Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Сибирь » Декабристы в Чите.


Декабристы в Чите.

Сообщений 21 страница 30 из 57

21

Меня и некоторых других перевели из малого каземата в большой. В комнате, в которой меня поместили, нас было четырнадцать человек. По всем стенам стояли кровати; посреди комнаты стоял стол, за которым мы обедали; по одну сторону его стояла скамейка, а по другую сторону стола оставалось не более простора, сколько'необходимо пройтиться одному вдоль комнаты, и потому по необходимости приходилось почти целый день сидеть, когда нельзя 'было гулять по двору. Большой каземат был невообразимо дурно построен; окна с железными решетками были вставлены прямо в стену без .колод, и стекла были всегда зимой покрыты толстым льдом. В комнате нашей вообще было и холодно и темно. Всякий старался пристроиться на своей кровати так, чтобы ему можно было читать или заниматься чем другим.
И.Д Якушкин

[img2]aHR0cDovL3M1LnVwbG9hZHMucnUvWGk2OHIuanBn[/img2].

Большой каземат, разделялся на пять горниц и сени, где стояли часовые. Одна горница служила столовою, в четырех мы жили. По какому-то странному случаю самую большую горницу, где жил я, заняли люди и по характеру, и по положению самые независимые. Она поэтому и получила название Великого Новгорода; другую неболь­шую горницу на той же половине заняли люди, к нам подходившие по характеру и всегда стоявшие с нами заодно; поэтому эту горницу назвали Псковом. На другой половине ту горницу, которая была меньше, заняли люди богатые и с барскими замашками; эта горница получила название Москвы и барской; наконец, последнюю горницу прозвали Вологда, или мужичье, а иногда звали и холопскою, потому что многие из живущих в ней, почти все из армейских офицеров и разночинцев, было на послугах У Москвы и служили Москве орудием против наших комнат. Нельзя объяснить, как возникли эти названия, но они до того укоренились и вошли в обычай, что других в разговорах уже не употребляли.
Д. И. Завалишин

Отредактировано gedas (12-02-2018 20:43:45)

0

22

у «Чертовой могилы»

[img2]aHR0cDovL3NmLnVwbG9hZHMucnUvc1A1SEIuanBn[/img2]

Труднее всего для правительства было устроить нашу работу. Прямо отказаться от нее по непреложности к нам работы на заводах и в рудниках оно не хотело, и потому придумывали разные пустяки, в которых собственно никакой работы не было, а только мучили нас понапрасну. Сначала вздумали в Чите засыпать какой-то песчаный овраг, который прозвали «Чертова могила», потому что от всякого дождя его размывало. Разумеется, о работе никто и не думал, но чрезвычайно неприятно было ходить два раза в день на работу и находиться на открытом воздухе, а особенно в ветреный день, когда несло песок, или в дождливый, хотя мы и устроили после навес около деревьев.
Д. И. Завалишин

[img2]aHR0cDovL3M5LnVwbG9hZHMucnUvSzhnZlAuanBn[/img2]

Перед тем как идти на работу, начиналась суета между сторожами в казематах и прислугою в домах наших дам. Несут на место работы книги, газеты, шахматы, завтрак или самовары, чай и кофе, складные стулья, ковры и пр. казенные рабочие в то же время везут носилки, тачки и лопаты, если работа на воздухе у «Чертовой могилы». Наконец приходит офицер и говорит: «Господа, пора на работу. Кто сегодня идет?» (потому что по очереди многие сказываются больными и объявляют, что не могут идти). Если уже слишком мало собираются, то офицер говорит: «Да прибавьтесь же, господа, еще кто-нибудь. А то комендант заметит, что очень мало». На это иной раз кто-нибудь и отзовется: «Ну, пожалуй, и я пойду». (Больше шли, кому надо повидаться с кем-нибудь из товарищей из других казематов.)
Д. И. Завалишин

Когда вырыли фундаменты для новой тюрьмы и частокола, то начали заливать глубокий и широкий овраг подле самой почтовой дороги; промоины грозили перерезать всю дорогу от стока горных вод. В несколько дней вода уносила работу целого лета, так что в следующем году принуждены были устроить плотину бревенчатую, которая удержала нашу насыпь из песку и земли. Эту часть оврага мы прозвали Чертовой Могилой.
Розен А.Е.

[img2]aHR0cDovL3M3LnVwbG9hZHMucnUvWkRtTHcuanBn[/img2]

Место работы превращается в клуб; кто читает газеты, кто играет в шахматы; там и сям кто-нибудь для забавы насыпает тачку и с хохотом опрокинет землю и с тачкою в овраг, туда же летят и носилки вместе с землею; и вот присутствующие при работе зрители, чующие поживу, большею частью мальчишки, а иногда и кто-нибудь из караульных, отправляются доставлять изо рва за пятаки тачку или носилки. Солдаты поставят ружья в козлы, кроме двух-трех человек, и залягут спать; офицер или надзиратель за работой угощаются остатками нашего завтрака или чая, и только завидя издали где-нибудь начальника, для церемонии вскакивает со стереотипным возгласом: «Да что ж это, господа, вы не работаете?» Часовые вскакивают и хватаются за ружья; но начальник ушел (он и сам старается ничего не видеть), и все возвращается в обычное нормальное — ненормальное положение.
Д. И. Завалишин

Летом работали плотники, а нас водили на конец этого маленького селения зарывать овраг. Около этого оврага росло несколько роскошных бальзамических тополей, под тенью которых мы отдыхали.
Беляев А.П

[img2]aHR0cDovL3NnLnVwbG9hZHMucnUvcXo2MkIuanBn[/img2]

В этом году, когда была хорошая .погода, нас выводили всех, кроме занимавших какую-нибудь должность по каземату, на земляную работу: одни заступами копали землю, другие на тачках возили ее в Чортову яму, так называли овраг возле моста, при выезде по московской дороге. Работа эта была не изнурительна, всякий работал по силам своим, а иные и совсем не работали; все это вместе было каким-то представлением, имеющим целью показать, что государственные преступники употребляются нещадно в каторжную работу.
И.Д Якушкин

[img2]aHR0cDovL3NoLnVwbG9hZHMucnUvRXVRckcuanBn[/img2]

На работу мы выходили, кроме воскресных и праздничных дней, ежедневно около 9 часов утра, и она продолжалась по 2 часа утром и по 2 часа вечером. Придут, бывало, за нами человек 10 инвалидных солдат с унтер-офицером, с тачками, лопатами и всевозможными инструментами, и мы, в железах, потянемся на указанное место... Правду сказать, работы наши не были очень обременительны, и мы, запасшись книгами, проводили большую часть времени в чтении и даже разговорах, иногда очень интересных и назидательных, так как между нами были люди очень образованные, начитанные. И это продолжается обыкновенно до удара колокола с дома Лепарского и до магического слова унтер-офицера «шабаш!»
Лорер, Н.И.

Нам назначены были дни работы. Каждый день, ис­ключая праздников, нас выводили за конвоем, на три часа поутру и два после обеда, засыпать какой-то ров на конце селения. Мы были очень рады этим работам, по­тому что они позволяли нам видеться с товарищами на­шими из другого каземата. Работать же нас не принуж­дали: свезя несколько тачек земли, мы обыкновенно сади­лись беседовать друг с другом или читали взятую с собой книгу, и таким образом проходило время работы... Ров этот, не знаю, кто-то из нас назвал Чертовой могилой, и говорят, что он до сих пор носит это название.
Басаргин Н.В

Отредактировано gedas (18-02-2018 18:43:18)

0

23

Огород

[img2]aHR0cDovL3M1LnVwbG9hZHMucnUvbGpoTHUuanBn[/img2]

С наступлением весны загородили для нас большое место под огород, и мы всякий день по нескольку человек ходили туда работать.В первый этот год урожай был очень плохой; но все-таки в продолжение осени и зимы клалось в нашу артельную похлебку по нескольку картофелин, реп и морковей.
И.Д Якушкин

Вскоре товарищи возделали свой собственный огород на отведенном поле - и тут без Бестужева не обошлось: он придумал и устроил поливательную машину
Лорер, Н.И.

Из различных пород овощей почти все были неизвестны за Байкалом; сажали и сеяли только капусту и лук. Товарищ наш А. В. Поджио первый возрастил в ограде нашего острога огурцы на простых грядках, а арбузы, дыни, спаржу и цветную капусту и кольраби — в парниках, прислоненных к южной стене острога. Жители с тех пор с удовольствием стали сажать огурцы и употреблять их в пищу.
Розен А.Е.

[img2]aHR0cDovL3M4LnVwbG9hZHMucnUvdXg2QVMuanBn[/img2].

Работали, т. е. копали, делали грядки, сами ходя на работу по очереди, а некоторые из ретивых работников, как Кюхельбекер и Загорецкий, работали постоянно и дошли до того, что могли работать целый день наравне с нанятыми поденщиками. Конечно, для этого требовалось постепенно втянуться в работу и приучить свои мускулы к труду, а потом это вошло в привычку. Овощи были превосходные, так что некоторые из них, как-то: морковь, свекла, картофель и другие — доходили до огромных размеров.
Беляев А.П

В Чите казематный огород давал удивительные результаты и пробудил и в жителях охоту заниматься огородничеством, как для себя, так и потому, что нашли верный и выгодный сбыт — как в каземат, так и в дома женатых и бывшему при нас штабу.
Д. И. Завалишин

В 1829 г. на место Розена был избран хозяином Пушкин, а Кюхельбекер — огородником . Оба они пристально занялись огородом.’обрабатывая его наемными работниками, и урожай всего был до того обильный, что Пушкин, заготовив весь нужный запас для каземата, имел еще возможность снабдить многих неимущих жителей картофелем, свеклой и прочим. До нашего прибытия в Чите очень немного было огородов, и те, которые были, находились в самом жалком положении.
И.Д Якушкин

http://sh.uploads.ru/y0PeF.jpg

В двадцати саженях от острога находилась наша кухня и кладовая съестных припасов. Хозяин или староста во время дня имел позволение ходить туда в сопровождении конвойного; хозяин избираем был на три месяца; первым хозяином был избран И. С. Повало-Швейковский, который со своим батальоном первый вступил в Париж в 1814 году; он исполнял должность хозяина два срока сряду.
Розен А.Е.

Когда после И. С. Повало-Швейковского избрали меня быть старостою или хозяином, то на годовой запас в больших сороковках посолил 60 тысяч огурцов: валили вперемежку ряд огурцов и ряд листьев черной смородины и укропу, до верху бочки, потом заливали все из больших артельных котлов кипятком с рассолом. С тех пор у меня иначе не солили огурцов в бочонках для домашнего потребления, и таким образом соленые огурцы держались превосходно целый год до свежих огурцов.
Розен А.Е.

Отредактировано gedas (18-02-2018 18:08:19)

0

24

[img2]aHR0cDovL3NnLnVwbG9hZHMucnUvWllKQmsuanBn[/img2].

Отредактировано gedas (07-01-2018 21:33:17)

0

25

[img2]aHR0cDovL3M5LnVwbG9hZHMucnUvWWV6bmIuanBn[/img2]
[img2]aHR0cDovL3NmLnVwbG9hZHMucnUvZ1Y1V1QuanBn[/img2]
[img2]aHR0cDovL3NkLnVwbG9hZHMucnUvY3RwYkguanBn[/img2]
[img2]aHR0cDovL3NmLnVwbG9hZHMucnUvWGdCdXkuanBn[/img2]

Как в Чите, так и в Петровском заводе комендант устроил большие сады. В Чите был, кроме того, и парк и зверинец на острове, где были, олени, дикие козы и пр.
Д. И. Завалишин

[img2]aHR0cDovL3M1LnVwbG9hZHMucnUvTVFuMEkuanBn[/img2]
[img2]aHR0cDovL3M5LnVwbG9hZHMucnUvODlQYkkuanBn[/img2]

Вообще климат был самый здоровый; растительная сила была неимоверная, оттого в пять недель, от июня, когда прекращались ночные морозы, до половины июля, когда начинались осенние морозы, поспевали хлеб и овощи.  Долина читинская знаменита своею флорою, почему и называется садом или цветником Сибири. Формы цветов изумительны; разнообразие лилий «арис», вообще луковичных растений, бесчисленны; цвета так ярки и блестящи, что наши соседи китайцы, вероятно, по этим цветам составляли свои краски.
Розен А.Е.

[img2]aHR0cDovL3NlLnVwbG9hZHMucnUvVzVNS20uanBn[/img2]
[img2]aHR0cDovL3NoLnVwbG9hZHMucnUvR2ZiclAuanBn[/img2]

Отредактировано gedas (18-02-2018 17:18:42)

0

26

К зиме же вздумали дать нам другую работу. Поставили в какой-то избе ручные жернова, находящиеся во всеобщем употреблении в Сибири, и назначили нам молот по 10 фунтов зернового хлеба в день. Разумеется, и тут никто не работал, кроме тех, кто сам хотел упражняться в этом для моциона. Работать же нанимались за нас сторожа на мельнице по 10 к. с человека, т.е. за 10 фунтов.
Д. И. Завалишин

В Сибири, как известно, морозы бывают ранние: в октябре земля до того замерзает, что земляные работы поневоле прекращаются, и Лепарский, следуя буквально инструкции, придумал нам другую. Он устроил в особенном теплом сарае 20 ручных жерновов, и нас посылали молоть муку, по 1 1/2 пуда утром и 1 1/2 вечером. Так как многие из нас и этой простой работы не понимали, то Лепарский приставил к нам двух сильных мужиков из каторжников, которые почти одни справлялись с этим делом и с нас получали плату. Это были два поселенца, клейменые и кончившие свой термин наказания. На наши деньги они выкупились из каторжной работы, заплатив доктору, который дал им свидетельство в неспособности к работе. Сделавшись поселянами, они приходили нас благодарить и часто просили, нельзя ли уничтожить как-нибудь позорные клейма, но Вольф нашел это невозможным.
Лорер, Н.И..

Впоследствии придумали нам другую работу: устроили руч­ную мельницу в несколько жерновов и водили туда мо­лоть хлеб. Но и там мы почти ничего не делали, толко­вали, читали, играли в шахматы и только для виду под­ходили минут на десять к жерновам и намалывали фунта по три такой муки, которая ровно никуда не годилась.
Басаргин Н.В

[img2]aHR0cDovL3NhLnVwbG9hZHMucnUvazAwR28uanBn[/img2].

В будни наряжались из всех казематов 16 человек на работы, куда мы отправлялись за конвоем вооруженных солдат. В небольшом домике были 2 поставлены четыре ручных мельницы. которые помещались в одной комнате; работа продолжалась три часа поутру и три часа после обеда. В это время мы должны были все вместе перемолоть четыре пуда ржи, из числа которых приходилось по десяти фунтов на каждого человека; а так как у каждой из четырех мельниц не могло работать более двух человек, то мы в продолжение работы сменялись несколько раз. Работа, конечно, была нетяжелая; но некоторые, не имея сил исполнить сами свой урок, нанимали сторожа, который молол их пай. Мука нашего изделия была вообще не отличного достоинства. Те, которые не работали, в другой комнате курили, играли в шахматы или занимались чтением и разговором.
И.Д Якушкин

От сентября до мая водили нас ежедневно по два раза в особенную просторную избу, в коей устроены были ручные мельницы с жерновами; каждому приходилось молоть по два пуда ржи на урок. Сначала работа эта была трудная, пока рука не привыкла. Здоровые товарищи доканчивали уроки больных или слабосильных; я с удовольствием молол всегда за М. Ф. Митькова. Работы нередко сопровождались пением самым гармоническим. П. Н. Свистунов был регентом и капельмейстером; лучшие голоса были бас — братьев Крюковых, тенор — Щепина-Ростовского, сопрано — Тютчева.
Розен А.Е.

Для наших работ по окончании лета была построена изба, где в большой комнате стояли ручные жернова, на которых положено было смолоть 20 фунтов на пару, но и эта работа не требовалась строго, так что другие вовсе не работали, нанимая смолоть за них сторожей, которые, конечно, были рады получать этот заработок. Мы с братом, Розен и еще многие другие по гигиеническим причинам работали сами собственно для того, чтоб делать дгижение для подкрепления здоровья. Другая комната была  для отдыха, где беседовали, читали, играли в шахматы, а в других группах происходили различные прения, всегда серьезные и научные или политические.
Беляев А.П

[img2]aHR0cDovL3M5LnVwbG9hZHMucnUvamVLZEcuanBn[/img2]

http://sd.uploads.ru/t/shkjq.jpg

Отредактировано gedas (18-02-2018 18:14:50)

0

27

http://s7.uploads.ru/t/ikD01.jpg
[img2]aHR0cDovL3NkLnVwbG9hZHMucnUvRncyY04uanBn[/img2]

Первые уроки из русского языка давал мне Бечасный Владимир Александрович. Я сейчас как будто его вижу: маленького роста, он всегда ходил на цыпочках,вечно суетился и спешил. Он очень был предан моей матери и всегда старался помочь ей в ее заботах по хозяйству. Однажды у нас обедало довольно много гостей. Мать встала из-за стола и пошла за маринованными ягодами, которые она, должно быть, особенно хорошо приготовля- ла, так как я помню, что все их любили и всегда хвалили. Бечасный побежал за нею, чтобы помочь, и вскоре возвратился, держа огромную банку с маринадом в руках;видно было, как он старался нести ее как можно осторожнее. Не знаю, что могло произойти в дверях, но только банка выпала из рук и, конечно, разбилась в мелкие дребезги со всем содержимым. Произошел общий смех, и вообще Бечасному часто доставалось от товарищей за его неловкость. Шуткам и рассказам о нем не было конца.
Aнненкова П. Е

http://s8.uploads.ru/t/OcTSP.jpg
[img2]aHR0cDovL3MzLnVwbG9hZHMucnUvTHo5VHguanBn[/img2]

.

Отредактировано gedas (12-02-2018 16:37:57)

0

28

[img2]aHR0cDovL3NnLnVwbG9hZHMucnUvWHQyUlcuanBn[/img2]
[img2]aHR0cDovL3M1LnVwbG9hZHMucnUvSW1OaGouanBn[/img2]
[img2]aHR0cDovL3MzLnVwbG9hZHMucnUvVmViT1EuanBn[/img2]
[img2]aHR0cDovL3M4LnVwbG9hZHMucnUvNFg4QXUuanBn[/img2]
[img2]aHR0cDovL3NkLnVwbG9hZHMucnUvNkI0N0UuanBn[/img2]
[img2]aHR0cDovL3NmLnVwbG9hZHMucnUvS01sWHcuanBn[/img2]

Отредактировано gedas (11-02-2018 21:17:28)

+1

29

http://sg.uploads.ru/t/uMRy9.jpg
.

Отредактировано gedas (18-01-2018 18:44:07)

0

30

Це́рковь

[img2]aHR0cDovL3MzLnVwbG9hZHMucnUvbXlzMDQuanBn[/img2]

4 апреля 1828 года с утра начались приготовления. Все дамы хлопотали принарядиться, как только это было возможно сделать в Чите, где, впрочем, ничего нельзя было достать, даже свечей не хватало, чтобы осветить церковь прилично торжеству. Тогда Елизавета Петровна Нарышкина употребила восковые свечи, привезенные ею с собою, и освещение вышло очень удачное. Шафера непременно желали быть в белых галстуках, которые я им устроила из батистовых платков и даже накрахмалила воротнички, как следовало для такой церемонии. Экипажей, конечно, ни у кого не было. Лепарский, отъехав в церковь, прислал за мной свою коляску. Старик встретил нас торжественно у церкви и подал мне руку. Но так как от великого до смешного один шаг, так тут грустное и веселое смешалось вместе. Произошла путаница, которая всех очень забавляла и долго потом заставляла шутить над стариком.
Мы с ним оба, как католики, весьма редко раньше бывали в русской церкви и не знали как взойти в нее. Между тем народу толпилось пропасть у входа, когда мы подъехали, и пока Лепарский высаживал меня из коляски, мы не заметили с ним, как Наталья Дмитриевна исчезла в толпе и пробралась в церковь, которая, на нашу беду, была двухэтажная. Не знаю почему, старику показалось, что надо идти наверх, между тем лестница была ужасная, а Лепарский был очень тучен, и мы с большим трудом взошли наверх. Там только заметили свою ошибку и должны были спуститься снова вниз. Между тем в церкви все уже собрались и недоумевали, куда я могла пропасть с комендантом. Это происшествие развлекло всех, и когда мы появились, нас весело встретили, особенно шутили наши дамы, которые уже находились в церкви и были смущены тем, что невеста исчезла. Не было только одной из нас, это Александры Григорьевны Муравьевой, которая накануне только получила известие о смерти своей матери, графини Чернышевой.
П.Е. Анненкова

[img2]aHR0cDovL3NhLnVwbG9hZHMucnUva0gxcjYuanBn[/img2]

Труднее всего развивался выход в церковь. Все службы, кроме обедни, совершались в каземате священником, особенно назначенным состоять при нас. Но к причастию необходимо было выходить в церковь, и на это время надобно было снимать железа. Поэтому желавшие говеть расписывались на весь пост, кроме Страстной недели и притом на среды и пятницы, чтобы приходилось по возможности наименьшее число за один раз отпускаемых в церковь. Но когда железа были сняты, то стали допускать гораздо большее число.

Д. И. Завалишин

[img2]aHR0cDovL3M4LnVwbG9hZHMucnUvZjZwTUYuanBn[/img2]

Отредактировано gedas (18-02-2018 19:46:19)

+1


Вы здесь » Декабристы » Сибирь » Декабристы в Чите.