Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » ШЕРЕМЕТЕВ 1-й Алексей Васильевич.


ШЕРЕМЕТЕВ 1-й Алексей Васильевич.

Сообщений 1 страница 10 из 24

1

АЛЕКСЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ ШЕРЕМЕТЕВ

https://img-fotki.yandex.ru/get/986442/199368979.190/0_26ede5_51d95702_XXL.jpg

  Тулов Фёдор.  Портрет А.В.Шереметьева. 1820-е
Государственный Музей А.С.Пушкина, Москва

(8.2.1800 — 21.10.1857).

Поручик л.-гв. Конной артиллерии, адъютант гр. П.А. Толстого.

Из дворян Московской губернии.

Отец — Василий Петрович Шереметев, мать — Надежда Николаевна Тютчева.

В службу вступил колонновожатым в свиту по квартирмейстерской части — 18.7.1816, прапорщик — 26.11.1817, переведён в л.-гв. Конную артиллерию — 11.2.1819, подпоручик — 25.12.1821, штабс-капитан с назначением адъютант к командиру 5 пехотного корпуса генералу от инфантерии гр. Толстому — 29.8.1822, переведён в л.-гв. Драгунский полк с оставлением в прежней должности — 4.9.1823.

За ним в Рузском уезде Московской губернии 320 душ, в Ливенском уезде Орловской губернии 570 душ и дом в Москве.

Член Союза благоденствия, участник подготовки восстания в Москве в декабре 1825.

Высочайше повелено оставить без внимания.

По прошению уволен в отставку штабс-капитаном — 2.12.1827.

Похоронен в с. Покровском-Шереметеве Рузского уезда Московской губернии (могила утрачена в 2003 г. при реставрационных работах Покровской церкви).

Жена — его дальняя родственница Екатерина Сергеевна Шереметева (17.12.1813 — 7.5.1890);

сестра — Анастасия, жена декабриста И.Д. Якушкина.

ГАРФ, ф. 48, оп. 1, д. 244.

0

2

Алфави́т Боровко́ва

ШЕРЕМЕТЕВ Алексей Васильев.

Бывший адъютант графа Толстого, служивший л[ейб]-г[вардии] в Конной артиллерии.
По показанию Якушкина, Шереметев принадлежал к числу членов Союза благоденствия, но отстал и не участвовал в тайных обществах, возникших с 1821 года.

Высочайше повелено оставить без внимания.

0

3

Алексей Васильевич Шереметев (1-й) (1800—1857) — декабрист, член «Союза Благоденствия», участник подготовки восстания декабристов в Москве в декабре 1825 года.
Владелец родового имения Покровское-Шереметьево.

Алексей Васильевич Шереметев был старшим из трёх детей Василия Петровича Шереметева (1765—1808), из нетитулованной ветви Шереметевых) и Надежды Николаевны Тютчевой (1775—1850).
В семье были ещё две дочери: Пелагея (1802—1871, жена М. Н. Муравьёва-Виленского) и Анастасия (1807—1849, жена декабриста Ивана Якушкина).

По линии отца он был праправнуком боярина Фёдора Петровича Шереметева, младшего брата генерал-фельдмаршала графа Бориса Петровича. По линии матери — племянник игуменьи Евгении и двоюродный брат поэта Фёдора Тютчева.

В возрасте восьми лет лишился отца. Образование получил домашнее, его учителем был Семён Егорович Раич, обучавший и его кузена, Фёдора Тютчева. С начала 1816 года Надежда Николаевна Шереметева с детьми поселилась в доме Тютчевых в Армянском переулке; переезд в Москву был связан с поступлением Алексея в Училище колонновожатых.

С 18 июля 1816 года поступил на службу колонновожатым в свиту по квартирмейстерской части, 26 ноября 1817 года выпущен из училища прапорщиком;
11 февраля 1819 переведён в лейб-гвардии Конную артиллерию;
с 25 декабря 1821 — подпоручик, с 29 августа 1822 — штабс-капитан с назначением адъютантом к командиру 5 пехотного корпуса генерала от инфантерии графу Петру Александровичу Толстому;
4 сентября 1823 года переведён в лейб-гвардии Драгунский полк с оставлением в прежней должности;
2 декабря 1827 года по прошению уволен в отставку штабс-капитаном.

Алексей Шереметев был членом «Союза Благоденствия».
Во время восстания декабристов находился в Москве.

И.Д Якушкин в своих «Заметках» писал:

Алексей Шереметев возвратился домой поздно ночью и сообщил мне полученные известия об отречении цесаревича и что на место его взойдёт Николай Павлович; потом он рассказал мне, что Семёнов получил письмо от 12-го, в котором Пущин писал к нему, что они в Петербурге решили сами не присягать и не допустить гвардейские полки до присяги; вместе с тем Пущин предлагал членам, находившимся тогда в Москве, содействовать петербургским членам, насколько это будет для них возможным.

Этой же ночью они отправились сначала к Фонвизину, а затем полковнику Митькову, чтобы разработать план действий. По предложению Якушкина, Фонвизин в генеральском мундире должен был поднять войска, расположенные в Хамовнических казармах. Митьков и Якушкин собирались уговорить начальника штаба 5-го корпуса полковника В. И. Гурко присоединиться к восставшим и арестовать корпусного командира П. А. Толстого, московского губернатора Д. В. Голицына и других представителей власти. Алексей Васильевич как адъютант Толстого должен был ехать к полкам, расквартированным в окрестностях Москвы, и приказать им именем корпусного командира идти в столицу.
На походе Шереметев, полковник Нарышкин и несколько офицеров, служивших в старом Семёновском полку, должны были приготовить войска к восстанию, и можно было надеяться, что, пришедши в Москву, они присоединились бы к войскам уже восставшим.

Заседание, длившееся до четырёх часов пополуночи, не дало результатов. Собеседники решили, «что мы четверо не имеем никакого права приступить к такому важному предприятию». На следующий день декабристы должны были собраться вновь и пригласить на это совещание Михаила Орлова.
Но 16 декабря стало известно, что восстание в Петербурге подавлено, большинство декабристов арестовано, а Москва присягнула новому императору.

К суду не привлекался.
По показаниям Якушкина, «Шереметев принадлежал к числу членов Союза Благоденствия, но отстал и не участвовал в тайных обществах, возникших с 1821 года».
Высочайше повелено оставить без внимания.

После отставки проживал в своём имении, занимаясь хозяйственными делами. В 1827 году служил по избранию дворянства Рузского уезда, с 1839 по 1843 года посредником полюбовного межевания. Скончался Алексей Васильевич 21 октября 1857 года в своем любимом имении, селе Покровском, где жил безвыездно с 1850 года, после кончины матери.
Похоронен в селе Покровском-Шереметьеве Рузского уезда Московской губернии.

Алексей Васильевич женился в 1831 году на своей троюродной сестре Екатерине Сергеевне Шереметевой (17.12.1813—7.5.1890), дочери Сергея Васильевича Шереметева (1786—1834) и Варвары Петровны Алмазовой (1786—1857). Её старшая сестра Анна Сергеевна была супругой графа Дмитрия Николаевича Шереметева.

По воспоминаниям её внука В. В. Мусина-Пушкина, была

«женщиной необыкновенной, проведя всю молодость в деревне или в семейном кругу в Москве, она совсем не знала светской жизни, но была в полном смысле гранд дамой; она много читала на трёх языках и следила за всеми новостями в политике и литературе. Разговор её был тонок и занимателен, она горячо интересовалась всякой современностью… Сама была маленького роста и в молодости очень миловидная».

В браке родились:

Варвара Алексеевна (1832—1885), супруга графа Владимира Ивановича Мусина-Пушкина (1830—1886).
Василий Алексеевич (1834—1884), егермейстер, женат на Наталье Афанасьевне Столыпиной (1834—1905).
Сергей Алексеевич (1836—1896), женат на св. княжне Евдокии Борисовне Голицыной (1848—1910).
Надежда Алексеевна (1838—1840).
Екатерина Алексеевна (ум. 15 мая 1841 младенцем).
Софья Алексеевна (1842—1871), с 1859 года супруга графа Алексея Васильевича Бобринского (1831—1888).
Пётр Алексеевич (23.12.1845—25.10.1853)
Владимир Алексеевич (1847—1893), с 1879 года женат на графине Елене Григорьевне Строгановой (1861—1908), дочери великой княжны Марии Николаевны.
Анна Алексеевна (1849—?).
Борис Алексеевич (9.06.1852—28.07.1853).

Послание к А.В. Шереметеву

Насилу добрый гений твой,
Мой брат по крови и по лени,
Увел тебя под кров родной
От всех маневров и учений,
Казарм, тревог и заточений,
От жизни мирно-боевой.
В кругу своих, в халате, дома,
И с службой согласив покой,
Ты праздный меч повесил свой
В саду героя-агронома…
Фёдор Тютчев

Алексей Васильевич был близок со своим кузеном Фёдором Тютчевым. Осенью 1829 года Шереметев навестил его, служившего в качестве внештатного атташе Российской дипломатической миссии. В письме к своей тётке Тютчев пишет:

Я полагаю, что Ал<ексей> Васильевич теперь с вами, и от всего сердца, любезнейшая тетушка, поздравляю вас с его приездом. Благодаря этим шести неделям, что он провел с нами, легко вообразить, как утешительно должно быть для вас его присутствие. Прошу вас покорнейше ещё раз поблагодарить его за всю им оказанную нам дружбу. Не говоря о себе, он оставил в Минхене искренно-преданных ему друзей. Не проходит дня, чтобы речь не шла о нём, и в первые дни по его отъезде он точно такую оставил пустоту у нас в доме, как бы несколько лет сряду жил с нами вместе. Кто его знает, тому сие покажется весьма естественно. С его редкими душевными свойствами, с его прекраснейшим характером ему везде легко будет найти искреннюю сердечную приязнь и оставить по себе добрую любезную память.

Результатом стало стихотворение Тютчева — «Послание к А. В. Шереметеву».

Алексей Васильевич был любителем поэзии и, по некоторым данным, сам писал стихи, был знаком с А. С. Пушкиным.
Внук Шереметева, граф Владимир Мусин-Пушкин писал о деде:

Сношения с декабристами, близкими к Пушкину, и общая дружба с Пушкиным, вероятно, были причиной его приятельских отношений с поэтом, о чём я не раз слышал от моей покойной матери гр. В. А. Мусин-Пушкиной, рожд. Шереметевой. Так, помню рассказ о том, что Пушкин поцеловал раз деда в лоб в благодарность за удачно подобранную рифму, которая ему долго не давалась. К деду же Пушкин в шутку относил стих из «Братьев-разбойников»… «и с ленью праздной везде кочующий цыган». Сравнение с цыганом вероятно вызвал его смуглый облик, а о лени говорит и другой известный поэт — двоюродный брат его, Ф. И. Тютчев в посвященном деду послании…

Алексей Васильевич составил тетрадь из стихов, принадлежавших перу Пушкина, Ф. И. Тютчева, С. Е. Раича, А. Д. Илличевского, барона А. А. Дельвига, Д. В. Давыдова, князя П. А. Вяземского, графа Ф. И. Толстого и неизвестных авторов. Тетрадь уцелела не полностью, лишь девятнадцать целых листов и четыре обрывка, содержащие сорок одно стихотворение полностью (в сорока двух копиях) и двенадцать в отрывках. Из них пушкинских двадцать семь полностью и шесть в отрывках. В настоящее время она хранится в Пушкинском Доме.

0

4

https://img-fotki.yandex.ru/get/404631/199368979.190/0_26edd1_aff159f7_XXL.jpg

А.В. Шереметев. Рисунок Томаса Райта. 1842 г.

0

5

Покровское-Шереметево

В Рузском районе немало красивых и памятных мест. Одно из них – село Покровское – Шереметево. Известно, что оно принадлежало потомкам известного государственного деятеля петровского времени фельдмаршала Шереметева.

Село Покровское перешло в род Шереметевых  как приданное жены Шереметева Лопухиной. Затем фельдмаршал передал Покровское своему сыну Петру Владимировичу, а затем по наследству Покровское досталось уже его сыну Василию Петровичу Шереметеву и его жене Надежде Николаевне Тютчевой-Шереметевой, тетке известного поэта. Они были владельцами поместья в конце XVIII и первой половине XIX века.

Именно этот период является самым значительным в истории села Покровского. В это время Покровское становится настоящим очагом культуры. Его хозяйка Надежда Николаевна Тютчева-Шереметева отличалась большим умом и интеллектом. Она любила литературу, театр, музыку. При ней в Покровском был организован театр крепостных актеров, домашний оркестр. Здесь впервые показала незаурядное дарование музыкальная семья Булаховых, часто гостившая у Шереметевых. Друзьями Надежды Николаевны были Жуковский и Гоголь (она вела с ними дружескую переписку), здесь часто гостил будущий знаменитый поэт Ф.И. Тютчев.

С Покровским связаны и имена участников Декабрьского восстания 1825 года.

Сын Василия Петровича и Надежды Николаевны Алексей Васильевич Шереметев состоял в Союзе Благоденствия и поддерживал тесные связи с декабристами. События 14 декабря 1825 года застали его в Москве, где он служил в армии. Его попытка совместно с М.А. Фонвизиным поднять московский гарнизон в помощь восставшим в Петербурге не увенчалась успехом. Мятеж был подавлен. Шереметеву посчастливилось – он был всего лишь выслан в родное поместье Покровское под надзор полиции, снятый лишь в 1830 году. С 1830 по 1843 год он, живя в Покровском, работал в Рузском уезде в земельном комитете «посредником полюбовного межевания», не прекращая и в это время связей со ссыльными друзьями-декабристами.

Современники отмечали душевность и отзывчивость Алексея Васильевича Шереметева. Он понимал крестьян, умел с ними говорить, многим помогал. Чуткость, душевность, неприятие насилия передались ему от родителей. Из собственных угодий А.В. Шереметев безвозмездно выделил Рузскому земству землю под строительство больницы, построил богадельню для престарелых.

Эти порядки и отношения были необычны для того времени и вызывали опасения у некоторых соседей, поскольку владельцы Покровского «различия не делали чинам и положениям».

Не менее близко был связан с Покровским и один из виднейших революционеров, декабрист Иван Дмитриевич Якушкин. После свадьбы с сестрой А.В. Шереметева – Анастасией Васильевной – в ноябре 1822 года молодые почти безвыездно жили в имении тещи.

События 1825 года были предопределены в судьбе И.Д. Якушкина. Будучи совсем молодым юношей, он был в числе зачинщиков батареи Раевского в грозный 1812 год, где проявил чудеса храбрости и был награжден Георгиевским крестом. Девятнадцатилетним юношей вместе с друзьями П.Я. Чаадаевым и  братьями Муравьевыми-Апостолами дошел до Парижа.

Вернувшись в Россию в 1814 году, он, как и многие его соратники, остро чувствовал несправедливость самодержавия, противоестественность крепостного права. Вместе с С. Трубецким, Ф. Глинкой Якушкин был одним из учредителей «Союза спасения», активным членом «Союза благоденствия» и «Северного союза». В 1817 году он разрабатывал план покушения на царя Александра I. Именно общность интересов и устремлений сблизила И.Д. Якушкина с А.В. Шереметевым, которая затем переросла в крепкую дружбу.

В дни декабрьского восстания 1825 года И.Д. Якушкин был в Москве и призывал войска перейти на сторону декабристов. Восстание было подавлено. 10 января 1826 года Иван Дмитриевич Якушкин был арестован. Первый допрос вел генерал Левашов в присутствии царя Николая I. На все вопросы, касающиеся организации восстания, Якушкин отвечал молчанием. Он был приговорен к смертной казни, но 10 июля 1826 года приговор был пересмотрен, и смертную казнь заменили каторгой на 20 лет с последующим поселением в Сибири.

Надежда Николаевна Шереметева знала о причастности своего зятя и сына к революционным делам. По свидетельству современников перед декабрьскими событиями 1825 года она «спешно поручает своему управляющему в определенном месте покровского дома выломать половицы и сжечь хранящиеся там бумаги» декабриста Якушкина.

Сразу же после ареста И.Д. Якушкина его жена и теща написали прошение на имя Николая I о разрешении свидания с арестованным, а затем и о разрешении поехать вслед за ним в Сибирь. Но желанного «высочайшего разрешения» не последовало, и Анастасия Васильевна Шереметева-Якушкина вынуждена была остаться в Покровском.

Иван Дмитриевич Якушкин был отправлен по этапу вместе с другими декабристами в далекий сибирский Ялтуровск.

Он оказался наиболее энергичным и деятельным среди товарищей. В 1842 году он, наконец, добился разрешения открыть школу для мальчиков, а в 1846 году в память о своей супруге, открыл школу для девочек. Это была первая женская школа во всей Сибири, доступная детям всех сословий. Программы обучения составлял лично И.Д Якушкин, щедро делился своими знаниями с уездными учителями.

В конце 1856 года Иван Дмитриевич Якушкин по амнистии возвращается в Москву. Он пробыл в ссылке 30 лет! Его жена Анастасия Васильевна к этому времени уже умерла. Ей было всего 39 лет. Они так и не встретились. Лишь нежные письма и не угасший огонь любви помогали каждому переносить тяготы столь долгой разлуки.

Анастасии Васильевне Шереметевой было всего 16 лет, когда она вышла замуж за И.Д. Якушкина. Получив домашнее образование, она в совершенстве знала французский, любила литературу, увлекалась музыкой. Годы, прожитые вместе, были счастливыми, так как это был брак по любви, а не по расчету, как свидетельствуют современники. Две попытки воссоединиться с мужем предприняла Анастасия Васильевна, но их встрече не суждено было состояться. «Она готова была отдать все, что у нее было, чтобы помочь нуждающемуся. Все люди были для нее равны, все были близкие. Она одинаково обращалась со всеми, был ли то богач, знатный человек или нищий, ко всем она относилась одинаково. Ее глубоко возмущало всякое насилие, она высказывалась горячо и просто, с кем бы ей ни приходилось говорить…»  Так писал в своих воспоминаниях о Анастасии Васильевне Шереметевой-Якушкиной ее сын Евгений.

С Покровским тесно связана жизнь члена Союза благоденствия Семена Егоровича Раича (1792-1855г.г.), поступившего в 1810 году «в  Рузский земский суд канцеляристом» и продолжавшего эту службу до 1815 года. В этот период будущий декабрист часто бывает в Покровском, куда его в конце 1810 года рекомендовали «рузской помещице Н.Н Шереметевой в качестве домашнего учителя».

Будущий член Союза благоденствия обучал будущего декабриста-единомышленника Алексея Васильевича Шереметева. Лишь вспыхнувшая в 1812 году Отечественная война ненадолго оторвала С.Е. Раича от Покровского, откуда он уехал «на войну» урядником в набираемый полк. Но военная карьера Раича не состоялась. Ополченцы уже были набраны и он опять возвращается в Покровское. Затем Раич переезжает в качестве учителя к родному брату Надежды Николаевны Шереметевой И.Н. Тютчеву. В доме Тютчева Раич становится воспитателем и учителем будущего известного поэта Ф.И. Тютчева, но Покровское не забывает, продолжая бывать тут уже на правах друга семьи.

Вскоре С.Е. Раич сближается с видными декабристами:

В.К. Кюхельбекером, В.П. Титовым, Н.В. Путятой, П.И. Калошиным. Его свободолюбивые идеи находили понимание и поддержку у друзей и соратников и, конечно, наложили отпечаток на формирование характера и мировоззрения А.В. Шереметева.

Покровская усадьба сохранила отпечаток интересов и вкусов семьи Шереметевых. Спланирована она была в общем по правилам классицизма. Вначале это был деревянный дом, просторный, но затейливый; сориентирован не с севера на юг, по традиции, а с запада на восток. С одной стороны его окружала роща десятин в двенадцать, спускавшаяся к реке, а с другой – большой столетний сад. В начале XIX века Шереметевы задумали построить новый дом. Однако это случилось лишь в 50-х годах. Алексей Васильевич Шереметев построил новый дом «каменный, красного кирпича, неоштукатуренный, с железной крышей». Был он, как и прежний, удобный, с просторными и высокими комнатами, но без затейливых украшений. В первом этаже размещались гостиная, кабинеты, столовая, биллиардная. Планировка второго этажа предусматривала несколько отдельных помещений для отдыха, спальни. Рядом стояли многочисленные службы.

Дом Шереметевых сохранился до наших дней. Это центральная часть здания больницы. Левое и правое крыло, а также третий этаж, были пристроены уже в советское время. Остались на территории усадьбы и две служебные постройки.

От прежней роскошной рощи уцелело несколько вековых лип, которые, словно боясь гибели, стоят рядом, протянув ветки друг к другу. В тени деревьев «притихли» пруды, на одном из которых небольшой островок с высокими деревьями, мощные корни которых оплетают берега острова. Они молча хранят тайны былого.

На краю села, западнее усадьбы, сохранился в первоначальном виде самый значительный памятник – это церковь. Построена она была в 1818 году. Церковь стоит на виду, у дороги, словно приветствуя каждого, кто подъезжает к селу.

Традиционная трехчастная композиция церкви с основным храмом, трапезной и колокольней, расположенными на одной оси, уравновешена и компактна. Широко расставленные колонны портиков, невысокая световая ротонда, покрытая уплощенным куполом, делают ее чуть-чуть тяжеловесной, под стать архитектурному стилю усадьбы Шереметевых.

Скромный декор, очевидно, удовлетворял вкусам владельцев поместья, их пристрастию к удобству и прочности, без лишнего украшательства. Внушительному внешнему облику храма соответствует интерьер, который при первом взгляде может показаться довольно тесным. Это ощущение усиливают две пары низких приземистых колонн, поддерживающих световую ротонду. Но впечатление меняется при взгляде вверх. Свет, льющийся из многочисленных окон, освещал настенную роспись и иконостас, к сожалению не сохранившийся до наших дней.

Высокий подклет был использован как мавзолей, в который с юга ведет вход, оформленный в виде маленького храмика. В нем покоится семья декабриста, представителя старинного рода Шереметевых.

Последними владельцами Покровского были сын, а затем внук известного первооткрывателя «Слова о полку Игореве» В.И. и В.В. Мусины-Пушкины. Последний покинул Покровское в связи с октябрьскими событиями 1917 года.

До начала Великой Отечественной войны в усадьбе Шереметевых располагался дом престарелых и инвалидов. В годы войны он был эвакуирован.

В 1946 году на его базе было создано подсобное хозяйство для ЦКБ № 1 МПС (сад, парники, скотный двор), которое снабжало своей продукцией московскую больницу.

Осенью 1947 года здесь была организована больница для детей-железнодорожников, страдающих костно-суставным туберкулезом.

Первым главным врачом была И.Я. Доментий, которая много сделала для организации лечебного процесса, укрепления кадрового и материально-технического обеспечения больницы. В этот период организуется рентгеновский кабинет, операционная, гипсовочный кабинет, лаборатории. В больнице работала школа, где больные дети могли полноценно учиться.

Затем по мере снижения заболеваемости туберкулезом и возникновения огромных вспышек полиомиелита, больница из туберкулезной в 1968 году преобразована в ортопедо-хирургическую. Больница называлась Детской ортопедо-хирургической больницей восстановительного лечения. Она имела всероссийский  статус.

Для обеспечения высокого уровня медицинского обслуживания в больницу приглашаются консультанты из различных медицинских учреждений г.Москвы.

В разные годы это были: первая женщина профессор-ортопед Е.К. Никифорова, ученица академика В.Д. Чаклина профессор Е.А. Абальмасова, доктор медицинских наук А.М. Миронов, академик М.В. Волков, профессор С.М. Журавлев, профессор В.Л. Андрианов, профессор П.Я. Фищенко, профессор Г.С. Юмашев, профессор А.П. Бережный, профессор В.А. Моргун.

С 2005 года это Центральная больница № 4 ОАО «РЖД».

0

6

https://img-fotki.yandex.ru/get/1100855/199368979.190/0_26edd6_331a2888_XXL.jpg

Пётр Владимирович Шереметев, дед декабриста. Портрет работы Ивана Аргунова. 1770-е гг.
ГМИИ Узбекистана, Ташкент.

0

7

Письмо Ф.И. Тютчева к Н.Н. Шереметевой

Минхен. Сего 16/28 декабря 1829

Много и непростительно виноват перед вами, милостивая государыня тетушка, что так поздно отвечаю на родственно-милостивое письмо ваше. С братом Алексеем Васильевичем сбирался было писать к вам1, но подумал, что лучше будет предоставить ему изъяснить вам мою признательность. Теперь известился через письмо от своих2, что я вам новою обязан благодарностию. Вы пред<по>лагали ехать в Петербург ходатайствовать по моему делу. Душевно тронул меня сей знак вашего расположения, но теперь при переменившихся обстоятельствах сия поездка была бы бесполезна3. Не менее того в полной мере чувствую всю цену сего истинно-родственного предложения.

Я полагаю, что Ал<ексей> Васильевич теперь с вами, и от всего сердца, любезнейшая тетушка, поздравляю вас с его приездом. Благодаря этим шести неделям, что он провел с нами, легко вообразить, как утешительно должно быть для вас его присутствие. Прошу вас покорнейше еще раз поблагодарить его за всю им оказанную нам дружбу. Не говоря о себе, он оставил в Минхене искренно-преданных ему друзей. Не проходит дня, чтобы речь не шла о нем, и в первые дни по его отъезде он точно такую оставил пустоту у нас в доме, как бы несколько лет сряду жил с нами вместе. Кто его знает, тому сие покажется весьма естественно. С его редкими душевными свойствами, с его прекраснейшим характером ему везде легко будет найти искреннюю сердечную приязнь и оставить по себе добрую любезную память. Всем его знающим и любящим должно быть крайне утешительно говорить про него с вами. В нем послана вам, любезнейшая тетушка, большая награда за вашу большую доброту. И да сохранит вас Бог обоих для вашего взаимного щастия.

Мы на днях получили от него письмо из Вены4. Но пусть он сам расскажет вам им совершенные подвиги. Вы, вероятно, захочете изустного рассказа, чтобы поверить оным. Жена просит у вас позволения самой <писать> к вам, а я прошу у вас для нее вашего родственного расположения. Брату, которого еще со мною нет, я передам поклон ваш. Любезнейшим сестрицам, буде оне меня не совсем позабыли, мое усердное почтение, равно и Михаилу Николаевичу5, и, поздравляя вас и их с наступающим Новым годом, с искренним желанием всех благ, пребуду навсегда с душевным почтением и преданностию, милостивая государыня тетушка,

ваш покорный племянник

Ф. Тютчев

1 Алексей Васильевич Шереметев (1800—1857) — сын Н. Н. Шереметевой, двоюродный брат поэта. Ему посвящено стихотворение «Послание к А. В. Шереметеву» (1823) О пребывании Шереметева в Мюнхене осенью 1829 г. см.: А. Л. Осповат. Из материалов для биографии Тютчева. — «Известия ОЛЯ АН СССР», 1986, т. 45, № 4 с. 352

2 Это письмо неизвестно.

3 31 октября 1829 г. Тютчев был произведен в титулярные советники. Видимо, эти «переменившиеся обстоятельства» подразумеваются в его письме.

4 Это письмо неизвестно.

5 Имеются в виду дочери Шереметевой — А. В. Якушкина и ее старшая сестра Пелагея Васильевна, а также муж последней — М. Н. Муравьев.

0

8

Память о них хранит Покровское

23.12.2005 г.

В нынешнем году исполняется 180 лет со дня восстания декабристов. Ко всем революционным событиям отношение сегодня неоднозначное, но мне странно было услышать от интеллигентного человека, что «декабристы сейчас не котируются». Мне кажется, что люди, думавшие в первую очередь не о себе, не о своем благополучии, а о благе своей страны, о том, как облегчить страдания народа, доведенного до положения рабочего скота, сегодня, напротив, как никогда могут служить для нас источником душевных сил. Все декабристы были участниками войны 1812 года, многие дошли до Парижа вместе с солдатами, большинство из которых были крепостными крестьянами. И после победоносного завершения войны освободители своей страны опять вернулись в рабское состояние. Могли ли умные, образованные, честные офицеры смириться с таким положением?!

Их восстание было обречено на поражение, 5 человек казнили, 121 человек были сосланы в Сибирь, не считая солдат (тех было сослано несколько тысяч). Но это восстание, может, впервые пробудило гражданские чувства, заставило задуматься многих и многих.

Они оставили по себе добрую память везде, где довелось им жить. С нашим районом, в частности с селом Покровским-Шереметевым, связаны имена декабристов Алексея Васильевича Шереметева, Никиты Михайловича Муравьева и Ивана Дмитриевича Якушкина, которые были женаты на сестрах Шереметева. Алексей Васильевич был членом Союза благоденствия и поддерживал тесные связи с декабристами. События 14 декабря 1825 года застали его в Москве, где он служил в армии. Его попытка совместно с И.Д.Якушкиным и М.А.Фонвизиным поднять московский гарнизон в помощь восставшим в Петербурге не увенчалась успехом. Шереметеву посчастливилось – он был всего лишь выслан в родное поместье Покровское под надзор полиции, снятый лишь в 1830 году. С 1830 года по 1843-й он, живя в Покровском, работал в уезде «посредником полюбовного межевания». Не прекращал связей со ссыльными декабристами. В его письмах в Сибирь часто упоминаются имена декабристов Д.И.Завалишина, П.С.Бобринцева, И.Д.Якушкина и других. Из Ялуторовска ему писал И.Д. Якушкин. Алексей Шереметев был хорошо знаком с А.С.Пушкиным.

Современники отмечали душевность и отзывчивость Алексея Васильевича. Он понимал крестьян, умел говорить с ними, многим помогал. Построил богадельню для престарелых. Эти порядки были необычными для того времени и вызывали опасения некоторых соседей, поскольку владельцы Покровского «различия не делали чинам и положениям».

Иван Дмитриевич Якушкин был в числе защитников батареи Раевского, где проявил чудеса храбрости и был награжден Георгиевским крестом. Девятнадцатилетним юношей вместе с друзьями П.Я.Чаадаевым, братьями Муравьевыми-Апостолами дошел до Парижа. Вернувшись в Россию в 1814 году, он, как и многие другие, остро чувствовал несправедливость самодержавия, противоестественность крепостного права. Якушкин был одним из учредителей «Союза спасения» – вместе с С.Трубецким, Ф.Глинкой и другими, активным членом «Союза благоденствия» и Северного Союза. В 1817 году он брался убить царя Александра I. «Я решил по прибытию императора Александра отправиться с двумя пистолетами к Датскому собору, и когда царь пойдет во дворец, из одного пистолета выстрелить в него, из другого в себя», – писал он в своих «Записках». В дни декабрьского восстания он был в Москве, где предложил поднять московские войска, но это не удалось. 10 января 1826 года Иван Дмитриевич был арестован. Первый допрос вел генерал Левашов в присутствии царя Николая I. На все вопросы, касающиеся Общества и товарищей, Якушкин отвечал молчанием. Сказал лишь: «Назвать, государь, я никого не могу». Он был приговорен к смертной казни, но 10 июля 1826 года смертная казнь была заменена каторгой на 20 лет с последующим поселением в Сибири.

В Ялуторовской колонии Иван Дмитриевич оказался наиболее энергичным и деятельным среди товарищей. В 1842 году он добился разрешения открыть школу для мальчиков, а в 1846-м, в память своей супруги, открыл школу для девочек. Это была первая женская школа во всей Сибири.

Школы, открытые декабристами, были доступны для детей всех сословий города. Программы обучения составлял лично И.Д.Якушкин, он же был инструктором учителей.

В конце 1856 года Иван Дмитриевич по амнистии возвращается в Москву, но Анастасия Васильевна к тому времени скончалась.

Ей было 16 лет, когда она вышла за него замуж. Получив домашнее образование, она в совершенстве знала французский, любила литературу, увлекалась музыкой. Годы, прожитые в Покровском молодыми Якушкиными, считаются самыми счастливыми в их жизни. В 1827 году, отправляясь на каторгу, он хочет, чтобы его двоих детей воспитывала в России мать, которая могла дать истинно правильное воспитание. Однако в 1832 году он дает согласие на приезд жены в Сибирь, но никакие ходатайства от жен, кроме уже выехавших одиннадцати женщин, не были удовлетворены Николаем I.

Анастасия Васильевна умерла в возрасте 39 лет, так и не дождавшись мужа из Сибири. «Я не встречал женщины, которая была бы добрее ее, – писал о матери Евгений Иванович Якушкин. – Она готова была отдать все, что у нее было, чтобы помочь нуждающемуся. Все люди были для нее равны, все были близкие. Она одинаково обращалась со всеми, был ли то богач, знатный человек или нищий, ко всем она относилась одинаково. Ее глубоко возмущало всякое насилие, она высказывалась горячо и просто, с кем бы ей ни приходилось говорить…»

Эти люди достойны того, чтобы, как сказал Некрасов, преклонить колени перед их участью. Перед их гражданским подвигом, мужеством и благородством.

Нина БАРЫШЕВА

0

9

https://sun9-28.userapi.com/c845523/v845523916/1cfe21/VIkYu-fT0xE.jpg

Неизвестный художник.
Портрет Надежды Николаевны Шереметевой (матери декабриста). Середина XIX века.
На обороте холста надпись карандашом, полустертая во время реставрации, отмеченная в инвентарной книге 1939 г.: "Над. Ник. Шереметева, р.Тютчева, друг Гоголя".
Музей-усадьба «Кусково».

Надежда Николаевна Шереметева (урождённая Тютчева) (26 сентября 1775 — 11 мая 1850, Москва) — тётка поэта Ф. И. Тютчева, друг Н. В. Гоголя, называвшего её своей «духовной матерью»

Дочь Николая Андреевича Тютчева (1720—1797) и Пелагеи Денисовны Панютиной (1739—1812). Вышла замуж за отставного гвардии капитан-поручика Василия Петровича Шереметева (1765—1808). Поселилась с ним в его поместье Покровское-Шереметево. Замужество было счастливым, но недолгим. 19 июля 1808 года[2] на холме у самой усадьбы лошади понесли пролётку, в которой Василий Петрович возвращался домой, и разбили её. В. П. Шереметев скончался прямо на месте крушения. Молодая вдова неполных 33 лет осталась с тремя детьми на руках: Алексеем, Пелагеей (1802—1871) (позднее замужем за М. Н. Муравьёвым) и младшей Анастасией (позднее замужем за И. Д. Якушкиным). Василия Петровича похоронили под Троицкой церковью в Саввино-Сторожевском монастыре в Звенигородском уезде[2], куда впоследствии Надежда Николаевна совершала ежегодные паломничества. Предполагают, что ранняя и трагическая смерть мужа существенно укрепила религиозные настроения Надежды Николаевны[3].

Вскоре после того как Надежда Николаевна оправилась от горя, делом её жизни стала забота о людях, порой ей совсем неизвестных. "Всю свою жизнь, быть может несколько суетливо, — пишет один из её потомков, но без всякого показного эффекта, она хлопотала о самых различных людях"[3], то помещая ребёнка или пожилую женщину в больницу, то навещая мать, потерявшую сына. Ей доверяли значительные средства на самую разнообразную благотворительную помощь.

С начала 1816 года Шереметева с детьми поселилась в доме брата Ивана, отца будущего поэта Ф. И. Тютчева, в Армянском переулке. Переезд в Москву был связан с поступлением сына Алексея в училище колонновожатых[4]. Сын её брата, будущий поэт Ф. И. Тютчев, вырос в тесном общении с членами семьи Н. Н. Шереметевой. Состояла в переписке с В. А. Жуковским. К своим друзьям причисляла и П. Я. Чаадаева. Много сделала для воспитания внуков – детей декабриста И. Д. Якушкина. С Иваном Дмитриевчием была в постоянной переписке, до самой смерти писала непременно раз в неделю. По словам современников, была вспыльчива, но всегда готова прийти на помощь ближнему.

В 1840 году Надежда Николаевна познакомилась с Н. В. Гоголем. Она помогла ему устроить в доме П. И. Раевской одну из его сестер, Е. В. Гоголь, после выпуска из института. Близко познакомился с Н. Н. Шереметевой Гоголь в 1842 году в Москве, где они встречались у Аксаковых. С этого времени начинаются встречи и переписка Гоголя с Шереметевой, продолжавшиеся в течение 8 лет до её смерти. До нас дошло 43 письма Гоголя к Шереметевой и 47 ответных писем Шереметевой. Будучи глубоко верующей, Надежда Николаевна сильно влияла на религиозные настроения Гоголя. Он называл её своей «духовной матерью». А Шереметева, по словам С. Т. Аксакова, «любила Гоголя, как сына»[5]. Надежда Николаевна поддерживала намерение Гоголя поехать в Иерусалим и его возраставшие после 1842 года религиозно-мистические настроения[6]. В связи с этим она удостоилась упоминания в эссе В. Набокова "Николай Гоголь". Набоков писал:

Добрая старая дама Надежда Николаевна Шереметева, одна из самых верных и скучных корреспонденток Гоголя (они постоянно молились о спасении души друг друга), проводила его до московской заставы. Бумаги Гоголя были наверняка в полном порядке, однако ему почему-то не хотелось, чтобы его проверяли, и святое паломничество началось с одной из тех мрачных мистификаций, которые он нередко разыгрывал перед полицией. К сожалению, в неё была втянута и старая дама. У заставы она поцеловала паломника, разразилась слезами и осенила его крестом, отчего он крайне расчувствовался. В эту минуту у него спросили документы, чиновник желал узнать, кто именно отъезжает. «Вот эта старушка!» — закричал Гоголь и укатил в своей коляске, оставив госпожу Шереметеву в большом затруднении[7].

Однако, насколько известно, этот инцидент в январе 1848 года не омрачил отношений Надежды Николаевны и писателя. Считается, что Шереметева даже оказала некоторое влияние на творчество Гоголя. Его фраза из «Выбранных местах из переписки с друзьями»: «Разлуки нет между живущими в Боге <…>, и брат, отошедший от нас, становится ещё ближе к нам от силы любви» — почти дословное повторение одного из писем Надежды Николаевны[8]. Кончина Шереметевой потрясла Гоголя, и, возможно, приблизила его смерть два года спустя[9].
Отзывы современников

В. А. Жуковский:

   

Ваше письмо точно Вы сами: та же простая, чистая доброта в нём дышит, какую я нашёл в Вас самих[10].

Н. В. Гоголь:

В мои болезненные минуты, когда падает мой дух, я всегда нахожу в них <письмах Н. Н. Ш.> утешение и благодарю всякую минуту руку провидения за встречу мою с Вами[11].

Е. Ф. Фон Брадке

Одна богатая и знатная дама, госпожа Шереметева, утратила всякое к себе уважение за то, что ездила в дрожках, обрезала себе волосы и одевалась просто[12].

Семья

    Брат — Дмитрий (1765 — до 1829)[13]
    Брат — Николай (1767—1832)[13]
    Брат — Иван (1768—1846)[14], отец поэта Фёдора Тютчева.
    Сестра — Анастасия (1769—1830)[13] замужем за Алексеем Филипповичем Надаржинским (1747—1789)[15].
    Сестра — Варвара (1771—1828)[13] замужем за Александром Сергеевичем Безобразовым[16].
    Сестра — Евдокия (1774—1837), замужем с 1795 года за князем Борисом Иванович Мещерским (скончался в 1796)[17], игуменья Евгения — основательница Борисо-Глебского Аносина женского монастыря.

Примечания

Якушкин Н. В. Несостоявшаяся поездка А. В. Якушкиной в Сибирь. (Памяти Е. Е. Якушкина). // Памятники Культуры. Новые открытия. Ежегодник 1995. М.: Наука. 1996. с. 34.
Центр генеалогических исследований
Якушкин Н. В. Несостоявшаяся поездка А. В. Якушкиной в Сибирь. (Памяти Е. Е. Якушкина). // Памятники Культуры. Новые открытия. Ежегодник 1995. М.: Наука. 1996. с. 29.
Федор Тютчев и литературные общества
Душа Гоголя хотела мира
К письмам Н. В. Гоголя 1842–1852 гг. - Том 12. Письма 1842-1845
Набоков В. В. Николай Гоголь // Набоков Владимир. Романы. Рассказы. Эссе. СПб.: Энтар. 1993. С. 332.
Переписка Гоголя с Шереметевой
А. О. Смирнова записала об этом (Воспоминания о Гоголе. Автобиография, 298.):

    Гоголь пришёл ко мне утром и был очень встревожен. "Что с вами, Николай Васильевич?" — "Надежда Николаевна Шереметева умерла. Вы знаете, как мы с ней жили душа в душу. Последние два года на неё нашло искушение: она боялась смерти. Сегодня она приехала, как всегда, на своих дрожках и спросила, дома ли я. Поехала куда-то, опять заехала, не нашла меня и сказала людям: "Скажите Николаю Васильевичу, что я приехала с ним проститься", — поехала домой и душу отдала Богу, который отвратил перед смертью страданья. Её Смерть оставляет большой пробел в моей жизни.

Цит. по Вересаев В. Гоголь в жизни. [1]
Письма В. А. Жуковского и Н. М. Языкова к Н. Н. Шереметевой» // Библиографические записки. 1858. № 22. Стр. 475.
Письма Н. В. Гоголя. Под ред. В. И. Шенрока. СПб.: 1901. Т.2. С. 244.// Библиографические записки. 1858. № 22. Стр. 475.
Е. Ф. Фон Брадке. Автобиографические записки.
Аксаков И. С. Биография Фёдора Ивановича Тютчева. Москва: АО Книга и бизнес. 1997. Родословное древо на обороте суперобложки.
Они тоже гостили на земле... Тютчев Иван Николаевич (1768-1846)

0

10

https://forumstatic.ru/files/0013/77/3c/38666.jpg

Жена декабриста, Екатерина Сергеевна Шереметева. Акварель работы В.И. Гау. 1838 г.

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » ШЕРЕМЕТЕВ 1-й Алексей Васильевич.