Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ЛИТЕРАТУРНОЕ, ЕСТЕСТВЕННО-НАУЧНОЕ НАСЛЕДИЕ » Духовное завещание М.С. Лунина.


Духовное завещание М.С. Лунина.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ДУХОВНОЕ ЗАВЕЩАНИЕ М.С. ЛУНИНА

(ПЕРВАЯ РЕДАКЦИЯ)

1. До погашения казенных и партикулярных долгов состоять крестьянам и дворовым людям под опекою гг. душеприказчиков, коим в управлении всего имения руководствоваться моими установлениями без малейшего изменения.

2. Немедленно по погашении долгов все крестьяне и дворовые люди обоего полу с их семействами освобождаются от крепостных прав, получая вечную волю на основании указа 1.

3. Все движимое и недвижимое имущество крепостных людей остается за ними, и сверх того уделяется им по 6 сороковых десятин пахотной земли в окружности их селений 2.

4. Побочной сестре моей девице NN3 отказываю все недвижимое мое имение, все наличные деньги, которые после меня останутся, триста десятин пахотной земли и двести десятин строевого лесу Тамбовской губернии Кирсановского уезда в окрестностях села Сергиевского, Ржавинье тож.

5. Управляющему моими поместьями г. NN4 отказываю триста десятин пахотной земли и пятьдесят десятин строевого лесу в Тамбовской губ. Кирсановского уезда в окрестностях села Земленого с тем условием, чтоб он продолжал управление моим имением и после моей смерти до погашения всех долгов, буде оные окажутся. Сверх того, чтоб он, а по нем его наследники содержали по смерть на своем иждивении вольноотпущенную девицу NN5.

6. За исключением сих отказов все доходы с земли, с лесу, с фабрики и т. д. назначаю на сооружение и содержание вольного народного училища в селе Сергиевском, под руководством гг. душеприказчиков.— Желаю также, чтоб построена была богадельня при училище для призрения тех из дворовых людей, кто не в силах снискать себе пропитания 6.

Михаил Лунин.

Учинил в Москве февраля 29 дня 1818 года 7.

М.С. Лунин. Письма из Сибири. М., Наука. 1988.

Примечания:

Обе редакции Духовного завещания, от 28 февраля 1818 и 27 марта 1819, печатаются по подлинным рукописям: ранняя — в Архиве АН СССР (Ленинградское отделение), ф. 100 (Н. Ф. Дубровина), он. 1, ед. хр. 282; поздняя — в ЦГИА СССР, ф. 1584 (Сената), оп. 3 № 612, лл. 6—7. Ранняя редакция впервые опубликована в: Памяти декабристов, т. 1. Л. 1926, с. 101—102; поздняя — в «Архиве графов Мордвиновых», т. 6. СПб., 1902, с. 255—259; с уточнениями еще раз — в PC, 1914, № 3, с. 606—618; в советское время — Штрайх, 1, с. 85—87. // C 469 Два завещания, из которых первое — черновое, а второе, подписанное с соблюдением необходимых формальностей, отразили беспокойство декабриста о судьбе его крестьян. Оба документа составлены вскоре после того, как Лунин стал обладателем имений в Тамбовской и Саратовской губерниях с 929 душами крестьян. Идея улучшения положения крестьян соответствовала духу программных установок Союза благоденствия. Свидетелями завещания были священник Н. Петров, сенатор П. С. Полуденский, чиновник Ф. П. Ильин, декабрист Н. М. Муравьев. В то же время внимание исследователей привлекла определенная разница двух редакций завещания: хотя оба проекта предусматривали личное освобождение крестьян и серию благотворительных мер в их пользу, однако редакция 1818 г. предусматривала наделение крестьян землей, в то время как формальное завещание 1819 г. ориентировалось на безземельное освобождение. Эта разница объяснялась дворянской ограниченностью Лунина (Греков), влиянием проектов Н. М. Муравьева (Гессен, Коган), наконец, конкретными обстоятельствами, возникшими при том плане наследования, которым руководствовался Лунин (Окунь). Своим наследником Лунин объявил не родную сестру, Е. С. Уварову, а двоюродного брата, Н. А. Лунина (1789—1848), разделявшего некоторые важные мысли декабриста, а также согласного, как записал Лунин, «руководствоваться правилами, ему от меня внушенными». По справедливому предположению С. Б. Окуня, «в этой фразе, очевидно, заключалось нечто значительное, ибо Лунин тщательно ее отшлифовывал. Во всяком случае она написана на подчищенном месте, и сделанное исправление особо оговорено» (Окунь, с. 44). Лунин не хотел передавать имение сестре, опасаясь ее мужа — крепостника Ф. А. Уварова. Сложная судьба лунинского завещания детально обсуждена в литературе (Штрайх, I, с. 140— 144; Окунь, с. 38—45, 118—128). В духе представленной в завещаниях программы улучшения крестьянского быта Лунин в 1820-х годах, с помощью управляющего Е. Суслина, стремится упорядочить имения и облегчить положение крепостных (см. Греков).

После ареста Лунина Ф. А. Уваров старался присвоить его имение, заставив Е. С. Уварову апеллировать к властям со ссылкой на недействительность завещания «государственного преступника»; Н. А. Лунин оспоривал эти попытки, стремясь выполнить волю брата. 29 ноября 1826 г. А. Я. Булгаков писал из Москвы брату К. Я. Булгакову в Петербург:  «Приехал Лунин, который очень тебе кланяется. Он теперь находится в странном положении. Брат его двоюродный, Михаил Лунин, приговоренный к каторжной работе, сделал еще в 1819 году завещание, по коему назначает сестре своей, что за Уваровым-черным, по 10 000 р. в год доходу, да по 10 000 же на заведение и содержание богадельни в имении своем; остальное же все свое имение отдает (яко бездетный) брату своему Николаю Александровичу с некоторыми условиями. Уезжая в ссылку, он писал управляющему: все собираемые доходы вносить в Воспитательный Дом, половину бумажками, половину золотом, впредь до какого-либо нового помещения; во всех особо важных случаях требовать разрешения брата Н. А. Как сослали Михайлу, Уваров поскакал в Тамбов и ввел себя по доверенности жены (а ссылаемого сестры) во владение всего имения, хотя управляющий объявил ему, что доходы имеют поступить в Воспитательный Дом. По приказанию Михайлы Лунина (прибегать в важных случаях к Н. А.) управляющий ему написал, требуя наставления, что ему делать. Теперь является духовная, о которой я тебе выше писал. Она послана к императрице Марии Федоровне. Между тем, Уваров, которому надобно бы сердиться на шурина своего, весь свой гнев обратил на нашего Н. А.

Я читал последнее письмо несчастного брата к ному, он именно говорит Уварову, что ни дай, он все проживет: имение мое было в твоих руках, я спокоен и уверен, что благосостояние моих крестьян навсегда упрочится и что ты исполнишь мои предначертания и пр. Теперь бедный Лунин очутился с процессом на руках. Я тебе это сообщаю для того, чтоб ты на всякий случай, если бы речь случилась в Петербурге, знал истинное положение дела сего. Уваров верно будет кричать и чернить Лунина, а он совершенно тут невинен»  (Штрайх, I, с. 141).

В процесс вмешались влиятельнейшие лица — обер-прокурор Сената П. П. Гагарин, министр юстиции Д. И. Лобанов-Ростовский, императрица-мать, наконец, сам Николай I. Сильнейшим доводом Уваровых, вызвавшим в конце концов, 10 мая 1827 г., отмену завещания декабриста, была угроза, сформулированная в письме Е. С. Уваровой (под диктовку мужа) от 9 декабря 1826 г.: «Достижение слуха до помянутых // С 470 крестьян брата моего, ныне во владении моем состоящих, о той свободе, которую будто бы содержанием духовной желали предоставить им, неизбежно возродит между ними неповиновение, безначалие и может быть самое буйство к истреблению на важную сумму находящихся в том имении как хозяйственных заведений, так и разного рода хлеба» (Окунь, с. 121). Главным же формальным основанием для отмены завещания было противоречие плана безземельного освобождения крепостных — закону о вольных хлебопашцах (1803), предусматривавшему обязательное наделение землей освобожденных по воле помещиков крестьян. (Материалы о признании Лунинского завещания не действительным см. ЦГИА, ф. 1584, оп. 3: № 2612; ф. 1263, он. 1, № 503, лл. 454—400, 627—634; ф. 1329, оп. 1, № 445, лл. 10—11; ф. 1405, оп. 24, № 1544, ф. 1673, он. 1, № 235).

Во время разбирательства дела Ф. А. Уваров, однако, исчез (7 января 1827 г.): возможно покончил с собою в связи с неблаговидным мнением, сложившемся даже в высшем обществе насчет его бесчестных попыток завладеть имением опального родственника: больше не существовало причины, удерживавшей Лунина от передачи имения сестре. Возможно, от самого декабриста из крепости поступили какие-то разъяснения брату, так как в январе 1827 г. А. Я. и К. Я. Булгаковы уже знали, что Н. А. Лунин согласен на мировую с Уваровой, но с условием, чтобы она утвердила завещание брата (см. Штрайх, I, с. 144). Судя по переписке Лунина и Уваровой, в 1830—1840-х годах декабрист продолжал давать сестре указания но улучшению положения крестьян с тем, чтобы в недалеком будущем подготовить их освобождение. См. наст. изд., с. 16, 210, 241,387, 459, 462.

1 ...все крестьяне и дворовые люди... освобождаются от крепостных прав... на основании указа.— Ссылка на закон 20 февраля 1803 г. о вольных хлебопашцах. Лунин, однако, не знал указа от 19 февраля 1804 г., запрещавшего увольнение крестьян в вольные хлебопашцы на основе духовных завещаний (см. Окунь, с. 39, 42).

2 Все движимое и недвижимое имущество... и сверх того уделяется им по 6 сороковых десятин пахотной земли в окружности их селений — «Сороковая десятина» — площадь, равная 2400 квадратных саженей. Средний душевой надел в имении Лунина составлял 7 десятин: таким образом, предполагалась передача освобождаемым крестьянам основной части надела.

3 Побочной сестре моей девице NN ...— «девица Прасковья Михайлова», см. текст «второй редакции» завещания, § 6.

4 Управляющему моими поместьями г. NN__— коллежский регистратор Евдоким Федорович Суслин, см. текст «второй редакции» завещания, § 6.

5 Вольноотпущенную девицу NN ...— Анна Соколова, см. текст «второй редакции» завещания, § 7.

6 ...назначаю на сооружение и содержание вольного народного училища... чтоб построена была богодельня... кто не в силах сыскать себе пропитания.— Пункт завещания, соответствующий идеям «Зеленой книги», устава декабристского Союза благоденствия.

7 ... февраля 29 дня 1818 года.— Вероятно описка вместо «28 февраля».

8 На основании указа 1714 года марта 23 дня...— Лунин стремился в интересах крестьян (будущих арендаторов) предотвратить раздробление земельного фонда, остававшегося у помещика, а для того пытался использовать закон Петра I о «майоратах» (см. Окунь, с. 44—45).

0

2

ДУХОВНОЕ ЗАВЕЩАНИЕ

(ВТОРАЯ РЕДАКЦИЯ)

Лета 1819 марта 27 дня. Во имя отца и сына и святого духа, я, нижеподписавшийся, отставной гвардии ротмистр и кавалер Михаил Сергеев сын Лунин, находясь в совершенном здоровье и полном разуме, но убежденный неизвестностью смертного часа, который постигнуть может и // С 266 в самых молодых летах, по собственной воле делаю сие мое духовное завещание в следующем:

1-е. На основании указа 1714 года марта 23 дня 8, все доставшееся мне после покойного родителя моего и после покойной родительницы моей недвижимое и движимое имение, в разных губерниях состоящее, также и денежные капиталы, все предоставляю двоюродному брату моему, камер-юнкеру 5 класса Николаю Александрову сыну Лунину, одного со мной рода и фамилии, и делаю его единственным по себе наследником.

2-е. Имея в виду благосостояние крестьян моих и сохранение в целости наследственного имения в нашем роде, завещаю брату моему, Николаю Александрову сыну Лунину, пещись о благе всего достающегося ему имения, не продавать его ни порознь, ни в целости, не закладывать, не дарить, и в другой род ни под каким предлогом не выпускать, а в течение пяти лет со дня моей смерти, войдя в подробное рассмотрение свойств того имения и средств получения доходов, непременно уничтожить в оном право крепостное над крестьянами и дворовыми людьми, не касаясь земель, лесов, строений, имуществ вообще и прочих угодий.

3-е. Уничтожение крепостного права на крестьян и дворовых людей должно последовать, во-первых, по распоряжению наследника моего,, брата Николая Александрова сына Лунина, не далее пяти лет от дня моей смерти; условия с крестьянами, образ освобождения их от крепостного состояния, предоставление им прав и обязанность крестьян в отношении доставления доходов избираемому мною ныне наследнику зависит от воли его, брата моего Николая Александрова сына Лунина, который в сем случае может руководствоваться правилами, ему от меня внушенными; во-вторых, с утверждения правительства. Но крестьяне и дворовые люди должны находиться в непосредственном брата моего повиновении до того времени, пока не уничтожится законным образом, по прошению брата моего, крепостное над ними право, и в сем случае главнейшее основание должно быть распоряжение оного брата моего.

4-е. По смерти брата моего Николая Александрова сына Лунина, буде у него останутся дети, сыновья, то сие отдаваемое мною имение должно принадлежать старшему его сыну или тому из сыновей его, которому он сам назначит, но все сие завещаемое мною имение вообще и в целости, которое имение никаким образом и ни в каком случае раздробляемо быть не должно. Если же у него сыновей не будет, а будут дочери, в таком случае сие имение, также в целости и не подвергаясь никакому раздроблению, должно идти в приданое одной из дочерей,— но с тем, чтобы будущий зять его принял герб нашего рода и фамилию. Наследники брата моего Николая Александрова сына Лунина обязываются сохранять в точности силу всех значащихся в сем завещании пунктов, и сие завещаемое мною имение в нашем роде и потомстве обращаться должно не инако, как на изложенных в сем моем завещании условиях, и без малейшего раздробления.

5-е. По смерти моей брат Николай Александров сын Лунин немедленно вступает во владение моего имения.

6-е. Прошу брата моего выдать, единовременно1 в течение года от дня кончины моей, девице Прасковий Михайловой 20 000 рублей государственными ассигнациями. Коллежскому регистратору Евдокиму Федорову сыну Суслину 10000 рублей государственными ассигнациями, буде он, Суслин, по день кончины моей останется управляющим всего моего имения, если тот Суслин умрет в сей должности при моей жизни, тогда сии 10000 рублей выдать его детям. Если же по какому случаю он, Евдоким Федоров сын Суслин, будет мною удален от управления сей должности, тогда ни ему, ни его детям сего награждения не выдавать.

7-е. Тех дворовых людей, кои по старости или немощи не будут в состоянии пропитать себя, прошу тебя, брата моего, их призреть. Вольноотпущенную девку Анну Соколову, по смерть ее, оставить в селе Сергиевском, буде того пожелает, на том же основании, как она теперь находится; буде же она пожелает куда удалиться, то определить ей содержание приличное и сообразное ее потребностям, по твоему, брата моего, благоусмотрению.

8-е. Сестре моей родной Екатерине Сергеевне, жене камергера статского советника Федора Александрова сына Уварова, доставлять ежегодно, по смерть ее, по десяти тысяч рублей государственными ассигнациями, начав тот платеж чрез год от дня моей смерти, то есть за первый год после моей смерти сестра не может требовать той суммы.

9-е. 10000 рублей государственными ассигнациями употреблять ежегодно на поддержание вольного народного училища, которое имеет быть учреждено в селе Сергиевском и после моей смерти должно зависеть от непосредственного распоряжения брата моего Николая Александрова сына Лунина.

10-е. Все доходы с сего завещаемого мною имения должны принадлежать брату моему Николаю Александрову сыну Лунину как единственному после меня на основании сего завещания наследнику.

11-е. Поелику главнейшие предметы сей моей духовной состоят в том, чтоб после смерти моей устроить благосостояние крестьян и оставить имение нераздельным в нашем роде, то я надеюсь, что брат мой обратит все свое внимание на сии два предмета, сохранив собственные выгоды и тем содействуя к поддержанию нашей фамилии, составит счастье крестьян и дворовых людей освобождением их от крепостного состояния на том основании, которое он признает за благо, и, дав тем опыт своей благодарности за мою к нему дружбу, успокоит прах мой и соделает память мою для крестьян и потомства нашего священной.

И потому, любезный брат, прошу тебя, несмотря ни на какое лицо, сие мое духовное завещание, как согласное с законами, привесть в непременное исполнение. А вас, почтеннейшие друзья, как свидетелей сего добровольного моего завещания, прошу удостоверить пред лицом правосудия, что изложенное здесь есть точно моя воля, коей цель есть освобождение от крепостного состояния и вообще устройство благосостояния крестьян и сохранение имения нераздельным в роде предков наших.

К сему духовному завещанию отставной гвардии ротмистр и кавалер Михаил Сергеев сын Лунин руку приложил.

М.С. Лунин. Письма из Сибири. М., Наука. 1988.

0


Вы здесь » Декабристы » ЛИТЕРАТУРНОЕ, ЕСТЕСТВЕННО-НАУЧНОЕ НАСЛЕДИЕ » Духовное завещание М.С. Лунина.