Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » СВИНЬИН Пётр Павлович.


СВИНЬИН Пётр Павлович.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

ПЁТР ПАВЛОВИЧ СВИНЬИН

(14.2.1801 — 16.4.1882).

Поручик Кавалергардского полка.

Из дворян.

Родился в с. Смоленском Владимирской губернии (ныне Ярославская область).
Отец — полковник Павел Петрович Свиньин (1771 — 12.11.1836), мать — Екатерина Александровна Алексеева (3.11.1763-26.05.1807).
В службу вступил юнкером в л.-гв. Кавалергардский полк — 27.2.1820, эстандарт-юнкер — 27.3.1820, корнет — 13.5.1820, поручик — 23.2.1824.

Член петербургской ячейки Южного общества (1825), участвовал в деятельности Северного общества.

Приказ об аресте — 20.12.1825, арестован в Москве — 23.12, доставлен в Петербург на городской караул, 26.12 переведён в Петропавловскую крепость («посадить под арест по усмотрению, дав писать, что хочет») в №1 Иоанновского равелина.

Высочайше повелено (13.6.1826) выпустить и перевести тем же чином в полки 2 армии и ежемесячно доносить о поведении.

Переведён в Харьковский драгунский полк приказом 7.7.1826, уволен от службы ротмистром — 16.1.1831.
Поселился в Москве, где за ним установлен секретный надзор.
В 1838 возник вопрос о праве Свиньина жить в Москве, и он был из нее выслан, по ходатайству начальника 2 округа корпуса жандармов Перфильева запрещение отменено — 29.10.1838, разрешено жить в Петербурге под надзором — 27.9.1841, освобождён от надзора по манифесту об амнистии 26.8.1856.

Похоронен в Москве в Симоновом монастыре, могила не сохранилась.

Был холост.

ВД, XVIII, 77-80; ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., 1826 г., д. 61, ч. 182.

0

2

http://s1.uploads.ru/i/YsVqU.jpg
Село Смоленское

Село Смоленское стоит при пруде. В писцовых книгах 1628-1629 гг. оно значится старинной вотчиной княгини Анисьи Урусовой; в то время в селе были двор помещиков, двор людской, 10 дворов крестьянских и 5 пустых; пашни помещиковой было 23 четверти в поле, крестьянской 38.

По переписным книгам 1678 г., эта вотчина принадлежала князю Никите Семёновичу Урусову; здесь был также двор вотчинников, а вместе с присёлком Нестеровом и дер. Исаковой, принадлежавшими тому же помещику, считалось 60 дворов крестьянских и 32 бобыльских, в коих жило 226 человек. В XVIII в. Смоленское принадлежало помещикам Свиньиным.

Церковь здесь существовала уже в начале XVII в., но перед 1628 г. сгорела, как это видно из писцовых книг, в которых сказано: «Место церковное, что была церковь Успения Пресвятой Богородицы, придел Харитона исповедника и св. в.-муч. Варвары, сгорела; при церкви поп Фёдор, дьячок и пономарь, пашни церковки 20 четвертей в поле, сена 10 копен». Сгоревшая церковь вскоре была восстановлена и освящена также в честь Успения Пресвятой Богородицы; в патриаршую казну взималось с неё дани 9 денег, десятильничьих гривна.

В 1779 г. местным помещиком, генерал-лейтенантом и сенатором (с 1794 г.) Петром Сергеевичем Свиньиным, вместо деревянной церкви устроен двухэтажный каменный храм в связи с помещичьим домом, так что церковь оказалась домовой. Колокольни не было, а колокола помещались в особой башне. Этот храм существует и в настоящее время. Престолов в нём два: в верхнем зтаже в честь Успения Божией Матери, в нижнем - Апостола и евангелиста Иоанна Богослова. В советское время храм закрыт и разорён, разрушена звонница.

Смоленским владел сын Петра Сергеевича, Павел Петрович Свиньин (1788-1839). Он учился в Московском университетском благородном пансионе и обнаружил склонность к литературе. По окончании курса в пансионе, чувствуя влечение к живописи, поступил в Академию художеств.

С 1806 г. служил по ведомству Министерства иностранных дел. В том же году отправлен на корабле, входившем в состав средиземноморской эскадры адмирала Сенявина. По пути Свиньин посетил Англию. Его поразили верность англичан своим историческим традициям, крепость обычаев, высокая культура. В 1808 г. он был отправлен с донесениями из Лиссабона в Петербург, после этого прикомандирован к русской миссии в Северо-Американских Соединённых штатах.

Результаты своих заграничных наблюдений Свиньин изложил в «Опыт» живописного путешествия по Северной Америке» (1815), «Ежедневных записках в Лондоне» (1817) и «Воспоминаниях на флоте» (1818). В181» г. он возвратился в Россию. За границей он видел, какое выдающееся положение заняла в Европе Россия после 1812 г., он свидетель того интереса, какой возбуждало к себе его отечество в такой уважаемой им стране, как Англия. Но сам он не знал России. По возвращении домой в нём всё сильнее развивался интерес к своему, национальному, к прошлому русского народа, к современному положению различных областей России. Он постепенно стал литератором-бытописателем, этнографом. Главнейшие труды его - «Достопамятности Санкт-Петербурга и его окрестностей» (1816-1828, на русском и французском языках) и «Извлечение из археологического путешествия по России в 1825 г.».

С 1818 по 1823 г. он издавал «Отечественные записки», где поместил массу статей по русской истории, очерков путешествий и т. п. Этнографические очерки Свиньина вышли после его смерти под заглавием «Картины России и быт разноплеменных её народов» (1839). Исторические романы «Шемякин суд» и «Ермак, или Покорение Сибири» не имели успеха. Свиньин был любителем и собирателем русских древностей и предметов искусства. Им составлен богатый музей картин, портретов, монет, медалей, рукописей и книг. «Краткая опись» музея Свиньина издана им в 1829 г.

В 1834 г. музей был продан с аукциона самим собирателем. Рукописи Свиньина поступили в Российскую академию. Наряду с дипломатической службой и литературными трудами он занимался живописью, в 1810 г. представил в Академию художеств две картины с просьбой задать ему для звания академика программу «Суворов, отдыхающий после сражения на сене у ручья, в палатке, раскинутой из плаща на казацких пиках, вдали военный лагерь и группы лошадей, казаков, солдат...». В 1811 г. он представил картину в академию и 1 сентября того же года был выбран в академики. В 1827 г. принят академией в вольные общники. Если даже то, что он сделал, не всегда выходило удачно, то большая часть того, что он хотел сделать, была действительно общественной потребностью.

Павел Петрович был женат на Екатерине Александровне Алексеевой (1763-1807). В Смоленском родился их сын Пётр Павлович Свиньин (1801-1882). В конце февраля 1820 г. он вступил юнкером в лейб-гвардии Кавалергардский полк, в мае того же года ему был присвоен чин корнета, в 1824 г. - поручика. С 1825 г. Пётр Павлович состоял в петербургской ячейке Южного общества, участвовал в деятельности Северного общества декабристов. 23 декабря 1825 г. он был арестован в Москве и доставлен в Петропавловскую крепость.

В июне 1826 г. высочайше повелено его выпустить из крепости, перевести тем же чином - полки 2-й армии и ежемесячно доносить о поведении. Приказом от 6 января 1831 г. Пётр Павлович уволен от службы ротмистром. Поселился в Москве, где за ним был установлен секретный надзор. В1838 г. выслан, но в октябре того же года запрещение жить в Москве отменено. В 1841 г. ему разрешено жить под надзором в Петербурге. В 1856 г. освобождён от надзора по манифесту об амнистии.

В начале 1870-х гг. усадьба Смоленское перешла во владение генерала Викентия Михайловича Козловского (1796-1873), участника Кавказской войны. Он был начальником левого фланга кавказской линии с пребыванием в крепости Грозной. В 1857 г., преодолевая сопротивление горцев, построил крепость Майкоп. Позднее Козловский был назначен членом генерал-аудиториата - высшей инстанции военного суда империи. Под конец жизни генерал состоял членом комитета попечения о раненых воинах. Он проживал в Смоленском.

В 1880-х гг. здесь была открыта первая в России 4-классная сельскохозяйственная школа, готовившая управляющих имениями.

В 1855 г. в с. Смоленское переведен из с. Рождествино священник Ефим Андреевич Соколов, окончивший в 1838 г. Владимирскую семинарию.

До 1872 г. при церкви был особый причт; с 1872 г. по 1884 г. приход был приписан к с. Нестерову; с 1884 г., когда в Смоленском открыта Успенская сельскохозяйственная школа, снова при Успенской церкви учреждён особый причт, состоявший из священника и псаломщика. Содержание причт получал: от земли церковной - до 200 руб. в год; от хлебного сбора до 35 руб.; от служб и требоисправлений до 150 руб. и от Министерства государственных имуществ - священник 400 руб. в год, псаломщик 200 руб. Священник и псаломщик пользовались бесплатными квартирами с отоплением от школы. Земли при церкви было 34 десятин 1000 кв. сажен. Приход состоял из одного с. Смоленского, в котором по клировым ведомостям 1890-х гг. числилось 147 душ мужского пола и 184 женского, все православные. Среди с. Смоленского была устроена деревянная часовня (разрушена в советское время).

В 1930-х гг. была уничтожена перестройкой домовая церковь. В наше время во дворце размещается школа.

0

3

http://s9.uploads.ru/a4OSp.jpg
«Московский журнал» №6 1992.

Михаил Артамонов
Дом Свиньина

В рассказе "Хитровка" В. А. Гиляровский писал: "В адресной книге Москвы за 1826 год в списке домовладельцев значится: "Свиньин Павел Петрович, статский советник, по Певческому переулку дом № 24, Мясницкой части на углу Солянки". Свиньин воспет Пушкиным: "Вот и Свиньин, Русский Жук". Свиньин был человек известный: писатель, коллекционер и владелец музея. Впоследствии город переименовал Певческий переулок в Свиньинский... В 1839 году умер Свиньин, и его обширная усадьба и барские палаты перешли к купцам Расторгуевым, владевшим ими вплоть до Октябрьской революции". Теперь переулок носит название Астаховский.
Действительно, Павел Петрович Свиньин (1787 — 1839) — тесть писателя А. Ф. Писемского — был на редкость интересным человеком. Учился он в Благородном пансионе Московского университета вместе с поэтом В. А. Жуковским и идеологом декабристов — Н. И. Тургеневым. Затем окончил Академию художеств в Петербурге. В 1806 году поступил на службу в Министерство иностранных дел. Тогда же в качестве дипломатического чиновника совершил морское путешествие на бриге "Рафаил" по Средиземному морю в эскадре адмирала Сенявина, во время плавания посетил Англию и Испанию. Об этих путешествиях в 1818 году он написал воспоминания, в которых сообщил много интересных сведений о действиях русской эскадры в Средиземном море во время второй войны с Наполеоном и немало подробностей о личности адмирала Сенявина. С 1808 года был прикомандирован к русской дипломатической миссии в Североамериканских Соединенных Штатах. Проживая в Филадельфии в качестве секретаря русского генерального консула, познакомил американцев с русскими столицами — Москвой и Петербургом, издав там книги на английском языке с собственными замечательными иллюстрациями. Позднее Свиньин написал "Взгляд на республику С. Ш. Американских областей".
Павел Петрович занимался также живописью. В 1811 году за картину "Суворов на отдыхе" его избрали академиком Петербургской академии художеств. После возвращения в 1818 году на родину он проявляет все больший интерес к прошлому русского народа и современному положению различных областей России. Свиньин много путешествует. Побывал он в Крыму, на Украине, проплыл по Волге и Дону. Первым литературным опытом его были "Отечественные записки", основанные и издаваемые им с 1818 года как периодический сборник, а с 1820 по 1830 год — в виде ежемесячного журнала, в котором печатались многие видные литераторы того времени.
Перу Павла Петровича принадлежат исторические романы "Ермак", "Шемякин суд" и незаконченная история Петра. Наиболее интересной его работой считаются "Картины России и быт различных народов", опубликованные после его смерти в 1839 году. Издание снабжено литографиями, превосходно выполненными самим писателем. При жизни Павел Петрович собрал собственный "Русский музеум", состоящий из картин, скульптурных слепков, нумизматической коллекции, собрания рукописей.
Ученый-этнограф, литератор, художник, член Российской академии наук и академик живописи — такова личность Павла Петровича Свиньина.
Нас, естественно, заинтересовал вопрос, где находилось домовладение Свиньина, что оно собой представляло и что от него сохранилось в наши дни? Пришлось обратиться в Городской исторический научно-технический архив Глав-АПУ (ул. Брянская, 9). На карте-плане Москвы за 1901 год (лист Мясницкой части) на правой стороне Свиньинского переулка располагалось только два домовладения под номерами 396/386 и 385/403. По описи "Дореволюционного фонда" эти дома соответствовали "единицам хранения". При просмотре дела2 выяснилось, что домовладение, примыкавшее непосредственно к Солянке, принадлежало в 1802 году прапорщику И. С. Черепанову, в 1817-м — купцу И. Иванову, в 1873-м — штабс-капитанше М. Ф. Кабижской, в 1887-м оно уже числилось за женой коллежского секретаря Л. Ф. Балашевич. В 1890 году домовладение приобрел торговый дом Д. и А. Расторгуевых. В июне 1909 года Расторгуевы продали его действительному статскому советнику П. И. Харитоненко (с этого года домовладение получило номер 386). Оно сохранилось и в настоящее время (дом № 13 по ул. Солянка). Обратим внимание на то, что среди владельцев дома на углу Солянки Свиньины не значатся.
В деле сразу же обнаружилось три ватмана с планами домовладения 385/403. Первый — "План двора действительного тайного советника и кавалера Петра Сергеевича Свиньина Мясницкой части под номером 26...сочиненном в Комитете...в августе 1802 года". На втором плане. составленном в 1817 году, владельцем двора называется его сын — действительный статский советник и кавалер Павел Петрович Свиньин. А в третьем, составленном уже в 1854 году — сын Павла Петровича, отставной ротмистр Петр Павлович Свиньин (домовладение получило номер 403, до этого был — 385). В 1869 году владение принадлежало уже инженер-капитану И. А. Ромейко, который в 1888-м продал его потомственному почетному гражданину И. П. Кулакову, владельцу ночлежных домов на Хитровом рынке. С 1914 года домовладение перешло к его наследникам — Муни.

Что же собою представляло домовладение Свиньиных? Оно располагалось на стыке Петропавловского и нынешнего Астаховского переулков (в начале XIX века они назывались: Проезжий переулок к Белому городу и Проезжий переулок к Яузским воротам). По Петропавловскому переулку двор граничил с церковью Апостолов Петра и Павла и ее кладбищем. Площадь подворья Свиньиных в разные годы примерно составляла немногим больше полугектара. Так как участок имел почти треугольную форму, то протяженность его по Петропавловскому переулку составляла примерно 115 метров, а по Аста-ховскому — 125 метров. В центре участка располагался трехэтажный каменный жилой дом (1) — настоящий дворец, обращенный фасадом к нынешнему Астаховскому переулку. Дворец был построен в стиле ампир, в середине по второму и третьему этажам украшенный колоннадой. Дом был очень вместительным — по фасаду на всех трех этажах имелось по 19 окон различной величины. Слева и справа от дворца располагались два одноэтажных каменных флигеля (2, 3), соединенных с основным зданием узкими деревянными галереями (возможно, и заборами). Между флигелями находились въездные ворота с жилой деревянной сторожкой. Кроме этих трех жилых строений были еще два жилых дома: каменный двухэтажный дом (4) по Петропавловскому переулку и одноэтажный кирпичный (7) на стыке переулков (одно время здесь была кузница). Остальные постройки (5, 6, 8, 9, 10, 11, 12 и т. д.), расположенные по краям участка, были нежилыми и использовались под конюшню, сараи, погреба и другие хозяйственные помещения. Все они были одноэтажные, большая часть — деревянные, только здания (8) и (9) были кирпичные. На правом краю усадьбы находился колодец. Со стороны Петропавловского переулка — хозяйственные ворота. Свиньины не перестраивали дворец, изменился внешний вид только хозяйственных построек.

Новый хозяин усадьбы, И. А. Ромейко, с задней стороны двора пристроил трехэтажную каменную галерею (в сторону Петропавловского переулка). С дворцом она соединялась легкой деревянной галереей.
Последний дореволюционный владелец этого поместья Кулаков присоединил его к своему основному владению, расположенному на правой стороне Петропавловского переулка, включая и Хитровку. Он перестроил под доходные дома свиньинские каменные здания, расположенные вдоль Петропавловского переулка.
Как следует из архивных материалов, в 1922 году свиньинский дворец пришел в ветхость, и было принято решение о его сносе. В 1925 — 1926 годах здание (7) было достроено до четырех этажей и получило название "дома Муни на Хитровом рынке".
Сейчас старые строения усадьбы Свиньиных не сохранились. Начиная от церкви Апостолов Петра и Павла, по всему переулку тянется четырех- и пятиэтажное жилое здание современной постройки, дойдя до угла, оно заворачивает далее на Астаховский переулок (дом 1/4, корпуса 1,2 и 3). Правее его (к Солянке) находится пятиэтажный дом аналогичной архитектуры (дом 1/2). В центре участка, на том самом месте, где находился когда-то дворец Свиньиных, размещается благоустроенная детская площадка...

Казалось бы, на этом можно было бы закончить рассказ о доме Павла Петровича Свиньина — литератора, основателя и издателя журнала "Отечественные записки", если бы не одно но...
Дело в том, что дворец принадлежал не этому Павлу Петровичу Свиньину, о котором мы рассказали, а... другому Павлу Петровичу Свиньину, тоже статскому советнику и кавалеру! Да, уважаемый читатель, в одно и то же время жили два Павла Петровича Свиньина: один в Петербурге (писатель и художник), другой — в Москве (полковник, а затем — статский советник). Года три назад, исследуя совсем другие вопросы, нам потребовалось разобраться в родословной Свиньиных. Известный московский историк Ю. Б. Шмаров, собравший уникальные материалы по старинным русским дворянским родам, любезно позволил ознакомиться с "папкой" рода Свиньиных. Тогда выяснилось, что у петербургского генерал-лейтенанта Петра Сергеевича Свиньина был сын Павел Петрович (1787 — 1839) — будущий писатель и художник, а у московского Петра Сергеевича Свиньина, тоже генерал-лейтенанта, был сын Павел Петрович (1771 — 1836) — полковник. У этого полковника был сын-наследник Петр Павлович Свиньин, ротмистр в отставке, а у петербургского Павла Петровича Свиньина среди его многочисленных детей сына Петра не значилось.
Московскую же усадьбу после смерти Павла Петровича Свиньина унаследовал, как мы уже видели, его сын — отставной ротмистр Петр Павлович Свиньин. Таким образом, усадьба у Хитровской площади принадлежала московской ветви Свиньиных, а не петербургской, к которой принадлежал писатель и художник Павел Петрович Свиньин. Но и это не все. Оказывается, отставной ротмистр Петр Павлович Свиньин никто иной, как декабрист. В книге "Восстание декабристов" читаем: "Поручик кавалергардского полка Петр Павлович Свиньин был принят в Северное общество в 1825 году. Знал только то, что цель оного была введение конституции. В члены никого не принял, на совещаниях общества не был, в происшествии 14 декабря участия никакого не брал и в сие время находился вне Петербурга... Содержался в крепости с 26 декабря 1825 года... По высочайшему приказу 7 июля переведен в Харьковский драгунский полк". Оттуда же узнаем, что Петр Павлович родился в 1801 году в Смоленске в семье полковника Павла Петровича Свиньина от брака его с Екатериной Александровной Алексеевой (1763 — 1807). Уволен со службы ротмистром в 1831-м, после чего под секретным надзором поселился в Москве.
В 1838 году возник вопрос о его право проживать здесь, и он был выслан из Москвы, но вскоре эта мера была отменена. Известно еще, что в 1841 году ему было разрешено проживать в Петербурге с сохранением надзора. Только в августе 1856-го, по случаю коронации нового царя, секретный надзор с П. П. Свиньина был снят. Декабрист был холост. Прожил он долгую жизнь, умер в 1882 году и похоронен вместе со своим отцом в Симоновом монастыре (петербургский Павел Петрович Свиньин похоронен в некрополе Александро-Невской лавры). К сожалению, могилы Свиньиных в Симоновом монастыре не сохранились — они были снесены при постройке в 1937 году архитекторами братьями Весниными Дворца культуры автозавода на месте собора Симонова монастыря.
Почему Петр Павлович Свиньин продал свою родовую московскую усадьбу инженеру Ромейко за много лет до своей кончины — нам неизвестно. Мы только знаем, что он имел еще дом, унаследованный от тетки, по улице Чернышевского, 40 (бывшая Покровка) и небольшое имение в деревне Хрущеве Рузского уезда Московской губернии".
Не будем укорять бытописателя Москвы Владимира Алексеевича Гиляровского за допущенную им ошибку в рассказе "Хитровка": проживание в одно и то же время двух тезок — действительных статских советников и кавалеров Павлов Петровичей Свиньиных, имевших к тому же отцов — тоже полных тезок, явление уникальное.

Гиляровский В. Москва и москвичи. М-, 1957. С. 44.
Городской исторический научно-технический архив ГлавАПУ. Опись "Дореволюционный фонд", ед. хр. 396.
Восстание декабристов: Материалы, м.: Л., 1925. Т. I. С. 172, 392 — 393.
Чеботарева С. А. Декабристы в Москве// Памятники Отечества. 1986. М 1. С. 40. Артамонов М., Моченая К. Рузский крой М 1978. С. 143.

0

4

http://s8.uploads.ru/EMIop.jpg
Грамота от 5 марта 1790 г. №161 о добавлении в Дворянскую родословную книгу Московской губернии генерал-поручика Петра Сергеевича Свиньина (деда декабриста) и его рода. Пётр Сергеевич Свиньи́н (1734 — 19 мая 1813) — генерал-поручик, действительный тайный советник, сенатор (1796) из дворянского рода Свиньиных. Создатель усадьбы Смоленское, одной из крупнейших в Ярославской области.

Родился в 1734 году в семье капитана 1-го ранга Сергея Ивановича Свиньина (ум. 1766) и его жены Настасьи Яковлевны. В составе комиссариатской комиссии 4-го корпуса 1-й армии выдвинулся во время войны с турками: в 1769 г. был пожалован в капитаны, затем в полковники и в 1772 г. в бригадиры. В 1770-71 гг. состоял обер-кригс-комиссаром при П. А. Румянцеве. В 1780 г. достиг генеральского чина.

Вскоре после вступления на престол Павла I, 19 декабря 1796 года, назначен сенатором. Тем не менее, по язвительному замечанию А. М. Тургенева, просвещённостью не отличался: «блаженной памяти Пётр Сергеевич Свиньин едва-едва умел подписывать свой чин, имя и фамилию».

Свиньин подолгу живал в своём имении Смоленское Переславского уезда Владимирской губернии, где начиная с 1779 года строил большой усадебный дом, окружённый парком. Также ему принадлежало соседнее село Нестерово. На деньги генерала Свиньина в Переславском уезде было построено три церкви. В 1803 г. Свиньин присутствовал на открытии под Переславлем музея «Ботик Петра I».

С 1753 года Свиньину принадлежала в Москве большая усадьба в Белом городе, на Кулишках. Это владение было приобретено у наследников С. А. Колычева. Переулок, прилегающий к ней, ещё при жизни домовладельца был назван Свиньинским и таковым сохранялся в топонимике столицы до 1929 года. В 1797 г. сенатор Свиньин приобрёл также подмосковное село Трахонеево (ныне в черте города Химки).

В браке с Клеопатрой Семёновной, которая была его на 9 лет моложе, Пётр Сергеевич прижил четырёх детей:
Павел Петрович (1771-1836) — полковник, статский советник; женат на Екатерине Александровне Алексеевой; у них сын Пётр.
Настасья Петровна (1772-3.04.1838)— поэтесса и переводчица, наследница подмосковного села Трахонеево.
Екатерина Петровна (ум. 1841), в замужестве Бахметева — поэтесса, прозаик и переводчица.
Елизавета Петровна, жена генерал-лейтенанта Ивана Петровича Вырубова (1766-1840); их дочь Клеопатра была женой генерала А. И. Бибикова.

Е. П. Янькова вспоминала: «В Москве было одно очень богатое и в своё время известное семейство Свиньиных. Люди очень богатые и пренадменные. Жили они в своём доме на Петровке, у Иоанна Предтечи». Дочери сенатора Свиньина весьма стеснялись своей фамилии и просили священника предупреждать их, когда в церкви будут читать место Евангелия про то, как Спаситель вогнал бесов в свиное стадо; в такие дни они в церковь не ездили.

0

5

http://s9.uploads.ru/sn0rx.jpg
Патент о пожаловании Лейб-гвардии корнета Петра Свиньина в чин поручика.

31 декабря 1824 г., Санкт-Петербург. № 1524. С автографом начальника Главного штаба И.И. Дибича. На оборотной стороне надпись: «Кавалергардского полка 1825 года при запечатанiи въ Коллегiи иностранныхъ дълъ №2462». Бумага, сургучная печать. Размер 34,6×44,7 см.

Петр Павлович Свиньин (1801–1882) – поручик Кавалергардского полка, декабрист, внук Петра Сергеевича Свиньина (см. лот № 181, 182). В службу вступил юнкером в Лейб-гвардии Кавалергардский полк в 1820 г. Член петербургской ячейки Южного общества (1825), участвовал в деятельности Северного общества. Был арестован 20 декабря 1825 г., но 13 июня 1826 г. был выпущен и переведен тем же чином в полки 2-й армии, затем служил в Харьковском драгунском полку. В 1831 г. уволен от службы ротмистром и поселился в Москве, где за ним был установлен секретный надзор. В 1838 г. выслан из Москвы. В 1841 г. ротмистр Свиньин получил разрешение жить в Петербурге под надзором. По манифесту об амнистии 26.08.1856 г. освобожден от надзора. Умер в 1882 г.

0

6

О ВЛАДЕЛЬЦАХ СЕЛА СМОЛЕНСКОЕ ПЕРЕСЛАВСКОГО УЕЗДА ВЛАДИМИРСКОЙ ГУБЕРНИИ

Шадунц Е.К.

Давным-давно, за тридевять земель от Москвы и Петербурга, в Переславском уезде был построен дворец. Окна парадного фасада глядели в сторону губернского города Владимира. За дворцом, на северо-восточном склоне холма раскинулась усадьба – парк с прудом, сад и лес. Все здесь было необычным для этих мест, а усадьба считалась одной из самых богатых во Владимирской губернии.

Главный дом – двухэтажный, в форме подковы, имел в длину около девяноста метров. В боковых крыльях находились башни. Западная вмещала двухсветный зал с хорами, в восточной расположилась домовая церковь.

Восточную башню венчал крест, а западную – вифлеемская звезда. Парадный двор – курдонер – был образован флигелями с башнями в виде шахматных тур, восточная служила звонницей для колоколов церкви. Позади двора начинался регулярный парк, террасами спускавшийся к пруду. Кольцевой формы пруд окружал остров с «нижним парком». Фруктовый сад с оранжереей был надежно укрыт от ветров склоном холма. К усадьбе примыкал лес-«зверинец» – специально устроенное обиталище для диких животных, соседствовавших с домашним усадебным скотом. Большинство хозяйственных построек были кирпичными.

Зачем и кому понадобился такой огромный дом в сельской глуши? Кто в нем жил, кого принимали хозяева дома в своем двухсветном зале, с кем гуляли по аллеям чудного парка и охотились в «зверинце»?

Многие переславцы поймут, что речь идет об усадьбе Смоленское. Сведения о ней приводит М.И. Смирнов в книге «Переславль-Залеский. Исторический очерк 1934 г.» В экспозиции «Во славу Отечества» Переславского музея-заповедника можно увидеть изображение курдонера на фарфоровой тарелке. Эта тарелка, по-видимому, принадлежала генералу от инфантерии В.М. Козловскому, проживавшему в усадьбе в 70-х годах XIX века. Обычно сообщается, что Смоленское – усадьба помещиков Свиньиных, затем Козловских, а с 1882 года здесь находилась сельскохозяйственная школа Министерства государственных имуществ. После 1917 года школа была преобразована в сельскохозяйственный техникум, закрытый в конце семидесятых годов. С 1978 года в главном доме работает Смоленская общеобразовательная школа.

Самое удивительное, что усадьба Смоленское сохранила свои основные постройки и садово-парковые компоненты. Учителя и ребята много лет по крупицам собирают сведения по истории села и школы. Поскольку со времен М.И. Смирнова считалось, что владельцем Смоленского был литератор Павел Петрович Свиньин, то члены краеведческого кружка постарались выяснить как можно больше об этом человеке. В результате появилась книга «Новые страницы прошлого. Жизнь и творчество П.П. Свиньина». В нее вошли очерки из газет и журналов, а также описание села Смоленское, взятое из «Историко-статистического описания церквей и приходов Владимирской епархии». Вместе с тем, много лет длится полемика между переславскими и костромскими краеведами о «праве собственности» на издателя «Отечественных записок». В школьном музее хранятся письма, авторы которых доказывают, что П.П. Свиньин никогда не жил в усадьбе Смоленское, а жил там его полный тезка, но совсем другой человек.

Почему Свиньин-путешественник не описал село Смоленское?

Последние Интернет-публикации Л.Б. Сукиной и сотрудников естественно-исторического отдела музея-заповедника содержат осторожные высказывания по поводу владельцев усадьбы. Заведующая кафедрой гуманитарных наук нашего Университета Л.Б. Сукина в лекциях по краеведению указывает, что богатые помещики Свиньины находились «в дальнем родстве с известным писателем, путешественником и коллекционером П.П. Свиньиным». На сайте http://uchcom.botik.ru в разделе «Природа края. Усадебные парки» о Смоленском написано: «последним владельцем усадьбы – представителем этой семьи был тезка создателя «Русского музеума» генерал Павел Петрович Свиньин».

Загадки истории всегда интересны. Занимаясь поисками сведений о переславских усадьбах в Государственных архивах Москвы, Ярославской и Владимирской областей, удалось выяснить некоторые подробности о владельцах Смоленского в XVIII – XIX веках.

Прежде всего, это сведения о Свиньиных-землевладельцах. В «Описании земельных дач к карте Переславль – Залесского уезда Владимирской губернии» владельцем села Смоленское значится ротмистр Петр Павлович Свиньин. Карта была составлена по межеванию земель 1773 года, а описание сделано в 1841 году. На «Плане дачи… села Смоленское и села Нестерова ротмистра Петра Павловича Свиньина» показан надел земли крестьян по постановлению мирового съезда 17 ноября 1863 года. На том же плане обозначена линия Московско-Ярославской железной дороги. Под нее отошло 15 десятин 1800 саженей крестьянской земли. Взамен нее в 1871 году помещик отдал крестьянам из своей земли 40 десятин 318 саженей – почти в три раза больше.

Другой «геометрический специальный план» для села Бектышева, принадлежавшего Самсоновым, составлен по данным межевания 1773 года. Насколько затянулся процесс согласования и утверждения земельной собственности, показывает надпись на плане: межа утверждена в 1792 году, а план изготовлен в согласование указа Межевой канцелярии в 1841 году. Владения статского советника Петра Александровича Самсонова граничат с отхожим Рымаровским лугом, сельцом Розцыным и деревней Исаковой – владениями «генерал-майора Петра Сергеевича Свиньина с прочими владельцами». К 1841 году П.С. Свиньина (1734-1813) в живых уже не было, а на плане все еще значится его имя по данным семидесятилетней давности!

С 1864 года в Переславском уезде действовали новые органы местного самоуправления – уездное земское собрание и уездная земская управа. В земское собрание выбирались гласные от каждого сословия. На первом съезде землевладельцев по выборам гласных в 1865 году помещик Свиньин в числе избирателей не значится. Однако, имя ротмистра Петра Павловича Свиньина обнаруживается в списках землевладельцев в ведомостях об имениях вплоть до 1890 года. С 1873 до 1884 года площадь его землевладений не менялась и составляла 1215 десятин. При этом усадебной земли у него в это время лишь две с половиной десятины – чуть более двух с половиной гектаров.

С переходом земли к сельским обществам помещик лишился своих сел и деревень, но в списках они по-прежнему пишутся: «Село Михалево г. Свиньина». Так же обозначены и крестьяне: «бывшие крестьяне г. Свиньина» – из сел Смоленское, Михалево, Новоселки, Нестерово, Исаковки, Крюковки, деревень Соболевой, Беклемишева, Тукаленки и Деревеньки. При этом рядом с фамилией Свиньин в скобках приписка: «по вык. кн. Лошкарева». «Вык. кн.» означает выкупная книжка. Становясь свободными, крестьяне выкупали земельный надел у своих бывших помещиков. Таким образом, крестьяне перечисленных деревень еще до отмены крепостного права были проданы Свиньиным некоему Лошкареву. Генерал-лейтенант Лошкарев являлся владельцем лесов на пустошах в окрестностях сел Смоленское и Нестерово по «Ведомости лесам, подчиненным надзору…» в 1899 году.

Продав часть своего имущества, ротмистр Свиньин остался при земельных владениях, а также имел промышленное заведение – мельницу, оцененную в 1874 г. в шестьсот рублей. В том же списке владельцев разных построек за 1874 год значится Анна Васильевна Козловская, жена генерала от инфантерии, у которой имелась постройка стоимостью в 1000 рублей.

Скорее всего, за этой цифрой скрывается главный дом усадьбы Смоленское.

Стоит обратить внимание на упоминание о Свиньиных и их ближайших соседях в «Историко-статистическом описании церквей и приходов Переславского уезда».

В 1779 году сенатор Петр Сергеевич Свиньин строит три храма. В селе Смоленском – это домовая церковь с двумя престолами: в первом этаже во имя Иоанна Богослова, во втором – во имя Успения Божией матери. Церковь устроена «в связи с домом». Это означает, что к моменту освящения в 1779 году дворец также был закончен.

Еще одна церковь была построена из дерева в Нестерове и освящена в честь Преображения Господня.

В 1811 году, при освящении нового храма в селе Рязанцево, помещик Павел Петрович Свиньин вкладывает туда бархатные, шитые золотом ризы для священника. На средства того же помещика в 1824 году построена церковь в селе Кабанском. По поводу архитектуры этого храма – необычная для Переславского района, церковь Сергия Радонежского была выстроена… по типовому проекту. Точнее, по образцовому – так назывались в то время проекты, предлагаемые Петербургской Академией художеств для сельского приходского строительства.

Наконец, в 1841 году потомок П.С. Свиньина, отставной ротмистр Петр Павлович Свиньин строит в Нестерове каменный храм с колокольней вместо деревянной церкви своего деда.

Соседями Свиньина по земледелию были Васильчиковы. В 1822 году в селе Спас на средства помещицы Екатерины Ивановны Васильчиковой построен каменный храм с колокольней во имя Преображения Господня с приделом Николая Чудотворца.

Итак, три поколения Свиньиных – землевладельцы и храмосоздатели – оставили свой след на Переславской земле. При этом в дворянской родословной книге Владимирской губернии фамилии Свиньиных нет.

Желание разобраться в путанице имен привело к неожиданному результату. Впрочем, наши Свиньины относятся к известному и старинному роду, поэтому сведения о них можно найти в различных родословных сборниках. Например, в книге «Дворянские роды, внесенные в общий Гербовник Всероссийской империи» графа Бобринского. В Гербовник внесены два рода Свиньиных. Более древний известный с 1434 г. (потомство выехавшего из Литвы Григория Свиньина), записан в родословной книге московского дворянского собрания. В 6-й части родословной книги Костромского дворянства вписаны потомки Богдана Свиньина, владевшего здесь имениями с 1682 года. Правда, у Бобринского нет сведений о Свиньиных, живших в XIX столетии.

Если путешественник, географ и литератор Павел Петрович Свиньин (1787-1839) принадлежит к Костромскому дворянству, то «переславские» Свиньины должны быть московскими дворянами! Значит, приобретя в XVIII веке имение в Переславском уезде, они стали попросту дачниками, каких и сейчас немало в окрестностях Переславля.

И, действительно, в Государственном архиве Владимирской области хранится «Именной список лицам, жительствующим Владимирской губернии в г. Переславле и уезде оного, носящим потомственное звание» за 1834 год. Под №22 в нем значится «статский советник Павел Петров Свиньин, который имеет жительство в Москве и временно в Переславском уезде, селе Смоленское». Имение за ним состоит во «Владимирской губернии и прочих» и составляет 1561 душу. Из семейства у него имеется только сын, «отставной ротмистр Петр Павлов».

Вернемся к имени ротмистра Петра Павловича Свиньина. М.И. Смирнов упоминает о нем в числе наших соотечественников-декабристов: «Остальные декабристы-переславцы понесли легкие наказания. Петр Павлович Свиньин, поручик кавалергардского полка, и кн. Голицын… по увольнении от службы находились под тайным надзором полиции и прожили в своих усадьбах…».

Благодаря виртуальному Музею декабристов, созданному Аллой Самаль, удалось найти биографическую справку об этом человеке. Поиск в Интернете позволил дополнить его биографию некоторыми подробностями.

Итак, Свиньин Петр Павлович (14.02.1801 – 16.04.1882). Отец – полковник Павел Петрович Свиньин (1771 – 12.11.1836), мать – Екатерина Александровна Алексеева (1763 – 1807).

Действительно, в 1834 году жены Павла Петровича уже не было в живых, поэтому в семействе и значится только сын. Что же касается военного чина полковника и гражданского статского советника – по «Табели о рангах» 1779 года они соответствовали друг другу. Даты жизней не оставляют сомнений в том, что литератор Свиньин не был отцом ротмистра Свиньина – разница между ними составляет лишь 14 лет!

В службу Петр Свиньин вступил юнкером в лейб-гвардии Кавалергардский полк – 27.02.1820; эстандарт-юнкер – 27.10.1820; корнет – 13.05.1820; поручик – 23.02.1824.

Лейб-гвардии Кавалергардский полк – тяжелая кавалерия – был создан в XVIII веке и представлял элиту русской армии. Привилегированное положение кавалергардов подчеркивала и разница в чинах по сравнению с другими полками. Например, поручик в гвардейской кавалерии соответствовал ротмистру (старшему лейтенанту) у кирасиров и гусар. С 1804 года в штате лейб-гвардии кавалергардского полка состояло тридцать поручиков.

Таким образом, карьера Свиньина началась блестяще. Однако приближался 1825 год. В Петербургском кавалергардском полку насчитывалось наибольшее количество членов тайных обществ. В том числе, и два поручика – Петр Свиньин и Николай Васильчиков (вспомним соседей Свиньиных, помещиков села Спас) – вступили в Северное общество.

От серьезного наказания их спасло только отсутствие в Петербурге в день восстания и милость императора Николая I. Двадцать третьего декабря Свиньин был арестован в Москве и доставлен в Петербург. С 26.12.1825 до 13.06.1826. пока шло следствие, Свиньин содержался в Петропавловской крепости, в №1 Иоанновского равелина. По Высочайшему повелению был выпущен с переводом «тем же чином в полки Второй армии» и указанием ежемесячно доносить о поведении.

С 7.07.1826 до 16.01.1831 Петр Павлович Свиньин служил в Харьковском драгунском полку. Фактически он оказался понижен в чине, поскольку поручик в драгунском полку соответствовал прапорщику в кавалергардском.

Николая Александровича Васильчикова ссылают в полки Пятого резервного кавалерийского корпуса в чине корнета. Судьба сводит их вновь во время русско-турецкой и русско-персидской войн 1826-29 годов. Корнет Васильчиков и поручик Свиньин за проявленную в боях у турецкой крепости Силистрия храбрость получили «высочайшее прощение» вины за участие в событиях декабря 1825 года. Возможно, во время службы в Харьковском полку произошло знакомство Свиньина с Лошкаревым. Во всяком случае, история Харьковских полков помнит подвиг ротмистра Лошкарева в битве под Бородино, за который он был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени.

Петр Свиньин был уволен от службы ротмистром 16.01.1831 года. С этого времени он поселился в Москве, где за ним был установлен секретный надзор. В 1838 году возник вопрос о праве Свиньина жить в Москве, и он был из нее выслан.

Стоит сопоставить сведения из «Биографического справочника» декабристов в книге М.И.Смирнова. Смирнов приводит эпизод из жизни еще одного бывшего декабриста, князя Н.П. Енгалычева: «Бывая по делам наследства у родных в Переславском уезде, он везде вел необычайно смелые и опасные разговоры...». После ареста Енгалычев назвал в числе товарищей и собеседников П.П. Свиньина. Возможно, это признание и послужило причиной неприятностей ротмистра. Однако, в том же 1836 году запрещение жить в Москве было отменено.

Московский адрес Свиньина удалось найти по Интернету, опять-таки благодаря путанице с тезками. В экскурсии по улицам Москвы есть ссылка: «В адресной книге Москвы за 1826 год в списке домовладельцев значится: «Свиньин Павел Петрович, статский советник, по Певческому переулку, дом №24 , Мясницкой части, на углу Солянки». Все комментарии по этому поводу касаются семейства издателя «Отечественных записок», однако адрес, похоже, принадлежал нашему Свиньину.

С 27.09.1841 г. ротмистр Свиньин получил разрешение жить в Петербурге под надзором. Как мы помним, в 1841 году была освящена церковь, построенная Петром Павловичем в селе Нестерово. По манифесту об амнистии 26.08.1856 года отставной ротмистр был освобожден от надзора. Подробности последних 26 лет его жизни не известны, кроме сведений об имениях. Можно догадаться, что одинокий Свиньин продает крестьян и часть своих землевладений Лошкареву, дворец – Козловским, а сам живет в Москве или Петербурге.

Окончание его биографической справки печально и лаконично: «Похоронен в Москве, в Симоновом монастыре, могила не сохранилась. Был холост». Так закончился Московский дворянский род Свиньиных.

Николай Васильчиков вышел в отставку на год раньше своего товарища. Он был женат на Екатерине Петровне Демидовой и жил в 1830-1840 г.г. в Москве. Умер в 1864 году, похоронен в Симоновом монастыре.

Могилы декабристов, расположенные в старинном дворянском некрополе, исчезли с разрушением Симонова монастыря в 1930 году. Часть строений снесли, на их месте возведен Дворец культуры АЗЛК и постройки завода «Динамо». Чудом уцелела Рождественская церковь, где находились мощи иноков Пересвета и Осляби – героев Куликовской битвы. Однако можно прийти на место Симонова монастыря, у восточной стены которого находилось то самое кладбище (ул. Восточная, метро Автозаводская).

Напоследок еще одна загадка из биографии ротмистра. Петр Павлович Свиньин, по сведениям из книги «Декабристы. Биографический словарь», родился в Смоленске. Фамилия его матери – Алексеева – может относиться к роду Смоленских дворян. А может, это ошибка составителей и родился Петр Свиньин в селе Смоленском? Вопрос для будущих исследователей…

Между тем, есть такой адрес в Москве: Дмитровский переулок, дом 3, строение 1. До 1756 г. особняк принадлежал дворянской семье Свиньиных, затем купцам Алексеевым (коммерции советник С. Алексеев – основатель фабрики золототканной пряжи, предок Станиславского), с 1785 г. владение снова переходит в руки знатной фамилии – хозяином его становится князь Урусов. Последовательность смены владельцев в Смоленском: князья Урусовы – дворяне Свиньины, в семью которых входила Алексеева. Совпадение?

А может, пригласить нынешних владельцев этого дома – русско-британскую компанию «Комстар» – на чай в Смоленское…

Закончить эти записки хотелось бы словами из путеводителя по Москве начала XX века: «…Все эти генерал-аншефы, гвардии ротмистры и поручики, давно уже спят непробудным сном где-нибудь на старинном кладбище… и уже покривились памятники над их могилами. И все же мы не без грусти думаем об этом прошлом, гуляя по уголкам барской Москвы. Это прошлое для нас поэтично, может быть, от сознания, что оно невозвратно».

0

7

Пётр Павлович Свиньи́н (14 февраля 1801, Смоленское Переславского уезда Владимирской губернии − 16 апреля 1882, Москва) — декабрист из рода Свиньиных.

Сын статского советника Павла Петровича Свиньина (1771-1836) и Екатерины Александровны, урождённой Алексеевой (1763-1807). Унаследовал большую усадьбу Смоленское, которую выстроил в екатерининское время его дед, сенатор П. С. Свиньин, а также дом на Кулишках, в Певческом переулке.

Поступил в службу юнкером в лейб-гвардии Кавалергардский полк 17 февраля 1820 года. Эстандарт-юнкер (27.3.1820), корнет (13.5.1820), затем поручик того же полка (23.2.1824). В сентябре 1825 года принят в петербургскую ячейуц Южного общества, участвовал также и в деятельности Северного общества.

После выступления на Сенатской площади был арестован в Москве 23.12.1825, доставлен в Петербург и заключен в Петропавловскую крепость («посадить под арест по усмотрению, дав писать, что хочет») в № 1 Иоанновского равелина.

Высочайше повелено 13.06.1826 Свиньина выпустить и перевести тем же чином в полки 2-й армии и ежемесячно доносить о поведении. Приказом от 7 июля переведён в Харьковский драгунский полк. Уволен от службы ротмистром 16 января 1831 года. С этого времени он поселился в Москве, где за ним был установлен секретный надзор.

В 1838 году возник вопрос о праве Свиньина жить в Москве, и он был из неё выслан. С 27.09.1841 года ротмистр Свиньин получил разрешение жить в Петербурге под надзором. В 1841 году была освящена церковь, построенная Петром Павловичем в принадлежавшем ему селе Нестерово.

По манифесту об амнистии 26.08.1856 года отставной ротмистр Свиньин был освобожден от надзора. Подробности последних 26 лет его жизни не известны, кроме сведений об имениях. Одинокий Свиньин продает крестьян и часть своих землевладений; село Смоленское отошло генералу Викентию Козловскому, а сам живет в Москве или Петербурге, где славится своим хлебосольством. Одна из современниц писала в 1843 году[2]: Нынче вечером в городе будет очень интересный бал, который дает господин Свиньин, знаешь, тот богач, предмет отчаяния всех невест, которые надеются, да все безуспешно, так как он до сих пор холост. Вот он-то и дает этот бал. У него дом, как игрушка, отделан со вкусом и богатством, словом, прелесть. Хозяйкою бала будет Ольга Долгорукова. Будут присутствовать только молодые женщины, и каждая из этих дам получит от него сторублевый букет. А букет Долгоруковой будет стоить восемьсот, потому что он с сюрпризом в виде веера замечательной работы и с прелестными стихами в её честь. Через две недели он рассчитывает устроить танцевальный урок — так он называет бал для девиц.

Скончался в 1882 году и был похоронен в Симоновом монастыре. Могила не сохранилась.

0

8

«Нынче вечером [25 января 1843 года] в городе [Москве] будет очень интересный бал, который дает господин Свиньин, знаешь, тот богач, предмет отчаяния всех невест, которые надеются, да все безуспешно, так как он до сих пор холост. Вот он-то и дает этот бал. У него дом, как игрушка, отделан со вкусом и богатством, словом, прелесть. Хозяйкою бала будет Ольга Долгорукова. Будут присутствовать только молодые женщины, и каждая из этих дам получит от него сторублевый букет. А букет Долгоруковой будет стоить восемьсот, потому что он с сюрпризом в виде веера замечательной работы и с прелестными стихами в ее честь. Через две недели он рассчитывает устроить танцевальный урок – так он называет бал для девиц»
Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII –XX вв.: Альманах. Лопухина М. А. Письмо к Хюгель А. М., 25 января/6 февраля 1843 г. Москва // . – М.: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 2001. – [Т. XI]. – Стр.265

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » СВИНЬИН Пётр Павлович.