Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » САБУРОВ Александр Иванович.


САБУРОВ Александр Иванович.

Сообщений 21 страница 30 из 34

21

http://forumfiles.ru/uploads/0019/93/b0/5/29632.jpg

Судьба наделила ее великими предками

В городе Владимире жили и живут очень интересные люди. Мы о них всегда мало знаем. Между тем эти люди - настоящая, подлинная история России, которой можно гордиться. Они не совершали великих или малых открытий, героических поступков, не были знамениты какими-то конкретными достижениями в профессиональной деятельности или на общественном поприще. Вся ценность этих людей в том, что они просто были, жили и живут рядом с нами. Их судьбы складывались на изломе эпох, порой драматически и трагически… Но дело даже не в этом. Национальная история в некотором смысле шита серыми суровыми нитками. Их неспособны разорвать даже глобальные катастрофы, войны, десятилетия варварства и дикости, в которые время от времени впадает цивилизованное человечество. Это связующие нити истории в прямом смысле слова. Связь далеких друг от друга эпох наглядно иллюстрирует судьба Ксении Сабуровой, прожившей во Владимире полвека. Предлагаем вниманию читателей журналистский эскиз к портрету этой примечательной женщины, написанный человеком, который знал Ксению Александровну лично.

Двадцать пять лет назад во Владимире ушла из жизни Ксения Александровна Сабурова (1900-1984). Судьба наделила ее великими предками. Она - прямой потомок одного из родных братьев знаменитой бабушки М.Ю.Лермонтова - Елизаветы Алексеевны Арсеньевой и, таким образом, является внучатой племянницей великого поэта. По материнской линии эта жительница г. Владимира была праправнучкой другого русского поэта П.А.Вяземского, друга Пушкина, крестного отца ее матери - Анны Сергеевны Шереметевой (по мужу Сабуровой), которая с гордостью вспоминала об этом до самой смерти. Она тоже, как и дочь, умерла во Владимире. Дед Ксении Александровны Сабуровой по материнской линии Сергей Дмитриевич Шереметев (1844-1918) в 1878 году активно участвовал в освобождении Болгарии от османского ига, проявив при этом мужество и героизм. Он, в свою очередь, внук русской актрисы Прасковьи Ивановны Ковалевой-Жемчуговой, бывшей крепостной графа Николая Петровича Шереметева, на которой он впоследствии женился. Таким образом, Ксения Александровна праправнучка П.И.Ковалевой-Жемчуговой. В числе ее предков также знаменитый сподвижник Петра Великого, фельдмаршал Борис Петрович Шереметев. И, если заглянуть совсем уж в глубь веков, вспомним жену великого князя Василия III - великую княгиню Соломонию Сабурову, сосланную мужем в суздальский Покровский монастырь и закончившую здесь свои дни.

Родилась Ксения Сабурова в семье вице-губернатора Санкт-Петербурга Александра Петровича Сабурова и Анны Сергеевны Шереметевой, которая до замужества была фрейлиной Императорского двора и на всех царских балах танцевала в первой паре с будущим императором Николаем II. Родные братья Ксении - Борис и Юрий - оба учились у К.Э.Циолковского и много могли бы дать своей родине, но судьба их сложилась трагически. Пройдя долгий путь ленинско-сталинского ГУЛАГа, братья там и погибли. А намного раньше, в 1919 году, был расстрелян большевиками их отец - вице-губернатор северной столицы. К этому времени семья жила в Москве и в дальнейшем была выслана в Калугу. Здесь Ксения Александровна познакомилась с Георгом Пейджем - английским специалистом, которых было много в двадцатых годах прошлого века в России. Ксения и Георг полюбили друг друга и были обвенчаны в церкви. Их семейная жизнь длилась один месяц и пять дней. Георг Пейдж уехал, чтобы оформить документы и увезти к себе на родину свою супругу. Но этому не суждено было сбыться.

Горькая чаша ГУЛАГа не обошла и Ксению Александровну Сабурову. За свое аристократическое происхождение и связь с иностранцем она тоже была репрессирована. На первом допросе, по ее воспоминаниям, следователь волновался, выходил из себя и требовал признания, что она, Сабурова, агент английской разведки. На столе лежал томик Чехова. Вдруг он схватил его и стал им бить арестованную по лицу. Ксения Александровна героически прошла через все допросы с пристрастием, т.е. с битьем, этапы, нары, лесоповал, ссылки и другие ужасы сталинского ада.

В ее судьбе гуманитарную роль сыграл соратник Ленина Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич, с которым она даже одно время переписывалась. С его помощью была выхлопотана Лермонтовская пенсия дяде К.А.Сабуровой - Павлу Сергеевичу Шереметеву. После его смерти пенсия перешла Анне Сергеевне - матери Ксении Александровны, а впоследствии ей самой. Так Сабурова стала пенсионером республиканского значения.

В 1964 году в стране отмечалось 150-летие со дня рождения Лермонтова. Большие торжества, связанные с этой знаменательной датой, прошли и во Владимире. В средней школе № 29 и Доме офицеров перед учащейся молодежью выступила тогда и внучатая племянница великого поэта - К.А.Сабурова. По случаю этого юбилея Сабуровой была выделена отдельная квартира (до этого она жила в коммунальной) на улице Завадского. После переезда сюда новой хозяйки квартира стала напоминать маленький музей со старинной мебелью, антикварными вещами и редкими книгами, где не было (и слава Богу!) телевизора и радио, а на стенах висели не ковры, а фотографии родных и близких. А на самом видном месте квартиры Сабуровой висел большой портрет Лермонтова. Это был самый любимый поэт Ксении Александровны. В ее небольшой библиотеке главное место занимали произведения Михаила Юрьевича и книги о нем, изданные в советское время. Ксения Александровна поддерживала связь с музеем М.Ю.Лермонтова в Тарханах. Она передала в этот музей красивое кружевное покрывало, принадлежавшее бабушке поэта.

Во Владимире Сабурова прожила более полувека и здесь в разное время работала кассиром в аптеке № 86, библиотекарем в авиамеханическом техникуме, где спасла много книг от уничтожения (список «вредных произведений» был утвержден Н.К.Крупской). В нем под номером один стояла Библия, а среди авторов художественной литературы были «вредные» Достоевский, Бунин, Есенин и другие авторы-классики. А еще Ксения Александровна преподавала частным порядком иностранные языки, так сказать, занималась репетиторством прямо на дому.

Обладая обширными знаниями в области истории и литературы, она оказывала большую и бескорыстную помощь писателям, историкам, краеведам, учителям, журналистам, музейным и архивным работникам. Ксения Александровна любила людей и всегда радовалась гостям, тем более, что много лет прожила одиноко, личная жизнь ее не сложилась, хотя и были поклонники. Но она отказывала всем по той причине, что была повенчана, и носила золотое кольцо, где на внутренней стороне было выгравировано: «Георг 1931 год». Она считала, что второй раз выходить замуж не имеет права. Ее личное обаяние и доброта были безграничны.

В числе гостей Сабуровой были писатели Владимир Солоухин и Сергей Голицын, великий музыкант Мстислав Ростропович, краевед Николай Софронов и многие другие. Вокруг Ксении Александровны всегда была неповторимая атмосфера, располагающая к очень интересному и приятному общению. В ее квартире сохранялся маленький уголок давно ушедшего мира. Уголок старой России. Здесь бывал и член дореволюционной Государственной думы, известный в свое время государственный и политический деятель Василий Витальевич Шульгин. Рекой лились воспоминания, но была и музыка. Под собственный аккомпанемент на гитаре Василий Витальевич исполнял салонные романсы. Иногда к нему присоединялась Ксения Александровна - и получался божественный вокальный дуэт.

Хозяйка квартиры была отменным кулинаром. Особенно славились ее удивительные пресные ватрушки, да и вишневая наливка ее приготовления была просто бесподобна. Гостей всегда было чем угостить, да и удивить. Пили лермонтовский чай, который, по рецепту поэта, должен быть, как поцелуй: крепким, горячим и сладким. Ксения Александровна любила вспоминать всех своих родных и близких и рассказывала о них очень много интересного, в том числе и о роде Сабуровых, который берет свое начало на рубеже XIII и XIV веков. Но это уже другая - отдельная - тема.

Всей своей светлой жизнью и деятельностью Ксения Александровна сохраняла и передавала самые лучшие правила, манеры, нормы и традиции русской национальной культуры, без чего сегодня возрождение России невозможно. Еще при жизни она вошла в Лермонтовскую энциклопедию, а вот во Владимирской… ей не нашлось места.

В последний путь Ксению Александровну Сабурову проводили немногочисленные московские родственники и владимирские друзья. По просьбе покойной и особому разрешению городских властей она была захоронена в могилу матери на старом городском кладбище при Князь-Владимирской церкви. Так мать и дочь соединились в своем последнем приюте.

Михаил КОНШИН, 7.09.2009.

0

22

САБУРОВА (урожд. Шереметева) Анна Сергеевна.

Родилась в 1873 в имении Михайловское Подольского уезда Московской губ. Графиня (отец, граф Шереметев Сергей Дмитриевич; мать Шереметева Екатерина Павловна). Училась в Кембриджском университете. Фрейлина императрицы Марии Федоровны. Вышла замуж за Александра Петровича Сабурова, в семье — сыновья Борис и Юрий, дочь Ксения. С 1912 — работала секретарем Московского Христианского кружка курсисток, с 1917 — секретарем Российского Христианского Студенческого Союза в Москве. В 1920-х — работала товарищем председателя товарищества "Семейный очаг". В ночь с 3 на 4 марта 1921 — арестована «за принадлежность к религиозной организации» и заключена в Новинскую тюрьму. В июле по ходатайству юридического отдела Московского Политического Красного Креста освобождена. 4 апреля 1924 — арестована, приговорена к 3 годам ссылки с заменой на ограничение проживания на тот же срок. Поселилась в Калуге с сыном Юрием и дочерью. В 1927 — разрешено приехать в Москву к тяжело больной матери на один месяц. В июле 1929 — выслана с сыновьями на 3 года во Владимир. Получала не раз материальную помощь от Помполита (сыновья, как "минусники", работу получить не могли). В 1949 — скончалась.

Муж.

САБУРОВ Александр Петрович.
Родился в 1870 (отец Сабуров Петр Александрович, дворянин, дипломат, 10 апреля 1918 — скончался; мать Сабурова Леонтина Альбертовна, урожд. Фицтум). В 1890 — окончил Пажеский корпус, офицер Кавалергардского полка. Чиновник особых поручений при министре Сипягине Д. С., с 1904 — церемонимейстер Высочайшего Двора; с 1912 — в чине действительного статского советника. Губернатор в Сибири, с 1916 — Петроградский губернатор в чине действительного статского советника. Женат на Анне Сергеевне Шереметевой. 13 ноября 1918 — арестован в засаде на квартире Шереметевых, приговорен к заключению в концлагерь до конца гражданской войны. В сентябре 1919 — арестован в лагере и вывезен в Москву. В период с 26 по 29 сентября 1919 — расстрелян вместе с другими заложниками как «контрреволюционер и шпион» в ответ на взрыв бомбы, брошенной анархистами в здание Московского комитата партии большевиков (по другой версии, расстрелян в январе 1919).

Дети.
САБУРОВ Борис Александрович.
Родился 25 августа 1897 в Москве (отец, Сабуров Александр Петрович, офицер-кавалергард, губернатор Петрограда; мать Шереметева Анна Сергеевна). Брат Ксении и Юрия Сабуровых. Окончил военное училище. Весной 1915 — окончил Александровский Царскосельский лицей, затем на фронте, после 1917 — служил в Главном санитарном управлении. В 1918 — арестован, через несколько месяцев освобожден. 19 октября 1920 — вновь арестован, обвинялся в том, что на него якобы «рассчитывала какая-то контрреволюционная организация». Выслан на 2 года на Северный Урал, в 1922 — вернулся в Москву. Весной 1924 — арестован с братом Юрием по "делу фокстрота", в феврале 1924 — освобожден с ограничением проживания (-6). 6 июня приговорен к 3 годам ссылки и отправлен в Ирбит. В 1926 — получил отказ на свое заявление о пересмотре дела. В 1927 — освобожден с ограничением проживания (-6). Поселился в Калугу, позднее во Владимире, был без работы. В апреле 1929 — арестован по групповому делу, приговорен к 3 годам ссылки и отправлен в Чебуково Самаровского района Тобольского округа. В 1931 — освобожден с ограничением проживания на 3 года (12). Поселился во Владимире. 26 апреля 1936 — арестован, приговорен к 5 годам ИТЛ и в октябре отправлен в Белбалтлаг (Медвежья Гора). В сентябре 1937 — мать просила перевести его в Медвежьегорскую больницу. В 1937 — скончался в лагере

САБУРОВ Юрий Александрович.
Родился 29 сентября 1904 в Москве (отец, Сабуров Александр Петрович, офицер-кавалергард, губернатор Петрограда; мать Шереметева Анна Сергеевна). Брат Бориса и Ксении Сабуровых. Учился в Александровском Царскосельском лицее. В 1920-х — работал в издательстве в Москве. В феврале 1924 — арестован с братом Борисом по "делу фокстрота". Освобожден с ограничением проживания (-6), поселился в Калуге, затем во Владимире. В июле 1929 — арестован по групповому делу в Москве, приговорен к 3 годам ссылки и отправлен в Сургут Тобольского округа, в 1932 — отправлен местной властью в Обдорск. В 1931 — матери сообщили, что в пересмотре дела сына отказано. В 1932 — освобожден с ограничением проживания на 3 года (-12). Поселился во Владимире. 26 апреля 1936 — арестован как «участник военной организации», в октябре приговорен к 5 годам ИТЛ. 20 октября отправлен в Ухтпечлаг (Котлас-Чибью). В сентябре 1937 — его мать просила ходатайства ПКК о переводе его в Белбалтлаг к старшему брату. 7 декабря 1937 — арестован, 25 декабря приговорен к ВМН и 10 февраля 1938 — расстрелян.

САБУРОВА Ксения Александровна.
Родилась в 1900 в Санкт-Петербурге (отец, Сабуров Александр Петрович, губернатор Петербурга; мать Шереметева Анна Сергеевна). Сестра Бориса и Юрия Сабуровых. Проживала с семьей в Москве, в феврале 1924 — выехала с матерью и младшим братом в Калугу, затем переехала во Владимир, работала кассиром. В 1930-х — проживала в Царицино, давала уроки французского языка на дому. В 1936 — после ареста братьев выслана в Барнаул, работала секретарем "Гортопа". 21 февраля 1938 — арестована, приговорена к 10 годам ИТЛ и отправлена в лагерь, а затем в ссылку. В 1950-х — вернулась во Владимир, в 1984 — скончалась.

0

23

Анна Сергеевна Сабурова

Графиня Анна Сергеевна Шереметева получила не одно предложение руки и сердца, но долго не могла сделать свой выбор. Когда ей было уже за двадцать, что по тем временам считалось критическим возрастом для невесты, был зафрахтован пароход для прогулки и окончательного решения вопроса о женихе. В самом конце прогулки она долго разговаривала с молодым кавалергардским офицером Аликом Сабуровым и заявила отцу, что сделала свой выбор. Т.А. Аксакова-Сиверс вспоминала, что слышала от старших о реакции графа Сергея Дмитриевича, который, видя, что «нашла коса на камень», пожал плечами и сказал: «Твой вкус не мой вкус».
29 июня 1894 года в Кускове, в Спасской церкви, графиня Анна Шереметева венчалась с корнетом Кавалергардского полка Александром Петровичем Сабуровым. Он принадлежал к древнему российскому дворянскому роду, который ведет свою историю с XIV века, среди Сабуровых было много известных в истории людей не только среди мужчин, но и среди женщин. Среди них – Соломония Сабурова, жена царя Василия III, заточенная им за бесплодие в монастырь в Суздале.
Свекор Анны Сергеевны Петр Александрович Сабуров – видный сановник двух царствований, Александра III и Николая II. Он служил по Министерству иностранных дел, был послом в Афинах и Берлине, в конце карьеры имел чин действительного тайного советника, был сенатором и членом Государственного совета.
Свекровь ее Леонтина Альбертовна Фицтум фон Экстед, католичка по вероисповеданию, в конце жизни – тайная монахиня, жила в разъезде с мужем.
Граф Сергей Дмитриевич в качестве приданого дал за дочерью подмосковное имение Вороново. Однако и с родительским домом Анна Сергеевна не рассталась окончательно, в разные годы она периодически жила там с детьми. Так, в 1902 го ду она с семьей жила на первом этаже Фонтанного флигеля.
Их брак оказался удачным, хотя яркая индивидуальность Анны Сергеевны была причиной того, что в свете его воспринимали иногда как «мужа королевы».
Александр Петрович Сабуров закончил Пажеский корпус и в 1890 году в чине поручика начал службу в Кавалергардском полку, в 1901 году перешел на гражданскую службу, служил московским вице-губернатором, в 1915-м был назначен вице-директором Департамента общих дел МВД, получил придворное звание церемониймейстера и чин действительного статского советника. Осенью 1916 года Сабуров назначается петроградским гражданским губернатором и поселился с семьей на казенной квартире. Анна Сергеевна с Ксенией и Юрием гостила в имении Ай-Тодор у великой княгини Ксении Александровны и вернулась в Петроград в начале декабря 1916 года. В письмах к дочери Ксении, сохранившихся среди бумаг Шереметевского архива, Александр Петрович сообщил, что 28 ноября он представлялся государю и рассказывал ему о своих планах для губернии (в качестве гражданского губернатора он отвечал прежде всего за положение дел в губернии), что 1 декабря побывал в Фонтанном доме, где начала собираться после летне-осенних разъездов вся семья, что Ксении привезли новую арфу…
После отречения Николая II события развивались стремительно, ситуация в городе накалилась.
Петр Александрович Сабуров записывал в своем дневнике 2 марта 1917 года: «…К моему сыну, петроградскому губернатору, пришли солдаты с офицером для обыска и, вежливо объяснившись с ним, оставили его в покое… Ротмистр Левенец, муж моей племянницы, вчера был убит своими солдатами, отказавшись присоединиться к движению.Убит адмирал Вирен, комендант Кронштадта…»
Временное правительство сместило со своих постов всех назначенных царем губернаторов, Сабуров получил извещение об увольнении с должности 10 апреля 1917 года. Он рассчитывал в дальнейшем перейти на службу в МИД. Семья покинула казенную квартиру и перебралась под кров Фонтанного дома.
Сабуровы покинули Петроград и вместе со всем шереметевским семейством разместились в доме на Воздвиженке в Москве. Лето 1917 года предполагали проводить по традиции в подмосковных имениях.
После Октябрьского переворота был опубликован декрет о регистрации всех офицеров царской армии. Отправился на регистрацию и Александр Петрович Сабуров. О том, чем это обернулось для семьи, граф С.Д. Шереметев писал 3 августа 1918 года в письме к С.Ф. Платонову: «…После ареста многих иностранцев последовала у нас западня офицерская в Лефортове. Оба мои зятя, Сабуров и Гудович, попались, корректности ради, и голодали целую неделю в невыразимых условиях…». В начале 1919 года семья узнала о расстреле группы бывших офицеров, среди которых были и оба зятя графа С.Д. Шереметева.
У четы Сабуровых родилось четверо детей – Алексей, он умер в возрасте четырех лет, Борис (1897), Ксения (1900) и Юрий (1904).
Если их детские и отроческие годы были омрачены лишь смертью их старшего брата, то в советское время эта семья в полной мере испытала на себе, что значит принадлежать к «бывшим».
Борис мечтал стать офицером, накануне революции учился на офицерских курсах при Пажеском корпусе и дожидался производства в прапорщики. Ксения серьезно училась музыке. После гибели Александра Петровича его семья продолжала некоторое время жить в доме на Воздвиженке. Т.А. Аксакова-Сиверс, хорошо знавшая жизнь обитателей этого дома, вспоминала: «…Члены семьи были „уплотнены“ на самом верхнем этаже: графиня Екатерина Павловна, Анна Сергеевна Сабурова с тремя детьми, графиня Мария Сергеевна Гудович с четырьмя, вдова графа Петра Сергеевича Елена Богдановна с шестью детьми…»
В 1924 году Анна Сергеевна с детьми, как и другие обитатели дома, была оттуда выселена. Они жили сначала в Царицыне под Москвой, потом в Калуге. Анна Сергеевна пыталась заработать на жизнь преподаванием иностранных языков. Благодаря хлопотам В.Д. Бонч-Бруевича она, как и ее брат Павел Сергеевич, получала персональную так называемую «лермонтовскую» пенсию. Их бабушка по линии матери Мария Аркадьевна, урожденная Столыпина, была в родстве с семьей поэта.
Т.А. Аксакова-Сиверс, которая также была выслана из Ленинграда, вспоминала о калужском периоде их жизни: «…Наиболее мягкой формой репрессий была высылка из Москвы с ограничением „минус 6“, Калуга находилась в числе дозволенных городов, и поэтому по приезде я увидела много новых лиц, и прежде всего… Анну Сергеевну Сабурову. Эта была уже не та прекрасная дама в белом кружевном платье и черной шляпе с перьями, которую я в свои детские годы видела у Сухаревой… Но следы этого обаяния, привычка видеть вокруг себя людей, поддавшихся этому обаянию, осталась. С Анной Сергеевной в Калугу приехали ее взрослая дочь Ксения и младший сын, юноша лет 20-ти, Юрий. Старший сын Борис был в ссылке где-то около Ирбита. Сабуровы поселились в маленьком домике на Горшечной улице, и два привезенных с Воздвиженки золоченых кресла резко контрастировали с довольно убогим видом этого жилища. Денег было мало… Ксения время от времени ездила в Москву, что-то прода вала».
Борис Сабуров вернулся из ссылки в 1926 году. Этот очень обаятельный и талантливый молодой человек был музыкален, увлекался футуризмом, хорошо рисовал, что давало ему временами заработок.
Вскоре Сабуровым и другим ссыльным пришлось перебраться во Владимир. Анна Сергеевна Сабурова скончалась во Владимире в 1949 году. Бориса и Юрия арестовали в 1936 году, и они погибли в лагерях. Ксению в 1940 году выслали в Казахстан, после ссылки вернулась к матери во Владимир. Она, так же как и ее мать, преподавала иностранные языки в техникуме. Скончалась в июне 1984 года.

0

24

http://forumfiles.ru/uploads/0019/93/b0/5/87058.jpg

Пётр Александрович Сабуров (22.03(3.04).1835-10.04.1918, Петроград), сын декабриста, русский дипломат, собиратель античного искусства, действительный тайный советник (1901). В 1860-е гг. - советник посольства в Лондоне, с 1870 г. - посол в Афинах, в 1879-1884 гг. - посол в Берлине, где сыграл большую роль в возобновлении Союза трёх императоров. Жена Леонтина Альбертовна (Луиза Терезия Леонтина), ур. Фицтум фон Экштедт (Vitzthum von Eckstad; 1849-1916), её отец граф Альберт Фицтум фон Экштедт. Дети: Александр (5.02.1870-1919), последний Петроградский губернатор и Пётр (1880-1932), лицеист, композитор, председатель Всероссийского шахматного союза. После октябрьского переворота 1917 г. - в эмиграции в Швейцарии.

0

25

Пётр Александрович Сабуров (22 марта (3 апреля) 1835 — 10 апреля 1918, Петроград) — русский дипломат, собиратель античного искусства. Действительный тайный советник (1901). В 1860-е годы — советник посольства в Лондоне, с 1870 г. — посол в Афинах, в 1879—1884 года — посол в Берлине, где сыграл большую роль в возобновлении Союза трёх императоров. Старший брат статс-секретаря А. А. Сабурова.

Даты в этой статье приведены по юлианскому календарю.

Происходил из древнего рода Сабуровых. Отец — Александр Иванович Сабуров (1799—1880) — отставной ротмистр, надворный советник; мать — Александра Петровна, урожденная Векентьева, умерла в 1841 году. Имел 4 братьев и 3 сестёр.

Жена: Леонтина Альбертовна (Луиза Терезия Леонтина) урожденная Фицтум фон Экштедт (Vitzthum von Eckstädt, 1849—1916); ее отец: граф Альберт Фицтум фон Экштедт.

Дети:
Александр (1870—1919, расстрелян) — петроградский гражданский губернатор (1916—1917), действительный статский советник (1912)
Пётр (1880—1932) — лицеист, композитор, председатель Всероссийского шахматного союза, в эмиграции в Швейцарии.

После окончания в 1854 году с большой золотой медалью Александровского лицея был определён 25 декабря 1854 года на службу в Канцелярию Кавказского и Сибирского комитетов с чином титулярного советника.

С 1856 года служил в министерстве иностранных дел (с 26 августа — коллежский асессор, 26 октября назначен вторым секретарем канцелярии Министерства Иностранных Дел, с 11 декабря — младший секретарь посольства в Мюнхене). Пожалован в звание камер-юнкера 2 июля 1857 года.

Приказом по МИД с 1 января 1859 года назначен младшим секретарем посольства в Лондоне; надворный советник — с 26 августа 1860 года; с 21 декабря 1861 года — старший секретарь посольства; 5 января 1863 года был произведён в коллежские советники и 25 октября назначен советником посольства; с 21 августа по 7 сентября 1864 года управлял делами посольства; 5 января 1866 года получил чин статского советника за отличия.

13 декабря 1869 года был назначен постоянным поверенным в делах миссии в Карлсруэ; 1 января 1870 года пожалован в камергеры; 16 мая 1870 года получил чин действительного статского советника.

29 мая 1870 года был назначен чрезвычайным посланником и полномочным министром в Греции, 29 июля вступил в должность.

Во время работы в Греции Сабуров собрал большую коллекцию древнегреческой скульптуры, керамики, фресок и мозаик. Часть коллекции он продал в Античное собрание в Берлине. Танагрские терракоты он частично продал, а частично завещал Эрмитажу.

16 апреля 1878 года получил чин тайного советника.

С 22 декабря 1879 года по 8 февраля 1884 года — чрезвычайный и полномочный посол в Германии и чрезвычайный посланник и полномочный министр в Мекленбург-Шверине и Мекленбург-Стрелице.

С 8 февраля 1884 года назначен присутствовать в сенате с оставлением в Министерстве иностранных дел; 26 декабря 1884 года назначен в 1-е Общее собрание Сената, 18 декабря 1885 года в третий департамент, 31 декабря 1886 года в Международный департамент.

В мае 1887 года попал под подозрение в ходе расследования дела о разглашении государственной тайны: в апреле того же года в газете «Московскiя Вѣдомости» были опубликованы сведения о заключённом Россией 6 (18) 1881 года секретном австро-русско-германском договоре, известном как «Союз трёх императоров» — в итоге, обвинения против него были сняты.

1 июля 1899 года вновь был назначен в 1-е Общее собрание сената, с 5 ноября 1899 года стал членом Комитета финансов.

С 1900 года назначен членом Государственного Совета (с оставлением в звании сенатора), где занимался вопросами экономики и финансов.

1 января 1901 года получил чин действительного тайного советника.

22 января 1901 года назначен членом Особого совещания о нуждах сельскохозяйственной промышленности (высшая благодарность — 7 апреля 1905 года).

С 18 мая 1905 по 24 мая 1907 года — член совета Александровского лицея.

16 июня 1917 года был назначен членом Особого присутствия при Сенате по отчуждению недвижимого имущества для государственной или общественной пользы.

Уволен от службы с 25 октября 1917 года.

0

26

http://forumfiles.ru/uploads/0019/93/b0/5/64377.jpg

Б.М. Кустодиев. Портрет Петра Александровича Сабурова.
Эскиз к картине "Заседание Государственного совета".

0

27

http://forumfiles.ru/uploads/0019/93/b0/5/65814.jpg

Сабуров Пётр Александрович
(22.03.1835-18.03.1918).

Из древнего дворянского рода, православный.

Окончил Императорский Александровский лицей с золотой медалью. В декабре 1854 определён на службу в канцелярию Кавказского и Сибирского комитетов в чине титулярного советника. В 1856 переведён в Министерство иностранных дел в должности 2-го секретаря. В том же году назначен младшим секретарём российской миссии в Мюнхене ( Бавария).

С 1859 служил в российском посольстве в Лондоне: сначала младшим секретарём, затем - старшим, а с 1863 - советником посольства. В 1869 переведен на должность постоянного поверенного в делах в Карлсруэ (Баден). В следующем году пожалован в камергеры Высочайшего Двора и назначен чрезвычайным посланником и полномочным министром в Германии, а также полномочным министром в Мекленбург-Шверине и Мекленбург-Стрелице.

В феврале 1884 назначен сенатором; последовательно заседал в Общем собрании Сената, в 3-м и Межевом департаментах. С ноября 1899 состоял членом Комитета финансов.

В январе 1900 назначен членом Государственного. Совета; заседал в Департаменте государственной экономии. В январе 1901 произведён в действительные тайные советники.

С 1906 назначался к присутствованию во 2-м департаменте Государственного совета. С упразднением 1 мая 1917 должности члена Государственного Совета по назначению оставлен за штатом. 16 июня 1917 назначен членом особого присутствия при Сенате по отчуждению недвижимых имуществ для государственной и общественной пользы. За службу удостоен высших российских орденов до Св. Станислава 1-й степени включительно.

Известен как археолог и собиратель древностей. Его коллекция античных бронзовых предметов и терракотовых статуэток в 1884 приобретена Императорским Эрмитажем.

0

28

http://forumfiles.ru/uploads/0019/93/b0/5/57760.jpg

Андрей Александрович Сабуров (18 (30).08.1837-10 (23).03.1916), сын декабриста, статс-секретарь, действительный тайный советник, основатель Российского общества защиты женщин, председатель Петроградского дома милосердия.
Был женат на дочери тайного советника графа Владимира Александровича Соллогуба Елизавете Владимировне (1847-1932). Дети: Мария (1.12.1870-?), Александра (16.10.1872-23.06.1937), была замужем с 10.01.1892 г. за Сергеем Илиодоровичем Шидловским (16.03.1861-7.07.1922), у них пятеро детей: Андрей, Александр, Мария, Юрий и Софья.
Фотография 1915 г.

0

29

http://forumfiles.ru/uploads/0019/93/b0/5/71796.jpg

Андрей Александрович Сабуров (1837—1916) — министр народного просвещения Российской империи (1880-81), статс-секретарь, действительный тайный советник. Основатель Российского общества защиты женщин, председатель Петроградского дома милосердия.

Принадлежал к древнему, некогда боярскому роду Сабуровых. Родился в семье декабриста Александра Ивановича Сабурова и Александры Петровны Векентьевой. Младший брат крупного дипломата П. А. Сабурова.

Высшее образование получил в Александровском лицее (вып. 1857). Службу начал 5 января 1858 года в канцелярии Комитета министров в чине титулярного советника, а с 28 апреля 1859 года перешёл во 2-е отделение Министерства юстиции. 23 апреля 1861 года произведён в камер-юнкеры Высочайшего Двора и 27 мая — в коллежские асессоры.

В 1863—1864 годах был директором попечительного комитета о тюрьмах. С 1864 года — обер-секретарь 2-го отделения 5-го Департамента Сената, с 1866 — обер-секретарь Уголовного кассационного департамента Сената, а затем — товарищ председателя Санкт-Петербургского окружного суда. Его резюме, обращённые к присяжным, по справедливости считались образцовыми. С 1869 года одновременно состоял членом комиссии при Святейшем Синоде о преобразовании суда в духовном ведомстве. С 1870 года — товарищ обер-прокурора уголовно-кассационного департамента Сената, с 1872 — вице-директор Департамента Министерства юстиции,

Произведён за выслугу лет в коллежские советники 30 сентября 1871 года и в статские советники 9 декабря; за отличия произведён 14 декабря 1872 года в действительные статские советники.

В 1875 году Сабуров был назначен попечителем Дерптского учебного округа, которым управлял до 1880 года. Избран почётным членом учёного эстляндского общества 10 октября 1876 года. Произведён в тайные советники 1 января 1879 года.

Пожалован в статс-секретари 24 апреля 1880 года. Избран почётным членом Императорской Академии наук 29 декабря 1880 года. Избран почётным членом Археологического института 11 февраля 1881 года. Чин действительного тайного советника получил 1 января 1898 года.

С апреля 1880 года по март 1881 года управлял Министерством народного просвещения. В связи с его назначением военный министр Д. А. Милютин, отмечая слабость характера и простодушие Сабурова записал в дневнике: «А. А. Сабуров — хороший, доброжелательный и честный человек; но он не в силах будет долго удержаться на своем посту».

В апреле 1881 года, после отставки с поста министра просвещения, Сабуров был назначен сенатором: заседал в первом и гражданском кассационных департаментах Сената и был первоприсутствующим в 4-м департаменте. В 1899 году назначен членом Государственного совета. В 1906—1916 годы состоял председателем 1-го департамента.

Скончался 10 (23) марта 1916 года в Петрограде в своём доме № 26 по Воскресенской набережной.

Имел двух дочерей в браке с Елизаветой, дочерью графа Владимира Александровича Соллогуба:
Мария (1.12.1870—?);
Александра (16.10.1872—1937) — была замужем за С. И. Шидловским; у них пятеро детей: Андрей, Александр, Мария, Юрий, София.

0

30

http://forumfiles.ru/uploads/0019/93/b0/5/23910.jpg

Портрет Елизаветы Владимировны Сабуровой, ур. графини Соллогуб (18.05.1847-август 1932), жены А.А. Сабурова. Умерла в Париже, похоронена на кладбище Сент-Женевьев-де Буа. Портрет работы неизвестного художника из собрания Ю.Б. Шмарова.

Жена Андрея Александровича Сабурова родом из "Маленького храма изящных искусств" (так назвал дом Виельгорских композитор Гектор Берлиоз, не раз бывавший в нем). Михаил Юрьевич Виельгорский - дед Елизаветы Владимировны.

Дочь известного писателя Владимира Александровича Соллогуба и Софьи Михайловны, урожд. Виельгорской. Если посмотреть на родовое дерево, то можно представить в каком окружении она воспитывалась. Её отец был знаком с Пушкиным, Лермонтовым, Гоголем, Одоевским, Тургеневым и многими другими деятелями культуры своего времени. Не удивительно, что вся её жизнь связана с искусством.
Забегу вперёд и скажу, что её имя и имя её мужа занесено в Золотую книгу Российской империи.
Как мало информации, что бы рассказать о ней. Наверное, нужно время чтобы почитать ещё.
Но, во всех воспоминаниях, « любезнейшая, которую почему-то весь Петербург называл "тетей Лелей».
Когда А.А. Сабуров был куратором Тартуского университета, они жили в Дерпте (Тарту).
Из воспоминаний Хелены Хершельманн: «по-великосветски жил университетский куратор Сабуров со своей жизнерадостной женой Лелей … Слиянье всех стихий: русской высшей аристократии вплоть до князей и княгинь, местной деревенской знати, fine fleur профессуры и лучших представителей студенческой молодежи могло произойти только в русском аристократическом доме»
Её Литературно-музыкальный салон в Петербурге посещали наряду с художественной интеллигенцией члены императорской фамилии.

* * *

“Дружба” (в кавычках) с компанией Сани Литке и Коврайского была одним из проявлений моего “возвращения к светской жизни”, другим таким проявлением было мое участие в устройстве того праздника, который с благотворительной целью устроила у себя Е. В. Сабурова — одна из видных представительниц петербургского upper-ten2. Это происходило еще во время поста, а может быть на Фоминой — и во всяком случае, несколько раньше моего периода фланирования. Самое деятельное участие в организации праздника принимал брат Альбер, но участвовал в ней и его приятель, художник Эрнест Карлович Липгардт. Альбер, озабоченный тем, чтоб меня развлечь и меня ввести в петербургское общество, притянул и меня к делу, представив меня “тете Леле”, как называл Е. В. Сабурову весь город и даже те, кто не состоял с ней ни в малейшем родстве. Всем была хорошо знакома никогда не сходившая с ее уст приветливая улыбка (un sourire aimable mais quelque peu fige3, все знали, что единственным ее никогда не сменяемым головным убором был гладкий золотой обруч, охватывавший ее волосы. Все знали и уважали ее кипучую деятельность дамы-благотворительницы. И в данном случае стало известно, что, несмотря на далеко не великолепные средства Сабуровых, у них готовился праздник (un festival monstre4), который будет настоящим событием и на который соберется избраннейшее общество, включая и нескольких “высочайших”.

Квартира Сабуровых в первом этаже дома на Сергиевской превратилась на те две недели перед праздником в подобие, по выражению самой Елизаветы Владимировны, “караван-сарая”. По всем комнатам (кроме бережно оберегаемого кабинета ее супруга, известного государственного мужа) сновали молодые люди и молодые девицы — некоторые действительно занятые под руководством старшей дочери Сабуровых каким-либо приготовлением к фестивалю, большинство же делавшие вид, что они чем-то заняты. Моему брату Альберу было тут широкое поле для его деятельности ловеласа. В доме тети Лели Альбер был своим человеком и позволял себе, не стесняясь, расставлять свои сети; он ухаживал сразу за тремя прелестными особами: за мадемуазель М., за пикантной очень юной графиней К. и за дочкой госпожи Т., прибегая со всеми к своему любимому способу прельщения. Он садился за рояль, и из-под его трепетных пальцев лились восхитительные импровизации, в которых лейтмотивы вагнеровских “Нибелунгов” причудливо сливались с самыми страстными призывами к любви из “Фауста”. То одна, то другая из юных красоток подпадали под эти колдовские чары и застревали подолгу у рояля.

Впрочем, эти музыкальные envoutements5 происходили только в короткие периоды отдыха, и не для них Альбер, отрываясь от своих бесчисленных и столь разнообразных дел, являлся на Сергиевскую. Он взял на себя устройство большинства тех живых картин, которые должны были быть гвоздем вечера, и вызвался собственноручно написать для некоторых из них пейзажные фоны, тогда как другими заведовал Э. Липгардт. Сам Альбер, впрочем, отдавал этой живописи минимум времени, предварительно распределив работу между тремя помощниками, одним из коих был я. Он задавал нам определенную на день задачу, поправлял то, что было уже сделано, а иногда несколькими ударами кисти оживлял общий эффект, придавая всему законченность.

Происходила эта “пачкотня” не в квартире самих Сабуровых, а этажом выше, в большой зале, предоставленной на это время отбывшей за границу княгиней Кропоткиной, приходившейся ровно над парадными комнатами Сабуровых. Места здесь было довольно, и вот Липгардта можно было здесь видеть среди горшков клеевых красок и ушатов воды с самого утра до темноты. Ему никто не помогал, но так как наши холсты были разложены на полу тут же, то я мог постоянно следить, до чего старательно он относится к своей работе. В течение этих дней совместного труда я успел особенно оценить этого милейшего человека. Эрнест Карлович был тогда далеко не старый человек (Ему в 1889 г. минуло сорок два года.), но его впалые и прямо-таки провалившиеся щеки, его изможденное лицо и невероятно тощая фигура, напоминавшая классический образ Дон Кихота, вызывали представление о каких-то долгих годах лишений, о каком-то многолетнем подвиге аскезы. Это не помешало Липгардту со временем пережить многих своих с виду куда более крепких коллег, а усердие его во все времена было совершенно баснословным. Кропотливейшее старание приложил он и на выписку (по фотографии) ликов ангельского хора верхней половины знаменитой картины Рафаэля в болонской Пинакотеке, представляющей св. Цецилию и несколько других святых". (А.Н. Бенуа. "Праздник у Е. В. Сабуровой").

Скольким молодым дарованиям помогла?
<СПБ>

28 апреля <1903 г.>
Многоуважаемый Александр Николаевич!
Дело, по которому я хотел Вас беспокоить, заключается в следующем: мы имеем проект устроить осенью в Париже выставку "старинной русской живописи". Мысль, как видите, весьма интересная. Относительно денежной стороны этого дела, на которое потребуется затратить тысяч 20, мы думаем сделать следующее. Мы обратимся к САБУРОВОЙ (под строгим секретом, так как еще обещания окончательного не давали) с предложением устроить эту выставку, но на условии полного соблюдения наших требований, а именно: выбор всех без исключения лиц будет зависеть от нас, начиная от председателя и кончая кассиром, все должны быть нами выбраны и не иметь никакого отношения к благотворительности. У нас будет три инстанции, во-первых, комитет, в который должны войти кроме специальных лиц русский посол (кн. Урусов) и несколько других, которые будут помогать нам в административных сферах; 2) выбор картин будет всецело принадлежать экспертизе из четырех человек в СПБ и двух в Москве. (Здесь мы надеялись на Вас, А. И. Сомова, Горленко и председателя графа Д. И. Толстого, а в Москве же на Цветкова и Остроухова).
Марципаниуса к сожалению придется взять в комиссары, так как идея этой выставки принадлежит ему и неловко ее у него предвосхищать. В Совет мы думаем просить С. П. Дягилева, С. С. Боткина, А. Н. Бенуа, гр. Д. И. Толстого, П. Я. Дашкова (?), А. И. Сомова, В. И. Вуич (?) и И. Э. Грабаря. Очевидно, дамы не будут допущены на расстояние пушечного выстрела.
Очень хотелось бы Вас видеть, чтобы поговорить о деталях, так как мне кажется за это надо взяться очень энергично, чтобы решить все до отъезда из Петербурга сильных мира сего и до приезда Лубэ, а главное сразу поставить дело на серьезную почву в смысле организации и участников. Если все решится, мы все лето можем подготовляться и сделать даже несколько экскурсии в провинцию. Заранее надеюсь, что Вы согласитесь принять участие в этой интересной идее, чтобы из нее не вышел бы опять балаган. Сабурова в восторге от идеи и очевидно пойдет на все наши требования.
Очень прошу Вас, дорогой Александр Николаевич, никому пока об этом не говорите. Во вторник буду у Вас в редакции.
Совершенно преданный Вам Н. Врангель.

ОР ГРМ, ф. 137, ед. хр. 824, л.6--9.

Благотворительница (председатель Совета СПб. Дома милосердия) и меценатка, устроительница художественных выставок. Собирала работы русских мастеров и фарфор XVIII-XIX вв.

« Во время революции она потеряла все. Ее внучка С.С.Куломзина вспоминает о ней в своих мемуарах: «Восприняла она это удивительно кротко. Помню, бабушке было семьдесят пять лет, она жила в Москве в нетопленой квартире, закутавшись в старую потертую шубку, осторожно ела маленькой серебряной вилочкой мерзлую картошку и приговаривала по-французски: “Я так люблю картошку. Мне иногда кажется, что грешно так любить еду…» После революции она не сразу уехала навсегда за границу: в 1924 году навестила в Берлине свою дочь Александру Шидловскую и вернулась в Россию. Был период нэпа, и это оставляло надежду. Но в 1928-м она вынуждена была покинуть Россию уже навсегда вместе со своей дочерью Марией, пережившей арест. Она написала воспоминания, которые ее внучка С.С.Куломзина в 1986 году переслала из США в Отдел рукописей Российской Государственной библиотеки».
«Она написала воспоминания» - вот что надо почитать!
Умерла в Русском Доме под Парижем.

Елизавета Владимировна подарила А.А.Сабурову четырех дочерей: Софью (1869), Марию (1870), Александру (1872) и Ксению (1880).

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » САБУРОВ Александр Иванович.