Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ДЕЯТЕЛИ РОССИИ XIX века » Великая княжна Ольга Николаевна, королева Вюртембергская.


Великая княжна Ольга Николаевна, королева Вюртембергская.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://sd.uploads.ru/tswAb.jpg
German von Bohn. Портрет Великой княжны Ольги Николаевны, дочери императора Николая I. 1852 г. Ольга Николаевна (11 сентября 1822, Санкт-Петербург — 30 октября 1892, Фридрихсхафен, Германия) — дочь императора Николая I и императрицы Александры Фёдоровны, жена Карла I, короля Вюртембергского.

Ольга Николаевна родилась в Аничковом дворце 30 августа (11 сентября) 1822 года и была третьим ребенком и второй дочерью в семье императора Николая I и Александры Фёдоровны. По матери княгиня Ольга происходила из прусского королевского дома Гогенцоллернов. Её дедом и прадедом были короли Пруссии Фридрих Вильгельм II и Фридрих Вильгельм III.

Как и все дети императорской семьи, Ольга до пяти лет находилась под присмотром няни Марии Васильевны Кайсовской. Затем её первой гувернанткой стала Шарлотта Дункер, которую в 1836 году сменила Анна Алексеевна Окулова. Основными предметами обучения великой княжны были арифметика, всеобщая и отечественная история, физика. Также её обучали языкам — французскому, немецкому и английскому. Одним из наставников был поэт Василий Жуковский, с которым великая княжна, уже покинув родной дом и переехав в Германию, до конца его дней состояла в переписке. Он писал о шестилетней великой княжне: Ольга Николаевна очень прилежна. Она раз в неделю занимается уже и со мною и всегда очень, очень внимательна. Слушает прилежно, и что поймёт, того не забывает… Жаль мне только того, что не имею более времени: с нею очень приятно учиться[1].

Преподавателем русского языка и русской словесности был ректор Санкт-Петербургского университета Пётр Александрович Плетнёв. Ольга Николаевна много внимания уделяла рисованию. Уроки ей давал известный художник Александр Иванович Зауервейд. Занималась ваянием под руководством скульптора Ивана Петровича Витали, прекрасно пела, играла на фортепиано и органе.[2]

Наряду с домашним обучением великие княжны числились в классах Смольного женского института. Хотя бо́льшую часть программ они выполняли дома, при посещении института родственниками великие княжны надевали форму и вставали в ряды своего класса. Ольга Николаевна числилась в «белом классе», выпуск которого должен был состояться в 1838 году.

Привлекательная, образованная, говорящая на нескольких языках, увлекающаяся игрой на пианино и живописью, Ольга расценивалась как одна из лучших невест в Европе. Фридрих Гагерн, сопровождавший в Россию в 1839 году принца Александра, так описывал великую княжну: Вторая великая княжна,Ольга Николаевна, любимица русских; действительно, невозможно представить себе более милого лица, на котором выражались бы в такой степени кротость, доброта и снисходительность. Она очень стройна, с прозрачным цветом лица, и в глазах тот необыкновенный блеск, который поэты и влюблённые называют небесным, но который внушает опасение врачам[3]

После свадьбы ее сестры Марии, которая вышла замуж за принца ниже ее по рангу, родители Ольги Николаевны желали найти ей перспективного супруга. Но шло время, а в жизни великой княжны Ольги ничего не менялось. Приближённые недоумевали: «Как, в девятнадцать лет все еще не замужем?». И при этом претендентов на ее руку было немало. Еще в 1838 году, во время пребывания с родителями в Берлине, шестнадцатилетняя княжна привлекла внимание наследного принца Максимилиана Баварского. Но он не понравился ни ей, ни родным. Через год ее мыслями завладел эрцгерцог Стефан. Он был сыном палатина Венгерского Иосифа (супруга скончавшейся великой княгини Александры Павловны) от второго брака. Но этому союзу помешала мачеха Стефана, которая не пожелала иметь родственницей русскую княжну из-эа ревности к первой супруге эрцгерцога Иосифа. К 1840 году Ольга решила, что не будет спешить с замужеством, она говорила, что ей и так хорошо, она счастлива остаться дома. Император Николай I заявил, что она свободна и может выбирать, кого захочет. Тётка Ольги Николаевны, великая княгиня Елена Павловна (жена великого князя Михаила Павловича) стала прилагать усилия, чтобы выдать ее за своего брата принца Фридриха Вюртембергского (1808—1870). Ольга писала в дневнике:

Ольгин павильон и Ольгин пруд в Петергофе сохранили имя великой княжны Ольги Николаевны Я рассказала все Мамà (императрице Александре Федоровне), в ужасе и задыхаясь от негодования. Он был вдвое старше меня. Он в свое время танцевал с Мамà, он — сверстник моих родителей. К нему я относилась как к дяде…

Неожиданно пришло предложение от другого эрцгерцога — Альбрехта. Гагерн писал: В Петербурге носился слух, что она предназначена в супруги эрцгерцогу Альбрехту, сыну эрцгерцога Карла; но во всё время моего пребывания я ничего не мог заметить, что подтверждало бы это предложение[3].

Ему был послан отказ. А вот ответа на встречное предложение о браке со Стефаном пришлось ждать долго. В письме из Вены говорилось о том, что брак и Стефана и Ольги Николаевны, исповедующих разные веры, представляется для Австрии неприемлемым. Эрцгерцогиня русского происхождения может стать опасной для государства из-за того, что среди славянского населения «взрывоопасных» областей Австрии могут возникнуть брожения. Сам же Стефан сказал, что зная о чувствах Альбрехта, посчитал правильным «отойти в сторону».

Эта неопределенность действовала угнетающе не только на Ольгу, но и на ее родителей. Её уже начали считать холодной натурой, меж тем ее сердце тосковало по любви. Перед глазами Ольги Николаевны протекала счастливая жизнь старшего брата Александра и сестры Марии. Когда приехавший принц Фридрих Гессен-Кассельский из двух сестер отдал предпочтение младшей, Александре, многие утешали её, что он слишком молод, Николай I был рад, что дочь остается при нем.

Родители начали искать другую партию для дочери и остановились на герцоге Адольфе Нассауском. И это чуть не привело к разрыву с женой Михаила Павловича, великой княгиней Еленой Павловной. Она давно мечтала выдать за него свою младшую дочь Елизавету. Николай I, заботясь о сохранении мира в императорском доме, принял решение, что принц волен сам сделать выбор между двоюродными сестрами. Но великая княгиня Елена Павловна, не простившая племяннице, что та пренебрегла ее братом, теперь волновалась из-за того, что Адольф отдаст предпочтение царской дочери в ущерб ее Лили. Но Адольф, приехавший в Россию вместе с братом Морисом, попросил руки Елизаветы Михайловны. Император ничего не имел против, но был удивлен. Младший герцог оказывал знаки внимания Ольге Николаевне. Она писала: Это был красивый мальчик, хорошо сложенный, очень приятный в разговоре, с легким налетом сарказма. Он быстро завоевал наши симпатии, мне же он нравился своим великодушием, а также откровенностью. … Мое сердце билось как птица в клетке. Каждый раз, когда оно пыталась взлететь вверх, оно сейчас же тяжело падало обратно.

Иногда Ольга задумывалась о браке с Морисом, но все же отказалась. Она считала, что жена должна последовать за мужем, а не муж входить в отечество жены. Ей казалась унизительной мысль, что Морис будет играть ту же роль, какую играл в императорской семье принц Максимилиан Лейхтенбергский.

В начале 1846 года, в Палермо, где Ольга находилась в сопровождении матери-императрицы, пребывавшей там некоторое время, чтобы поправить свое здоровье, резко пошатнувшееся после смерти младшей дочери Александры, встретила наследного принца Вюртембергского Карла, и согласилась на его предложение о женитьбе.

Свадьба состоялась в Петергофе 1(13) июля 1846 года, в день рождения Александры Фёдоровны и в день ее свадьбы с Николаем Павловичем. Посчитали, что это число должно принести счастье новой паре. Целый день звонили колокола, иллюминацией были украшены даже дома в Петербурге. Император пожелал дочери: «Будь Карлу тем же, чем все эти годы была для меня твоя мама».

Семейная жизнь Ольги сложилась вполне благополучно, но детей у них не было. А. О. Смирнова прокомментировала брак следующим образом: «Красивейшей из дочерей нашего императора суждено было выйти за ученого дурака в Виртембергию; la Belle et la Bête, — говорили в городе»[4].

Молодая чета переехала в Вюртемберг. Ольга писала Жуковскому: Утешительно в минуту разлуки думать, что незабвенная бабушка (Мария Федоровна) родилась в этой земле, где мне суждено жить и где Екатерина Павловна (сестра Николая I) оставила о себе так много воспоминаний. Там любят русское имя, и Вюртемберг соединен с нами многими узами.

Ольга Николаевна вместе с мужем проживала постоянно в Штутгарте и лишь изредка навещала Россию. В феврале 1855 года она, узнав о болезни императора Николая I, вместе с мужем срочно выехала в Петербург, но отца в живых не застала. Несколько месяцев Ольга Николаевна оставалась вместе с матерью, тяжело переживавшей утрату супруга.

В 1864 году умер король Вильгельм I, трон наследовал Карл I и Ольга Николаевна стала королевой Вюртемберга.

Вюртембергская принцесса, а затем и королева, Ольга Николаевна много времени посвящала благотворительным учреждениям, тем самым завоевав любовь и уважение немецкого населения. Ее именем и сейчас называется улица в одном из курортных городов Вюртемберга.

В правление Карла и Ольги были учреждены Орден Ольги и Медаль Карла и Ольги.

Скончалась Ольга Николаевна 18 (30) октября 1892 года.
Примечания
1. Жуковский В. А. Сочинения. Т.6. — СПб,1885. — С.560
2. Сидорова А. «Юность под кровом отцовской любви»: Воспитание великой княжны Ольги Николаевны // Родина. — 2009.— № 11. — С.96.
3. 1 2 Ф. Гагерн. Дневник путешествия по России в 1839 году // Россия первой половины XIX века в глазах иностранцев / Ю.А. Лимонов. — Л: Лениздат, 1991. — С. 668. —
4. 19 с. — (Библиотека «Страницы истории Отечества»). — 200 000 экз. — ISBN 5-289-00944-2.
5. А. О. Смирнова-Россет. Записки, дневник, воспоминания, письма. Изд-во Федерация, 1929. Стр. 235.

0

2

http://sd.uploads.ru/kc3eM.jpg
Ф.К. Винтерхальтер. Потрет Великой княжны Ольги Николаевны. 1856 г. Свадьба великой княжны Ольги Николаевны и кронпринца королевства Вюртемберг Карла-Фридриха-Александра

По стандартам своего времени Великая княжна Ольга Николаевна стала невестой довольно поздно – в 25 лет. И будет не лишним поведать о том, как она прожила эти четверть века.

…30 августа 1822 года у цесаревича Николая Павловича и Великой княгини Александры Федоровны родилась вторая дочь – Ольга. Их старшим детям – Александру Николаевичу и Марии Николаевне – было 4 и 3 года. Статс-дама княгиня А. Н. Волконская доставила малютку на крещение в церковь Таврического дворца. Литургию совершил митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский Серафим.

Императрица-мать – Мария Федоровна – возложила на Ольгу орден святой Екатерины 1-го класса, а императрица Елизавета Алексеевна поднесла Ольгу к причащению.

Императора Александра I не было при крещении – в это время он находился в дороге на Веронский конгресс.

Девочку после крестин отвезли во дворец к родителям, а в Таврическом дворце были даны торжественный обед, бал и артиллерийские залпы.

С юных лет Ольга, Мария и младшая Александра находились под опекой и руководством статс-дамы Юлии Федоровны Барановой. Учение сестер началось рано и проходило по программам Смольного института. Девочки часто приезжали в Смольный, и каждая из них выбирала себе подругу для труда и игр. Ольга выбрала себе А. Меркулову – дочь московского сенатора.

Когда девочки подросли, их учителем стал В. А. Жуковский.

Отмечая эту сторону деятельности Жуковского, князь П. А. Вяземский посвятил ему такие стихи:

Еще пред ним раскрылся жребий славной:

Святой залог приняв из царских рук,

Он пробудил в младой семье державной

Благой рассвет познаний и наук.

Словесность и литературу преподавал П. А. Плетнев, и его уроки очень нравились Ольге Николаевне. Она любила и занятия французским языком и литературой, и историей искусств, и музыкой. Ольга Николаевна охотно играла на фортепьяно и органе, но из искусств более всего любила скульптуру и живопись.

Кроме того, у Ольги Николаевны была воспитательница Анна Алексеевна Окулова, женщина глубоко верующая, истая русская патриотка, прекрасно знавшая отечественную литературу и родной язык. Окулова была демократична в своих убеждениях и имела широкий круг знакомых, которые принадлежали к простолюдинам, но отличались особенно высокой нравственностью или какими-либо талантами.

Окулова убедила Ольгу Николаевну создать училище для девочек из семей священников. В первом наборе оказалось 12 девочек, живших на полном обеспечении Великой княжны. Первая их начальница была родственницей Окуловой, а учебной работой ведал ученый протоиерей Иоаким Кочетов.

За всеми этими делами и хлопотами Ольга Николаевна, казалось, и вовсе забыла о замужестве, но помог случай.

Великая княжна была доброй христианкой и нежной дочерью. Она всегда ухаживала за матерью, которая со временем стала часто болеть. Зиму 1845—1846 годов Ольга Николаевна провела в итальянском городке Палермо, где лечилась императрица Александра Федоровна. Там же находился и Николай I.

В это время в Палермо приехал наследный принц Вюртемберга – Карл-Фридрих-Александр. Его приняли в царской семье, и, познакомившись с Великой княжной, он был настолько поражен ее красотою и грациозностью, что тут же сделал предложение, которое было сразу принято.

Из Палермо царская семья вместе с женихом Ольги Николаевны отправилась в Венецию, а оттуда в Зальцбург, куда приехала мать жениха, королева Вюртемберга, чтобы познакомиться с невестой сына. К счастью, будущие свекровь и невестка понравились друг другу.

С середины июня 1846 года толпы петербуржцев ожидали на берегу Финского залива в Петергофе прибытия корабля с августейшими женихом и невестой. Корабль должен был прийти к летней царской резиденции из Кронштадта, где по придворной традиции родственники должны были встречать жениха Ольги Николаевны.

25 июня, в день 50-летия Николая I, Ольга и Карл-Фридрих обручились.

Весь июнь стояла холодная и дождливая погода, а в день обручения засияло солнце, на небе не было ни одного облачка, термометр показывал +21 °С и все были уверены, что это предвещает молодым безоблачное счастье.

Свадьба началась 1 июля, в день рождения императрицы. В 8 часов утра пять пушечных выстрелов известили о предстоящем венчании, которое состоялось в церкви Петергофского дворца. Затем молодые пошли из церкви в Стольную залу, где было произведено венчание по протестантскому обряду, ибо жених был лютеранином. После обеда в Белом зале, в 8 часов вечера в Петровском зале начался бал.

…Свадебные торжества продолжались больше недели. Все эти дни гремели пушки, звонили колокола всех церквей, и казалось, что возвратился золотой век Екатерины Великой, когда в ее честь давал в Таврическом дворце и его парке волшебный праздник фельдмаршал Потемкин. Только теперь торжества проходили в Петергофе и его огромном парке, расцвеченном тысячами свечей и фонариков.

Николай I превратил свадьбу во всенародный праздник, разрешив петербуржцам всех чинов и званий гулять в садах и парках Петергофа.

10 июля петербургское дворянство дало бал в честь новобрачных, на котором присутствовала вся царская семья, все высшие сановники и генералы, резиденты всех аккредитованных в России государств.

На следующий день, 11 июля, праздновались именины Ольги, которые для августейших особ именовались «тезоименитством».

И снова на праздник были допущены все, кто пожелал.

Праздник проходил в Санкт-Петербурге, на островах Крестовском и Елагине, вся царская семья каталась в открытых экипажах, а молодожены бросали в собравшихся серебряными монетами.

Наконец, с наступлением темноты, многодневный праздник окончился грандиозным фейерверком.

Вскоре Ольга Николаевна, взяв с собою немалый штат приближенных, выехала в Вюртемберг. Своим духовником она выбрала зятя протоиерея Кочетова Ивана Базарова, который прожил при ней до самой ее кончины. Уехала с Ольгой в Вюртемберг и Анна Окулова.

В сентябре Ольга Николаевна прибыла в Штутгарт, столицу Вюртемберга, где русский посланник князь Александр Горчаков собрал для нее хорошую библиотеку, необходимую для ознакомления новой кронпринцессы с историей и всеми сторонами жизни ее нового отечества.

Следующий, 1847 год был в Вюртемберге неурожайным. Начался голод. Ольга Николаевна принимала самое активное участие в помощи голодающим и своею щедростью покорила вюртембергцев.

Когда в 1848 году в Западной Европе началась революция, Вюртемберг тоже попал в ее водоворот. После восстания в Бадене и Дрездене революция пришла и в Штутгарт.

Толпы бунтарей не раз осаждали дом, где жили кронпринц и Ольга. (Именно дом, а не дворец, потому что дворец был построен только через 6 лет после ее приезда в Штутгарт, в 1853 году, да и тот был тесным и неуютным.) Когда однажды вооруженные бунтари окружили их дом, Ольга вышла на балкон и сказала: «Я никого и ничего не боюсь! Я – дочь императора Николая, помните об этом, и лучше всем вам разойтись по домам».

Толпа разошлась, а некоторые даже кричали: «Да здравствует кронпринцесса!»

За время своей жизни в Вюртемберге Ольга Николаевна не раз бывала в Москве и в Санкт-Петербурге, чаще всего по случаю свадеб или похорон.

В 1864 году ее муж стал королем Вюртемберга Карлом I, и только тогда они переселились в королевский дворец.

Наиболее значительным событием своей «королевской» жизни Ольга Николаевна считала свадьбу Великой княжны Веры Константиновны, вышедшей в 1874 году за Вильгельма-Евгения, герцога Вюртембергского.

А дальше пошли сплошные горечи и утраты: она тяжело переживала длительную болезнь и последовавшую 9 февраля 1876 года смерть своей сестры Марии – эти печальные события заставили Ольгу Николаевну долго прожить в Санкт-Петербурге. В 1877 году скончался муж Веры Константиновны – молодой герцог Вюртембергский Вильгельм-Евгений.

В мае 1880 года умерла императрица Мария Александровна, с которой Ольга Николаевна дружила еще до своей свадьбы и переписывалась более 30 лет. И окончательно сразила ее весть об убийстве брата – императора Александра II.

С тех пор королева Ольга заболела, а когда в 1891 году умер ее муж, она слегла и 18 октября 1892 года скончалась.

* * * | Тайны дома Романовых | Эпизоды внешней и внутренней политики России в конце 40-х годов XIX столетия

0

3

http://sd.uploads.ru/qOp7j.jpg
Ф.К. Винтерхальтер. Портрет королевы Вюртембергской Ольги Николаевны. 1865 г.

Ольга Николаевна Великая княжна, королева Вюртембергская, дочь императора Николая I и императрицы Александры Федоровны.

Ольга родилась в 1822 году, когда ее отец еще не занимал российский престол. Это произошло лишь три года спустя. Она была второй дочерью в семье, росла и воспитывалась вместе со своими сестрами, великими княжнами Марией и Александрой. «По возрасту я была между ними обеими: на три года моложе Мэри, на три года старше Адини — и часто чувствовала себя немного одинокой», — написала она в своих «Воспоминаниях».
Как и все дети, Ольга до семи лет находилась под присмотром английской няни, затем к ней были приставлены различные преподаватели. Она усердно изучала иностранные языки и историю, занималась музыкой и рисованием. Обучение проходило под руководством ректора Санкт-Петербургского университета профессора Петра Александровича Плетнева и известного поэта Василия Жуковского, который был воспитателем всех царских детей.
Понимая, что дочерей со временем придется отдавать замуж в другие страны и они, по всей видимости, станут супругами немецких принцев, мать-императрица, лично следившая за воспитанием девочек, старалась приучать их к будущей семейной жизни.
Семья императора Николая I была счастливой, и детям в ней жилось хорошо. Они видели родительскую привязанность друг к другу, всегда чувствовали их любовь и заботу. Обстановка, в которой они жили, была строгой и простой. По свидетельству современников, комнаты сестер на первом этаже Зимнего дворца были лишены роскоши, все было обставлено без излишеств — ни ковров, ни фарфора, ни мрамора. Вот только рояль да библиотека, пополняемая каждой великой княжной из собственных карманных денег. Даже свечи отпускались строго по норме.
Самыми радостными для детей были дни рождественских праздников. В сочельник вся семья собиралась у наряженной елки. Обычай украшать елку в Рождество пришел в Россию из Пруссии по инициативе и желанию Александры Федоровны. Обычно в этом принимали участие все ее дети, а на праздник приглашались и дети прислуги. Отец и дети садились сначала каждый за свой стол с небольшой елочкой, украшенной разными подарками, приготовленными матерью для каждого соответственно возрасту. Затем все выходили в другой зал, где стоял длинный стол с подарками для прислуги и их детей. Эти праздники Ольга всегда вспоминала с нежностью. Ее детство было согрето общей любовью.
С годами великая княжна Ольга Николаевна превратилась в настоящую красавицу. Высокая, стройная, с большими ясными глазами и длинными пушистыми ресницами, она привлекала к себе внимание всех. «Невозможно представить себе более милого лица, на котором выражались бы в такой степени кротость, доброта и снисходительность, — вспоминали о ней современники. — …При грациозной походке, при идеальной чистоте взора в ней было что-то, право, неземное». А что касается характера, то все считали, что, несмотря на внешнюю мягкость, эта дочь императора «одарена рассудком холодным, умом здравым и вместе с тем большим самолюбием…Она знает, что делать, как поступать, какое слово молвить, кого и как сильно любить».
Но, несмотря на холодный рассудок, Ольга в восемнадцать лет не смогла скрыть своих чувств к князю Александру Барятинскому, красивому, мужественному человеку, который, как заметили при дворе, был ею сильно увлечен. Как можно понять из воспоминаний современников, князь, не желая привлекать внимания к своему роману, вел себя очень осторожно И тем не менее в свете начали говорить, что Александр намеревается жениться на Ольге. А это уже рассматривалось как дерзость. Его называли безумцем. Князь же, убедившись во взаимности, был тверд в своем решении. Его не смущала «императорская кровь» избранницы. Ведь Барятинские вели свой род от Рюриковичей.
Вопрос о браке дочери российского императора с эрцгерцогом Стефаном активно обсуждался. Но габсбург-лотарингский Дом под различными предлогами свой ответ откладывал.
Между тем неожиданно пришло предложение руки и сердца от другого эрцгерцога — Альбрехта, двоюродного брата Стефана, не столь привлекательного и значительно его старше. Принц Альбрехт видел великую княжну Ольгу в Петербурге, который посетил в 1839 году. Тогда-то он и пленился красотой дочери императора. Пользуясь ситуацией — о браке кузена еще не было принято окончательного решения, — он направил письмо Николаю I, в котором просил руки великой княжны.
Как же отнеслась Ольга к этому предложению? Об этом она написала в своих «Воспоминаниях»: «Он был мне симпатичен, я питала к нему уважение и дружеские чувства. Но, несмотря на все это, я почему-то испытывала к нему физическую неприязнь, отчего о браке не могло быть и речи. Ему был послан отказ — ведь в это время велись переговоры относительно Стефана… передо мной витал его образ…» Наконец пришел долгожданный ответ из Вены. В письме говорилось, что «брак Стефана и Ольги Николаевны, исповедующих разные веры, представляется для Австрии неприемлемым. Эрцгерцогиня русского происхождения может стать опасной для государства из-за того, что среди славянского населения «взрывоопасных» областей Австрии могут возникнуть брожения».
Таким образом, венский двор не пожелал, чтобы в стране, а тем более в Будапеште, появилась русская великая княжна, опасаясь вновь иметь палатину православной веры. Новый союз с австрийскими Габсбургами, в котором Россия видела большую будущность, не состоялся.
Сам же эрцгерцог Стефан, который, как было известно, симпатизировал русской княжне, сообщил, что, зная о чувствах Альбрехта, «посчитал правильным отойти в сторону».
Между тем в поиски жениха для племянницы своего мужа включилась великая княгиня Елена Павловна, которая возмечтала, чтобы император выдал свою дочь за ее брата, принца Фридриха Вюртембергского. Разница в возрасте супругу брата государя не смущала. Ольгу она уверяла, что ее брат заинтересовался ею уже после своего первого визита в Россию в 1837 году. Расхваливая его на все лады, великая княгиня подчеркивала особенно, «какие блестящие перспективы открывались перед ним ввиду того, что кронпринц Карл слишком болезнен и слаб, чтобы управлять государством».
«Так она судила о моем дорогом Карле! — с возмущением вспоминала Ольга в своих мемуарах. — Кто мог думать о том, что в один прекрасный день я стану его счастливой женой!..Я рассказала все маме, в ужасе и задыхаясь от негодования. Он был вдвое старше меня. Он сверстник моих родителей. К нему я относилась как к дяде…» В 1844 году царскую семью постигло страшное горе — скончалась младшая дочь, великая княжна Александра. В связи с этой трагедией здоровье матери-императрицы настолько пошатнулось, что врачи стали считать ее состояние опасным. Ей было рекомендовано длительное лечение за границей. Супруга Николая I выехала в Италию. Ее сопровождала дочь Ольга. По дороге заехали в Веймар, чтобы навестить тетю Марию, великую герцогиню Саксен-Веймарскую. Прибыв в Италию, все разместились на вилле в Палермо. Казалось, вся обстановка располагала к выздоровлению императрицы, но почувствовала она себя лучше лишь через несколько недель и только тогда смогла принимать гостей.
Одним из них был наследный принц Вюртемберга Карл Фридрих Александр. Он приехал с целью поближе познакомиться со своей молодой родственницей, о красоте которой был наслышан. Увидев вновь великую княжну, принц воочию смог убедиться, какой красавицей она стала. Рассказывали, что как-то во время прогулки по городу к Ольге, протиснувшись через толпу людей, желавших посмотреть на гостей из России, подошел какой-то человек. На вопрос, что ему нужно, он ответил: «Я художник и хочу видеть вблизи первую красоту в мире». И, обращаясь к девушке, сказал: «Хоть на одно мгновение задержите на мне свой взгляд, и я за него отдам половину моей жизни!» Свадьба состоялась 1 июля того же года в Петергофе, в день рождения матери-императрицы. Этот же день был днем ее бракосочетания с великим князем Николаем Павловичем, будущим императором, отцом Ольги. Посчитали, что это число должно принести счастье новой паре. Как сообщают современники, «целый день звонили колокола, иллюминацией были украшены дома даже в Петербурге. Император пожелал дочери: «Будь Карлу тем же, чем все эти годы была для меня твоя мама».
Своему наставнику и учителю Василию Жуковскому великая княгиня Ольга, принцесса Вюртембергская, написала: «Утешительно в минуту разлуки думать, что незабвенная бабушка (императрица Мария Федоровна) родилась в этой земле, где мне суждено жить и где Екатерина Павловна оставила о себе так много воспоминаний. Там любят русское имя, и Вюртемберг соединен с нами многими узами».
Уже год спустя после приезда в Вюртемберг русская великая княгиня, наследная принцесса, взяла под свое покровительство первую педиатрическую клинику, созданную в Штутгарте. В 1849 году эта детская больница так и стала называться «Госпиталь Ольги» — «Olgahospital». Спустя семь лет ею было основано Попечительское общество имени Николая («Nikolauspflege»). Назвала она его так в честь отца — императора Николая I. Общество было создано для оказания помощи слепым: их учили грамоте и ремеслу, чтобы подготовить к повседневной жизни. Большое внимание Ольга Николаевна уделяла учебным заведениям: основала в Штутгарте школу для девочек с обучением по усовершенствованным учебным программам, которая позже стала называться Королевской женской гимназией, учредила стипендии для вюртембергских студентов.
Рождественские дни 1854 года наследная принцесса Вюртембергская решила провести в Петербурге. Среди близких и родных она находилась почти четыре месяца. Фрейлина супруги ее брата Александра Анна Тютчева, которая провела при императорском дворе тринадцать лет и оставила после себя «Воспоминания» и «Дневники», вспоминала: «Великая княгиня Ольга Николаевна уехала в Штутгарт 4 мая. Она простилась с нами после молебна. Она была грустна и очень плакала».
В феврале следующего года, узнав о болезни отца, императора Николая I, великая княгиня вместе с мужем вновь срочно выехала в Петербург. Но в живых она его не застала. В «Дневнике» Тютчевой есть такая запись от 25 февраля: «Великая княгиня Ольга Николаевна приехала сегодня утром. Она выехала из Штутгарта при первом известии об опасности, грозящей жизни отца, и уже в Галле узнала о его смерти. В 8 часов вечера она в первый раз будет присутствовать на панихиде».
Прошло пять лет, и в октябре 1860 года Ольгу Николаевну вновь срочно вызвали из Штутгарта в Россию. На сей раз умирала ее любимая мать. Самым большим желанием уходящей из жизни императрицы Александры Федоровны было увидеть своих детей, чтобы с ними попрощаться. У ее постели собралась вся царская семья. В завещании, оставленном вдовой Николая I, есть и такие строки: «…Если я не изнемогла от горя по смерти моего государя и нежно любимого супруга, то за это я должна благодарить ту предупредительную заботливость, которою меня постоянно окружали все мои дети. Их любовь сохранила мою жизнь…» Возвратившись в Вюртемберг, наследная принцесса с присущей ей энергией стала вновь заниматься благотворительностью. В Россию она выезжала уже редко.
Спустя год русская великая княгиня Ольга Николаевна стала королевой Вюртембергской. Ее супруг после смерти отца 25 июня 1864 года вступил на престол под именем Карл I.
В истории семейных отношений возникли свои драматические события: явными стали нетрадиционные, как сейчас говорят, отношения короля с мужским полом. Со своими избранниками Карл Фридрих уже порой открыто показывался в публичных местах, назначал их на важные посты, награждал титулами.
Ну а что же Ольга? Знала ли она раньше об увлечениях своего мужа? Пожалуй, да. Однако русская великая княгиня достойно выполняла ту роль, которую предназначила ей судьба, — даже тогда, когда уже позже, в 1883 году, король познакомился с тридцатилетним американцем Чарльзом Вудкоком, бывшим церковнослужителем, получившим от него титул барона и солидное имущество. С ним он стал часто появляться в общественных местах, совершать совместные поездки. Именно с ним, а не со своей супругой-королевой… Это просочилось в прессу и дошло до германского канцлера Бисмарка. Возник скандал! И только общественная критика вынудила тогда короля расстаться со своим любовником и уволить его с занимаемого поста.
Кто бы мог подумать, что русской великой княгине, красавице, всеми уважаемой и любимой королеве Вюртембергской, выпадет на долю такие стыд и позор! В то же время Ольга Николаевна была истинной королевой. При дворе она устраивала большие балы, дипломатические приемы, концерты. Она любила принимать у себя родственников и друзей, постоянно поддерживала с ними связь. Она была очень дружна со своей невесткой, императрицей Марией Александровной, супругой Александра II, которая не раз навещала ее в Вюртемберге.
3 октября 1891 года король Карл I Фридрих Александр возвратился из своей летней резиденции в Штутгарт тяжелобольным. Через три дня он скончался. Несмотря на все доставленные ей супругом неприятности, Ольга Николаевна тяжело переживала кончину мужа, с которым прожила двадцать пять лет. Ольга Николаевна, уважаемая и любимая всем вюртембергским народом, пережила супруга на один год и двадцать четыре дня и скончалась в замке Фридрихсхафен на семьдесят первом году жизни в октябре 1892 года. Ее похоронили рядом с мужем в крипте дворцовой церкви в старом замке. Память о ней и поныне хранят жители земли Вюртембергской. Ее именем названы улицы в нескольких городах Баден-Вюртемберга (сейчас эта земля называется так), ей посвящены книги немецких писателей.

0


Вы здесь » Декабристы » ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ДЕЯТЕЛИ РОССИИ XIX века » Великая княжна Ольга Николаевна, королева Вюртембергская.