Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Сибирь » Декабристы в Чите.


Декабристы в Чите.

Сообщений 11 страница 20 из 57

11

Волконские парники

Парники Волконского Бестужев писал при свете луны. О «великолепныхvлунных ночах» в Чите вспоминает в своих «Записках» М. Н. Волконская. В такие ночи, повидимому, парники и огород были особенно красивы, поэтому художник и занечатлел их именно в это время.

http://sg.uploads.ru/t/7rty9.jpg
Альбом Волконской

По прибытии в Читу нас привезли в малый каземат: так называли небольшой домик, обнесенный высоким частоколом, служивший прежде острогом для пересылаемых в Нерчинский завод, а потом помещавший в себе часть государственных преступников. Нас ввели в особую комнату, принесли наши вещи и разложили их на пороге;караульный офицер, составив опись нашим вещам, оставил нам платье и белье; книги взял для доставления коменданту, который должен был их рассмотреть; часы же, столовые приборы, даже щипцы были у нас отобраны как предметы, которыми по тюремному положению мы не могли пользоваться. Когда ушел офицер, дверь в нашу комнату осталась свободной, и жильцы малого каземата посетили нас; тут были Юшневский, Николай и Михайло Бестужевы, Горбачевский, Артамон Муравьев и другие.
И.Д Якушкин

Помещение  наше  было  чрезвычайно  тесно.  В  первой комнате, аршин восьми длины и пяти ширины, жило че­ловек 16, во второй, почти того же размера, тоже 16, а в третьей, маленькой, 4 человека. В другом домике было, кажется, еще теснее. На нарах каждому из нас приходи­лось по три четверти аршина для постели, так что, пере­вертываясь ночью на другой бок, надобно было непремен­но толкнуть одного из соседей, особенно имея на ногах цепи, которых на ночь не снимали и которые при всяком неосторожном движении производили необыкновенный шум и чувствительную боль. Но к чему не может привык­нуть, чего не может перенести молодость!
                                                                                                                             Басаргин
Скончался Н.В. Басаргин 3 февраля 1861 г., похоронен в Москве на Пятницком кладбище.
Рядом с ним похоронен декабрист И.Д. Якушкин.

http://s0.uploads.ru/t/EK308.jpg
Н.А. Бестужев. Второй Читинский острог и парники С.Г. Волконского.
Альбом Давыдовой.Под рисунком надпись: Прибавка к большому Читинскому острогу.http://www.rgali.ru/

Теснота нашего помещения не позволяла содержать наши каморки в совершенной опрятности) спали и сидели мы на нарах, подкладывая под себя войлок или шубу; под нарами лежали чемоданы и сапоги. Ночью, при затворенных дверях и окнах, спирался воздух; двери отворялись с утреннею зарею, которую я ни разу не проспал и тотчас выходил на воздух освежиться.
                                                                                                     Розен поступил в Читинский острог — 22.3.1827

http://sg.uploads.ru/t/tHL3b.jpg
Рисунок этот, подаренный Бестужевым М. Н. Волконской, был воспроизведен в издании
ее «Записок», выпущенных М. С. Волконским в 1904 г. В настоящее время рисунок хранится
в Институте русской литературы.

Сначала нам позволя­ли гулять только по двору, но потом не воспрещено выхо­дить днем, когда вздумается. При такой тесноте это до­зволение было почти необходимо: в противном случае, без воздуха и движения, могли открыться повальные болезни. Двор был небольшой, обнесенный высоким тыном, около которого на каждой стороне находился часовой, а в воро­тах два;  следовательно, опасаться было нечего.
                                                                                                                              Басаргин
До общего соединения под общею крышею жили мы, наперед прибывшие в Читу, в двух крестьянских домах, обведенных частоколами, и сходились с товарищами другого острога только во время работы.
                                                                                                                                Розен

В отличие от Большого каземата, Малый и Дъячков были приспособлены под тюрьму из жилых домов: 1-й мещанина Мокеева, 2-ой Дъячкова. По воспоминанием декабристов, малый каземат был небольшим домом из трех комнат и сеней, размером 18x10 м. и с крыльцом на восток. Это было холодное помещение с отвратительным дымоходом и заколоченными не только решетками, но и досками, окнами.

http://s5.uploads.ru/t/rFtod.jpg

По мере того, как начали подвозить другие партии, помещение в домике, обращенном в тюрьму, становилось очень тесным. Отвели другой домик для больных, куда однако же начали ходить до очереди и здоровые для облегчения ужасной тесноты. Нас напр. жило 16 человек в одной небольшой комнате, так что когда между нарами, на которых мы спали один вплоть возле другого, поставили стол, то между столом и нарами нельзя уже было свободно проходить, а надо было ходить по постелям. Вследствие ли уведомления коменданта, что некуда помещать, дли от случайной причины, но после того, как нас набралось 25 человек, дальнейший подвоз наших товарищей прекратился, а между тем стали строить нарочно для помещения нас дом или казарму пообширнее.
                                                                                                                              Завалишин
Между высоким забором и избою оставался двухсаженный промежуток,с трудом исполнявшей роль места для прогулок, затрудненных, сверх того, неуклюжими кандалами. В одной комнате в 8 аршин длины и в 5 ширины жило 16 человек.; в другой такого же размера—то же число; в маленькой третьей—четверо. Bсe курили табак, воздух был тяжелый и становился невыносимым, когда после солнечного заката запирались двери и окна. Спали на нарах,на войлоках, под которыми прятали свои чемоданы и сапоги; на нарах каждому приводилось не более 3/4 аршина, так что перевертывавшейся с боку на бок толкал и будил соседей.
                                                                                        Максимов С.В. Сибирь и каторга

На другой год мы перешли во вновь построенный большой каземат; средний, в который мы приехали, был назначен для больных, но там были помещены и здоровые; 3-й маленький на крутом возвышении, близ реки, также занят за неимением места.

Отредактировано gedas (12-02-2018 20:32:29)

0

12

Дъячков каземат


Дъячков каземат, располагался на крутом возвышении. Он был превращен в тюрьму после того, когда Малый каземат не смог вместит всех прибывающих в Читу узников (лето 1827года), а Большой не был достроен,  Он представлял собой небольшое здание размером 12x7 м,, обнесенное высоким, частично спускающимся по склону, тыном.

Вслед за нами стали приезжать и другие. Каждые три дня прибывала новая партия из трех или четырех человек. Сначала помещали их в наш домик; а потом, когда сде­лалось уже очень тесно, в другой, устроенный таким же образом, на противоположном конце селения. К концу зимы, т. е. к апрелю месяцу, съехалось нас более 70 человек. Половина занимала один дом, а другая поместилась в другом.
                                                                                                                        Басаргин

http://s2.uploads.ru/xVrl6.jpg

http://s2.uploads.ru/aZhJx.jpg

Когда в конце мая оттаяла земля и могли приступить к работам, земляным работам на свежем воздухе показались истнным блаженством, удвоенным еще, сверх того, возможностью свидания с товарищами, сидевшими в тесноте и духоте второй тюрьмы. Свидание повторялось по два раза в день: утром от 8 час. до 12-ти и вечером от 2 до 5-ти. На работы из всех казематов отправляли
под конвоем по 16-ти человек. Заставили рыть фундамент для новой тюрьмы и частокол и ямы для погребов.
                                                                                                  Максимов С.В. Сибирь и каторга

http://s9.uploads.ru/t/ScPIK.jpg

Мы копали канавы для фундамента, а как земля еще была мерзлая, то прорубали лед кирками. Но каземат этот не мог поспеть ранее зимы.
                                                                                                                   А.П. Беляев

На площадке лежали заступы, кирки, носилки и тачки. Первая наша работа началась тем, что мы сами вырыли фундамент к новой нашей темнице и ров в сажень глубины для частокола в пять сажень вышиною. Невольно припомнили, как швейцарцев заставили построить для самих себя крепость Цвинг-Ури. Каждый день, кроме дней воскресных и праздничных, в назначенный час входил в острог караульный унтер-офицер с возгласом: «Господа! пожалуйте на работу!» Обыкновенно выходили мы с песнями хоровыми, работали по силам, без принуждения.
Розен А.Е.

Oбеденное время вносились в комнату козлы, на них клались доски, покрывались кое-как салфетками и скатертями, и на этом столе становилось кушанье. Садились же мы где было только можно: и около стола, и на нарах, одним словом, в самом разнообразном беспорядке. Ужинали тоже кое-как, и стоя, и ходя. Всякий брал свой кусок вареного мяса и ел, как и где хотел. Часто случа­лось, что, улегшись ночью на узенькой постели своей, состоявшей из войлока, вдруг почувствуешь что-то твердое под  боком и вынешь  кость, оставшуюся  после ужина или обеда.
Басаргин Н.В

http://s3.uploads.ru/t/n0osD.jpg

Накануне 14-го мы прибыли в Читу. Нас поместили в небольшой домик, отдельно стоящий от главного каземата. Этот домик с другим, далеко от него стоящим, который назывался «Дьячковским казематом.».. оба служили как бы лазаретом, — и куда удалялись из большого каземата, чтоб уединиться и несколько отдохнуть от шуму и гаму, вечно царствующего в общем каземате. В нем мы встретили Волконского, Вадковского, Вольфа, Абрамова и других.Он познакомил нас (т. е. меня с братом) с тюремными законами.

                                                                                Бестужев М. доставлены в Читинский острог — 13.12.1827

Отредактировано gedas (18-02-2018 18:04:15)

0

13

[img2]aHR0cDovL3M1LnVwbG9hZHMucnUvRTdlOFouanBn[/img2]
[img2]aHR0cDovL3M3LnVwbG9hZHMucnUveWlOOGIuanBn[/img2]

После того, что сняли с нас железа, и самое заключение наше было уже не так строго. Мужья ходили всякий день на свидание к своим супругам, а по нездоровью которой-нибудь из них муж ее оставался ночевать дома. Потом мужья и совсем не жили в каземате, продолжая ходить на работу, когда была их на то очередь.
И.Д Якушкин

Потом и нам дозволялось ходить к женатым, но ежедневно не более как по одному человеку в каждый дом, и то не иначе, как по'особенной записке которой-нибудь из дам, просившей коменданта под каким-нибудь предлогом позволить такому-то посетить ее.
И.Д Якушкин

[img2]aHR0cDovL3NoLnVwbG9hZHMucnUvZXFBSWIuanBn[/img2]

Самый ранний из трех вариантов акварели «Главная улица» принадлежал Розену. В настоящее время мы располагаем лишь фотографией этой вещи, но и по фотографии можно судить об исторической и художественной ценности акварели. Превосходно передана ветхость дома, стоящего за забором с выломанными досками; в этом доме поселилась, приехав в Читу, А. Г. Муравьева. В центре изображен заключенный, направляющийся в сопровождении офицера к дому, где жила Трубецкая. Воспроизведя эту акварель в первом русском издании своих воспоминаний, вышедшем в 1870 г. в Лейпциге, Розен указал, что заключенный — это Трубецкой. Весьма возможно, что акварель эта принадлежит к числу первых пейзажных работ, исполненных Бестужевым в Чите в те осенние месяцы 1828 г., когда он только что получил возможность писать виды Читы.

[img2]aHR0cDovL3NoLnVwbG9hZHMucnUvZ0ZCb3guanBn[/img2]

Мы переехали маленькую речку и выехали в улицу, в конце которой и стоял этот острог. Недалеко от острога был дом с балконом, а на балконе стояла дама. Заметя повозку мою, она стала подавать знаки, чтобы я остановилась, и стала настаивать, чтобы я зашла к ней, говоря, что квартира, которую для меня приготовили, еще далеко, и что там, может быть, холодно.
П.Е. АННЕНКОВА

позднее дом перестроили

После того как ушел от меня Лепарский, часа через два провели мимо моих окон несколько молодых людей, окруженных солдатами, но на этот раз без оков, так как они шли в баню. На возвратном пути один из них отстал от солдат и, подойдя к моему окну, в котором я открыла форточку, проговорил торопливо, что скоро поведут Ивана Александровича Анненкова. Тогда я поставила на крыльцо человека, с приказанием предупредить меня, как только он увидит своего барина, а сама превратилась вся в ожидание.
П.Е. АННЕНКОВА

[img2]aHR0cDovL3M1LnVwbG9hZHMucnUvSWdwME4uanBn[/img2]

Вообще пребывание наше в Чите оказалось в некоторой степени благодетельно для жителей, принадлежавших к горному ведомству и управляемых горными чиновниками. Большая часть из них были очень бедны, но при нас они имели все средства поправить свое состояние. Расходы наших дам и издержки на каземат ежегодно простирались
тысяч до ста на ассигнации, значительная часть которых истрачивалась в самой Чите, и в какие-нибудь два года положение читинских жителей очевидно улучшилось:  много было выстроено новых домиков, и старые строения приведены в исправность.
И.Д Якушкин

[img2]aHR0cDovL3NkLnVwbG9hZHMucnUvQll2dWkuanBn[/img2]

При посещении дамами мужей своих выводили всех тех, кто помещался в комнате, назначенной для свидания. Разумеется, в хорошую погоду мы уходили сидеть или гулять по двору, но в худую собирались все в другую и тогда решительно помещались в ней как сельди в бочонках.
Басаргин Н.В

[img2]aHR0cDovL3NkLnVwbG9hZHMucnUvQkhjMUEucG5n[/img2]
[img2]aHR0cDovL3MzLnVwbG9hZHMucnUvZ0hSU3IuanBn[/img2]

Дамы наши чрезвычайно полюбили старика нашего Лепарского и уважали его глубоко, хотя часто тревожили его и мучили просьбами неисполнимыми. Уж ежели, бывало, пригласят они коменданта к себе, то, наверное, для того, чтоб просить что-нибудь для мужа, а Лепарский между тем ни разу не позволил себе преступить законов тонкой вежливости и постоянно являлся к ним в мундире, так что однажды Муравьева заметила ему это, а он простодушно отвечал: «Сударыня, разве я мог бы явиться к вам в сюртуке в вашу гостиную в Петербурге?
Лорер, Н.И.

[img2]aHR0cDovL3NmLnVwbG9hZHMucnUvWnJubHkuanBn[/img2]

Отредактировано gedas (18-02-2018 20:02:30)

0

14

.

Отредактировано gedas (12-02-2018 20:49:48)

0

15

.

Отредактировано gedas (14-01-2018 21:38:39)

0

16

.

Отредактировано gedas (24-02-2013 21:22:00)

0

17

[img2]aHR0cDovL3MzLnVwbG9hZHMucnUvUWZLUFouanBn[/img2]

День нашего прибытия в Читу был канун Рождества, и вечером повели нас всех из малого каземата, в сопровождении солдат с ружьями и штыками, в большой каземат, где священник с своим причтом служил для нас всенощную. Тут я «мел удовольствие обнять многих старых моих приятелей и близких мне знакомых. В большом каземате помещалось человек около шестидесяти. Все были в цепях, которые скидывались только, когда водили в баню или к причастию. Все двигалось, гремело, но только ни на ком не было уныния, и все было как будто на каком-то торжественном пиршестве.
Один только Никита Муравьев был болен и жестоко страдал и телом и душой. В Москве у матери он оставил троих малолетних своих детей — мальчика и двух девочек, и недавно получил известие, что мальчик скончался; бедный Никита в этом печальном положении не имел даже возможности делить горе с своей женой, тотчас последовавшей за ним в Сибирь.
И.Д Якушкин

[img2]aHR0cDovL3NhLnVwbG9hZHMucnUvYWVoRHcuanBn[/img2]

В те дни, когда нельзя было идти в острог, мы ходили к тыну, которым он был окружен; первое время нас гоняли, но потом привыкли к нам и не обращали внимания. Мы брали с собою ножики и выскабливали в тыне скважинки, сквозь которые можно было говорить; иногда садились у тына, когда попадался под руку какой-нибудь обрубок дерева. Об этих посещениях упоминает князь Александр Иванович Одоевский в своем прекрасном стихотворении, посвященном княгине Волконской:
И каждый день садились у ограды.
И сквозь нее небесные уста
По капле им точили мед отрады...

Aнненкова П. Е

[img2]aHR0cDovL3NkLnVwbG9hZHMucnUvNklzS0EuanBn[/img2]

По прибытии в Читу они имели только возможность видеться с своими мужьями два раза в неделю, и всякий раз не более как на несколько часов. Всякий раз каждая из них подходила украдкой к частоколу, чтобы взглянуть на своего мужа и перемолвить с ним несколько слов, но и это утешение не всегда им удавалось: часовые имели строгое приказание никого не подпускать к острогу, и нередко случалось, что часовой, исполняя приказ начальства, отгонял посетительницу прикладом.
И.Д Якушкин

[img2]aHR0cDovL3MzLnVwbG9hZHMucnUvOFN1eWwuanBn[/img2]

Нас запирали в 9 часов вечера; по пробитии зори не позволяли иметь свечи, а как невозможно было так рано уснуть, то мы или беседовали в потемках, или слушали рассказы М. К. Кюхельбекера о кругосветных его путешествиях и А. О. Корниловича из отечественной истории, которою он прилежно занимался, быв издателем журнала «Русская старина». В продолжение нескольких лет имел Корнилович с профессором Куницыным свободный вход в государственный архив, где почерпнул любопытные сведения, особенно о царствованиях императриц Анны и Елизаветы.
Розен А.Е.

[img2]aHR0cDovL3M3LnVwbG9hZHMucnUveFdaZVUuanBn[/img2]

На другой год мы перешли во вновь построенный большой каземат, средний, в который мы приехали, был назначен для больных, но там были помещены и здоровые; 3-й маленький на крутом возвышении, близ реки, также занят за неимением места.
Беляев А.П

В Чите караулила нас рота пехоты и полсотни сибирских казаков.
Розен А.Е.

[img2]aHR0cDovL3M4LnVwbG9hZHMucnUvNGVqeTIuanBn[/img2].

К частоколу в разных местах виднелись дорожки, протоптанные стопами наших незабвенных добрых дам. Каждый день по несколько раз подходили они к скважинам, образуемым кривизнами частокола, чтобы поговорить с мужьями, пожать им руки, может быть, погрустить вместе, а может быть, и ободрить друг друга в перенесении наложенного тяжелого-креста. Сколько горячих поцелуев любви, преданности, благодарности безграничной уносили эти ручки, протянутые сквозь частокол.
Беляев А.П

[img2]aHR0cDovL3M1LnVwbG9hZHMucnUvUkYxWkwuanBn[/img2]

Хотя читинская тюрьма и не совсем была удобна для нас, особенно зимою, когда наступали жестокие холода и когда надобно было сидеть целый день в не совсем теп­лой комнате, с маленькими замерзшими окнами, через ко­торые едва проходил свет, и в которой в три часа попо­лудни было уже так темно, что надобно было зажигать свечи, хотя шум от хождения и разговора живших в од­ной комнате 20 человек мало давал покоя и не позволял заниматься  ничем  серьезным,  но  мы так было привыкли.
Басаргин Н.В

[img2]aHR0cDovL3NkLnVwbG9hZHMucnUveUhCTzAuanBn[/img2]

Первая Пасха по приезде нашем была очень грустная. Заутреню служил приходский священник часов в 7 вечера в одном отделении каземата, где мы сначала были помещены. Помню только, что тогда еще никого из дам не было и эта встреча светлого дня далеко от милых сердцу жен и детей многих так расстроила, что они должны были удалиться, чтоб скрыть свою слабость.
Беляев А.П

В первое лето однажды мы ходили по своему двору, как вдруг увидели подъехавшую карету. Нарышкин, гулявший с нами, узнал карету своей жены, бросился к ней, позабыв, что перед ним частокол, а она, когда вышла из кареты и увидела его за частоколом в оковах, упала в обморок. Тут началась страшная суматоха между всеми нами: кто бежал за водой, которую все же нельзя было подать сквозь частокол, ни через частокол очень высокий; некоторые же из товарищей догадались послать за дежурным плац-адъютантом, который принес ключ от ворот и выпустил Нарышкина к жене его, которую сейчас же увела к себе Александра Григорьевна Муравьева, увидевшая карету и в это время вышедшая из своей квартиры.
Беляев А.П

.

Отредактировано gedas (18-02-2018 18:17:41)

0

18

Можно себе представить, как странно должно было мне казаться стечение обстоятельств, приведшее меня невольно в ту самую Читу, куда не удалось мне проникнуть тогда, когда я хотел это сделать добровольно. Комендант был в отсутствии, и меня принял горный начальник округа, берг-мейстер, Семен Иванович Смольянинов. Могли ли мы оба тогда подумать, что я буду женат на его дочери...
Д. И. Завалишин

[img2]aHR0cDovL3NmLnVwbG9hZHMucnUvRmdjVVkuanBn[/img2]

30 августа комендант собрал нас всех вместе и прочел нам бумагу,в которой было сказано, что государь император, по представлению коменданта Нерчинских рудников Лепарского, дозволил ему снять железа с тех государственных преступников, которых он найдет того достойными.
Потом все эти оковы хранились у Смольянинова, горного заводского чиновника, женатого на побочной дочери Якоби, бывшего генерал-губернатором в Иркутске, а она приходилась сродни Анненкову, который был родной внук этого Якоби, и потому всегда была возможность добывать от Смольянинова эти железа по частям на разные поделки; из них большею частию наделаны кольца.
И.Д Якушкин

[img2]aHR0cDovL3NnLnVwbG9hZHMucnUvcWRyVjcuanBn[/img2]
Кольцо М.Н. Волконской

Однажды нас собрали всех в нашу столовую, то есть в один из больших номеров, и Лепарский пришел в мундире и при оружии, значит, не по-домашнему. «Господа, - обратился он к нам, - я с радостью поспешил сюда, чтоб объявить вам, что получил высочайшее повеление снять с вас оковы», - и, обратившись к плац-маиору, приказал собрать железа и доставить в казенный цейхгауз. Инвалиды принялись исполнять приказание, а каждый из нас оставил себе на память кольцо; из <этих колец> со временем искусник Бестужев понаделал крестиков в память грустного времени.
Лорер, Н.И.

http://s5.uploads.ru/AjOsV.jpg
Кольцо С.Г. Волконского

Из Нерчинска всякий год с нарочным отправлялась серебрянка в Петербург. Анненков через Смольянинову отправил с ней письмо к своей матери. Офицер, бывший при серебрянке, по приезде в Петербург доставил письмо Анненкова прямо в третье отделение, откуда, по прочтении, оно было доставлено Анненковой; а комендант Лепарский получил приказание Смольянинову, за ее преступный проступок, выдержать неделю под арестом .
И.Д Якушкин

[img2]aHR0cDovL3NnLnVwbG9hZHMucnUvQUh4bGMuanBn[/img2]

Отредактировано gedas (18-02-2018 17:07:07)

0

19

[img2]aHR0cDovL3MxLnVwbG9hZHMucnUvNDlzVFUuanBn[/img2]

Бывало, народ обступит частокол нашей тюрьмы и слушает со вниманием гимны и церковное пение наше. Строгие правила инструкции мало-помалу забывались, да и невозможно было за всем уследить. Например, у нас отобрали серебряные ложки и хранили их у коменданта, а из Петербурга нам прислали столовые приборы из слоновой кости, гораздо ценнее самого серебра. Одна ложка и теперь еще хранится у меня для памяти.
Лорер, Н.И.

[img2]aHR0cDovL3M0LnVwbG9hZHMucnUvNk5MRXAuanBn[/img2]
.

Отредактировано gedas (18-02-2018 17:01:05)

0

20

Большой каземат

[img2]aHR0cDovL3NnLnVwbG9hZHMucnUvRHUyaXguanBn[/img2]

В сентябре 1827 года всех нас, кроме М. С. Лунина, остававшегося в отдельной избушке , переместили из временных острогов на новоселье — во вновь устроенный общий острог. Комендант размещал нас по комнатам, всех покоев было четыре для нас, общие сени и дежурная для офицера. В одну комнату поместил он восемь прибывших товарищей, из Нерчинска; в остальные три комнаты он распределил нас не по старшинству разрядов, а по собственному распоряжению; в одну, прозванную нами Москвою, расположились большею частью московские уроженцы; другая названа была нами Новгородом, по причине громких беспрестанных политических прений; третья, в которой я находился с 17 товарищами, названа была нами Псковом, младшею сестрою Новгорода.
Вместо нар заказаны были на собственные деньги кровати, не для того, чтобы спокойнее спать, но чтобы держать комнаты в большей опрятности; под кроватями можно было мыть и мести пол. Стол был у нас общий, обедали по своим комнатам, накрывали на стол сами по очереди, по дежурству, сами ставили самовары.
Розен А.Е.

[img2]aHR0cDovL3NmLnVwbG9hZHMucnUvZ0NrN0guanBn[/img2]

В начале октября мы перешли в новый дом, и вскоре привезли тех восьмерых наших товарищей, которые были, как упомянуто выше, посланы в Нерчинские рудники вследствие доноса Лавинского. В то же время стали привозить опять наших товарищей из России, так что и в новом доме стало тесно. Опять заняли лазарет. Но так как и при этом теснота все еще была велика, то разрешили внутри ограды, окружающей каждую тюрьму, строить на свои деньги домики, которых и построили семь.
Д. И. Завалишин

По отъезде их опростался и тот каземат, где они ос­тавались при переводе нашем в новое здание. Его зани­мали теперь, по собственному желанию, Муханов, Ивашев и Завалишин.
При нашей тюрьме был обширный двор, обнесенный тыном. На этом дворе позволено было некоторым из нас построить себе комнаты; другие, в том числе и я, устро­или для лета палатки. Мы удалялись туда днем, чтобы свободнее заниматься и избавляться на время от постоянного  шума  в  наших  комнатах,  необходимого  следствия многолюдства и носимых нами цепей.
Басаргин Н.В

[img2]aHR0cDovL3M5LnVwbG9hZHMucnUvNFJvOE8uanBn[/img2]

Церковное пение Барятинского пели они необыкновенно хорошо, в церковь нас никогда не водили, кроме одного раза в год, в неделю великого поста для приобщения святых тайн; но в большие праздники приходил к нам священник и служил молебствия накануне. Никогда не забуду, как трогательна и превосходна была служба и пение в остроге в великую субботу пред Христовым воскресеньем в 1828 году, когда в 9 часов вечера, по пробитии вечерней зори, после восторженного восклицания «Христос воскресе!» вдруг зазвенели цепи узников, бросившихся в объятия с братолюбивыми лобызаниями. Этот восторг не был нарушен разгавливанием; часовые заперли двери на замок, и мы мысленно продолжали обнимать наших отдаленных родных, благословляя ближних не по местности, но по сердцу. Для нас, по тюремному положению, раздалось радостное «Христос воскресе!» тремя часами раньше, чем для наслаждавшихся свободою.
Розен А.Е.

В большом каземате тоже былустроен нами садик, т. е. посажены были деревья, сделаны дорожки, где мы прогуливались, вспоминая о минувшем или мечтая о будущем. У многих из нас положено было непременно делать движение, т. е. ходить по несколько часов — это для сбережения здоровья. Всех аккуратнее в этом был Андр. Евг. Розен, которого мы прозвали Кинофон-Кибург. По вечерам он обыкновенноиграл на чекане с Фаленбергом и тоже только известное время, оканчивая музыку тоже в известный час, положенный для этого развлечения. Шутники даже говорили, что у него положено было правило, какою рукою какую часть тела мыть в бане.
Беляев А.П

[img2]aHR0cDovL3NmLnVwbG9hZHMucnUvTmVSMU0uanBn[/img2]

Комнаты наши были тесны, заставлены по всем четырем стенам кроватями; некуда было поместить станок столярный или токарный. Некоторые желали учиться играть на скрипке и на флейте, но совестно было терзать слух товарищей; по этой причине избрал я для себя самый скромный, тихий, но и самый неблагодарный инструмент— чекан; е помощью печатного самоучителя разобрал я ноты и каждый вечер употреблял на то условные полчаса. На этом инструменте учился со мною П. И. Фаленберг.
Розен А.Е.

[img2]aHR0cDovL3M3LnVwbG9hZHMucnUvaEFRcVUuanBn[/img2]

Большой каземат, где помещалось самое большое число из нас, был не что иное, как грубо и плохо срубленная казарма с узкими горизонтальными окнами, заколоченными решетками.
Д. И. Завалишин

Мы устроили на дворе палатку, просиживали там по це­лым дням с книгою и с грифельною доскою (писать на бумаге не позволялось) и не видели, как шло время. Ве­чера обыкновенно ходили кучками и толковали о разных предметах. Но всего превосходнее было то, что между нами не произносилось никаких упреков, никаких даже друг другу намеков относительно нашего дела. Никто не поз­волял себе даже замечаний другому, как вел он себя при следствии, хотя многие из нас обязаны были своею участью неосторожным показаниям или недостатку твер­дости кого-либо из товарищей.
Басаргин Н.В

[img2]aHR0cDovL3M4LnVwbG9hZHMucnUvUkJJc1MuanBn[/img2]

В часы досужные от работ имели мы самое занимательное и поучительное чтение; кроме всех журналов и газет, русских, французских, английских и немецких, дозволенных цензурою, имели мы хорошие библиотеки Н. М. Муравьева, С. Г. Волконского и С. П. Трубецкого. Невозможно было одному лицу прочитать все журналы и газеты, получаемые от одной почты до другой, почему они были распределены между многими читателями, которые передавали изустно самые важные новости, открытия и события. Сверх того, многие из моих товарищей получили классическое образование;
Розен А.Е.

Довольно забавно было, что квартет должен был помещаться на чердаке среднего каземата, так как в комнатах нельзя было расставить стульев по причине нар и тесноты; потом, когда перешли в большой каземат, то места было довольно.
Беляев А.П

[img2]aHR0cDovL3M3LnVwbG9hZHMucnUvaENFZXMuanBn[/img2]

Все мы. вместе находившиеся в Чите, имели между собой много общего в главных наших убеждениях; но между нами были 40-летние, другим едва минуло 20 лет. При нашем тогда образе существования никто внутри каземата не был стеснен в своих сношениях с товарищами никакими светскими приличиями. Личность каждого резко выказывалась во многих отношениях, мнения одних разнились от мнений других, и мало-помалу составились кружки из людей более близких между собой по своим понятиям и влечениям. Один из этик кружков, названный в насмешку «Конгрегацией», состоял из людей, которые по обстоятельствам, действовавшим на них во время заключения, обратились к набожности; при разных других своих занятиях они часто собирались все вместе для чтения назидательных книг и для разговора о предмете, наиболее им близком. Во главе этого кружка стоял Пушкин, бывший свитский офицер и имевший отличные умственные способности. Во время своего заключения он оценил красоты евангелия и вместе с тем возвратился к поверьям своего детства, стараясь всячески осмыслить их. Члены «Конгрегации» были люди кроткие, очень смирные, никого не задирающие, и потому в самых лучших отношениях с остальными товарищами.
И.Д Якушкин

[img2]aHR0cDovL3MxLnVwbG9hZHMucnUvbjAybFcuanBn[/img2]

Сверх огорода, устроенного в отдельном от каземата месте, еще при каждом каземате в Чите в отгороженном месте и в Петровском заводе во дворах самого каземата были устроены парники, насажены деревья и кусты, разведены цветники. Особенно хорошо все это принялось в Чите в так называемом большом каземате и в публичном гулянье в саду. В домиках, в беседках, которые каждый устраивал себе на лето, мерцали огни, раздавались звуки музыки или хорового пения, велись оживленные разговоры; и все жители Читы собирались, бывало, около каземата слушать музыку и пение.
Д. И. Завалишин

[img2]aHR0cDovL3M5LnVwbG9hZHMucnUvWjBWa2QuanBn[/img2]

Первое время, без привычки, очень трудно было чем-нибудь пристально заниматься, почти беспрестанно слышались звуки желез; случалось углубиться в чтение, а иногда, получивши письма от своих,унестись мыслью далеко от Читы, и вдруг распахнется дверь, и молодежь с топотом влетит в комнату, танцуя мазурку и гремя цепями.Некоторые упражнялись в музыке, рисованье и живописи, другие занимались ремеслами для пользы общей. Прежде всего образовались портные, в которых в первое время пребывания нашего в Чите оказалась потребность; впоследствии были между нами и столяры, и слесаря, и переплетчики.
И.Д Якушкин

[img2]aHR0cDovL3M1LnVwbG9hZHMucnUvSVZoRGcuanBn[/img2]

По временам, в хорошую погоду, на дворе играли в городки и бары, хоть это было не совсем удобно при тех украшениях, какие мы имели на ногах , но потом почти все ознакомились с этой игрой.
И.Д Якушкин

На следующий год позволили выстроить во дворе острога два домика; в одном поместили в двух половинах станки, столярный, токарный и переплетный. Лучшими произведениями по сим ремеслам были труды Бестужевых, Бобрищева-Пушкина, Фролова и Борисова 1-го.
В другом домике поставлены были рояль и фортепиано; туда по распределенным между нами часам приходили играть по очереди и на скрипке, на флейте, на гитаре. Ф. Ф. Вадковский превосходно играл на скрипке, П. Н. Свистунов на виолончели; на рояле играл А. П. Юшневский с такою беглостью, что чем труднее были ноты, тем приятнее для него, так что он радовался тем нотам, от коих трещали его пальцы; он также играл на скрипке и вместе со Свистуновым, с Вадковским, Крюковым 2-м составляли отличный квартет, который 30 августа, когда было у нас шестнадцать именинников, в первый раз играл для всех нас в большом остроге, где в Новгороде взгромоздили кровати, очистили комнату для помещения оркестра и слушателей.
Розен А.Е.

[img2]aHR0cDovL3M3LnVwbG9hZHMucnUvbDI0eXMuanBn[/img2]

Отличными закройщиками и портными были П. С. Бобрищев-Пушкин, Оболенский, Мозган. Арбузов. Щегольские фуражки и башмаки шили Бестужевы и Фаленберг;
Розен А.Е.

Между нами были отличные музыканты, как-то: Ивашев, Юшневский, Вадковский, оба брата Крюковы. Они в совершенстве владели разными инструментами. Явились скоро рояли, скрипки, виолончели; составились оркестры, а один из товарищей, Свистунов, зная отлично вокальную музыку, составил из нас превосходный хор и дирижировал им. Свистунов
Лорер, Н.И.

Отредактировано gedas (18-02-2018 18:12:46)

0


Вы здесь » Декабристы » Сибирь » Декабристы в Чите.