Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ДЕЯТЕЛИ РОССИИ XIX века » Куракин Алексей Борисович.


Куракин Алексей Борисович.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

КУРАКИН АЛЕКСЕЙ БОРИСОВИЧ

http://s2.uploads.ru/bQtDq.jpg

Л. Гуттенбрунн. Портрет князя Алексея Борисовича  Куракина. 1801 г. Государственный Эрмитаж.

0

2

Князь Алексей Борисович Куракин (19 сентября 1759 — 30 декабря 1829) — российский государственный деятель, действительный тайный советник 1-го класса (1826), который занимал ряд высших постов в царствования Павла I и Александра I. Прямой предок всех последующих князей Куракиных.

Младший брат Александра Борисовича Куракина, который воспитывался вместе с цесаревичем Павлом Петровичем (будущим императором Павлом I) и этим родством обязан взлёту своей карьеры на высших государственных должностях, начавшемуся в первые дни павловского правления. В 1775—1776 годах учился в Лейденском университете. В 1777 году получил звание камер-юнкера.

В 1793 году был пожалован камергером, в 1795 году произведён в тайные советники; 4 декабря 1796 года назначен генерал-прокурором; спустя несколько дней, 19 декабря, получил орден Св. Александра Невского и занял пост главного директора Ассигнационного банка. Будучи генерал-прокурором, собрал «уложенную комиссию» — три книги законов уголовных, гражданских и казенных дел, и восстановил при Сенате школу юнкеров из дворян для обучения их правоведению. В 1797 году, 5 апреля, пожалован чином действительного тайного советника, а 19 декабря награждён орденом Андрея Первозванного. Тем не менее попал в немилость императора: 8 августа 1798 года был отставлен от должности генерал-прокурора; назначен сенатором, что означало безусловное понижение, а вскоре полностью отстранён от государственных дел. Его брат Александр также попал в опалу.

Вновь призван на государственную службу Александром I; 4 февраля 1802 года был назначен малороссийским генерал-губернатором. Был в должности около шести лет; за это время провёл канал на реке Остре, заботился о народном образовании и народном здравии. У Алексея Борисовича начал свою карьеру М. М. Сперанский; сначала как личный секретарь Куракина, впоследствии по протекции патрона принятый в Сенатскую канцелярию.

С 1804 года А. Б. Куракин — член Непременного совета; нередко исполнял обязанности председателя. После Тильзитского мира получил от Наполеона большой крест ордена Почётного легиона.

В 1807—10 годах министр внутренних дел. Находясь на этой должности устроил Главное правление мануфактур и основал «Северную почту» («Новую Санкт-Петербургскую газету»). После ухода с поста — вновь в Государственном Совете. С 1821 года председатель департамента государственной экономии Государственного Совета. С 1826 года канцлер российских орденов. Член Верховного уголовного суда над декабристами.

По словам барона Гейкинга, князь Куракин был «очень красивый мужчина, блестящие глаза и густые, черные, красиво отчерченные брови, придавали бы его наружности строгое выражение, если бы оно не смягчалось его приветливыми манерами и вежливым тоном речи».

До женитьбы Куракин был влюблен в графиню Екатерину Ивановну Чернышёву (1766—1830), но сватовство к ней окончилось неудачей, её отец граф И. Г. Чернышёв считал невыгодным родниться с князьями Куракиными, неугодными Екатерине II за свою дружбу с великим князем Павлом Петровичем. Позже Чернышёва вышла замуж за красавца полковника Фёдора Фёдоровича Вадковского (1756—1806).

15 февраля 1783 года князь Куракин женился на Наталье Ивановне Головиной (1766—1831), талантливой музыкантше и композиторе, впоследствии статс-даме.

В их браке было трое детей:

Борис Алексеевич (1783—1850), крестник императрицы Екатерины II; камергер и сенатор, с 1808 года был женат с 1808 года на княжне Елизавете Борисовне Голицыной (1790—1871), дочери генерал-лейтенанта Б. А. Голицына.

Александра Алексеевна (1788—1819), с 1807 года была замужем за Николаем Сергеевичем Салтыковым (1786—1849), но через два года, оставила его ради полковника Петра Александровича Чичерина (1778—1848). Он увез её от мужа и не получив развода, женился на ней. Эта история наделала в свете много шума. Князь А. Б. Куракин, до самой своей смерти больше ни разу не упомянул имени своей племянницы. Дети Чичериных, 4 сына и 2 дочери, получили права законных детей по Высочайшему указу в декабре 1819 года, уже после кончины их матери. Она умерла в мае 1819 года и была похоронена в Сергиевой пустыни, близ Петербурга.

Елена Алексеевна (1787—1869), так же, как и мать, музыкантша и певица; была сначала невестой князя Дмитрия Михайловича Волконского (1770—1835), позднее сенатора, но брак не состоялся, и она вышла замуж за графа Николая Ивановича Зотова (1782—1849). Их младшая дочь Елизавета (1808—1872), фрейлина и статс-дама, была замужем за князем А. И. Чернышёвым.

0

3

http://s6.uploads.ru/bwoVR.jpg

Louise Élisabeth Vigée Le Brun (1755–1842). Наталья Ивановна Куракина (1768-1831), урожденная Головина – кавалерственная дама ордена Святой Екатерины, статс-дама, супруга министра внутренних дел. 1797 год.

0

4

Княгиня Наталья Ивановна Куракина (урождённая Головина; 16 августа 1766, Москва — 2 июля 1831, Санкт-Петербург) — супруга генерал-прокурора Алексея Борисовича Куракина, кавалерственная дама ордена Святой Екатерины меньшего креста (5.04.1797), статс-дама (1826); композитор и музыкант.

Родилась в семье коллежского советника Ивана Сергеевича Головина и Екатерины Алексеевны Голицыной (1735—1802). Вместе со старшей сестрой Дарьей получила домашние воспитание.

Умные и талантливые девицы Головины, и их подруга Маргарита Александровна Кошелёва, привлекали к себе цвет тогдашней петербургской молодежи. В доме Головиных собиралось избранное общество, любимым времяпрепровождением которого были музыка и литература. Одним их поклонников сестёр Головиных был молодой поэт Юрий Нелединский-Мелецкий.

Они задавали ему темы для стихов и просили переводить французских авторов. Большую часть песен и романсов Нелединский слагал экспромтом, тут же сочинялась музыка, и Наталья Ивановна исполняла их своим прекрасным голосом.

15 февраля 1783 годы Наталья Ивановна вышла замуж за князя Алексея Борисовича Куракина. Брак был счастливым. Проведя несколько лет после замужества в Петербурге, в шумном обществе, где Наталья Ивановна была одним из лучших его украшений, она стала скучать в своём имении в Орловской губернии, куда от двора удалился её муж. Под предлогом поправки здоровья она уехала за границу на три года. В ходе путешествия объехала всю Европу. Также ещё дважды совершала подобные поездки: с 1822 по 1824 г.г. и в 1829—1830 годах.

От поездок остались её многочисленные дневники. Написанные на французском языке, они живо обрисовывают талантливую и образованную женщину, до конца жизни сохранявшую редкий интерес ко всему окружающему. Во время поездок она встречалась и знакомилась со всеми знаменитыми, модными и известными людьми Европы. Она описывала политических деятелей: Меттерниха, Талейрана, Веллингтона; учёных и литераторов: Гумбольдта, Стендаля, Мериме, Эме-Мартена, художников и артистов, в том числе бывших её друзьями Вижи-Лебрён и певицу Каталани. В её дневниках встречаются описания не только талантливых и известных, но и посредственностей: академика Боффо, романисток де Баур и Софии Гэ. Художница Виже-Лебрён, состоявшая с Куракиной в переписке, писала о ней: "Добрая и очаровательная княгиня Куракина... Хотя бы дважды поговорив с нею, невозможно было не полюбить её. Ум, сама натура и добрый нрав её имели в себе нечто невыразимо простодушное, и я называла княгиню семилетним ребенком; она покоряла сердца, и я сохраняю память о ней отнюдь не только из-за одних нежных чувств к ней".

Куракина с молодости была поклонницей Дидро и до кончины была окружена иностранцами. Была знакома с Россини и Сальери, покровительствовала Листу, бывала у Тальен и Рекамье.

Главной её страстью были театры, где она бывала почти каждый день. Весьма одарённая от природы, Наталья Ивановна прекрасно играла на арфе, пела, сочиняла романсы на стихи русских, французских и итальянских поэтов. Она оставила около 50 романсов, исполнявшихся на протяжении всего XIX века. О её музыкальных вечерах в Петербурге упоминается в переписке братьев Булгаковых. Слушатели восхищались её игрой и чудным контр-альтом. Поэт Дмитриев, называя Куракину «соперницей Эраты» так обращался к ней:

Я лиру положу Куракиной к ногам
И буду сам внимать в безмолвном восхищеньи…

Её артистическая репутация была столь известна, что Александр I посылал ей на рассмотрение проекты памятника Минину и Пожарскому. Смерть мужа в декабре 1829 году ускорила её возвращение из Парижа, а полтора года спустя Наталья Ивановна Куракина скончалась от холеры. Была похоронена рядом с мужем в селе Куракино.

0

5

http://s3.uploads.ru/l2TSJ.jpg

Мюнере. Портрет князя Алексея Борисовича  Куракина. 1811 г. Государственный Эрмитаж.

0

6

http://s6.uploads.ru/i75M3.jpg
Неизвестный художник. Портрет князя Александра Борисовича Куракина. Начало XIX в. Государственный Эрмитаж.

0

7

Золотой рог князя Куракина

Есть в Покровском районе Орловской области населённый пункт с очень интересным названием — Золотой Рог. Я довольно долго пытался выяснить, кто и когда дал малюсенькому посёлку в самом центре Орловщины имя морского залива, на берегу которого стоит Владивосток (впрочем, город Стамбул, бывший Константинополь, тоже расположен на берегу Золотого Рога).
Герой романа Льва Толстого

Пару лет назад разговаривал я со старожилами покровского Золотого Рога, и один из них, крепкий тогда ещё старичок лет под 90, по фамилии Зеленов, к сожалению, недавно ушедший в мир иной, рассказал мне историю, которая в его семье передавалась из поколения в поколение.

Пращур моего рассказчика был дворовым человеком князей Куракиных. Самые знатные и богатые помещики Малоархангельского уезда (свыше 16 тысяч десятин земли), они обосновались в наших местах в конце XVIII века, когда император Пётр I подарил своему свояку, князю Борису Ивановичу Куракину, участнику сражений под Нарвой и Полтавой, огромную вотчину, центром которой стало село Преображенское (Куракино). Большое село Липовка, расположенное у самого истока речки Липовец, тоже вошло в состав этих владений.

Спустя сто лет хозяйствовал в имении правнук первого владельца — князь Алексей Борисович Куракин. Крупный российский государственный деятель, действительный тайный советник 1-го класса, кавалер ордена Святого апостола Андрея Первозванного, он занимал ряд высших постов в царствование Павла I и Александра I: генерал-прокурор, малороссийский генерал-губернатор, министр внутренних дел, сенатор и т. д, и т. п. Лев Толстой в «Войне и мире» сделал князя Куракина одним из главных героев романа (там он — князь Василий Сергеевич Курагин).

Карьера Алексея Борисовича не была ровной и гладкой, ведь сегодня царь милостив, а завтра гневен. Павел I, сначала благоволивший к Куракину, быстро к нему охладел и вскоре освободил от всех должностей. Вот тогда-то, чтобы быть подальше от царских глаз, Алексей Борисович перебрался из столиц в провинциальное поместье, и на несколько лет его судьба оказалась связана с Орловщиной.

Свою усадьбу Преображенское князь быстро превратил в одно из самых выдающихся «дворянских гнезд» Орловской губернии, замечательный по своему архитектурному совершенству «заповедник классицизма». На окраине же сельца Липовки, в 10 верстах от Преображенского, по приказанию князя был выстроен большой комплекс хозяйственных построек. Здесь находилась и огромная княжеская псарня.
Гончие гонят, борзые берут…

Псовая охота являлась одним из любимых увлечений Куракина, для этого он содержал около сотни борзых и гончих. А пращур моего рассказчика был выжлятником — специалистом по обучению, содержанию и подготовке к псовой охоте гончих собак Алексея Куракина.

Охоту на волков, которых множество тогда водилось в нашей местности, князь Алексей особенно любил. Выезжал на неё по первотропу с огромным количеством сопровождающих и сворой своих лучших гончих и борзых (на всякий случай скажу, что гончие зверя загоняют, а борзые волка уже берут — А. П.). Верховые лошади тоже были специально подготовленные — чтобы не боялись ни бездорожья, ни выстрелов, ни дикого зверя.

Охотничью амуницию для князя изготавливали лучшие иностранные мастера. Говорили, что ружьё, к примеру, один французский оружейник чуть ли не 10 лет создавал, оно было очень лёгкое и кучно било дробью. Кроме ружья, Куракин гордился и необычайным охотничьим рогом. Какой зверь носил его когда-то — неизвестно, но звук, им издаваемый, был слышен за пару вёрст. Зайцы, по разговорам, оказавшись поблизости, падали замертво, а лисы и волки цепенели. По приказу князя инструмент был украшен золотом по всей поверхности, на которой были изображены несколько картин охоты на волков. И хотя от золотого покрытия рог стал намного тяжелее, но зато такого инструмента не было ни у кого из самых знаменитых охотников начала XIX века.
«Идёт охота на волков…»

В ту осень князь Алексей Борисович пригласил на охоту друзей из соседних губерний, тоже любителей псовой охоты. Началась травля волков. Гончие гнали, а борзые были наготове. Но князь, в горячке увлёшись преследованием матёрого волка, оторвался от остальных охотников и всех своих слуг. Огромный вожак, спасаясь от гончих, забрался в такую чащобу, что князь, пытаясь не отстать от собак, потерял сначала головной убор, потом порвал ремень ягдташа и разбил пороховницу. А через несколько минут случилось самое страшное — верный конь Куракина, не одну охоту с ним отбывший, споткнулся вдруг, и Алексей Борисович перелетел через его голову.

Упал мягко, на хвою рухнувшей ели, но любимое ружьё при ударе о ствол переломилось пополам. Конь же сломал ногу и лежал, издавая жалобное ржание. И никого больше рядом! Не привык к этому князь, растерялся. Волк же вдруг остановился и развернулся в сторону гончих, захлёбывавшихся отчаянным лаем. Гончие сами волка взять не могли, и матёрый волчище это понимал. А лай их ни борзые, ни выжлятники не услышали — слишком далеко оторвался Куракин со своим авангардом от остальных.
Роговая судьба

Прошло пол-часа, глянул князь: у волка уже подкрепление — целая свора серых собралась. Потемнело у Куракина в глазах: «Неужто смерть?» Хорошо хоть, гончие сгрудились, окружили хозяина со всех сторон, лают, не дают волкам сразу наброситься. Но серых хищников всё больше и больше становится. И приготовился князь к гибели верной, молитву шепчет. А в ней — обет даёт: «Матушка Пресвятая Богородица! Жив останусь — церковь в Липовке построю, пусть народ в неё ходит!»

Раз прочёл молитву, другой, и тут вдруг вспомнил о роге своём золотом. За ремень схватился — а его нет, при падении, видно, соскочил с кольца. Стал шарить князь вокруг, под хвойными лапами, и отчаялся было уже, как — вот он, блеснувший в начинавшихся сумерках, его любимый рог.

Прижал Алексей Борисович инструмент к губам — и волки в страхе отскочили: такой устрашающей силы звук раздался. Услышал его первым пращур рассказчика, он ближе всех к месту происшествия находился. Прискакал быстро. А волки ещё быстрее скрылись в глуби лесной. Как только князь Куракин увидел примчавшегося на помощь выжлятника Ивана (так звали пращура Зеленова) — сознание потерял, видно, из последних сил держался. С трудом Иван тяжеленного князя на коня втащил и рысью назад помчался.

Так и закончилась эта история, вполне благополучно. Только вот золотой рог-то на месте том и остался, не подобрал его слуга. И не нашли его позже, сколько ни искали. За это князь Куракин отблагодарил спасителя — пятьюдесятью розгами.

Но обет свой спасённый выполнил. Через несколько лет появилась в Липовке красивая церковь, для строительства её князь пригласил лучшего ученика великого русского архитектора Казакова. Называться храм стал именем трёх святых — Алексея, Петра и Ионы. А сельцо Липовку вскоре селом Алексеевским стали называть, по имени князя. Большое было селение, зажиточное.

Самого Ивана-выжлятника после тех событий прозвали Золотым рогом. И прозвище это закрепилось за дальним концом села, где он проживал. А уже при Советской власти Золотой Рог стал отдельным посёлком, сохранив своё историческое название.

Сам главный персонаж событий, князь Алексей Борисович Куракин, скончался в 1829 году в своём любимом Куракино и был погребён в склепе под Преображенским храмом.

Церковь Алексея, Петра и Ионы в селе Алексеевка сохранилась до настоящего времени. Существуют пока и хозяйственные постройки князя Куракина в посёлке Золотой Рог. Местная агрофирма использует их по прямому назначению.

А пропавший золотой рог долго, но без особого успеха, пытались найти многие кладоискатели.

Александр Полынкин

0

8

http://sd.uploads.ru/AfQeI.jpg

Александра Алексеевна Куракина (1788-1819), в замужестве: в первом браке Салтыкова, во втором браке Чичерина и Елена Алексеевна Куракина, в замужестве Зотова. Портрет работы В.Л. Боровиковского.

0

9

http://s3.uploads.ru/eXkWi.jpg
Мари Гомион. Портрет князя Б.А. Куракина. 1821 г. Государственный Эрмитаж.

Князь Борис Алексеевич Куракин (13 сентября 1784 — 2 октября 1850, Харьков) — русский дипломат и чиновник (камергер, сенатор) из княжеского рода Куракиных, к концу жизни сосредоточивший в своих руках все имущества этого рода.

Сын генерал-прокурора Алексея Куракина от брака с Натальей Головиной, крестник Екатерины II.

C семи лет воспитателем князя был профессор Брюкнер, честный и учёный человек, поклонник французской революционной идеи, однако скрывавший их от воспитанника. Только впоследствии молодой князь был допущен на беседы наставника со Сперанским, в котором Брюкнер нашёл единомышленника. Сам Сперанский преподавал князю Закон Божий, сумел заслужить расположения Бориса Алексеевича и навсегда сохранил с ним дружеские отношения: Куракин был большим почитателем и часто пользовался советами Сперанского.

В 1799 году в возрасте 15 лет Куракин был записан юнкером в Коллегию иностранных дел. В 20 лет был пожалован в камергеры. В 1809 году был послан для обозрения приволжских губерний, а в 1810 году состоял при посольстве отца, посланного в Париж с поздравлением к Наполеону по случаю бракосочетания с Марией-Луизой.

По возвращению в Россию служил в министерстве финансов. 11 лет князь Куракин не получал повышения, пока не удалось донести до императора, что ему не благоволит ближайшее начальство. При этом сам Борис Алексеевич считал, что к нему неблагорасположен сам Александр I из-за каких-то женских сплетен.

13 января 1822 года Куракин был назначен сенатором с присвоением чина тайного советника. Он отличался особенной самостоятельностью в решении дел, резкостью суждений, прямотой и твёрдостью убеждений, неподкупностью и честностью, что снискало расположение Александра I. В 1826 г. был назначен в Верховный уголовный суд по делу декабристов. В 1827 году Куракину была поручена ревизия Западной Сибири, и комитет министров назвал её по результатам «беспримерной».

В 1833 году Борис Куракин навсегда оставил службу. Оставшись единственным представителем рода Куракиных, он сосредоточил в руках огромное состояние с множеством имений. Своё время и средства он пустил на их украшение. Так, в одном из своих любимых имений, Степановском в Тверской губернии князь развернул обширные строительные работы, выстроив недалеко от дома целый городок с театром, каланчой, обелисками, шлагбаумами, улицами и проспектами, и поселив в нём дворовых людей. Сама усадьба тоже представляла собой настоящий музей различных художественных редкостей.

Князь Борис Алексеевич Куракин скончался 2 октября 1850 года в Харькове. Был похоронен в Святогорском монастыре Харьковской губернии.

В 1808 году в Вене князь женился на княжне Елизавете Борисовне Голицыной (1790—1871), дочери князя Б. А. Голицына. Брак был не совсем удачен, княгиня отличалась религиозностью и перешла в католичество. В минуту религиозной экзальтации она сожгла себе руку на жаровне, вследствие чего пришлось сделать ампутацию. Позднее княгиня Куракина сошла с ума. В семье было два сына и дочь:

Алексей Борисович (04.05.1809—20.12.1872), служил в Министерстве иностранных дел, с 1840 по 1854 года секретарь российских посольств в Вене и Париже. В 1855 году к коронации Александра II назначен гофмейстером двора великой княгини Марии Николаевны. Художник-любитель и коллекционер, с 1869 года почётный член Императорской Академии художеств. С 1835 года был женат на внучке князя С. Ф. Голицына и генерал-фельдмаршала князя А. А. Прозоровского, княжне Юлии Фёдоровне Голицыной (1814-1881), статс-даме, обер-гофмейстерине двора.
Татьяна Борисовна (1810—24.02.1857), фрейлина, первом браке была замужем за генерал-майором И. К. Лешерн фон Герцфельдтом, во втором — за лейтенантом К. Н. Савинским.
Александр Борисович (1811/13—06.02.1870), участник Польской кампании, с 1834 года корнет Кавалергардского полка, флигель-адъютант, с 1855 года генерал-майор, принимал участие в Крымской войне. С 1837 года был женат на графине Марии Александровне Гурьевой (1818—1890), дочери генерал-лейтенанта А. Д. Гурьева.

0


Вы здесь » Декабристы » ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ДЕЯТЕЛИ РОССИИ XIX века » Куракин Алексей Борисович.