестьян.

Семья:

Супруга — Вера Николаевна Эмина (1807—1888), дочь литератора Н. Ф. Эмина.
Дети (помимо умерших в младенчестве):
Николай (1831-97), генерал-лейтенент, военный губернатор в Самарканде.
Михаил (1832-70), полковник, флигель-адъютант; холост.
Александра (1833-36)
Александр (1833-58)
Вера (1835-37)
Александра (1836-55)

По завершении крестьянской реформы вдова Ростовцева и здравствующие на этот момент сыновья с их нисходящими потомками были возведены в графское достоинство.

Литературное наследие:

В 1820-х годах Яков Иванович Ростовцев напечатал несколько пьес в журналах и трагедию «Персей» (1823); отрывки из его трагедии «Дмитрий Пожарский» напечатаны в 1827 году в «Московском Вестнике»; два позднейших стихотворения Ростовцева приведены в «Русской старине» (1870, II).

Обширное собрание бумаг Ростовцева было передано барону Гакстгаузену для сочинения его о крестьянской реформе в России (Лпц., 1866) и издано вполне А. Скребицким («Крестьянское дело в царствование имп. Александра II», Бонн-на-Рейне, 1862-68).

Литература:

Ростовцев, Яков Иванович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
Галахов А. Мои сношения с Яковом Ивановичем Ростовцевым 1850—58. // «Русская старина», 1879, XXIV.
Джаншиев. Эпоха великих реформ. — 7-е изд. — М., 1898.
Еленев Ф. Яков Иванович Ростовцев и его деятельность в крестьянском вопросе. — СПб., 1860.
Еленев Ф. Два документа из бумаг Якова Ивановича Ростовцева. // «Русский архив», 1873 (№ 1 — между прочим, записка Ростовцева об отношениях его к заговору декабристов).
Еленев Ф. Первые шаги освобождения крестьян. — СПб., 1886.
Лалаев. Исторический очерк военно-учебных заведений. — Т. 1. — СПб., 1880.
Ростовцов Я. И. Последняя записка по крестьянскому делу генерала Я. И. Ростовцова // «Русский архив», 1868. — Изд. 2-е. — М., 1869. — Стб. 1213—1246.
Платов А. С. Исторический очерк образования и развития Артиллерийского училища в 3-х томах. — СПб.: Тип-я II отд. Соб. Его Императорского Величества канц., 1870.
Семёнов Н. П. Деятельность Ростовцева в редакционных комиссиях по крестьянскому делу. // «Русский вестник», 1864, № 10—12.
Семёнов Н. П. Болезнь и кончина генерала Ростовцева. — ib., 1866, № 2.
Семёнов Н. П. Освобождение крестьян. — СПб., 1889—91.
Соловьёв Я. А. Записки сенатора Я. А. Соловьева о крестьянском деле. // «Русская старина», 1880—84.
Ростовцев 4-й Яков Иванович // Декабристы. Биографический справочник / Под ред. М. В. Нечкиной. — М.: Наука, 1988. — С. 159—160.

0

10

https://img-fotki.yandex.ru/get/142729/199368979.24/0_1bffb2_bf271d37_XXXL.jpg

С.К. Зарянко. Портрет семьи Ростовцевых.

Portrait of Yakov Rostovtsev, his Wife Vera, Sons Nikolai and Mikhail and Daughter Alexandra

Не ранее 1850 - не позднее 1854
Не окончен
На обороте: РМ 2014; на подрамнике наклейка: № 456; на раме была наклейка Таврической выставки (Петербург 1905)* с текстом: Собств. Новиковой Александры Николаевны Одесса, Почтовая, 6
Поступил: в 1921 из ВОПХ**; ранее - собственность А. Н. Новиковой, урождённой графини Ростовцевой (Одесса)

Ж-6272

В Каталоге 1980 - 1850-е. Портрет датируется не ранее 1850 (год вступления Михаила Ростовцева корнетом в Кирасирский полк) и не позднее 1854 (год получения Николаем Ростовцевым штаб-офицерского чина ротмистра).
Изображены Я. И. Ростовцев - в вицмундире генерал-адъютанта, с орденом Святого Георгия 4-й степени (крест в петлице; 1843) и его сыновья - в вицмундирах обер-офицеров лейб-гвардии Кирасирского полка.

*  Историко-художественная выставка русских портретов в Таврическом дворце в пользу вдов и сирот павших в бою воинов. Санкт-Петербург, 1905.
** Всероссийское общество поощрения художеств. Петроград-Ленинград, 1917-1930; ранее: ОПХ - Общество поощрения художников. Санкт-Петербург, 1820-1875; далее: 1875-1921 - Общество поощрения художеств.

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » РОСТОВЦЕВ Яков Иванович.