Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » РОДОСЛОВИЕ И ПЕРСОНАЛИИ ПОТОМКОВ ДЕКАБРИСТОВ » Шаховской Дмитрий Иванович.


Шаховской Дмитрий Иванович.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

"Летучий голландец свободы".

Алексей  Лубков

https://img-fotki.yandex.ru/get/477464/199368979.76/0_208cee_3cb913cc_XXXL.jpg

Иллюзии и крах российских либералов …
Кто были те люди, которые развалили Российскую империю, а затем не смогли удержать власть в собственных руках и объективно способствовали приходу к власти большевиков? Неверно утверждение, что Керенский, Милюков и другие для того и пришли к власти, чтобы погубить Россию. Просто в 1917 году Россия получила урок на века: к власти не должны приходить люди, которые не понимают значения роли государства в жизни общества.

Что касается конкретных персонажей, тех же министров Временного правительства, то по своим личным качествам они были куда более высокоморальными людьми, чем "архитекторы перестройки" и тем более "ельцинская гвардия".

Не так давно в России торжественно отмечался 100-летний юбилей I Государственной думы. В ряду тех, кто организовывал работу первого русского парламента, следует отметить князя Дмитрия Ивановича Шаховского (1861-1939), секретаря Думы, депутата от Ярославской губернии. В свое время имя Д.И. Шаховского было хорошо известно демократической и либеральной общественности России. Это был видный земский деятель, один из организаторов кадетской партии, а затем министр государственного призрения Временного правительства. Д.И. Шаховской многое сделал для создания основ гражданского общества в нашей стране.

За его энергию и деловитость, умение поддерживать товарищеские отношения с самыми разными людьми и в столицах, и в провинции, а также постоянное стремление находиться в эпицентре происходящих событий, его называли "летучим голландцем".

Он родился в семье боевого офицера-кавалериста, впоследствии генерал-лейтенанта, любимого генерал-адъютанта императора Александра III. А его дед Ф.П. Шаховской был известным декабристом, одним из организаторов "Союза спасения". Позднее Ф.П. Шаховской отошел от участия в тайных обществах и не принимал участия в восстании 14 декабря 1825 года. Хотя все равно был наказан каторгой, где после тяжелой болезни скончался в 1829 году. Оба сына Федора Петровича - Дмитрий и Иван - избрали военную службу, но, если старший вскоре вышел в отставку и стал предводителем дворянства в Серпуховском уезде Московской губернии, то Иван сделал блестящую карьеру исключительно благодаря своим личным качествам - храбрости, отваге и верности Отечеству и Государю. Он принимал участие во многих баталиях, в сражениях Крымской и русско-турецкой войн, был ранен, но возвращался в строй и продолжал службу на командных и штабных должностях.

Мите Шаховскому исполнилось 9 лет, когда у него умерла мать. Воспитывать детей Ивану Федоровичу помогала его матушка Наталья Дмитриевна Шаховская (урожденная княжна Щербатова), всем сердцем любившая внуков и особенно души не чаявшая в Мите. Большую роль в образовании и воспитании юного князя сыграл его гимназический учитель М.С. Громека, который сумел привить своему воспитаннику искренние чувства любви к России, ее истории, языку и культуре.

Годы учебы в университете стали временем серьезной духовной эволюции Шаховского и его друзей, формированием их мировоззрения. Здесь он и его друзья В.И. Вернадский, Ф.Ф. и С.Ф. Ольденбурги, А.А. Корнилов, Н.В. Харламов, Л.А. Обольянинов, С.Е. Крыжановский вырабатывают идейные и философские основы своей организации, которую они называли "Братством". Это были идеалисты, которые пытались следовать и учению Льва Толстого. Они считали:

1) так жить нельзя;

2) все мы ужасно плохи;

3) без Братства мы погибнем.

Свой гражданский долг эти молодые люди видели в служении народу и Отечеству на научном, педагогическом и общественном поприще (прежде всего в органах земского самоуправления).

В 1886 году. Д.И. Шаховской переезжает в провинциальный Весьегонск Тверской губернии, где в течение трех с половиной лет в должности начальника хозяйственной части местного земства организует и руководит работой земских школ и училищ. Он становится одним из первых работников образования, практически осуществившим переход к всеобщему начальному обучению задолго до того, как в 1908 году. закон о постепенном введении всеобщего обязательного начального образования был принят Государственной Думой.

Д.И. Шаховской пытался гармонично соединить свободу личности со всемерным развитием народной самодеятельности и самоуправления. Отсюда его особое внимание к деятельности земства, кооперации, к различным проявлениям общественной и частной инициативы - борьбе с голодом в 1891-1892 годах или поддержке народного образования, учреждению журнала "Освобождение". В своих политических взглядах Шаховской стремился примирить либерализм с социализмом, подчеркивая, что "истинный либерализм и истинный социализм не противоречат, а дополняют друг друга. Но понимаются односторонне, они постоянно сталкиваются".

К сожалению, все, что было хорошо в теории, на практике привело к катастрофе.

Временное правительство поставило во главу угла "свободу", именно ее эти деятели искренне ставили превыше всего, именно исключительно от свободы ждали пользы для России. И в решающий момент, когда у Керенского и его соратников по Временному правительству, был выбор между укреплением государства и свободой, они выбрали последнее и погубили страну.

Судьба Шаховского была трагичной. Он участвовал в антибольшевистском подполье. А затем, оставаясь в Советской России, пытался все-таки работать на благо страны, с головой ушел в исследовательскую работу, изучал творчество П.Я. Чаадаева, А.С. Пушкина, декабристов, продолжая заниматься историей русского общественного движения, русской философской мысли.

Его поиски истины, смысла жизни, попытки воссоздать единство русской культуры дореволюционного и послереволюционного периодов были прерваны внезапным арестом и гибелью. Большевики с бессмысленной жестокостью расстреляли Д.И. Шаховского. Ему было уже 78 лет! Его близкий друг гениальный ученый В.И. Вернадский глубоко переживал трагедию Дмитрия Ивановича, отмечая его выдающиеся заслуги перед Россией, служению которой он отдал свою жизнь.

Алексей Лубков, доктор исторических наук

0

2

Дмитрий Иванович Шаховской: «Мы хотим дать людям возможность не служить тому, что они признают за зло...»

https://img-fotki.yandex.ru/get/476474/199368979.77/0_208cf3_49c9739_XXXL.jpg

Князь Дмитрий Иванович Шаховской, русский государственный и общественный деятель.
Фото: Архив РАН (АРАН). Ф. 543. Оп. 8. Д. 1248. Л. 1


Внук декабриста

Один из лидеров русского либерального движения конца XIX - начала XX века князь Дмитрий Иванович Шаховской родился в 1862 г. в Москве. Его дед Федор Петрович Шаховской, активный участник движения декабристов, был сослан в Туруханский край, где, не выдержав тяжелых испытаний, заболел психическим расстройством. Бабушка Наталья Дмитриевна, урожденная княжна Щербатова, была родной теткой известного философа П.Я. Чаадаева. Отец Иван Федорович дослужился до чина генерала от инфантерии. Мать Екатерина Святославовна, происходившая из незнатного польского рода Бержанских, рано умерла.

С четырехлетнего возраста Дмитрий и его младший брат Сергей жили в Варшаве, по месту службы отца. На лето родители вывозили детей в родовое имение князей Щербатовых в Рождественно-Серпуховском уезде Московской губернии, где жили бабушка и ее сестра Елизавета Дмитриевна. Из их рассказов Дмитрий узнал о трагической судьбе деда-декабриста, об оппозиционных настроениях, царивших в доме известного историка князя М.М. Щербатова, о философских исканиях П.Я. Чаадаева, творчеству которого он впоследствии посвятит ряд своих исследований.

В 1880 г. 18-летний Дмитрий окончил 6-ю варшавскую гимназию и поступил на историко-филологический факультет Московского университета, где слушал блестящие лекции В.О. Ключевского, С.А. Муромцева, Н.С. Тихонравова. После цареубийства 1 марта 1881 г. ситуация в Московском университете изменилась: участились столкновения с начальством, споры с профессорами, студенческие сходки. На одной из них был арестован и Шаховской, вынужденный провести одну ночь в Бутырской тюрьме.

В 1882 г. Дмитрий перевелся в Петербургский университет, где училось много его друзей и знакомых по варшавской гимназии. Он сразу же вошел в так называемый "ольденбурговский кружок", ставший позднее ядром студенческого "Братства". На первых порах кружок, в который входили Ф.Ф. и С.Ф. Ольденбурги, В.И. Вернадский, И.М. Гревс и А.А. Корнилов, сознательно сторонился политической деятельности и ставил перед собой задачу "объединить идеалистическое студенчество около научной работы", противопоставив ее, с одной стороны, карьеризму, а с другой -"преждевременному политиканству и революционерству".

В мае 1884 г. по инициативе Дмитрия Шаховского начал действовать кружок народной литературы. Его участники занимались, во-первых, переработкой литературных произведений (например, "Мучеников" Шатобриана или "Айвенго" В.Скотта), стремясь сделать их доступными малограмотному народу, а во-вторых, закупали популярные книги и брошюры и бесплатно рассылали их по деревням.

Особое влияние на молодого Дмитрия Шаховского оказали нравственные принципы Льва Толстого. Он неоднократно посещал писателя в Ясной Поляне и Хамовниках в Москве. Известно, что и сам Толстой с особым вниманием относился к пылкому и честному Шаховскому. Разъясняя причины своего увлечения толстовством, Дмитрий Иванович позднее писал: "Толстой увлекал нас своим радикализмом ("так жить нельзя" - ведь это первый наш тезис) и всенародностью, демократизмом, осмысливанием опрощенства, подведением нравственной основы под требования политического и социального обновления".

"Хождение в народ"

В 1885 г. в Петербурге на квартире либерала К.Д. Кавелина состоялась встреча Шаховского с видными тверскими земцами Федором Родичевым и братьями Корсаковыми, многое решившая в его судьбе. Вспоминая об этой встрече, Родичев позднее писал: "Молодой, застенчивый, с наивным внимательным взглядом, Шаховской проповедовал учение Льва Толстого, аскетизм, самопожертвование, любовь. К политике он был равнодушен и собирался идти в учителя русского языка. Он горел жаждой подвига". Я соблазнил его: "Вместо учительства в гимназии поезжайте заведовать народными школами, ваше дело будет и административным, и педагогическим. Вы будете помогать учителям в преподавании, будете связью между ними. Это подлинное дело в пользу народа, то непосредственное знакомство с его нуждами, о котором вы мечтаете".

Шаховской принял предложение Родичева и три с половиной года работал его помощником по училищной части в Весьегонском уезде Тверской губернии. Одновременно он исполнял обязанности заведующего хозяйственной частью земских школ. Шаховской намеревался реализовать на практике идеи студенческого "Братства" - поднять духовный и культурный уровень сельской интеллигенции, чтобы с ее помощью подойти к крестьянским массам. Поэтому его интересовали не только чисто хозяйственные проблемы земских школ (финансы, дрова, керосин), но прежде всего установление тесных личных контактов с земской интеллигенцией. Он часто беседовал с учителями, снабжал их популярными брошюрами демократического характера, комплектовал на свои средства народные библиотечки и передавал их для распространения среди крестьян. Не случайно с 1887 г. Департамент полиции установил за Шаховским негласное наблюдение и настойчиво рекомендовал губернским властям побыстрее избавиться от "неблагонадежного элемента".

В 1889 г., после смерти управляющего имениями отца, Дмитрий Иванович вынужден был переехать в Ярославскую губернию, где ему пришлось взять на себя распоряжение двумя большими имениями с "совершенно запутанными делами". Однако вскоре он решил продать их, оставив себе в пределах Михайловского лишь 367 десятин земли, необходимых для получения избирательного земского ценза. Немалую роль в продаже имений сыграл и нравственный фактор: молодой князь не хотел, чтобы его дети выросли "барчуками" и "впитали" в себя "вредный помещичий дух". В одном из писем своему другу Ф.Ф. Ольденбургу он писал: "Высшая моя мечта,  чтоб сын мог сказать рабочим, народу: "Я такой же работник, как и вы", и чтобы они его поняли, и согласились с ним, и признали его своим".

В 1889-1890 гг. Шаховской в письмах друзьям четко и определенно формулировал свои мировоззренческие позиции: "Мы демократы. Мы желаем полной равноправности. Мы стремимся к возможно полному и всестороннему развитию личности. Мы хотим свободы - не только в правительственных учреждениях, а и в сознании людей, мы хотим дать им возможность не служить тому, что они признают за зло. Мы хотим братства всех людей и полного их взаимного понимания. Мы не хотим взнуздывать зверя - народ, но не хотим и того, чтобы он разрушил наши музеи и сжег наши книги. Мы хотим быть смелыми и сильными. А для этого мы должны по возможности сами трудиться и побуждать детей участвовать в том великом человеческом труде, который направлен на добычу предметов первой необходимости".

Шаховской указывал на необходимость разработки конкретной политической программы. По его мнению, следует поддерживать и пропагандировать идею созыва Земского собора, разделения властей и провозглашение "прав всякого гражданина, и прав не только политических, но и социальных". Шаховской пытался синтезировать в единое целое идеи западного либерализма и славянофилов, постоянно выделяя в них социокультурную и нравственно-этическую составляющие. "И у славянофилов, - писал он в автобиографии, - я находил родственные нотки. Я у них искал доводов в защиту начал народности. Земство рисовалось мне практическим путем к осуществлению двух самых дорогих мне начал в общественной жизни: свободы и народности". Не случайно идеи и образ действий Шаховского неизменно получали поддержку в самых широких как либеральных, так и социалистических кругах российской интеллигенции, а сам он стал связующим звеном между либералами и умеренными социалистами.

"Собиратель" оппозиционных сил

Приобретенный опыт земской работы в Тверской губернии Шаховской преумножил на посту гласного Ярославского уездного (1889), а затем и губернского земства (1895). Он входил в состав различных земских комиссий, являлся членом уездного училищного совета, Общества для содействия народному образованию, уездной архивной комиссии; был соредактором газеты "Северный край", активно сотрудничал в газете "Вестник Ярославского земства". По данным Департамента полиции, в 1894 г. Шаховской учредил на собственные средства в Ярославском уезде библиотеку для крестьян, снабжал книгами местные сельские школы. В 1895 г. он подготовил и издал "Записку гласного Ярославского уездного земского собрания князя Д.И. Шаховского о школьном деле в уезде", в которой проводилась мысль о необходимости введения в России всеобщего образования. Несколько позднее, в 1902 г., под его редакцией в Москве был издан сборник статей "Всеобщее образование в России".

В начале 1890-х гг. общественная деятельность Шаховского вышла за рамки Ярославской губернии и приобрела общероссийский масштаб. В 1891-1892 гг. он вместе с Ф.Ф. и С.Ф. Ольденбургами и В.И. Вернадским активно участвовал в борьбе с голодом в Самарской губернии, установил связи с многими видными земскими общественными деятелями, в частности с Д.Н. Шиповым, братьями Павлом и Петром Долгоруковыми. Легко сходясь с людьми разного возраста и социального положения, Дмитрий Иванович взял на себя чрезвычайную важную функцию "собирателя" всех демократических оппозиционных сил. "Его главным талантом", - вспоминала А.В. Тыркова,  "было привлекать и объединять людей. Он не боялся разнообразия характеров, допускал разные оттенки во взглядах". Шаховской постоянно находился в разъездах по России и за границей, организуя нелегальные и легальные акции. Недаром он получил кличку "летучий голландец".

В 1890-е гг. Дмитрий Иванович активно работал в Вольном экономическим обществе; участвовал и в заседаниях полулегального аристократического кружка "Беседа", где вместе с князем Петром Долгоруковым подготовил и издал сборники "Крестьянский строй" и "Мелкая земская единица"; выступал за объединение в оппозиционных акциях земских гласных и служащих. По его инициативе во время неоднократных выездов за границу были установлены связи с Фондом вольной русской прессы. Под псевдонимом "С. Мирный" Шаховской издал в Женеве в 1896 г. свои брошюры ?Адреса земств 1894-1895 гг. и их политическая программа?, "Ходынка", "Царские милости". Он одним из первых выступил за создание нелегального печатного органа либерального направления за границей, став затем наиболее активным организатором, финансистом и транспортировщиком журнала "Освобождение", издававшегося Петром Струве в Германии.

Дмитрий Иванович являлся инициатором создания и одним из руководителей двух либеральных политических организаций - "Союза освобождения" (избран членом совета и секретарем Союза) и "Союза земцев-конституционалистов" (член организационного бюро общеземских съездов). На учредительном съезде "Союза освобождения" (январь 1904 г.) он выступил с докладом о тактике будущей конституционно-демократической партии. Идеи доклада легли потом в основу его программной статьи "Задачи конституционной партии в данный момент", опубликованной в июне 1904 г. в журнале "Освобождение". На II съезде "Союза освобождения" (октябрь 1904 г.) Шаховской сделал доклад "О составе и силах союза", в котором развивал идеи объединения либеральных земцев с демократической интеллигенцией. Он принимал участие в разработке программных документов ноябрьского общеземского съезда 1904 г., последовательно высказываясь за немедленное осуществление гражданских и политических прав и свобод, за созыв законодательного народного представительства на основе всеобщего избирательного права.

У истоков конституционно-демократической партии

Начавшуюся первую русскую революцию Д.И. Шаховской встретил с энтузиазмом, считая, что она приведет к уничтожению ненавистного авторитарного режима, установлению в стране демократических порядков и осуществлению радикальных социальных реформ. На июльском земско-городском съезде 1905 г. Дмитрий Иванович был избран в состав депутации, передавшей Николаю II земский адрес с требованиями скорейшего созыва законодательного народного представительства.

Будучи секретарем 40-членной комиссии, в которую вошли по 20 представителей из ?Союза освобождения? и "Союза земцев-конституционалистов", Шаховской сыграл принципиально важную роль в подготовке учредительного съезда конституционно-демократической партии и разработке ее основополагающих программных, уставных и тактических документов. Съезд, проходивший 12-18 октября 1905 г. в Москве, избрал Шаховского в состав Центрального комитета.

На протяжении всей деятельности кадетской партии в России князь Шаховской будет занимать ключевые посты в ЦК: товарища председателя и секретаря ЦК, председателя и члена многих важнейших комиссий. Учитывая огромные организаторские способности Шаховского, его широкие связи в земской и интеллигентской среде, а также многочисленные контакты с представителями профессионально-политических организаций и профессиональных союзов интеллигенции и служащих (адвокатов, врачей, почтово-телеграфных и железнодорожных служащих, приказчиков), ЦК партии поручал Шаховскому выполнение самых сложных и ответственных поручений. Совершая "челночные" поездки по различным губернским и уездным городам России, он участвовал в формировании губернских, городских, уездных и сельских комитетов кадетской партии. Одновременно на него возлагалась обязанность поддерживать и развивать связи между руководством партии и провинциальными комитетами, обеспечивать регулярную информацию последних о принятых на съездах, конференциях и заседаниях ЦК партии решениях, разрешать возникающие конфликтные ситуации. Кроме того, Шаховской занимался налаживанием партийной печати, являлся инициатором создания Бюро печати и постоянным сотрудником книгоиздательства "Народное право". По инициативе Шаховского и при его содействии в 1906-1907 гг. издавались партийные газеты "Народная свобода", "Думский листок", "Сельская газета" и др. Он занимался также вопросами финансового обеспечения партии и организацией ее общественной деятельности, поддерживая постоянные связи с широкими внепартийными кругами демократической интеллигенции.

0

3

В парламенте и вне его

Один из лидеров кадетской партии, князь Д.И. Шаховской был избран депутатом Первой Государственной Думы от Ярославской губернии. 380 голосами из 406 его избрали секретарем Думы. И на этом ответственном посту он проявил себя талантливым организатором, сумев в короткий срок наладить работу думской канцелярии, создав тем самым "деловую рамку" для следующих Дум. Несмотря на свои обширные секретарские обязанности, Шаховской активно участвовал в думских дебатах. 3 мая он, в частности, заявил: ?Мы можем написать какие угодно законы, но если министров Думе не подчиним, то мы ничего не сделаем, а страна нам этого не простит. Подчиним министров Думе - только в этом наша задача, в этом главная потребность страны" (Аплодисменты).

После роспуска I Думы Шаховской в составе кадетской фракции отправился в Выборг, где в гостинице "Бельведер" было принято знаменитое воззвание с призывом к акциям гражданского неповиновения. В ожидании суда над депутатами-перводумцами, Шаховской продолжал нести на своих плечах значительный груз партийной работы, выполняя обязанности товарища (заместителя) председателя ЦК, председателя Исполнительной комиссии, неоднократно выезжая с организационными целями в различные регионы страны.

12?18 декабря 1907 г. подписавшие Выборгское воззвание депутаты I Думы, в их числе и князь Шаховской, были приговорены Петербургской судебной палатой к трехмесячному одиночному тюремному заключению с последующим лишением права быть избранными не только в Государственную Думу, но и в органы местного самоуправления. Дмитрий Иванович отбывал наказание в одиночной камере Ярославской губернской тюрьмы.

В дальнейшем он снова сосредоточился на партийной работе, а свободное время проводил в петербургской Публичной библиотеке и в Румянцевском музее в Москве, где занимался сбором материала о своих выдающихся предках - историке М.М. Щербатове и философе П.Я. Чаадаеве. В ЦК кадетов Дмитрий Иванович последовательно отстаивал линию на демократизацию партии, расширение и углубление внепарламентской деятельности, сохраняя веру в неизбежность конституционного развития страны, обновления всего правительственного механизма. Он являлся членом бюро по организации работ законодательной комиссии в III Государственной Думе, большое внимание уделял разработке пакета законопроектов, направленных на коренное преобразование России. На заседаниях ЦК он неизменно выступал за расширение ?социального базиса? кадетской партии, привлечение на ее сторону рабочих, крестьян, ремесленников, торгово-промышленных служащих. С этой целью он считал необходимым подготовить издание партийного справочника по типу словарей, издаваемых крупнейшими западноевропейскими партиями, что, по его мнению, позволило бы дать всестороннее представление о социально-политическом облике и разносторонней деятельности кадетов; создать при ЦК специальное справочное бюро для получения оперативной информации обо всех сторонах общественно-политической и партийной жизни страны; активизировать деятельность партии в профессиональном движении и т.п.

Большое внимание Шаховской уделял участию кадетской партии в организации кооперативного движения, с которым он связывал свою давнюю мечту о "всеобщем единении", солидарности и социальной справедливости. Вопреки предубеждению, что в пролетарской среде могут иметь успех только социалисты, Дмитрий Иванович полагал, что через кооперативы либералы смогут эффективно взаимодействовать с рабочими.

В годы войны

В годы Первой мировой войны по инициативе Шаховского и на его средства в Москве в 1914 г. некоторое время издавалась газета "Защита", которую кадеты предлагали превратить в народное издание. В газете и на заседаниях ЦК Дмитрий Иванович последовательно выступал за доведение войны до победного конца, за мобилизацию сил для обеспечения фронта всем необходимым, за консолидацию либеральных и демократических сил. Особенно ярко патриотическая и гражданская позиция Шаховского проявились летом 1915 г., когда встал вопрос о необходимости создания в Государственной Думе Прогрессивного блока и перехода либералов в оппозицию правительству, обнаружившему к тому времени полную неспособность управлять страной в экстремальной ситуации. Выступая 16 июня 1915 г. на заседании ЦК, Шаховской огласил обширную программу деятельности кадетской партии в условиях военного времени. Она включала в себя создание ответственного перед Думой правительства; смену губернаторов; распространение системы органов местного самоуправления на Сибирь и Кавказ; подготовку законов о кооперативах и о труде; преобразование Государственного контроля и создание комиссии для расследования должностных преступлений лиц, повинных в нехватке снарядов. На заседаниях ЦК в июле-августе 1915 г. Шаховской выступил за немедленную смену правительства (?надо все министерство выкинуть вон?). Получив поддержку в широких кругах демократической общественности, Шаховской уже в феврале 1916 г. еще более радикализировал свою позицию, объявив о том, что "кадетам нужна полнота власти".

Между двумя революциями

Февральскую революцию 1917 г. Дмитрий Иванович встретил восторженно. В начале марта 1917 г. он был избран членом исполкома Московского комитета общественных организаций. Авторитет Шаховского в широких общественных кругах был столь высок, что он был приглашен в состав Временного правительства на пост министра государственного призрения. Эту нелегкую обязанность Дмитрий Иванович исполнял в течение почти двух месяцев (с 5 мая по 2 июля). Однако, подчиняясь указаниям ЦК кадетской партии, он покинул этот пост, полагая нецелесообразным свое участие в коалиционном правительстве Керенского. Шаховской участвовал в работе четырех съездов кадетской партии, выступая с программными докладами. Так, на VII съезде кадетов (25?28 марта) Шаховской сделал доклад о тактике, отстаивая необходимость сотрудничества кадетов с умеренными элементами социалистических партий, которые, как он полагал, должны оказать поддержку Временному правительству; одновременно он призывал к решительной и последовательной борьбе против экстремистски настроенных элементов, провоцирующих всякого рода эксцессы, а также к усилению организационной и агитационно-пропагандистской деятельности среди широких масс.

Однако по мере обострения политической ситуации в стране и разочарования в возможности согласования позиций либералов и социалистов Шаховской вынужден был скорректировать свои взгляды на перспективы развития политического процесса в стране. На майском (VIII) съезде кадетской партии он внес предложение добиваться от Временного правительства создания альтернативного Учредительному собранию авторитетного органа власти, который должен состоять из членов I-IV Государственных Дум (предложение не было поддержано съездом). В середине июня Шаховской вместе с министрами А.И. Шингаревым и А.А. Мануйловым выступил за отсрочку проведения выборов в Учредительное собрание. Шаховской считал, что в политической обстановке, сложившейся в стране после неудачного июньского наступления на фронте, торопиться с созывом Учредительного собрания, от решения которого будет зависеть дальнейшая судьба России, не следует. Его прогнозы относительно Учредительного собрания подтвердились в полной мере: кадетская партия набрала на выборах лишь 4,5% голосов избирателей, утратив тем самым реальную возможность контролировать развитие политического процесса в стране. Не оправдались и надежды на сотрудничество с умеренными социалистическими элементами, оказавшимися раздробленными и в конечном счете размолотыми леворадикальными и экстремистски настроенными силами. Ставка на умеренность в подходе к решению жизненно важных проблем в условиях политической поляризации 1917 г. была бита.

После Октября

Октябрьский переворот Шаховской не только не принял, но и попытался организовать сопротивление большевикам в Москве. 27 октября он сделал ряд резких заявлений в их адрес на заседании Московской городской Думы. По его инициативе 6 ноября лидеры московского кооперативного движения приняли резолюцию, осуждавшую захват власти большевиками. 24 и 28 января 1918 г. на заседании Московского отделения ЦК кадетской партии были рассмотрены тезисы доклада Шаховского, предлагавшего немедленно начать "действенную борьбу с большевизмом", создать для этого "достаточно мощную, связанную с партией физическую силу", "войти в систематические сношения с державами-союзницами".

Реализуя намеченную программу борьбы с большевиками, Шаховской явился одним из инициаторов создания в 1918-1919 гг. "Союза возрождения России" и "Всероссийского национального центра". Он регулярно участвовал в заседаниях ЦК кадетов, проводившихся в партийном клубе в Брюсовом переулке, а после арестов и закрытия клуба - на квартире Д.Д. Протопопова в Большом Афанасьевском переулке. В феврале 1920 г. Шаховской был арестован ВЧК по делу "Тактического центра". Однако в распоряжении чекистов не оказалось каких-либо улик, и он был вскоре освобожден под подписку о невыезде.

В начале 1920-х гг. князь Шаховской постепенно отошел от активной политической деятельности. Он продолжал работать в кооперации, занимался литературным трудом, активно включился в краеведческую работу. В 1930 г. Д.И. Шаховской вышел на пенсию по инвалидности. Однако и это скудное содержание в размере 75 руб. в месяц вскоре решили отобрать. Судя по письмам Дмитрия Ивановича, его случайный литературный заработок, составлявший не более 200 руб. в год, также оказался под угрозой. Ему приходилось буквально на каждом шагу сталкиваться с множеством проволочек, затягиванием сроков заключения договоров и выхода его работ.

Начиная с 1932 г. в письмах к близким друзьям Дмитрий Иванович все чаще и чаще жаловался на состояние здоровья. Однако он продолжал посещать Румянцевский музей, ездил в Ленинград, где работал над архивными материалами по истории декабризма и биографией П.Я. Чаадаева. Шаховской живо интересовался текущей общественно-политической жизнью, состоянием академической науки. В письме к В.И. Вернадскому от 17 марта 1937 г. он подчеркивал, что "без победы культурной завоевания революции не могут быть прочными".

Тюремные мытарства. Казнь

Политическая атмосфера в стране 1930-х годов действовала на Шаховского удручающе. В письме И.М. Гревсу от 24 апреля 1938 г. он писал: "Приходится уйти в себя и быть молчаливым свидетелем происходящего вокруг". Но это не помогло. В ночь с 26 на 27 июля 1938 г. в квартире Шаховского (Зубовский бульвар, д. 15, кв. 23) был произведен обыск, а сам он арестован (ордер на арест ? 554 подписал Ежов). В ходе обыска был конфискован семейный архив; через несколько дней были вывезены остальные вещи, и квартиру заняли другие жильцы. Арестованный Шаховской был конвоирован во внутреннюю тюрьму НКВД на Лубянке, где находился почти месяц без предъявления официального обвинения. По сохранившимся свидетельствам людей, сидевших вместе с Шаховским в тюрьме, Дмитрия Ивановича многократно допрашивали, заставляли 76-летнего старика сутками стоять без сна. Под давлением следователей 15 августа 1938 г. князь Шаховской написал заявление, в котором, не назвав никого из единомышленников, лично себя признал виновным в контрреволюционной деятельности и в том, что на протяжении ряда лет вел борьбу с Советской властью. Лубянские следователи, решив, что дело сделано, отправили Шаховского в Бутырскую тюрьму, где было продолжено уже официальное следствие.

В деле Шаховского сохранились протоколы допросов, которые проводились в любое время суток и продолжались вплоть до 3 ноября 1938 г. Однако и они не дали следователям ожидаемого результата. Дело в том, что Шаховской признавал свое участие в нелегальной деятельности ЦК кадетской партии с 1917 по 1922 г., но категорически отказывался давать какие-либо показания о контрреволюционной деятельности в дальнейшие годы и о других участниках нелегальных кадетских организаций. 2 ноября 1938 г. ему было официально предъявлено обвинение по ст. 58 (пп. 3, 6, 8, 11, 17) УК РСФСР. Начались новые допросы, теперь уже в Лефортовской тюрьме.

Попытку облегчить участь своего товарища предпринял академик В.И. Вернадский. 17 декабря 1938 г. он обратился с письмом к Вышинскому с просьбой о встрече, намереваясь переговорить о судьбе ?дорогого друга Дмитрия Ивановича Шаховского, одного из благороднейших и морально высоких людей, с которыми я встречался в своей долгой жизни?. 20 декабря 1938 г. эта встреча Вернадского с Вышинским состоялась, но не дала видимых результатов.

20 февраля 1939 г. следствие было завершено. В обвинительном заключении говорилось, что Шаховской являлся участником ?антисоветской террористической организации, ставившей себе целью свержение Советской власти и восстановление капитализма при помощи интервенции фашистских стран, а также подготовляющей террористические акты против руководителей партии и правительства?. В середине апреля 1939 г. под председательством Ульриха состоялось заседание Военной коллегии Верховного суда СССР, на котором было принято решение заслушать дело Шаховского в закрытом судебном заседании без участия защиты и без вызова свидетелей. 14 апреля Дмитрий Иванович Шаховской был приговорен к расстрелу, а на следующий день приговор привели в исполнение (по одним данным, на полигоне в Бутово, по другим ? в Коммунарке).

О расстреле Шаховского не знали ни родные, ни друзья. Дочери Анне Дмитриевне сообщили, что ее отец осужден на ?10 лет без права переписки? и отправлен в ?дальние лагеря?. Сохранялась надежда, что Дмитрий Иванович жив. В июле 1939 г. Вернадский направил еще одно письмо Вышинскому, однако на сей раз тот отказал во встрече. В мае 1940 г. Вернадский обратился с письмом к Берии: "Я дружен с Дмитрием Ивановичем почти 60 лет , все время мы прожили друг с другом душа в душу, находясь в непрерывном, ни разу не нарушенном идейном общении. Д.И. Шаховской - один из самых замечательных людей нашей страны, глубокий, широкого образования, искренний и морально честный демократ. Мне 77 лет. Я по себе знаю, как хрупка организация стариков в зависимости от внешних условий жизни. Выдержал ли испытание организм Дмитрия Ивановича?.. Здоров ли Дмитрий Иванович Шаховской?.. Очень прошу Вас ответить мне?. К письму для передачи Шаховскому в "дальний лагерь" прилагались две брошюры Вернадского, а также небольшая записка: "Мой дорогой, бесконечно любимый друг Митя! Надеюсь, что эта записка и две мои брошюры дойдут до тебя. Ни на минуту не забываю тебя". В ответ академику Вернадскому 11 июня 1940 г. было сообщено, что Шаховской в конце января 1940 г., "находясь в одном из лагерей НКВД, умер"?. При этом на письменные запросы дочери по официальным каналам продолжали приходить подтверждения, что Дмитрий Иванович жив и находится в лагере. И лишь 19 октября 1940 г. семья Шаховских получила официальное извещение, в котором говорилось: "Шаховской Д.И., 1862 г.р., умер в лагере 25.01.1940 г. Причина смерти: эндокардит (паралич сердца)".

9 июля 1957 г. Верховный суд СССР отменил приговор Военной коллегии Верховного суда СССР от 14 апреля 1939 г. в отношении Д.И. Шаховского и прекратил дело за отсутствием состава преступления. Однако подлинная дата и обстоятельства смерти Д.И. Шаховского стали известны лишь в 1991 г., спустя тридцать четыре года после реабилитации.

Валентин ШЕЛОХАЕВ,
доктор исторических наук, академик РАЕН

0

4

https://img-fotki.yandex.ru/get/478477/199368979.77/0_208cf2_cc63883c_XXXL.jpg

Шаховской Дмитрий Иванович (крайний справа)

0

5

Раиса ДОБКАЧ

Люди и судьбы: князь Дмитрий Иванович Шаховской...

Птица вещая - троечка,
Тряска вечная, чертова!
А. Галич

Декабрист Федор Петрович Шаховской был одним из основателей Союза Спасения и Союза Благоденствия - первых тайных обществ в России. Однако, женившись, задолго до решающих событий отошел от общества. Большинство бывших членов Союза Благоденствия были освобождены от суда - однако Федору Шаховскому не повезло: на следствии всплыли случайные "цареубийственные планы" и разговоры образца 1817 года, поэтому Шаховской был осужден по восьмому разряду на вечную ссылку.
Известно, что участь ссыльных оказалась во многом тяжелее участи отправленных на каторгу: отправленные в ссылку поодиночке, расселенные по самым глухим углам (Шаховскому достался сначала Туруханск - Богом забытая дыра на границе вечной мерзлоты, а потом Енисейск), многие ссыльные очень быстро заканчивались. Так произошло и с Шаховским - в ссылке он сошел с ума. Больной, стараниями жены он был в итоге перемещен в Суздальский Спасо-Ефимиевский монастырь, где вскоре умер в 1829 году.

Жена Шаховского, Наталья Дмитриевна Шаховская, урожденная Щербатова - была, что называется, "роковой женщиной" при многих декабристах и известных литераторах своего времени. В нее был влюблен молодой Грибоедов, в нее был влюблен тоже молодой декабрист Иван Дмитриевич Якушкин, которого несчастная любовь едва не довела до самоубийства и даже до цареубийства. Однако Щербатова в итоге вышла замуж за своего же троюродного родственника - князя Шаховского.
Князья Щербатовы - разветвленный аристократический род, ведущий происхождение от Рюриковичей. Нас интересует та ветвь Щербатовых, которая протянулась от знаменитого историка и публициста XVIII века, князя Михаила Михайловича Щербатова, автора многотомной "Истории Российской".
Помимо упомянутой Натальи Щербатовой-Шаховской и упомянутого Федора Шаховского, внуками князя Михаила Щербатова были, с одной стороны, Спиридовы (среди которых уже известный нам декабрист Михаил Спиридов - младший), с другой же стороны - Чаадаевы, Петр (знаменитый русский философ и публицист) и Михаил. Так образовался целый клан двоюродных братьев и сестер, оставивших след в русской истории и культуре.

Овдовев, Наталья Дмитриевна Шаховская прожила еще долгую жизнь и умерла в 1884 году, после смерти Шаховского у них осталось двое детей. Именно в семье младшего сына - Ивана - и затем внука Федора Шаховского, Дмитрия Ивановича Шаховского, в итоге осели часть семейных архивов Шаховских, Щербатовых и Спиридовых, а также различные материалы по истории движения декабристов вообще и по истории более поздних общественных и революционных движений в России (там отдельно интересно то, что в свою очередь уже дочь Дмитрия Шаховского была секретарем Петра Кропоткина).

Итак, внук декабриста Федора Шаховского князь Дмитрий Шаховской (1861-1939). Учился сначала в Московском, потом в Петербургском университете, участвовал в студенческом движении, затем активный участник земского движения. В 1905 году стал одним из создателей и руководителей партии кадетов, избирался членом I государственной Думы. После февральской революции 1917 года - министр государственного призрения во Временном правительстве.
Приход к власти большевиков встретил отрицательно, но за границу, в отличие от многих, не уехал, продолжал служить при советской власти в потребительской кооперации, затем в Госплане. В 1920 году был арестован ВЧК, но вскоре отпущен. Постепенно нашел себя в научной и литературной деятельности - занимался публикацией документов и статей о жизни и деятельности Чаадаева, его связей с декабристами, о русских литературных связях XIX века - в сборниках "Литературное наследство", "Декабристы и их время" и др.

К середине 1930-х годов издания и исследования по истории русского революционного движения стали сворачиваться. К этому времени было распущено известное "Общество политкаторжан и ссыльнопоселенцев", постепенно прекратили свою деятельность публикаторские журналы - "Былое", "Каторга и ссылка" и др. Многие исследователи и активисты подверглись репрессиям.

В ночь с 26 на 27 июля 1938 года Дмитрий Шаховской был арестован. В это время ему было уже 77 лет. В ходе обыска на его квартире был конфискован семейный архив. Д. И. Шаховской содержался во внутренней тюрьме НКВД на Лубянке, затем в Лефортовской тюрьме. Многократно допрашивался (по воспоминаниям сокамерников, следователи заставляли его сутками стоять без сна). Был вынужден написать заявление с признанием собственной вины в контрреволюционной деятельности (имея в виду первые послереволюционные годы), но решительно отказался давать показания против других лиц, а также о какой-либо нелегальной работе, проводившейся после 1922 года.

Академик В. И. Вернадский (с которым Шаховской был дружен с юности, со студенческих лет) пытался спасти Д. И. Шаховского, добившись встречи с генеральным прокурором А. Я. Вышинским с тем, чтобы обсудить судьбу «дорогого друга Дмитрия Ивановича Шаховского, одного из благороднейших и морально высоких людей, с которыми я встречался в своей долгой жизни». Однако эта беседа никак не сказалась на судьбе Шаховского: 15 апреля 1939 года он был расстрелян как участник "антисоветской террористической организации" и захоронен на расстрельном полигоне «Коммунарка».

Официально родным была сообщено о том, что Шаховской приговорён к 10 годам без права переписки. Поэтому в мае 1940 Вернадский обратился с письмом к Л. П. Берии, в котором писал:
"Я дружен с Дмитрием Ивановичем почти 60 лет — всё время мы прожили друг с другом душа в душу, находясь в непрерывном, ни разу не нарушенном идейном общении. Д. И. Шаховской — один из самых замечательных людей нашей страны, глубокий, широкого образования, искренний и морально честный демократ. Мне 77 лет. Я по себе знаю, как хрупка организация стариков в зависимости от внешних условий жизни. Выдержал ли испытание организм Дмитрия Ивановича?.. Здоров ли Дмитрий Иванович Шаховской?.. Очень прошу Вас ответить мне".
В ответ Вернадскому было сообщено, что Шаховской умер в лагере в конце января 1940 года.

Дмитрий Шаховской был реабилитирован 9 июля 1957 года. Подлинная дата смерти и её обстоятельства были официально обнародованы в 1991 году.

0

6

https://img-fotki.yandex.ru/get/480528/199368979.77/0_208cf0_10f2baaa_XXXL.jpg

0

7

https://img-fotki.yandex.ru/get/480528/199368979.77/0_208cf1_cbb9aa99_XXXL.jpg

Князь Дмитрий Иванович Шаховской, русский государственный и общественный деятель.

0

8

Приют Вернадского

Какие идеи обуревали в молодости будущего выдающегося мыслителя и его друзей
Текст: Евгения Галимзянова
Родина - №816 (8)

Кружок Федора Ольденбурга, возникший в начале 1880-х гг., и Приютинское братство, родившееся из кружка во второй половине того же десятилетия, - яркое и малоизученное явление в общественном движении России второй половины XIX века.
Братья Ольденбурги Сергей Федорович  и Федор Федорович основали кружок друзей для решения вопросов, стоящих перед русским обществом. 

Искания двадцатипятилетних

Членами Ольденбургского кружка стали известные впоследствии общественные деятели, ученые и политики: Федор Федорович Ольденбург, его брат Сергей Федорович, Владимир Иванович Вернадский, князь Дмитрий Иванович Шаховской, Александр Александрович Корнилов, Иван Михайлович Гревс, а также Сергей Ефимович Крыжановский (кружок оставивший и избравший чиновничью карьеру). Сплотившиеся в кружок молодые люди (в первой половине 1880-х никому из перечисленных не исполнилось и 25 лет) видели и понимали, сколько неразрешенных вопросов стоит перед русским обществом в области экономики и образования, в том числе народного и женского. При этом "ольденбуржцы" не признавали революции, насильственный путь изменения действительности был им чужд. Наиболее близким по духу для них было земское движение с его идеями культурно-просветительской работы на местах, но при этом кружковцы сторонились политики и политического доктринерства.

Члены кружка постоянно находились в духовном поиске. Те задачи, которые они ставили перед собой, можно свести к двум простым положениям: 1) постоянно духовно самосовершенствоваться и 2) жить для других, служить людям.

Это нравственное основание определяло разнообразную деятельность "ольденбуржцев": занятие наукой большинства из них воспринималось именно как служение на благо человека; тому же были посвящены труды на ниве народного и женского образования, начальной и высшей школы. Большую пользу приносила работа кружковцев в Научно-литературном обществе Санкт-Петербургского университета, а на базе кружка по изучению народной литературы было успешно организовано издание серьезных образовательных книг для народа. Работая в Комитете грамотности, кружковцы смогли открыть первые публичные читальни в Санкт-Петербурге. Сам Федор Ольденбург посвятил себя работе в школе.

Примечательно, что кружок, а затем и братство не были строгими организациями со своим уставом и жесткими правилами. Это было сообщество друзей, людей, близких по духу и взглядам, пронесших свою дружбу через всю жизнь. Такая прочная общность сложилась далеко не случайно.

Вильям Фрей (псевдоним Владимира Константиновича Гейнса), проповедник религии человечества, во многом повлиявший на формирование духовных основ братства, писал о том, что любое общежитие, коммуна без задействования чувства, в том числе и религиозного, не приведет к устройству лучшей жизни и неизбежно распадется. Общежитие же, сделавшее горячее чувство любви и терпимости своей основой, легко создаст гармоничное и прочное целое1.

https://img-fotki.yandex.ru/get/518060/199368979.77/0_208d43_1df58bdd_XXL.jpg

"Золотая молодежь" конца XIX века, друзья по Санкт-Петербургскому университету. Слева направо стоят: Дмитрий Шаховской, Андрей Краснов, Сергей Крыжановский, Федор Ольденбург. В среднем ряду: Михаил Харламов, Николай Ушинский, Владимир Вернадский. Лежат: Александр Корнилов, Сергей Ольденбург, Александр Обольянинов.
Фото: Родина

Коммуна Приютино

Члены братства, следуя за Фреем, поначалу считали необходимым воплощение их духовного единства и в реальной жизни. Эта бытовая форма братства получила название Приютино - молодые люди "желали иметь общий уголок земли, в который могли бы в трудный ... момент жизни ... найти временный приют"2. Приютино представлялось духовным центром, который должен был служить "для создания более правильной собственной жизни, для освеженья от города, для связи с внутренней Россией, для знакомства с деревенским людом ... для нормального воспитания уже существующего и все увеличивающегося молодого поколения (которое имеет уже теперь свои права, которыми мы не можем пренебрегать)"3.

Интересен последний аспект - семейно-воспитательный. Федор Ольденбург в своем письме Шаховскому рассуждал: "В своих стремлениях лучше и правильнее устроить жизнь, мы все остановились на семье как на краеугольном камне, мы все признали ее существование и ее развитие как необходимую и важную основу всего будущего, как живительную струю... В таком выборе, я думаю, много значило то, что все мы долго жили в семье, что семьи наши были более или менее, но хорошие... Семья - главное условие достижения своего идеала, а он заключается в достижении таких условий, чтобы человек был наивозможно счастлив, т.е. чтобы не было вражды между людьми, а было чувство братское, чувство любви ... и чтобы люди могли свободно, безболезненно развиваться к... более совершенному типу"4. Приютино и в духовном, и в природном отношении должно было стать идеальным местом для воспитания детей.

Сама идея совместной жизни нашла свое первое воплощение в замысле Ольденбургов и Гревсов, живших в Петербурге по соседству, поселиться в одной квартире. Это произошло после того, как все кружковцы съехались летом 1886 г. на свадьбу Сергея Ольденбурга и Александры Тимофеевой. Квартира, по словам Ивана Гревса, должна была стать центральным пунктом братского единения5. Но затем возникла мысль о покупке имения для Приютина или же об устройстве его в одном из имений членов братства. Споры о том, где должно находиться Приютино и какую именно роль оно должно играть, велись долго.

Гревс в письме от 30 декабря 1887 г. подробно излагал свой взгляд: "Что такое должно быть Приютино? Оно должно быть кусок земли и жилище, являющееся общей духовной родиной всех настоящих и будущих членов братства. Оно должно быть не только летним местом жительства, но местом оседлости некоторых членов, которые должны будут прочно связать свою жизнь с Приютиным, вести там хозяйство, войти в местные интересы, с центром духовной жизни в крае и деятельностью в области земледелия, самоуправления, образования. Оно должно быть имением настолько большим, чтоб представлять, во-первых, ценз. Во-вторых, чтоб доходом с него могли жить не только хозяева, но и чтобы оно могло служить убежищем и средством материальной поддержки для тех из членов братства, которых жизнь так или иначе бросила за борт. Там же в Приютине постоянными и временными членами должны осуществляться новые формы быта в смысле: 1) способа ведения хозяйства (физический труд); 2) способа совместной семейной жизни на новых началах; 3) общения с населением; 4) культурной деятельности (внесение духовной жизни); 5) возможно - широкой политической деятельности..."6

В таком виде Приютино должно было служить духовным и материальным центром братства, способным оказать жизненную поддержку его членам. Далее Гревс описал подробности устройства вожделенного идеала. По его словам, хозяйство там нужно вести не только силами наемных рабочих (которые должны получать хорошую плату и процентно участвовать в доходе), но и силами самих приютинцев. Также необходимо устроить там общеобразовательную и агрономическую школы с библиотекой, больницу, ссудосберегательные кассы. Одной же из главных задач приютинцев была заявлена работа в местном земстве. Для осуществления этих замыслов часть членов Приютина должна жить там постоянно, остальные должны как можно чаще съезжаться и все они должны тяготеть к этому месту как к "общей идеальной родине. Новым членом Приютина мог стать тот, кто "разделяет принципы и проникнут духом братства"7.

Малашкино или Вернадовка?

Вопрос о местности, где должно быть основано идеальное прибежище, Гревс предложил решить так, чтобы "1) Приютино было достижимо для большинства членов, так как главный центр братства Петербург, надо, чтобы оно не было удалено от Петербурга. 2) Климат должен быть более или менее здоров ... стало быть, поюжнее (Московская губерния у нас намечалась идеальным пунктом) ... не имею ничего против более южных губерний, даже очень стою за черноземную, великорусскую полосу (Тульская, Орловская, Воронежская, Тамбовская ... Нижнюю и Симбирскую). Непременно требуется, чтобы губерния была земская..."8.

Дмитрий Шаховской сначала предлагал признать хотя бы временным Приютино - усадьбу Малашкино, приобретенную им в Весьегонском уезде Тверской губернии, а позже, в 1888 г., предлагал имение Лопатино той же губернии. Шаховской просил остальных приютинцев решить это до лета 1889 г., когда должны были происходить новые выборы в земство9.

Владимир Вернадский предложил использовать свое имение Вернадовку Моршанского уезда Тамбовской губернии. Это была крупная земельная собственность в размере 800 десятин. Как вариант будущий академик предлагал продать часть Вернадовки для покупки имения в другой местности. На вырученный капитал, по подсчетам Вернадского, можно было купить 120-160 десятин в одной из южных губерний. Эту идею поддержал и Гревс10. Переписка членов братства повествует об активном обсуждении различных вариантов, которое продолжалось до начала 1890-х11.

Но в длительных спорах о том, что лучше, приютинцы все дальше уходили от конкретного выбора. Вернадский, а временами и Гревс, начал сомневаться в возможности осуществить Приютино в реальной жизни. Он ставил само братство, духовную общность друзей, на первое место, считая внешние его признаки не столь важными12. В письме жене Наталии Егоровне от 10 июня 1887 г. он рассказал о споре в кружке по вопросу: стоит ли жить совместно. Вернадский высказался против, так как не считал жизнь вместе осуществлением братства и больше всего боялся секты13.

Самыми же рьяными приверженцами идеи Приютина именно как материальной формы братства, которую нужно осуществить здесь и сейчас, были вступавшие в горячие споры с Вернадским князь Шаховской и Сергей Ольденбург14. Первый был склонен сетовать и утверждать, что братства без Приютина фактически нет, поскольку все еще отсутствовала совместная работа по осуществлению "лучших форм жизни".

Единственным человеком, отнесшимся к идее Приютина совершенно равнодушно, был Сергей Крыжановский. С.Ф. Ольденбург писал в сентябре 1886 г. о том, что "Сережка относится ко всему скептически и нас и Приютино, кажется, считает самоусладительною игрушкой"15.

Мечты, сбывшиеся и не сбывшиеся

Осуществлению идеи Приютина мешали не только теоретические разногласия, но и практическая жизнь. Каждый из членов братства продолжал заниматься своей профессиональной работой, а многие также и общественной деятельностью. Братья Ольденбурги и Гревс работали на ниве образования. Вернадский, помимо своей активной научной деятельности, в 1890-х гг. начал работу в земстве, "в которое он вступил тогда, будучи избран земским гласным в Моршанском уезде Тамбовской губернии"16. Шаховской продолжал работу в земстве, сначала тверском, а затем ярославском, а в конце 1880-х гг. сблизился с Бакуниными и Петрункевичами и стал связующим звеном между разными группами земцев. Корнилов служил комиссаром по крестьянским делам в Царстве Польском.

Каждый из них в своей работе на благо общества старался осуществить идеалы братства. Приютино никогда не было осуществлено, оно осталось мечтой, к которой нужно стремиться. Возможно, отказавшись от совместной жизни на практике, повзрослевшие члены кружка потому и сохранили свой духовный союз, свое братство, которое длилось всю их жизнь. Николай Павлович Анциферов, известный историк и ученик Гревса, вспоминал: "Дружба между ним (Гревсом. - Е.Г.), братьями Ольденбургами Федором Федоровичем и Сергеем Федоровичем, Дмитрием Ивановичем Шаховским, Александром Александровичем Корниловым и Владимиром Ивановичем Вернадским, возникшая в годы студенчества, прошла через всю их жизнь и обрывалась лишь смертью... Я любил быть свидетелем их встреч, слышать их "ты", их ласковую беседу..."17.

В отличие от неосуществленного Приютина братство было живо. Идеи нравственного самосовершенствования, служения народу, идеи культуры и прогресса продолжали скреплять крепкую дружбу этих незаурядных людей, внесших огромный вклад в отечественную науку и культуру.

Примечания
1. Русские пропилеи. Материалы по истории русской мысли и литературы // Гершензон М.О. Избранные труды. Ч. 2. М., 2010. С. 310-311.
2. Цит. по: Кузьмина И.В., Лубков А.В. Князь Шаховской. Путь русского либерала. М., 2008. С. 106.
3. Вахромеева О.Б. Человек с открытым сердцем. Автобиографическое и эпистолярное наследие И.М. Гревса. М., 2008. Письмо от 30 декабря 1887 г.
4. Архив РАН. Ф. 518. Оп. 3. Д. 1835. Л. 4-5.
5. Вахромеева О.Б. Указ. соч. Письмо от 30 декабря 1887 г.
6. Там же.
7. Там же.
8. Там же.
9. Кузьмина И.В., Лубков А.В. Указ. соч. С. 129.
10. Там же.
11. ГА РФ. Ф. 5102. Оп. 2. Д. 25. Л. 52, 91, 95.
12. Аксенов Г.П. Вернадский. М., 1994. С. 48.
13. Вернадский В.И. Письма Н.Е. Вернадской. Кн. 1. М., 1988. Письмо от 10 июня 1887 г., письмо от 11 октября 1888 г.
14. Архив РАН. Ф. 518. Оп. 3. Д. 2056. Л. 29, 37; Вахромеева О.Б. Указ. соч. С. 215.
15. Архив РАН. Ф. 518. Оп. 3. Д. 2056. Л. 25об.
16. Цит. по: Пирумова Н.М. Земское либеральное движение. Социальные корни и эволюция до начала ХХ века. М., 1977. С. 96.
17. Отдел рукописей РНБ. Ф. 27. Оп. 1. Д. 56. Л. 35.

0


Вы здесь » Декабристы » РОДОСЛОВИЕ И ПЕРСОНАЛИИ ПОТОМКОВ ДЕКАБРИСТОВ » Шаховской Дмитрий Иванович.