Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » М.С. Лунин. Письма из Акатуя.


М.С. Лунин. Письма из Акатуя.

Сообщений 1 страница 10 из 12

1

1. M. Н., M. С. и С. Г. Волконским

30 января 1842 г.

1842, 30 Janvier,

Ma chere Soeur de l’exil! J'ai recuvos deux lettres а la fois. J'aiete d'autant plus sensible а cette preuve de votre amitie, que je vous accusais d'oubli et surtout de ce que vous n'avez pas ecrit а ma Charissima, qui de son cote se plaignait de votre silence. Adressez lui encor une ou deux lettres, а tout hasard, pour la rassurer sur mon sort. Un mot de votre part fera plus d'effet, que si moi-meme je pouvais ecrire, car les femmes se comprennent mieux et le don de consoler leur appartient. Le soin que vous prenez de mon pauvre Warka, de mes effets et de mon menage, prouve une sincere et active amitie. Je vous en suis bien reconnaissant. Je vous remercie egalement pour le gilet chaud, dont j'avais grand besoin, ainsi que pour les medecines dont je n'ai pas besoin, car ma sante de fer resiste а toutes les epreuves. Si vous pouvez m'envoyer des livres: je vous serai oblige. Ce que vous dites au sujet de l'helleniste n'est pas un obstacle. Oщ trouver des hommes parfaits? D'ailleurs la plupart des hommes parfaits sont des ignorants ou des imbeciles. Faites toujours venir le docteur allemand. Il donnera sa lecon en votre presence et le reste du temps il n'a qu'а faire ce qu'il veut. En attendant il faudrait а mon avis commencer par les lecons de latin. Si vous et votre mari approuvez mon idee, adressez vous de ma part а Nikita et dites lui que je lui demande, comme une preuve de son amitie de se charger des lecons de latin. Je suis sur, qu'il ne me refusera pas une priere adressee du fond du cachot.

Les lettres des enfants m'ont fait grand plaisir. Je me suis transporte en idee au milieu de votre paisible cercle, oщ les memes romances retentissent toujours avec un nouveau charme et les memes choses se redisent avec un nouvel interet.

Mes amities а Messieurs Poggio et а tous ceux des notres, qui demanderont de mes nouvelles. J'ai trouve ici le brave Wissotsky, qui me temoigne une amitie et un devouement exemplaire. C'est lui qui a soin de mon menage. Il ne tient aucun compte des dangers aux quels il s'expose pour m'etre utile.

C'est aussi а lui, que je suis redevable de la faculte de vous ecrire. Il m'a procure les elements necessaires. Ses compatriotes en general me temoignent le meme zele. Jamais je n'aurais soupconne autant de vertus au fond de la S. P.

J'aurais encor mille et mille choses а vous dire, mais le temps manque. On me presse de finir а cause d'une nouvelle sentinelle qui n'est pas sure.

Adieu ma bonne soeur de l'exil, que Dieu et ses bons Anges vous protegent, ainsi que votre famille. Votre tout devoue.

Michel.

My dear Master Michael! I thank you for your good letter, and am very happy t.о see, that you have made some progress in the English language. Go on in the same way, do not lose your time and you will soon become a clever fellow, and I will love you a good deal more for it. I kiss your little Sister's hand, and am for ever your good friend Michael.

La plume est si mauvaise, que je doute qu'il pourra meme dechiffrer.

Mon cher Сергей Григорьич! L'architecte du chateau d'Akatoui a surement herite de l'imagination du Dante. Mes cachots precedents etaient des boudoirs en comparaison de celui que j'occupe. On me garde а vue. Des sentinelles а la porte, aux fenetres, partout. J'ai pour compagnons de ma captivite une 50-ne de meurtriers, d'assassins, de chefs de brigands et de faux— monnayeurs. Du reste nous nous convenons parfaitement. Ces braves gens m'ont pris en affection. Je suis le depositaire de leurs petits tresors, acquis Dieu sais comment, et le confident de leurs petits secrets, qui appartiennent decidement а la litterature galvanique.— Il parait qu'on me juge, а mon insu, dans quelque coin de l'Empire. Je recois de temps а autre un cahier d'interrogations, auxquelles je reponds toujours negativement. Le scelerat a bavarde. Si vous en avez l'occasion dites lui que je suis mecontent de lui. En meme temps envoyez lui les 25 Roubles ci-joint de votre part: car il doit etre sans le sol. Tout ce que j'ai lu dans votre lettre m'a fait grand plaisir. Jem'atten-dais а ces nouvelles preuves de notre ancienne amitie et je pense qu'il est inutile de vous dire combien j'y suis sensible. Ayez bien soin de mon pauvre Warka, ne lui donnez que du pain et surtout rien de chaud. Si je ne suis pas pendu ou fusille, tachez de me l'envoyer avec quelque occasion sure. Presentez je vous prie mes respects а Марья Казимировна et а Алексей Петрович. Je suis tres reconnaissant pour leur amical souvenir. Mille choses aimables а Artamon, ainsi qu'а ceux qui m'ont reconduit et qui j'ai trouve au bivouak sur la grande route. Adieu, cher ami, je vous embrasse en idee et suis pour la vie votre affectionne.

Michel.

Перевод:

1842, 30 января.

Дорогая сестра по изгнанию! Оба ваши письма я получил сразу. Я был тем более растроган этим доказательством вашей дружбы, что обвинял вас в забывчивости и особенно в том, что вы не написали моей Charissima 1, которая со своей стороны жаловалась на ваше молчание. Пошлите ей еще одно-два письма, на всякий случай, чтобы успокоить ее на мой счет. Одно слово от вас произведет больше действия, чем если бы я сам мог писать ей, ибо женщины лучше понимают друг друга, им принадлежит дар утешения. Забота, которую вы берете на себя о бедном моем Варке 2, о моих вещах и хозяйстве 3, доказывает искреннюю и деятельную дружбу. Я вам за нее весьма признателен. Равным образом благодарю вас за теплый жилет, в котором я очень нуждался, а также и за лекарства, в которых нужды не имею, так как мое железное здоровье выдерживает все испытания. Если вы можете прислать книги, я буду вам обязан. То, что вы говорите об учителе греческого языка 4, не может служить препятствием. Где найти людей совершенных? К тому же большинство людей совершенных — невежды или глупцы. Выпишите все же доктора-немца. Он будет давать уроки в вашем присутствии, в остальное же время пусть делает, что хочет. А покуда следовало бы, по моему мнению, начать с уроков латыни. Если вы и ваш муж одобряете мою мысль, обратитесь от моего имени к Никите 5 и скажите ему, что я прошу, в доказательство его дружбы, взять на себя уроки латыни. Уверен, что он не откажет в просьбе, обращенной из глубины темницы.

Письма детей доставили мне большое удовольствие6. Я мысленно перенесся в ваш мирный круг, где все те же романсы звучат с новою прелестью и те же вещи говорятся с новым интересом.

Передайте мои дружеские чувства господам Поджио 7 и всем тем из наших, кто спросит обо мне. Я нашел здесь славного Высоцкого 8, который выказывает мне дружбу и примерную преданность. Это он заботится о моем домашнем житье-бытье и нисколько не считается с опасностями, каким подвергает себя, стараясь быть мне полезным. Ему обязан я возможностью писать к вам. Он раздобыл мне все необходимое для этого. Его соотечественники постоянно проявляют ко мне то же усердие 9. Никогда не мог я предположить столько добродетелей в недрах С. П. 10.

Мне надо бы сказать вам еще тысячи вещей, но нет времени. Меня торопят кончать — из-за нового часового, на которого нельзя положиться.

Прощайте, добрая моя сестра по изгнанию, пусть бог и его добрые ангелы хранят вас и ваше семейство. Совершенно Вам преданный Михаил.

<Мише Волконскому>

Дорогой мой Миша! Благодарю тебя за доброе твое письмо; счастлив видеть, что ты сделал некоторые успехи в английском языке. Продолжай так и дальше, не теряй времени — и скоро станешь умным мальчиком, а я полюблю тебя за это еще больше, Целую руку твоей сестренке и остаюсь навсегда твой добрый друг Михаил.

Перо так скверно, что я сомневаюсь, сможет ли он разобрать.

<С. Г. Волконскому>

Дорогой мой Сергей Григорьевич*! Архитектор Акатуйского замка, без сомнения, унаследовал воображение Данта. Мои предыдущие казематы были будуарами по сравнению с тем, какой я занимаю. Меня стерегут, не спуская глаз. Часовые у дверей, у окон — везде. Мои товарищи по заточению — полсотни душегубов, убийц, разбойничьих атаманов и фальшивомонетчиков11. Впрочем, мы отлично сошлись. Эти добрые люди полюбили меня. Они дают мне на хранение свои маленькие сокровища, приобретенные бог ведает как, и поверяют свои маленькие тайны, принадлежащие, конечно, к литературе гальванической 12. Кажется, меня, без моего ведома, судят в каком-то уголке империи. Я получаю время от времени тетрадь с вопросами, на которые отвечаю всегда отрицательно. Негодяй проболтался 13. Если представится случай, скажите ему, что я им недоволен. В то же время пошлите ему прилагаемые 25 рублей — от вашего имени,— ибо он наверняка без копейки. Все, что прочел я в вашем письме, доставило мне большое удовольствие. Я ожидал этих новых доказательств нашей старинной дружбы и полагаю, что незачем говорить вам, как они меня трогают. Позаботьтесь хорошенько о моем бедном Варке, не давайте ему ничего, кроме хлеба и, в особенности, ничего горячего. Если я не буду повешен или расстрелян, попытайтесь прислать его ко мне с какой-нибудь верной оказией. Передайте, пожалуйста, мое почтение Марье Казимировне и Алексею Петровичу*14. Я очень признателен за их дружеское воспоминание. Тысяча любезностей Артамону 16, равно как и тем, кто провожал меня и кого я встретил на привале на большой дороге 16. Прощайте, дорогой друг, мысленно обнимаю вас и остаюсь на всю жизнь ваш преданный

Михаил.

М.С. Лунин. Письма из Сибири. М., Наука. 1988.

Примечания:

Письма 25—36 (1—12). Письма из Акатуя. С. Г., М. Н. и М. С. Волконским (с. 250—265)

Письма из Акатуя были обнаружены С. М. Волконским, внуком декабриста, в семейном архиве в Петербурге весной 1915 г.: 12 писем Лунина, тайно переданных из акатуйской тюрьмы (9 писем по-французски С. Г. и М. Н. Волконским и три письма по-английски и латыни — мальчику Михаилу Волконскому), сопровождались запиской С. Г. Волконского: «Письмы от покойного моего друга Михаила Сергеича Лунина — из его Акатуйского заточения». Сам факт сохранения писем из Акатуя, а также запись С. Г. Волконского свидетельствуют о его глубоком уважении и любви к старому товарищу по службе в кавалергардах, по 1812 году, по тайным обществам и заточению. Высоко оценил последние лунинские сочинения внук С. Г. и М. Н. Волконских: «Начиная с почерка, крепкого, четкого, сильного, эти письма врезаются в память как что-то совершенно необыкновенное; сила духа, ясность мышления и точность выражения ставят его в совсем исключительное положение, не только выдвигая его в рядах современников, но вынося его за пределы своего времени» (Волконский С. М., с. 101).

К сожалению, не сохранились ответные послания Волконских и других корреспондентов Лунина, так же как и все другие его бумаги за акатуйский период. В «Деле» Лунина имеется удержанное III отделением письмо Е. С. Уваровой брату из Берлина от 24 января/5 февраля 1843 г. (см. Штрайх, II, с. 57—58). Известно только, что на имя государственного преступника М. Лунина почти каждую неделю поступали письма, посылки или деньги, которые обычно накапливались и выдавались Лунину разом. Расписки в делах Нерчинской горной конторы свидетельствуют, что 29 июля 1841 г. он получил 6 писем, деньги, 3 посылки; 11 сентября 1843 г.—8 писем и деньги, 15 октября 1845 г.—8 писем, 5 посылок. 10 января 1845 г. Иркутский гражданский губернатор Пятницкий препровождал в Нерчинский завод «письмо на имя государственного преступника Лунина и при нем посылку в холсте, полученную мною от жены государственного преступника Волконской Марьи»; 2 февраля Лунин расписался в получении письма и посылки (ГАЧО, ф. 31, № 1568, л. 132). Всего за восемь месяцев 1841 г. Лунин получил 21 письмо, за 1842 г.—30, за 1843 г.— 32, за 1844 сведений не обнаружено; за 1845—30 писем (см. Эйдельман, с. 321—323; о судьбе бумаг и имущества Лунина — там же, с. 344—345; Перцева Т. А. Декабрист М. С. Лунин в Акатуе.— В кн.: Ссыльные декабристы в Сибири. Новосибирск, 1985, с. 148—161). // C 462 11 из 12 акатуйских писем были опубликованы в 1923—1926 гг., одно — в 1970 (см. ниже). В наст. изд. они впервые печатаются, соединенные воедино, на языке подлинника и в переводах. Сохранившиеся автографы — в ПД. Большинство писем не имеет даты, и время их написания устанавливается по содержанию. Некоторые датировки, предложенные в 1923—1926 гг., в наст. изд. заменены другими, однако и новая последовательность акатуйских писем все же остается в известной степени условной. В этой связи, а также для удобства пользования примечаниями в них используется исключительно внутренняя нумерация писем (№ 1—12) вместо принятой во всех других случаях общей последовательной нумерации (№ 1—24) с пометой «акат».

Письмо 1. М. Н., М. С. и С. Г. Волконским (с. 250—253)

Печатается по подлиннику ПД, (ф. 187, собр. Б. Л. Модзалевского, из архива кн. Волконских, № 87) на французском и английском языках. На об. л. 2 рукой Лунина по-французски: «Madame la Princesse Wolkonska» («Княгине Волконской»).

Впервые опубликовано Б. Л. Модзалевским по французскому и английскому подлинникам и в русском переводе («Атеней», кн. 3. Л., 1926, с. 14—17). Первое известное нам письмо, которое Лунин сумел переслать из акатуйской каторжной тюрьмы. До того, 1 сентября 1841 г., М. К. Юшневская сообщила И. И. Пущину: «Михаил Сергеевич получает от сестры утешительные письма» (Записки ЛБ, кн. 43, с. 140). Маловероятно, что здесь пересказывается информация, пришедшая из Акатуя; скорее Е. С. Уварова написала друзьям брата, что его не казнят (как опасались декабристы).

Письмо довольно откровенное: сопровождается точной датой, указаниями на поведение единомышленников и т. п. По-видимому, у декабриста позже не было столь верной оказии.

1 ... вы не написали моей Charissima...— сестре Лунина Е. С. Уваровой.

2 Забота ... о моем бедном Варке ...— О своей любимой собаке, оставшейся в Урике, Лунин упоминает неоднократно.

3 ... о моих вещах и хозяйстве ...— Лунин очевидно на словах передал Волконским свои распоряжения об имуществе. Позже он старался оформить их права письменно. Сохранилась расписка декабриста от 18 февраля 1842 г.: «Вследствие сообщенной мне местным начальством бумаги под № 66 от его превосходительства, исправляющего должность Иркутского гражданского губернатора, покорно прошу: все мое имущество и все мои вещи сдать Сергею Григорьевичу Волконскому и предоставить в полное его распоряжение. Подписал: Михаил Лунин» (см. ГАИО, ф. 24, оп. 3, № 6, к. 30, л. 216—217).

4 ... об учителе греческого языка ...— Сын Волконских Миша учился греческому языку по настоянию Лунина.

5 ... обратитесь от моего имени к Никите ...— Никита Михайлович Муравьев.

6 Письма детей доставили мне большое удовольствие.— Эти письма детей Волконских, Миши и Нелли (так же, как и другие письма, посланные в Акатуй), неизвестны,

7 Передайте ... господам Поджио ...— Братья-декабристы Александр и Иосиф Поддано, жившие в это время вместе в Усть-Кудинском близ Урика.

8 Я нашел здесь славного Высоцкого ...— Петр Высоцкий, подпоручик, один из активных деятелей польского восстания 1830—1831 гг., совершивший неудачный побег из Сибири и мужественно перенесший последовавшую экзекуцию; негласный старейшина каторжан-поляков в Акатуе. О его судьбе Лунин писал в «Письмах из Сибири»; см. наст. изд., с. 22, а также Эйделъман, с. 313—316; Дьяков В. А., Кацнельсон Д. Б., Шостакович Б. С, Петр Высоцкий на сибирской каторге (1835—1856).— В кн.: Ссыльные революционеры в Сибири. Иркутск, 1979, с. 3—30.

9 Его соотечественники ... проявляют ко мне то же усердие.— Кроме Высоцкого вместе с Луниным в Акатуе находилось еще пять повстанцев 1830—1831 гг., вторично осужденных в Сибири: Гиларий Вебер, Казимир Киселевский, Викентий Хлопицкий, Ксаверий Шокальский, Евстафий Рачинский. По всей видимости, именно заключенные поляки помогали Лунину переправлять на волю потаенные письма.

10 ... в недрах С. П.— Б. Л. Модзалевский предлагал расшифровку: S P — «святая Польша». Возможно и другое прочтение этих слов: S P

11 Мои товарищи по заточению ... фальшивомонетчиков,— В июне 1842 г. на Акатуйском руднике числилось 130 заключенных (в том числе две женщины). Семь человек были прикованы к стене, шестеро «скованные ходили в работы» (ГАЧО, ф. 31 № 1380, л. 166; № 1394, лл. 5—7).

12 ...к литературе гальванической.— Пушкин в 1836 г. писал, что «словесность гальваническая, каторжная, пуншевая, кровавая, цыгарочная и пр.— это словесность давно уже осужденная высшей критикою, начинает упадать даже во мнении публики» (Пушкин, XII, с. 70). Из контекста пушкинской статьи видно, что термин гальванический употреблен иронично как синоним «страшных историй о разбойниках, о мертвецах и пр.» (от гальванизм: 1. загадочная «жизненная» сила, действующая на живой организм, как ранее ошибочно понимались открытые Гальвани явления, вызываемые действием электричества; Словарь языка Пушкина. М., 1956, т. 1, с. 459).

13 Негодяй проболтался.— П. Ф. Громницкий, арестованный вслед за Луниным, дал слишком откровенные показания. О «втором процессе» Лунина см. Кубалов, с. 122—156; Штрайх, I, с. 102—109; 111—114.

14 Марье Каземировне и Алексею Петровичу — супруги Юшневские, находившиеся на поселении в деревне Малой Разводной близ Иркутска.

15 Тысяча любезностей Артамону ...— Артамон Захарович Муравьев.

16... кто провожал меня и кого я встретил на привале на большой дороге. Когда Лунина увозили в Акатуй (декабрист допускал и возможность смертного приговора), в Урике его провожали многие. Вместе с С. Волконским простились жители села: «Плакали, бежали за телегой, в которой сидел Лунин ... один крестьянин-старик даже ему в телегу бросил каравай с кашею»; в Иркутске почт-содержатель, «клейменый», отбывший уже каторгу старик 75 лет Анкудиныч, успел сунуть Лунину пачку ассигнаций; в 30 верстах от Иркутска с Луниным простились А. З. Муравьев, М. Н. Волконская, А. И. Якубович, Н. А. Панов (свидетелем всех этих событий был петербургский чиновник Л. Ф. Львов, см. РА, 1885, № 1, с. 367).

0

2

2. С. Г. ВОЛКОНСКОМУ

1 апреля 1842 г.

1 avril 1842.

Mon cher ami, je vous prie de presenter mes hommages а Madame, et lui faire agreer mes felicitations а l'occasion de sa fete. Ce jour est une epoque de bonheur pour toutes les personnes auxquelles la Princesse veut bien s'interesser, et meme pour un pauvre prisonnier comme moi, dont le souvenir est probablement efface de sa memoire. Quoiqu'il en soit, je lui porte un devouement inalterable, et les voeux que je fais pour son bonheur ne le cedent а ceux de personne.— Je vous salue. Mes tendres amities а Михаил Сергеевич.

M. Lounynn.

С.Г. Волконский.

Перевод:

1 апреля 1842.

Дорогой друг, прошу вас засвидетельствовать мое глубокое почтение Мадам и просить ее принять мои поздравления с днем ее ангела 1. Этот день — счастливый для всех, кем княгиня изволит интересоваться, и даже для несчастного узника, воспоминание о котором, по всей вероятности, стерлось из ее памяти. Как то бы ни было, я питаю к ней неизменную преданность, и мои пожелания ее счастия не уступят ничьим. Приветствую Вас. Мой нежный привет Михаилу Сергеевичу**2.

М. Лунин.

Примечания:

Письмо 2. С. Г. Волконскому (с. 253)

Печатается по французскому подлиннику ПД (ф. 57, архив С. Г. и М. Н. Волконских, оп. 1, № 215). Сверху листа пояснительная надпись рукой М. С. Волконского: «Письмо М. С. Лунина из Акатуя моему отцу». Первая публикация в русском переводе см.: Эйдельман, с. 319. Некоторые особенности этого лунинского письма говорят

о затруднениях с оказией: поздравление передается не самой М. Н. Волконской, что было бы естественно, учитывая обычное стремление декабриста писать отдельно всем членам семьи Волконских; кроме того, на письме не выставлено имени адресата, С. Г. Волконского, как это делалось на большинстве подобных же записочек. Понятно, какой-то посредник рискнул передать одну очень короткую записку С. Г. Волконскому с максимальными мерами предосторожности.

1 ... с днем ее ангела.— Именины М. Н. Волконской — 1 апреля (день Марии Египетской).

2 ... привет Михаилу Сергеевичу.— Подразумевается Миша Волконский.

0

3

3. С. Г. ВОЛКОНСКОМУ

1843 г. Начало(?)

Mon cher amil Les livres, les effets et les provisions, expedies avec le Reverend Pere, me sont parvenus au mois de septembre 1842. J'ai de suite // С 253 reconnu les chandeliers de ma bonne Soeur de l'exil. Ils m'ont fait le meme plaisir qu'une lettre, par un tas de souvenirs de la vie d'Ourika. Remerciez la bien pour cette preuve de son amitie. Parmi les effets et les livres il y a des choses de trop: par exemple la batterie de cuisine, le bavardage de la Mennais, la porcelaine etc. etc. Mon cachot est tellement encombre, qu'il n'y a plus moyen de s'y retourner. Du reste toutes vos dispositions а l'egard de ma fortune naufragee sont parfaites. Je suis particulierement reconnaissant pour vos soins de mon pauvre Warka. On peut lui donner de la viande froide, deux ou trois fois par semaine, pour adoucir ses vieux jours. Vous ne dites rien des frais de transport? Ecrivez а ma Soeur pour qu'elle rembourse ce que l'envoi des neuf caisses a exige. Cette pauvre femme se trouve а Berlin, ou son fils embete Humbolt et tous les savans de l'Universite avec son Arabe. Vous m'obligerez en m'envoyant la pendule au memento mort, et l'image de la S te Vierge. Il parait qu'on me reserve une mort lente au cachot, en place d'une prompte sur la place publique. Je suis egalement prepare pour l'une et l'autre.

Passons а vos affaires qui m'interessent autant que les miennes. Avez vous fait venir le pedagogue allemand pour Micha? C'est de toute necessite. La moralite du pedagogue ne doit pas nous impressionner. J'ai eu un maоtre de philosophie (Kurulf), qui a fini par etre pendu en Suede. Cela ne m'a pas empeche d'apprendre la philosophie. La moralite est sans contredit une qualite emi-nente: mais on peut l'acquerir а tout age, et sans etude, tandis qu'il n'y a qu'un age pour developper l'esprit et acquerir des connaissances positives. Nous avons des vertus du reste: ce sont les sciences qui nous manquent. Micha doit posseder le latin et le grec en perfection avant l'age de 16 ans. Les autres sciences viendront facilement а la suite. Il nous faut donc le pedagogue, quand meme. Soumettez ces considerations а votre femme, et tachez de dissiper ses preventions.

Un second point de la meme importance, est le developpement des forces physiques. Il n'y a encor qu'un age pour cela — l'adolescence, et qu'un moyen — la chasse. Donnez un bon fusil а Micha et laissez le courir dans les marais et les forets durant la belle saison. Ses etudes n'en souffriront pas et sa sante y gagnera.

Le Reverend Pere, qui m'a propose d'ecrire et m'en a fourni les moyens, est un brave homme. Recevez-le amicalement: A son premier voyage il a ete embete par Scheidowitch. Vendez quelques effets ou quelques livres, pour lui faire un petit cadeau. Cela dissipe la simplicite. Adieu, mon cher ami, saluez les votres et tous ceux qui se rappelent encor de moi. Je vous remercie cordialement pour les preuves de votre inalterable amitie et suis pour la vie votre tout devoue Michel.

Перевод:

Мой дорогой друг! Книги, вещи и провизия, посланные со святым отцом, дошли до меня в сентябре месяце 1842-го 1. Я тотчас узнал подсвечники моей доброй сестры по изгнанию. Они мне доставили такую же радость, как если б то было письмо,— столько воспоминаний пробудили они о жизни в Урике. Поблагодарите ее хорошенько за это доказательство дружбы. Среди книг и вещей есть лишние, как, например, кухонная утварь, болтовня Ламенне, фарфор и т. д. и т. д.2 Моя темница до того переполнена, что негде повернуться. Впрочем, все ваши распоряжения о моем погибшем состоянии безукоризненны. Особенно я благодарен за заботы о моем бедном Варке. Ему можно давать холодное мясо два-три раза в неделю, дабы скрасить его старость. Вы ничего не пишете о расходах по пересылке. Напишите моей сестре, чтобы она возместила стоимость пересылки девяти ящиков. Эта бедная женщина сейчас в Берлине, где ее сын надоедает Гумбольдту и всем университетским ученым своим арабским языком 3. Вы мне доставите большое удовольствие, прислав стеновые часы с memento mori*4 и образ пресвятой девы. По-видимому, мне суждена медленная смерть в тюрьме вместо мгновенной на эшафоте. Я равно готов к той и другой.

Перейдем к вашим делам, которые интересуют меня столько же, сколько мои. Выписали ли вы немецкого педагога для Миши? Это необходимо. Нравственность педагога не должна нас волновать. У меня был учитель философии (Кирульф) 5, кончивший жизнь на виселице в Швеции. Это не помешало мне изучать философию. Нравственные качества бесспорно важны; но их можно приобрести во всяком возрасте и без учения, тогда как для умственного развития и усвоения положительных знаний есть лишь один возраст. Добродетели у нас достаточно; не хватает знаний. Миша должен до 16 лет в совершенстве овладеть латынью и греческим. Другие науки после этого дадутся ему легко. Следовательно, учитель необходим, что бы там ни было. Представьте эти доводы вашей жене и постарайтесь рассеять ее предубеждения.

Второй столь же важный вопрос — развитие физических сил. Для этого также существует лишь один возраст — отрочество, и только один способ охота. Дайте Мише хорошее ружье, и пусть он бегает по болотам и лесам в лучшее время года. Занятия его от этого не пострадают, а здоровье выиграет 6.

Святой отец, который предложил мне писать и снабдил для этого средствами, хороший человек. Примите его дружески 7. Во время первой его поездки ему досаждал Шейдович 8. Продайте что-нибудь из вещей или книг, чтобы сделать ему небольшой подарок. Это убавит ему простодушия 9. Прощайте, мой дорогой друг. Поклонитесь вашим и всем, кто еще меня помнит. Сердечно благодарю за доказательства неизменной дружбы и остаюсь навсегда вашим преданным другом.

Михаил.

Примечания:

Письмо 3. С. Г. Волконскому (с. 253—235)

Печатается по французскому подлиннику ПД (ф. 187, собрание Л. Б. Модзалевского, из архива кн. Волконских, № 89). Впервые в русском переводе (с некоторыми сокращениями и неточностями) опубликовано: Гессен, Коган, с. 270—272. Письмо приблизительно датируется по упоминанию о вещах, полученных в сентябре 1842 г.: наиболее частая возможность оказии была у Лунина на рождество, когда в Акатуй из Иркутска приезжал католический священник (см. примеч. 1); в то же время если // C 464 бы 1842-й год еще не кончился, Лунин скорее всего написал бы просто о прибытии вещей «в сентябре», без указания года.

1 Книги, вещи и провизия ... в сентябре месяце 1842-го.— Книги, вещи Лунина были сложены в девяти ящиках и по распоряжению властей отправлены из Иркутска с ксендзом Кирияком Филипповичем. 7 июня 1842 г. ящики прибыли в Нерчинский завод, Лунину же выданы в сентябре, см. Цуприк, с. 116. Ксендз Филиппович — единственный, кому было разрешено навещать Лунина в Акатуе. В документах Нерчинском горного правления сохранилась расписка Филипповича в получении письма (3 ноября 1843 г.; ГАЧО, ф. 31, № 1372, л. 528). 21 марта 1845 г. полковник А. Ф. Родственный просил распорядиться, чтобы ксендза Филипповича допускали к Лунину (ЦГАОР, ф. 109, 1 эксп., ед. хр. 61, ч. 134, л. 248).

2 Среди книг и вещей ... и т. д.— В сохранившемся реестре вещам и книгам М. С. Лунина упоминаются четыре тома сочинений аббата Ф. Ламенне, французского мыслителя и христианского социолога. Вероятно речь идет о его сочинении «Essai sur l'indifference en matiere de religion» («Опыт о равнодушии в вопросах веры»), бывшем в урикской библиотеке Лунина.

Любопытно, что еще за несколько лет до того из Иркутска был разослан запрет на книги, «изданные на французском языке аббатом де Ламенне» (ГАИО, ф. 24, оп. 3, № 186, к. 9).

О библиотеке Лунина в Акатуе см.: Цуприк, с. 116—120.

3 Эта бедная женщина ... арабским языком.— В своих письмах к брату Е. С. Уварова постоянно извещала его об успехах сыновей, особенно С. Ф. Уварова (письма № 557 от 4 мая 1840 г., № 559 от 18 мая 1840 г., № 561 от 1 июня 1840 г. и др. ПД, ф. 368, оп. 1, № 23). Об успехах сына в ориенталистике она писала в последних письмах, полученных Луниным в Урике (№ 576 от 11 сентября 1840 г. и № 584 от 6 ноября 1840 г.; см. там же).

Говоря о Гумбольдте, Лунин вероятно подразумевал известного немецкого филолога Вильгельма Гумбольдта, который, однако, скончался в 1835 г. В России особой известностью пользовался его брат, Александр (1769—1859), естествоиспытатель и путешественник.

4 ... стеновые часы с memento mori ....— Известна собственноручная расписка Лунина от 25 марта 1845 г.: «стеновые часы получил» (Штрайх, I, с. 115). Однако по всей видимости это были не те часы, о которых пишет здесь Лунин, см. примеч. 1 к акат. п, № 5.

5 ...учитель философии (Кирулъф)...— Шведа Кирульфа Лунин упоминал в числе своих воспитателей на допросах 1826 г. (см. ВД, III, 128).

6 Занятия его... здоровье выиграет.— Лунинский план занятий для М. Волконского, см. наст. изд., с. 149—150.

7 Святой отец ... Примите его дружески.— Ксендз Кирияк Филиппович, с именем которого связаны другие эпизоды нелегальных связей Лунина и Волконских, см. выше, примеч. 1.

8 ... досаждал Шейдович.— Личность неизвестная, возможно, другой ксендз, более усердно служивший местным властям.

9 Это убавит ему простодушия.— В других письмах из Акатуя Лунин использует термин «Simplicite» как условное обозначение ксендза-посредника.

0

4

4. С. Г. ВОЛКОНСКОМУ

1843 г. январь — май.

Mon cher Ami! Je viens de recevoir votre letlre de l'an passe, ou vous me demandez une autorisation par ecrit, а l'egard de la fortune naufragee. Mais vous oubliez que je suis au secret, garde а vue, prive de tout moyen d'ecrire. Vous ignorez peut-etre qu'il a ete question de me fusiller, et que cette peine a ete commuee en detention au cachot а vie ce qui revient au meme. Le moyen de donner un plein pouvoir officiel et legal dans une position aussi dramatique? Disposez donc de la maison comme vous le jugerez а propos. Si vous la vendez que le produit de la vente soit employe au profit de Wassilitch et de sa famille. Je n'ai pas reсu l'image de la Ste Vierge. La pendule se trouve chez les Polonais. Il fallait s'entendre avec les autorites pour m'expedier ces effets. Concertez vous avec la Simplicite pour me faire parvenir la pendule officiellement. C'est une grande privation pour moi d'ignorer l'heure, durant les longues nuits blanches du cachot. Envoyez aussi le reste des livres, en exigeant que les fraix de transport soient preleves sur les fonds а moi, deposes au Zawod de Nerchinsk. Ma sante se soutient, en depit des mesures qu'on prend pour la detruire. Je suis en general content de ma situation: тольeо нет Aарee! Ce calembour n'est pas une plaisanterie, mais une triste verite. Il m'arrive de voir en songe les excellents repas qui j'ai fait chez vous et chez les Troubetskys. Un morceau de viande est une rarete dans ce pays. Le the sans sucre, le pain, l'eau, quelquefois du gruau, voilа mon regime journalier. Adieu, mon cher et respectable ami, saluez de ma part tous les notres, et croyez а la sincere amitie et а la parfaite reconnaissance de votre devoue Michel.

Перевод:

Мой дорогой друг! Я получил сейчас ваше прошлогоднее письмо, в котором вы просите письменного полномочия заботиться о моем погибшем состоянии. Но вы забываете, что я содержусь в одиночном заключении, под неусыпным надзором и лишен всякой возможности писать. Вы не знаете, быть может, что меня собирались расстрелять, и наказание было заменено пожизненным заключением1, что одно и то же. В подобном трагическом положении как могу я дать официальную и законную доверенность? Располагайте домом, как сочтете нужным. Если вы его продадите, пусть выручка будет употреблена в пользу Василича и его семьи. Образ пресвятой девы я не получил. Стенные часы находятся у поляков. Надо бы снестись с властями, чтобы эти вещи ко мне препроводили. Договоритесь с Простодушием, чтобы часы были мне пересланы официальным порядком. Для меня большое лишение не знать времени долгими бессонными ночами в тюрьме. Пришлите мне также оставшиеся книги, требуя, чтобы расходы по пересылке были оплачены из моих денег, находящихся в Нерчинском заводе. Мое здоровье сносно, несмотря на меры, принимаемые к его разрушению. В общем я доволен своим положением: только нет Варки*! Этот каламбур не шутка, но печальная истина. Мне случается видеть во сне отличные обеды, которые я ел у вас и у Трубецких. В этом краю кусок мяса — редкость. Чай без сахара, хлеб, вода, иногда каша — вот моя ежедневная пища. Прощайте, мой дорогой и уважаемый друг, поклонитесь от меня всем нашим и верьте в искреннюю дружбу и глубокую благодарность преданного вам Михаила.

Примечания:

Письмо 4. С. Г. Волконскому (с. 255—256)

Печатается по французскому подлиннику ПД (ф. 187, № 89), надпись на обороте л. 2 «Сергею Григорьевичу Волконскому». Впервые опубликовано в русском переводе в кн. Гессен, Коган, с. 278—279. Датируется по связи содержания этого письма с акат. письмом № 3: последнее С. Г. Волконский очевидно получил и с тем же посредником («Простодушием») сумел ответить Лунину; Лунин же снова использует уже освоенный канал связи (по всей видимости, через ксендза Филипповича).

В письме № 4 развиваются некоторые мотивы, начатые в предыдущем: о доставке в Акатуй «стеновых часов» и «образа пресвятой девы», об «оставшихся книгах». Такова же и фраза «договоритесь с Простодушием...»

1 ...заменено пожизненным заключением...— Второй процесс над Луниным, в сущности, закончился в начале 1842 г. После разговора с Николаем I Бенкендорф распорядился (24 февраля 1842 г.): «Лунина оставить под строгим заключением...» (Окунь, с. 254).

0

5

5. M. H. ВОЛКОНСКОЙ

1843 г., не ранее мая.

Vos lettres, Madame, m'arrivent regulierement et contribuent а adoucir les rigueurs de ma captivite. Je vous aime а l'egal de ma Soeur, pour ces preuves de votre constante amitie. Il y a un merite, chez nous, а etre en relations avec un adversaire du Pouvoir. La Simplicite a fait de siennes. Imaginez que la pendule est en pieces, l'ambre en poudre, les provisions en compote, etc, etc. Elle pretend que c'est la faute de l'emballage, mais je n'en crois rien. Il aurait mieux valu s'entendre avec les autorites locales, et expedier les effets par poste.— Les etudes de Micha me donnent а penser au fond du cachot. Le principal objet pour le moment est la linguistique. Outre le Franсais et l'Anglais, le Latin et l'Allemand sont d'une necessite absolue. Ses quatre langues sont les clefs de la civilisation contemporaine. Il y a en-corune clef: le Grec, mais cela viendra plus tard. Je vous conjure de parler toujours franсais ou anglais а Micha, et jamais russe. Cela vous genera un peu au commencement, mais vous finirez par vous y faire et il en retirera le plus grand profit. Une causerie vaut dix leсons. Votre frere Alexandre est sans doute au courant des ouvrages scientifiques, adoptes dans les ecoles primaires а l'etranger; et surtout en France ou l'education publique est la mieux entendue а notre epoque. Demandez lui un choix de ces ouvrages pour l'histoire, la geographie, les mathematiques etc. etc. A l'aide des sources on peut faire d'aussi bonnes etudes en Siberie, qu'en Allemagne ou en France. Ce ne sont pas les maоtres qui donnent l'esprit et le jugement: c'est le bon Dieu. Il y a presque autant d'universites et d'ecoles que d'auberges dans le monde. Cependant le monde est rempli d'ignorants et de pedants. La mort de mon cher Nikita est une perte immense pour nous. Cet homme valait а lui seul une Academie. Il m'est impossible de consentira la vente des Bollan-distes, que ma Soeur a fait venir pour moi а grands frais de l'etranger. Cet ouvrage est une source precieuse de notions historiques, relatives au moyen age. Le Reverend Архeереe vous propose un marche d'Arlequin. Le plus prudent serait d'eviter toute espece de relation avec ces Messieurs, qui ne sont que des gendarmes deguises. Vous connaissez la part qu'ils ont pris а notre proces. Il faut tout pardonner: mais rien oublier.

Pour se faire une idee de ma situation actuelle, il faut lire les Mysteres d'Udolphe, ou tel autre roman de M-me Radcliffe. Je suis plonge dans les tenebres, prive d'air, d'espace et de nourriture, entoure de brigands, d'assassins et de faux-monnayeurs. Mon unique distraction est d'assister au supplice du Knout, dans la cour du Chateau. Au milieu de cette situation dramatique, calculee pour abreger mes jours, ma sante se soutient а merveille, et mes forces loin de decroоtre semblent augmenter. Je souleve neuf pouds d'une main sans effort. L'epreuve actuelle m'a pleinement convaincu, qu'on peut etre heureux dans toutes les situations de la vie: et qu'il n'y a que les sots et les betes de malheureux dans ce monde. Adieu ma bonne soeur d'exil. Agreez l'assurance de la parfaite amitie que vous porte votre tout devoue Michel.

Перевод:

Ваши письма, сударыня, приходят ко мне регулярно и скрашивают суровость моего заточения. Я люблю вас не меньше, чем мою сестру, за эти доказательства неизменной дружбы. У нас почитается заслугой быть в сношениях с противником власти. Простодушие натворил бед. Представьте себе, что часы разбиты в куски, янтарь превратился в порошок, провизия — в кашу и т. д. Он утверждает, что виновата упаковка, но я не верю. Было бы лучше договориться с местными властями и отправить вещи по почте1. Мишины занятия дают мне пищу для размышлений в темнице. Главное сейчас — это изучение языков. Помимо французского и английского, необходимы безусловно латынь и немецкий. Эти четыре языка — ключи современной цивилизации. Есть еще один ключ — греческий язык, но это придет позднее 2. Заклинаю вас всегда говорить с Мишей по-французски или по-английски и никогда по-русски. Вначале это вас будет несколько стеснять, но вы постепенно привыкнете, а он извлечет из этого величайшую пользу. Одна беседа стоит десяти уроков. Ваш брат Александр 3, без сомнения, в курсе учебных руководств, принятых в начальных школах за границей, особенно во Франции, где народное образование в наше время поставлено лучше всего. Попросите его выслать подбор таких руководств по истории, географии, математике и т. д. При помощи подобных источников можно заниматься так же хорошо в Сибири, как в Германии или во Франции. Разум и суждение даются нам не учителями, а богом. В мире почти столько же университетов и школ, сколько постоялых дворов. И тем не менее, мир полон невежд и педантов. Смерть моего дорогого Никиты — огромная потеря для нас. Этот человек один стоил целой академии.  Я никак не могу согласиться на продажу Болландистов 4, которых моя сестра выписала для меня из-за границы с большими издержками. Этот труд — драгоценный источник исторических сведений, относящихся к средним векам. Преосвященный Архиерей*5 предлагает вам смехотворную сделку. Разумнее всего избегать всякого общения с этими господами, которые не что иное, как переодетые жандармы. Вы знаете роль, которую они сыграли в нашем процессе6. Надо все прощать, но ничего не забывать.

Чтобы составить себе понятие о нынешнем моем положении, нужно прочесть «Удольфские таинства» или иной роман г-жи Радклиф7. Я погружен во мрак, лишен воздуха, пространства и пищи, окружен разбойниками, убийцами и фальшивомонетчиками. Единственное мое развлечение — присутствовать при наказании кнутом во дворе тюрьмы. В этом драматическом положении, рассчитанном на то, чтобы сократись мои дни, здоровье мое находится в великолепном состоянии и силы мои, вместо того чтобы убывать, кажется, увеличиваются. Я поднимаю без усилия девять пудов одной рукой. Нынешнее испытание совершенно убедило меня, что можно быть счастливым во всех жизненных положениях и что в этом мире несчастливы одни лишь глупцы и скоты. Прощайте, добрая моя сестра по изгнанию! Примите уверения в совершенной дружбе, которую питает к вам всецело преданный Михаил.

Примечания:

Письмо 5. М. Н. Волконской (с. 256—258)

Печатается по французскому подлиннику ПД (ф. 187, № 87), на обороте листа надпись рукою Лунина: «Madame la Princesse Wolkonska» («Княгине Волконской»). Русский перевод, с некоторыми сокращениями и неточностями, впервые опубликован в кн.: Гессен и Коган, с. 272—275. Письмо датируется по упоминанию о смерти Н. М. Муравьева (28 апреля 1843 г.).

1 Простодушие натворил бед... отправить вещи по почте.— Речь идет, вероятно, о ксендзе Филипповиче, см. примеч. 1 к акат. письму № 3. Посылка, доставленная с помощью «святого отца», была в таком жалком виде, что Лунин не упускает случая сказать об этом в ответном письме Волконским. Как и прежде, злоупотребления властей (в том числе почтовые неполадки) вызывали ответную реакцию декабриста; в числе расписок за полученные посылки сохранилась и следующая: «1842 года, майя 29, разбитый ящик, в котором разбитых картузов турецкого табака 14 фунтов, получил» (Эйдельман, с. 322—323). Расписка Лунина (25 марта 1845 г.) в получении «стеновых часов» показывает, что одни часы были доставлены ему с оказией и разбились, другие же пришли официальным путем, см. примеч. 4 к акат. письму № 3.

2 ... греческий язык ... придет позднее.— О занятиях с М. Волконским и о пользе языков, в том числе «мертвых языков», «ключа к высшему знанию», Лунин постоянно писал в письмах к Волконским, а также в ЗК (запись от 27 августа 1837 г.), наст. изд., с. 195.

3 Ваш брат Александр...— Александр Николаевич Раевский (1795—1868), старший брат М. Н. Волконский, много занимавшийся в это время проблемами образования в связи с воспитанием своей дочери.

4 Я никак не могу согласиться на продажу Болландистов...— Болландисты — монахи, принадлежавшие по преимуществу к иезуитскому ордену и занимавшиеся подготовкой издания «Acta Sanctorum» («Жития святых»); их собрание, начатое И. Болландом (Болландусом) издавалось в Антверпене в 1643—1762, затем в Брюсселе и Париже. Е. С. Уварова отправила Лунину 5 декабря 1836 г. 51 том (ПД, ф. 368, оп. 1, № 22, п. 393). Опись библиотеки Лунина в Урике, составленная при его аресте 27 марта 1841 г., согласно подсчетам Манассеина, включала 397 книг (123 названия) на латинском, греческом, французском, английском, немецком, польском и русском языках. В их числе 49 томов «Acta Sanctorum», хранящихся ныне, вместе с некоторыми другими книгами Лунина, в Научной библиотеке Иркутского гос. университета (см. Манассеин, с. 117, Окунь, с. 266). Внук декабриста Волконского утверждал, что часть книг Лунина (в том числе старинное издание Блаженного Августина), его отец, М. С. Волконский, приобрел в Москве, «где-то на толкучке» — см. Волконский С. М., с. 98—99.

5 Преосвященный Архиерей...— иркутский архиерей Нил, пытавшийся приобрести издание «Acta Sanctorum» за мизерную сумму.

6 Вы знаете роль... в нашем процессе.— Лунин, очевидно, подразумевает лицемерное поведение в Верховном уголовном суде представителей духовенства, формально уклонившихся от голосования за смертную казнь, но фактически санкционировавших все правительственные меры. С. Гессен и М. Коган (с. 284) видели в этих строках намек на протоиерея П. Н. Мысловского, посещавшего заключенных в Петропавловской крепости; однако некоторые декабристы (Якушкин, С. Муравьев-Апостол) относились к Мысловскому положительно.

7 Удольфские таинства... г-жи Радклиф.— Роман «Удольфские тайны» Анны Радклиф (1764—1823), английской писательницы, популярной в свое время благодаря «романам ужасов».

0

6

6. М. С. ВОЛКОНСКОМУ

1843 г. не ранее мая (?)

Му dear master Michael!

I have been much pleased with your last letter, and warmly recommend to you the study of the English language. It is not so very easy, and requires a good deal of attention and diligence: but you are no more a child, and will, I hope, overcome ail difficulties as a man. Remember, my dear, that your progress in knowledge is the best proof you can give me of your friendship.— Do not read ail sort of books, that may fall in your hands. You must know that the world is full of foolish books, and that the number of useful books is very small. As soon as you recieve a new book, the first thing is to consider of what utility it may be to you. If you find that it contains nothing else, // С 258 but empty stories or dull reasoning, throw it directly away, and take up your grammar or some other good book, that offers positive instruction. Time is precious at your age. Every hour lost in babbling or reading non-sense, will require several days of labour. Part of summer may be spent in walking, sporting etc. etc. but the whole winter must be employed in stu-dying from morning till evening. Farewell my dear master Michael, kiss your mamma's and sister's hand, and believe me for ever your faithful friend Michael.

Перевод:

Мой дорогой Миша! Твое последнее письмо доставило мне большое удовольствие, и я от души советую тебе изучать английский язык. Это не так легко и требует много внимания и прилежания; но ты уже не ребенок и, я надеюсь, справишься со всеми трудностями как мужчина. Помни, мой дорогой, что твои успехи в науке являются лучшим доказательством твоей дружбы ко мне. Не читай всякую книгу, какая может попасть тебе в руки. Знай, что мир полон глупых книг, а число полезных книг очень мало. Получив новую книгу, ты первым делом должен подумать, какую пользу может она принести тебе. Если ты не найдешь в ней ничего, кроме пустых рассказов или скучных рассуждений, отбрось ее сразу же и возьмись за свою грамматику или какую-нибудь другую хорошую книгу, которая дает положительные сведения. В твои годы время дорого. Каждый час, потерянный в болтовне или в чтении чепухи, потребует потом нескольких дней работы. Часть лета можно употребить на прогулки, занятия спортом* и т. д., но зима должна быть полностью посвящена занятиям с утра и до вечера.

Прощай, дорогой мой Миша. Поцелуй руку у твоей матери и сестры и верь, что я навсегда твой верный друг Михаил.

Примечания:

Письмо 6. М. С. Волконскому (с. 258—259)

Печатается по английскому подлиннику ПД (ф. 187, № 88). На обороте «Михаилу Сергеевичу Волконскому»; письмо предшествует другому английскому письму Лу нина Мише Волконскому (см. ниже письмо, № 9), где Лунин ссылается на более раннее послание («я говорил тебе в моем последнем письме...»). Возможно № 6 было послано вместе с акатуйским письмом № 5 к М. Н. Волконской, где Лунин рассуждает о занятиях Миши иностранными языками; если в письме № 1 Лунин радовался «некоторым успехам» мальчика в английском, то теперь он советует матери говорить с ним «по-французски и по-английски»; соответственно, и английское послание, с которым Лунин обращается к юному Волконскому, теперь длиннее и сложнее, чем краткая, простая приписка в письме № 1. В детстве сам Лунин переписывался по-английски с дядей, М. Н. Муравьевым, см. ОПИ ГИМ, ф. 445, № 53, 55; ф. 241, № 35.

0

7

7. С. Г. ВОЛКОНСКОМУ

1843 г. май — декабрь.

En m'adressant а vous, cher ami, je mets de cote l'expression des sentiments, et j'aborde directement les affaires. Si ma maison convient а Mr. Mrozowsky vous conviendrez du prix et la lui cederez. Le produit de la vente sera employe au profit de Wassilitch et de sa famille, de la maniere dont vous jugerez convenable. Envoyez moi le reste des livres, ainsi que l'image de la Ste Vierge, par la voie des autorites, en exigeant que les frais de transport soient preleves sur les sommes а moi, qui pourrissent improductivement dans les caisses du gouvernement. Ma sante se soutient а merveille. A moins qu'on ne s'avise de me pendre ou fusiller, je suis capable de vivre cent ans. Mais j'ai besoin de drogues et de medecines pour les pauvres compagnons de ma captivite. Envoyez de quoi traiter les fievres, les refroidissements et les blessures du Knout et des baguettes militaires. Les depenses а ce sujet seront egalement remboursees sur mes fonds. J'ai quelques milliers de Roubles ici: mais c'est tout comme si je n'avais rien, а cause de la detention au secret. Adieu mon tres cher ami. Si vous tenez а avoir des lettres plus longues et plus detaillees, envoyez du papier et de la poudre а encre. Mes amities а ceux qui se rappellent de moi et me comprennent. Votre devoue, Michel.

Перевод:

Обращаясь к вам, дорогой друг, я оставляю в стороне выражения чувств и прямо приступаю к делу. Если мой дом подходит г. Мрозовскому1, столкуйтесь о цене и уступите дом ему. Деньги, вырученные от продажи, употребите в пользу Василича и его семьи тем способом, какой найдете удобным. Пошлите мне оставшиеся книги и образ пресвятой девы чрез посредство властей, требуя, чтобы издержки по пересылке были удержаны из принадлежащих мне денег, которые бесплодно гниют в правительственных кассах.

Здоровье мое удивительно. Если только не вздумают меня повесить или расстрелять, я способен прожить сто лет 2. Однако мне нужны и лекарства и лекари для бедных моих товарищей по заключению. Пришлите средства от лихорадки, простуды и от ран, причиняемых кнутом и шпицрутенами. Издержки на это будут также возмещены из моих средств. Здесь у меня есть несколько тысяч рублей, но это все равно, как если б у меня ничего не было из-за того, что я содержусь в одиночке. Прощайте, мой дражайший друг. Если хотите получать более длинные и подробные письма, присылайте бумагу и чернильный порошок. Мои дружеские приветы всем, кто меня помнит и понимает. Преданный вам Михаил.

Примечания:

Письмо 7. С. Г. Волконскому (с. 259—260)

Печатается по французскому подлиннику ПД (ф. 187, № 89); на обороте листа «Сергею Григорьевичу Волконскому: Первая публикация (в русском переводе) — Гессен, Коган, с. 279—280). Датируется по связи содержания письма с другими акатуйскими письмами: 1) как и в письме № 4 повторяется мысль о продаже дома (но в более конкретной форме: Волконский уже успел сообщить Лунину имя предполагаемого покупателя); 2) еще раз повторена мысль о помощи семье Василича; в следующем же письме № 8 Лунин благодарит Волконского за исполнение этой просьбы; 3) как в предыдущих письмах и как в следующем (№ 8), Лунин просит прислать оставшиеся книги и «образ пресвятой девы», но уже не просит прислать часы (о судьбе которых см. акат. письмо № 5). К тому же, если прежде Лунин надеялся на оказию, то после неудачи с доставкой часов и других предметов он желает, чтобы вещи шли «через посредство властей». Таким образом несомненно, что письмо № 7 (прежде считавшееся последним акатуйским посланием) написано в 1843 г.— между маем (ранняя из возможных дат акат. письма № 6) и рождеством 1843/1844 г. См. примеч. к письму № 8.

1 Мрозовский — вероятно, польский ссыльный.

2 ...я способен прожить сто лет.— Возможно, Лунин намекает на угрозы со стороны местных властей. О смерти Лунина см.: Эйделъман Н. Смерть М. Лунина. История СССР. 1969. № 5, с. 141—152.

0

8

8. С. Г. ВОЛКОНСКОМУ

Начало 1844 г. (?)

Mon cher ami! Votre lettre du 5 Novembre 1843 m'apprend des choses tristes aux quelles il faut se resigner, puisqu'il ne depend pas de nous de les changer. Elles changeront d'elles-memes par la suite; car il n'y a rien de stable et de permanent dans ce monde, dont la figure passe. De mon cote je n'ai que de bonnes nouvelles а vous donner. Ma sante se soutient а ravir, malgre les rigueurs de la detention et les privations de toute espece. Mes etudes progressent dans la solitude et le silence du cachot. Durant les deux dernieres annees, je me suis principalement applique au grec, а l'aide des livres, que ma Soeur m'a envoye, comme par inspiration, de Berlin. Mes etudes ont eu pour objet les doctrines religieuses d'Homere. L'on est surpris en parcourant le monde traditionnel qu'il devoile, d'y trouver а chaque pas l'autel au Dieu inconnu. Les fictions et les fables dont le poete entoure les verites de la Revelation primordiale, n'en offusquent pas l'eclat et ne sont а leur tour que l'abus de quelque verite.

Cette partie n'a ete qu'effleuree par les nombreux commentateurs d'Homere et elle echappe а l'analyse dans toutes les traductions. J'ai recueilli un nombre considerable de materiaux а cet egard. Mais malheur а moi, si mon griffonnage Grec tombe entre les mains des Autorites. Elles seraient capables de me brыler vif, comme un necromancier. Чернокнижник.

Vous vous plaignez de ma Soeur, et elle se plaint de vous. Il est assez etrange, que vos lettres reciproques s'egarent. Une lettre de vous, avec un mot indirect sur mon compte lui ferait un grand plaisir. Cette pauvre iemme est comme une poule, qui a couve des canards. L'un donne dans le militaire, l'autre dans la science. Elle ne sait plus apres le quel courir, ni ou donner de la tete.

L'image de la S —te Vierge n'arrive pas. Je l'attends avec une vive impatience. Adressez vous aux autorites d'Irkoutsk, pour m'envoyer le reste de mes livres. Elles ont reсu des ordres а cet egard. Les frais de transport seront preleves, d'apres votre demande, sur les sommes а moi, deposees au Zawod de Nerchinsk.

Le soin, que vous prenez de Wassilitch et de sa famille, prouve а la fois Votre excellent coeur et votre constante amitie pour moi. Qui voudrait se charger d'une pareille corvee? ne pouvant rien faire pour ces pauvres gens du fond du cachot, je remets leur sort entre vos mains. Achevez une bonne oeuvre, que vous avez commence et continue avec tant de succes. Ne pourrait-on pas leur creer une occupation ou leur trouver une place, dont le produit suffirait а leur entretien? Si la maison n'est pas confisquee, vous pouvez la vendre pour en employer le prix а leur etablissement. Concertez-vous а ce sujet avec ma Soeur, qui s'empressera, j'en suis sur, de realiser vos idees, malgre l'etat critique de ses finances. Warka m'est devenu encore plus cher depuis qu'il est estropie. Je donnerais la moitie de ce que je possede pour revoir ce compagnon inseparable de mes courses aventureuses dans les forets Siberiennes. Ayez soin de bien nourrir le pauvre invalide. Que sont devenus les autres chiens: Morga, Formosa, Audax, les deux Dianes, Togratch et Placsa? Tachez de racheter ma noble arme. Ma soeur vous remboursera. On ignore ici le prix de cette arme, qui a ete payee 3 mille francs а Paris.

Adieu, mon cher et respectable ami. Saluez de ma part tous ceux qui se rappelent de moi et croyez а la sincere amitie de votre devoue et reconnaissant Michel.

Перевод:

Мой дорогой друг! Письмо ваше от 5 ноября 1843-го сообщает мне о печальных вещах, которым следует покориться, ибо не от нас зависит изменить их. Они изменятся сами впоследствии: ибо нет ничего устойчивого и постоянного в этом мире, формы которого преходящи1. С своей стороны я могу сообщить вам лишь добрые вести. Здоровье мое превосходно, несмотря на суровость заточения и всевозможные лишения. Мои занятия идут отлично в тюремной тиши и уединении. В течение двух последних лет я занимаюсь более всего греческим языком, с помощью книг, которые сестра прислала мне, словно по внушению, из Берлина. Занятия мои имеют предметом религиозные верования у Гомера 2. Обозревая раскрываемый им мир преданий, удивляешься, когда находишь на каждом шагу алтарь в честь неведомого бога. Вымыслы и мифы, которыми поэт окружает истины первоначального Откровения, не затемняют его блеска и сами являются лишь искаженным изображением некой истины. Все это было лишь слегка затронуто многочисленными комментаторами Гомера и ускользает от разбора во всех переводах. Я собрал значительное количество материалов по этому поводу, Но горе мне, если моя греческая мазня попадет в руки властей 3. Они будут способны сжечь меня живым, как колдуна, чернокнижника*.

Вы жалуетесь на мою сестру, а она жалуется на вас. Довольно странно, что ваши взаимные письма пропадают. Письмо от вас с одним косвенным намеком на мой счет доставило бы ей большое удовольствие. Эта бедная женщина похожа на курицу, высидевшую утят. Один ударился в военщину, а другой — в науку 4. Она не знает, ни за кем ей бежать, ни что делать.

Образ пресвятой девы еще не дошел. Ожидаю его с живым нетерпением. Обратитесь к иркутским властям, чтобы мне выслали остальные книги5. Они получили насчет этого распоряжение. Расходы по пересылке будут удержаны, по вашему требованию, из моих денег, находящихся в Нерчинском заводе.

Ваши заботы о Василиче и его семье свидетельствуют одновременно и о вашем добрейшем сердце, и о постоянной ко мне дружбе 6. Кто пожелал бы взять на себя подобные тяготы? Не имея возможности ничего сделать для этих бедных людей из глубины моей темницы, я вручаю их судьбу вам. Довершите доброе дело, начатое и продолжаемое вами с таким успехом. Нельзя ли придумать им какое-нибудь занятие или найти место, дохода с которого хватало бы на их содержание? Если дом не конфискован, вы можете продать его, чтобы вырученную за него цену употребить на их устройство. Столкуйтесь по этому вопросу с моей сестрой, которая не замедлит, я в том уверен, осуществить ваши мысли, несмотря на критическое состояние ее финансов. Варка сделался мне еще дороже с тех пор, что стал калекой. Я отдал бы половину того, чем владею, чтобы вновь увидеть этого неразлучного товарища моих рискованных походов по сибирским лесам. Позаботьтесь хорошенько кормить бедного инвалида. Что сталось с другими собаками: Моргой, Формозой, Аудаксом, двумя Дианами, Тограчом и Плаксой? Постарайтесь выкупить мое благородное оружие. Моя сестра возместит ваши расходы. Здесь не знают цены этому оружию, за которое было заплачено в Париже 3 тысячи франков 7.

Прощайте, мой дорогой и почтенный друг. Приветствуйте от меня всех, кто меня помнит, и верьте искренней дружбе вашего преданного и признательного Михаила.

Примечания:

Письмо 8. С. Г. Волконскому (с. 260—262)

Печатается по французскому подлиннику ПД (ф. 187, № 89). На обороте листа надпись рукой Лунина: «Сергею Григорьевичу Волконскому». Впервые опубликовано Б. Л. Модзалевским на языке подлинника и в русском переводе («Атеней», 3, с. 18— 20). Основа для датировки — упоминание о получении письма С. Г. Волконского от 5 ноября 1843 г., а также большая вероятность появления ксендза Филипповича или другого посредника во время рождества (см. примеч. к письму № 2). В то же время указание Луниным полной даты получения письма Волконского (не просто «5 ноября», но «5 ноября 1843 года») позволяет предположить, что ответ Лунина пишется в начале 1844 г.

1 ...о печальных вещах... преходящи.— «Печальные вещи» — это, возможно, судьба осиротевшей дочери Никиты Муравьева, Нонушки, почти насильственно отправленной летом 1843 г. в Московский Екатерининский институт без права даже заехать к бабушке, Е. Ф. Муравьевой (см. Эйделъман И. Из декабристских архивов.— Дружба народов. 1975. № 11, с. 231—233).

2 ...занимаюсь более всего... имеют предметом религиозные верования у Гомера.— Е. С. Уварова старалась пересылать Лунину в Акатуй необходимые книги. Сестра узнавала о Лунине только из официальных уведомлений III отделения. 28 июня 1843 г.

Е. С. Уварова из Берлина писала Дубельту: «Вот уже почти 3 года, как несчастный брат мой томится в заточении без книг, которые ему столько же необходимы как воздух; доставя ему посылаемого при сем Гомера на греческом, его любимом диалекте, вы усладите вместе и его заточение и мое в чужбине изгнание, ибо удаление от святой родины ничем не кажется русскому моему сердцу, как добровольною ссылкой» (Цуприк, с. 117). Эту просьбу III отделение удовлетворило. 21 октября 1843 г. книги Гомера (шеститомные издания «Илиады» и «Одиссеи»), а также словари к ним были получены в Акатуе. Еще раньше через III отделение, от сестры, и с помощью Волконских из Иркутска Лунин получил сочинения Платона, Демосфена, Цицерона, книги по истории Греции и др. См. Цуприк, с. 118.

3 Но горе мне ... ь руки властей.— Трудно предположить, как можно было задеть власть «религиозными верованиями у Гомера». Возможно, речь идет о новом конспиративном сочинении Лунина, начатом в Акатуе и до нас не дошедшем. Некоторые мотивы, постоянно интересовавшие Лунина в древнегреческих поэмах, угадываются в «Исторических этюдах» и ЗК. См. наст. изд., с. 156 —161, 200—202.

4 Один ударился в военщину, другой — в науку.— Речь идет о сыновьях Е. С. Уваровой — Александре и Сергее.

5 ... чтобы мне выслали остальные книги.— С просьбами о присылке оставшихся в Урике книг Лунин обращался к Волконскому и позже, но противодействие иркутских властей (несмотря на разрешение III отделения и ответ Дубельта Уваровой, что книги отосланы Лунину в 1844 г.) не дало возможности переправить все книги. В Акатуе после смерти Лунина оказалось немного книг сверх того, что было в ссылке в 1842 г. (библиотека, отправленная с ксендзом Филипповичем). Некоторые книги из акатуйского собрания Лунина, впрочем, вообще не были в Урике, а пересланы непосредственно сестрой (о судьбе этой библиотеки см. Цуприк, с. 118—121).

6 Ваши заботы о Василиче... постоянной ко мне дружбе.— О слуге Лунина Ф. В. Шаблине см. в «Письмах из Сибири», наст. изд., с. 8. Лунин завещал ему свой дом в Урике. Е. С. Уварова и в 1845 г. еще посылала 120 руб. серебром «престарелому инвалиду Василичу» и его семье (см. ПД, ф. 57, он. 1, № 252).

7 Постарайтесь выкупить мое благородное оружие... за которое было заплачено в Париже 3 тысячи франков.—20 июля 1843 г. Лунин расписался за переведенную в Нерчинский завод сумму 181 рублей 25 копеек «от продажи с аукционного торга двух ружей, трех стальных кинжал и 3 пуд. 33 ф. свинцу, перелитого в дробь» (ГАЧО, ф. 31, оп. 1, № 1372, л. 280). Вероятно, Лунин знал, кем куплены ружья, изумляясь низкой цене, за них назначенной.

0

9

9. М. С. ВОЛКОНСКОМУ

Конец 1843 — начало 1844 г.

Му dear master Michael! I have told you in my last letter that the number of good and truly useful books is very small. You must also know, that the best of them are not quite free from faults and errors, and that they should consequently be read with great circumspection. The Work which I send you (Taies of a Grandfather), and which is justly held in high esteem, may serve as a proof of what I am saying. It is full of solid knowledge and rational views, concerning the Scottish and English history: but it contains also some useless and false reasoning about the Protestant religion. The worthy author, instead of exposing simply the origin and progress of the English churches, endeavours to vindicate their tenets, and assumes the character of a preacher. As those matters are somewhat hard to understand at your age, and may easily induce you in error, you will do well to pass over the paragraphe, which I have noted down, and direct your attention to the rest of the work. The news I receive about you, my good friend, are very satisfactory. They tell me that you read, and understand, and even speak French and English. But I am especially glad to know that you are learning Latin. This language is of an absolute necessity, for your future progress in know-ledge. There is no way of becoming a good scholar without Latin. Farewell, my dear master Michael, Kiss your sister's hand for me, and believe me for ever your very affectionate Michael.

Перевод:

Мой дорогой Миша! Я говорил тебе в моем последнем письме 1, что количество хороших, истинно полезных книг весьма невелико. Тебе следует также знать, что и лучшие из них не совсем свободны от ошибок и погрешностей и что поэтому их должно читать с большой осмотрительностью. Книга, которую я тебе посылаю (Рассказы дедушки) 2 и которая по справедливости высоко ценится, может послужить доказательством моих слов. Она полна основательных знаний и разумных взглядов на шотландскую и английскую историю; но в ней есть также некоторые бесполезные и ложные рассуждения о протестантской религии. Вместо того чтобы просто изложить происхождение и развитие английских церквей, почтенный автор стремится отстоять их догматы и принимает позу проповедника. Так как предметы эти довольно трудно понять в твоем возрасте и они могут легко ввести тебя в заблуждение, ты хорошо сделаешь, если пропустишь отмеченные мною параграфы и сосредоточишь внимание на остальных частях книги. Вести, которые я получаю о тебе, мой милый друг, весьма утешительны. Мне сообщают, что ты читаешь, понимаешь и даже говоришь по-французски и по-английски. Но особенно был я рад узнать, что ты изучаешь латынь. Этот язык совершенно необходим для твоих дальнейших успехов в науке. Без латыни невозможно стать хорошим ученым. Прощай, мой дорогой Миша, поцелуй за меня ручку у твоей сестры и верь, что я навсегда любящий тебя Михаил.

Примечания:

Письмо 9. М. С. Волконскому (с. 262—263)

Печатается по английскому подлиннику ПД (ф. 187, № 88), на обороте рукописи рукой Лунина: «Михаилу Сергеевичу Волконскому». Впервые опубликовано в русском переводе: Гессен и Коган, с. 274—275. Письмо приблизительно датируется (с. 284) концом 1843 г. или 1844 г. на основании его содержания; возможно оно было написано и отправлено вместе с письмом № 7.

1 Я говорил тебе в моем последнем письме...— См. акат. письмо № 6.

2 Рассказы дедушки.— «Tales of a Grandfather; being stories taken from Scottish History» («Рассказы дедушки; подлинные истории из шотландской истории»). Сочинение Вальтера Скотта, опубликованное первым изданием в Эдинбурге в 1828 г. Книга была в урикской библиотеке Лунина.

0

10

10. М. Н. ВОЛКОНСКОЙ

1844 г. сентябрь — октябрь (?)

Vos lettres, Madame, et les nouvelles que je reсois de vous par la voie des voyageurs, contribuent а adoucir et charmer ma captivite. Le projet de m'envoyer Warka, et vos demarches а cet egard, sont des preuves d'amitie dont je suis profondement touche, et qui ne s'effaceront jamais de ma memoire. Cependant il est heureux que ce projet n'ait pas reussi. Car je n'ai ni ou loger, ni de quoi nourrir ce pauvre animal. Mon cachot est si humide, que les livres et les habits moisissent: mes repas sont si modiques, qu'il n'en reste pas de quoi nourrir un chat. C'est plus que la vie monastique.— Passons au sujet qui m'interesse principalement dans notre correspondance. L'Anglais m'a dit que Micha comprend passablement l'anglais, et qu'il a une excellente prononciation. C'est une preuve que vous n'avez pas neglige les leсons depuis mon depart. L'amour maternel est capable de tout comme la foi. Continuez je vous prie, en adoptant la methode suivante. Que Micha vous lise une page d'anglais а haute voix, en traduisant les phrases les unes а la suite des autres verbalement а l'aide du dictionnaire pour les mots inconnus. Apres cela vous lui lirez la meme page de suite, mais bien lentement et distinctement. De cette maniere les mots et les locutions se gravent dans la memoire par la vue et l'ouпe а la fois. Cet exercice n'exige qu'une heure par jour, et vous serez etonnee du resultat, obtenu au bout de l'annee. J'espere que le docteur (sourd) vous a transmis mes idees, concernant l'education physique et hygienique. Il faut que Micha sache courir, franchir les fosses, escalader les murs, grimper au haut des arbres, nager, faire les armes, monter а cheval etc. etc. Ne vous alarmez pas des contusions et des blessures qu'il pourra attraper par ci, par lа: c'est inevitable, et cela degourdit. La belle saison, si courte dans ce climat, doit etre presque exclusivement employee а ces exercices. Ils procurent la sante et la force corporelle, sans les quelles l'homme n'est qu'une poule mouillee. Votre tout devoue Michel.

Перевод:

Ваши письма, сударыня, а также известия о вас, которые я получаю от приезжих, скрашивают и услаждают мое заточение. Проект отправить мне Варку и ваши попытки в этом направлении являются доказательствами вашей дружбы, коими я глубоко тронут и которые никогда не изгладятся из моей памяти. Но хорошо, что этот проект не удался. Ибо я не знаю, ни где поместить, ни чем кормить это бедное животное. Темница моя так сыра, что книги и платья покрываются плесенью; пища так умеренна, что не остается даже чем накормить кошку. Это жизнь более, чем монастырская. Перейдем к вопросу, более всего интересующему меня в нашей переписке. Англичанин сказал мне, что Миша сносно понимает по-английски и что у него отличное произношение1. Это доказывает, что вы не пренебрегали уроками после моего отъезда. Материнская любовь, как и вера, способна на все. Продолжайте, прошу вас, приняв следующий метод. Пусть Миша читает вам вслух страницу английского текста, переводя устно одну фразу за другой, для неизвестных слов пользуясь словарем. После этого вы ему прочтете ту же страницу, но очень медленно и внятно. Таким образом слова и выражения запечатлеваются в памяти одновременно и через зрение и через слух. Это упражнение требует не более часа ежедневно, а к концу года вы будете поражены результатом. Надеюсь, что доктор (глухой) 2 передал вам мои мысли о физическом и гигиеническом воспитании. Нужно, чтобы Миша умел бегать, прыгать через рвы, взбираться на стены и лазить на деревья, плавать, обращаться с оружием, ездить верхом и т. д. и т.д. Не тревожьтесь из-за ушибов и ран, которые он может время от времени получать,— они неизбежны и развивают ловкость. Хорошее время года, столь короткое в нашем климате, должно быть почти исключительно посвящено этим упражнениям. Они дают здоровье и телесную силу, без которых человек просто мокрая курица. Преданный вам Михаил.

Примечания:

Письмо 10. М. Н. Волконской (с. 263—264)

Печатается по французскому подлиннику — ПД, ф. 187, № 87, на обороте листа надпись рукой Лунина по-французски: «Madame la Princesse Wolkonska» («Княгине Волконской»). Впервые опубликовано в русском переводе: Гессен и Коган, с. 275—276. Датируется по следующему письму, писавшемуся сразу вслед за № 10.

1 Англичанин сказал мне... произношение.— Вряд ли какой-либо реальный англичанин мог связаться с Луниным в Акатуе. Здесь иносказание, понятное М. Н. Волконской.

2 Надеюсь, что доктор (глухой)...— Возможно, то же лицо, которое подразумевается под «англичанином», см. примеч. 1.

0


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » М.С. Лунин. Письма из Акатуя.