Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » МУРОМЦЕВ Матвей Матвеевич.


МУРОМЦЕВ Матвей Матвеевич.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

МАТВЕЙ МАТВЕЕВИЧ МУРОМЦЕВ
(1788-3.02.1879).

Офицер л.гв. Измайловского полка, в отставке.
Член Союза Благоденствия.
В 1820 Владимирский вице-губернатор, в 1821-1822 - Тамбовский, В 1827-1830 Рязанский губернский предводитель дворянства.
В 1837 Таврический гражданский губернатор.
Владелец 560 душ крестьян в Рязанской и Тульской губерниях.

Сражался в армии Барклая-де-Толли в должности адъютанта начальника штаба армии генерала А.П. Ермолова. В сражении у стен Смоленска был тяжело ранен в голову. Награждён орденом Святого князя Владимира. В родовом имении лечился до апреля 1813 года. Затем участвовал в Заграничном походе русской армии. Победным маршем прошёлся по улицам Парижа.

Родители
Матвей Васильевич Муромцев  (1739-1799),
Екатерина Александровна Волкова (1766-1813).

Жена
с 1816 г.:  Варвара Гаврииловна Бибикова  (р. 1792).

Дети:
Леонид (10.04.1825-20.09.1899 ), женат на княжне Екатерине Николаевне Голицыной (19.03.1830-9.10.1901); Пётр (р. 1.10.1818); Павел (р. 1.03.1819); Елизавета, замужем за Александром Владимировичем Новосильцовым (3.04.1822-1884); Варвара (р. 18.03.1828), замужем с 28.01.1855 за Николаем Ивановичем Мироновым (р. 1829) и Александра (1833-27.04.1897), замужем за Матвеем Павловичем Бибиковым (20.06.1812-6.11.1856).

Братья: Александр (1786-1838) и Пётр (cк. 20.01.1855 на 65 г.) принимали участие в войне 1812 года. Александр под Смоленском тоже был тяжело ранен. Долго лечился. С большим трудом поправил здоровье, но участвовать в боевых действиях не смог. Пётр дошел до Дрездена, где тяжело заболел и вынужден был лечиться до самого окончания войны. Оба брата проявили на поле брани смелость, отвагу и храбрость. Они заслуженно стали кавалерами боевых орденов. Брат Павел (р. 1780).
Сёстры: Екатерина, замужем за Иваном Яковлевичем Шнейдером; Варвара, замужем за Николаем Ивановичем Лавровым; Софья (р. 1787); Елизавета (р. 1783), замужем за Павлом Матвеевичем Бибиковым и Александра, замужем за Степаном Николаевичем Волковым.

Данные об участии Муромцева М. в тайном обществе цитируются по работе П.В.Ильина "Новое о декабристах" СПб 2004

0

2

https://img-fotki.yandex.ru/get/373511/199368979.78/0_209798_4627aa8e_XXXL.png
https://img-fotki.yandex.ru/get/480528/199368979.78/0_209799_c0ed242b_XXXL.png

0

3

https://img-fotki.yandex.ru/get/373511/199368979.78/0_20979a_7c99f135_XXXL.png

0

4

https://img-fotki.yandex.ru/get/373511/199368979.78/0_20979b_8144b38d_XXXL.png
https://img-fotki.yandex.ru/get/759574/199368979.78/0_20979d_6e19f3a0_XXXL.png

0

5

Баловнево. Усадьба Муромцевых

https://img-fotki.yandex.ru/get/479612/199368979.78/0_2097a1_8750d62a_XXL.jpg

Село Баловнево находится в семи верстах к юго-западу от города Данкова, бывшего в Рязанской губернии (ныне Липецкой области).

Название села впервые встречается в писцовых книгах 1626 года. Оно происходит от имени первого владельца — служилого человека Баловнева, испомещенного здесь после восстановления в 1563 году города Данкова. Фамилия Баловнев встречается в отписке казачьего головы Бориса Хрущева от 29 августа 1594 года. "...Збежал Государь с Воронежа в Данков данской отоман Иван Баловнев... живут в Данковя а на твою государеву службу на Воронеж на жите не идут..." Одновременно в документах конца XVI века упоминаются и помещики Муромцевы. В 1628 году Демиду Муромцеву при­надлежит «половина того села» Баловнево «на Аннине Бояраке», «а на ево половине двор ево помещиков». В описании села названа церковь Владимирская «деревяна клецки» с приделом Николая Чудотворца. Церковные постройки и утварь приобретены на средства «вотчинника Степана Михайлова да помещика Демида Муромцева». Дворянский род Муромцевых внесен в VI часть родословных книг по Рязанской и Тульской губерниям.

Существующий в настоящий момент усадебный комплекс сложился в последней четверти XVIII — начале XIX века. Строительство его начато Матвеем Васильевичем Муромцевым (1734—1799), генерал-поручиком, первым тульским губернатором. Во время русско-турецкой войны (1770—1774) был генерал-квартирмейстером (начальником штаба) у графа П.А. Румянцева-Задунайского; кавалер орденов Св. Анны 1-й степени, Св. Георгия 4-й и 3-й степени.

Приступив к строительству усадьбы, Матвей Васильевич пригласил для ее создания лучших специалистов, не случайно многие считают автором проекта усадебного дома В.В. Растрелли, а проект храма относят к творчеству В.И. Баженова. Не исключено, что создавать на «неудобьях» — землях, изрезанных оврагами, — редкий по красоте усадебный комплекс с 13 каскадными прудами, пейзажным парком на 96 десятин и садом 29 десятин помогал А.Т. Болотов, близко знакомый с владельцем и бывавший у него в поместье. Усадьба Муромцевых напоминала одну из летних царских резиденций. Говорили, что все это построено было для приема Екатерины, личным секретарем и любовником которой был М.В. Муромцев.

До 1917 года в Баловневе находилась картина В. Боровиковского, на которой Екатерина, одетая в амазонку, изображена стоящей у мраморного моста в баловневском  парке.

Екатерина гостила в Баловневе несколько недель, что подтверждается ее более чем тридцатью письмами, хранившимися в усадьбе еще в начале XX века. Здесь же под стеклянным колпаком в кабинете хранились амазонка, сапоги и перчатки императрицы. Как видно, Боровиковский приезжал писать ее портрет в Баловнево.

О богатстве Муромцевых ходили многочисленные легенды. Происхождение его объясняли тем, что в подземельях, связанных подземным ходом с дворцом, так же, как у Демидовых, беглыми каторжниками незаконно чеканилась серебряная монета. Но богатство Муромцевых преумножалось скорее всего за счёт расположенных в нескольких поместьях винокуренных заводов и хорошо организованного хозяйства, где только в Данковском уезде работало 2000 крепостных.

Матвей Васильевич был хорошим хозяином. В молодости, после выпуска из инженерного корпуса, он побывал за границей и, выйдя в отставку, органи­зовал хозяйство на европейский манер. Он первым в больших количествах сеял озимую пшеницу, завел фруктовые сады, в нескольких имениях устроил винокуренные заводы, суконные фабрики, организовал кожевенное производство. Все постройки в поместьях возводил добротные, каменные,  крытые черепицей.

Совершенно уникальными были построенные Муромцевым в селе Баловнево усадебный дом и Владимирская церковь, более походящая на храмы Западной Европы.

https://img-fotki.yandex.ru/get/516187/199368979.78/0_2097a0_c9d88cce_XXL.jpg

Дом представлял трехчастную, П-образную в плане композицию. Он состоял из центрального трехэтажного объема и двух боковых одноэтажных флиге­лей, соединенных с центральным объемом колоннадами. Внутренний дворик, за исключением мощеного булыжником подъезда, представлял собой зеленую лужайку с цветниками, украшенную в 80-х годах XIX века красивым фонтаном, имевшим в плане сложную овальную форму.

Фасад дворца был богато декорирован ордерными элементами, строгими наличниками, рустом. Над входом красовалась супрапорта с фигуркой путти. В декоре фасада был использован белый камень. По словам знатоков, красота плана дворца, сложная графика декоративных деталей, утонченный арис­тократизм ордерных элементов сближают постройку с лучшими образцами архитектуры.

Описание интерьеров усадебного дома сохранилось в дневниках писательницы, художницы и заведующей музеем Куликовской битвы в имении Нечаевых в селе Полибино Александры Ивановны Бибиковой-Раевской (1817—1900). Нижний этаж имел сводчатые перекрытия. Под ним находились большие сводчатые подвалы, сохранившиеся до настоящего времени, «где встарь прятали не одни съестные припасы и вина. Туг заключались несчастные узники-рабы и находились инструменты пытки... Теперешний владелец села Баловнева приказал заделать кирпичной стеной вход, ведущий в эти подземные тайники... На верхний бельэтаж вела широкая из белого камня лестница, расходящаяся с половины ее вышины на две ветви, как бывает в больших городских зданиях. Эти ветви вели на площадку, с которой входили в столовую, украшенную фамильными портретами... из столовой направо вход в огромную залу двадцати аршин длиною, двенадцати ширины, высокую со сводом и широким лепным карнизом. Окна и дверь на балкон обращены в сад. В этой зале стоял большой бильярд... Направо из зала дверь вела в мужской кабинет, за ним все по фасаду — большая библиотека. Налево дверь вела из зала в гостиную... Остальных комнат было такое множество, во всех трех этажах, что... дочь Матвея Васильевича Екатерина Матвеевна Шнейдер, выросшая во дворце, не знала о существовании отдельных из них!»

https://img-fotki.yandex.ru/get/478681/199368979.78/0_20979f_a19b8506_XXL.jpg

В конце XIX века дворец был поштукатурен, флигели надстроены до двух этажей, а колоннады заменены аркадами. За счет этого увеличилось количество комнат; их насчитывалось более 100, так как на вторых этажах флигелей устроили дополнительно по 10 трехкомнатных квартир, в которых часто останавливались гости. Гостей было особенно много летом, когда Муромцевы приезжали в поместье, оставив свой дом в Немецкой слободе в Москве. Дворец встречал гостей роскошью: богатая лепнина, шикарная мебель, большая библиотека, замечательные коллекции картин и других произведений искусства.

Матвей Васильевич, по воспоминаниям сына, был большим любителем и покровителем искусства; его супруга, увлекаясь восточной культурой, создала во дворце «китайские» комнаты, где тщательно собирала резные китайские статуэтки, чайники, шкафчики, столы. Она любила музыку и превосходно играла на фортепьяно. Великий Моцарт посвятил Екатерине Александровне сонату. У Муромцевых был свой оркестр и постоянно жил капельмейстер Жульяни. Для торжественных приемов во дворце имелся серебряный столовый сервиз (с чашами, соусниками, блюдами) на 60 персон. В поместье месяцами жили столичные артисты, музыканты; давались спектакли, устраивались пиры.

Гости наслаждались не только богатством дворца, но и красотой окружающего пейзажа. Дворец стоял на мысу, образованном глубокими оврагами, идущими на восток, по направлению к Лону. Главный фасад дворца был вытянут вдоль кромки лежащего к югу оврага. В оврагах устроены каскады прудов с водостоками, облицованными белым камнем. На мысах по берегам стояли беседки в виде «греческих храмов», В узких местах были сооружены вычурные деревянные мостики. Каскады прудов являлись частью огромного пейзажного парка, окружавшего дворец. Северный каскад прудов пересекала главная аллея, начинавшаяся от широкой двухмаршевой лестницы, сооруженной против главного входа во дворец. Слева и справа от лестницы были построены ледники в виде квадратных «крепостей» с зубчатыми стенами.

Тут же, слева, стояла красивая  двухъярусная, увенчанная высоким шатром со слухами водонапорная башня в стиле «английская готика».

Нижний ярус башни выполнен в виде вытянутого параллелепипеда, усиленного по углам контрфорсами, резко расширяющимися в нижней части. Нижний ярус почти полностью облицован белым камнем и увенчан сложным белокаменным карнизом. На его вертикальных плоскостях четыре круглых окна с фигурным обрамлением из белого камня. В окнах были смонтированы вододействуюшие башенные часы, отбивавшие четверти и получасы. Второй ярус выполнен в виде параллелепипеда со скошенными углами. Боковые плоскости второго яруса венчают высокие щипцы с массивными белокаменными карнизами. На каждой плоскости — большой арочный проем с белокаменным наличником. На втором ярусе висел колокол, согласно легенде некогда принадлежавший Парижской коммуне.

Башня была построена в 1880-е годы и снабжала водой усадебный дом, фонтаны и грот, сооруженный в парке на склоне к югу от дворца. Воду в резерву­ар башни подавали с помощью конного привода.

Центральная аллея парка, начинавшаяся против главного входа у лестницы, по мраморному мостику пересекала каскад прудов, расположенный к северу от дворца, шла «через парк... и кончалась лужайкой, на которой месяцеобразно были посажены 15 дубов... 4-5-ти футовой толщины, стволы подымались без ветвей футов на 40, и вышина дубов была невероятная... 150 футов, может, больше». Кроме центральной, от лестницы веером расходилось еще несколько аллей, пересекавшихся с радиальными аллеями и живописными лужайками. На лужайках, как правило, росли огромных размеров развесистые дубы.

«В начале каждой аллеи были прибиты к деревьям доски, на которых написаны их названия: „Главная Николаевская аллея“, „Александровская аллея“, „Екатерининская аллея“ и т. д.» Гуляющим по аллеям неожиданно открывались то живописная гладь пруда, то павильон или беседка, то красивая скамья. В парке был построен эрмитаж, нечто вроде круглой кирпичной башни, крытая галерея для музыкантов, театр со сценой и кулисами.

С противоположной стороны у южного фасада дворца была устроена терраса с альпийскими горками и «пальмой» наверху одной из них.

Через парк к усадебному дому с трех сторон вели три дороги с красивыми воротами.

Главные находились к западу от дома. Они построены в конце XVII века в классическом стиле из красного кирпича с белокаменными деталями антаблемента. Ворота обрамлены спаренными пилястрами. Над проемом ворот красивая полуциркульная арка с замковым камнем, фриз, украшенный метопами и триглифами, фронтон, который венчают три белокаменные вазы, украшенные каннелюрами и гирляндами. Центральная ваза яйцевидной фор­мы имела более крупные размеры.

Усадьбу с трех сторон окружали сады. С четвертой, на которую выходил южный фасад дворца, за каскадом прудов находилась усадьба Бибиковых. Сейчас от этой усадьбы сохранилась лишь Вознесенская церковь.

https://img-fotki.yandex.ru/get/373511/199368979.78/0_20979c_4baea3d1_XXL.jpg

В настоящее время из сохранившихся построек в селе Баловнево особое внимание привлекает Владимирская церковь.

Она расположена неподалеку от дворца, но стоит как-то особняком, примыкая к усадьбе с запада, со стороны села. Ощущение обособленности усиливалось наличием кованой ограды с круглыми кирпичными столбами, увенчанными белокаменными вазами, в то время как граница усадебного комплекса была обозначена лишь валом и рвом, за исключением небольшого участка кирпичной стены, примыкавшего к главным  воротам.

Рядом с Владимирской церковью располагались церковноприходская школа и больница, построенные Муромцевыми в XIX веке.

В основном усадебный комплекс сформировался в конце XVIII века при Матвее Васильевиче. Затем майоратом и усадьбой последовательно владели Муромцевы Матвей Матвеевич, Леонид Матвеевич, Николай Леонидович, а с 1900 года — известный живописец Е.Е. Волков-Муромцев, наследник по материнской линии.

М.М. Муромцев (1788—1785) служил в лейб-гвардии Измайловском полку, участник войны 1812 года, адъютант А.П. Ермолова, войну закончил в Париже, был вице-губернатором во Владимире, в отставку вышел в чине генерал-майора, был губернским и данковским уездным предводителем дворянства.

Леонид Матвеевич Муромцев (1825—1899) — тайный советник, гофмейстер, кавалер ордена Св. Александра Невского, Белого Орла, Св. Владимира 2-й ст., Св. Анны 2-й ст., Св. Станислава 1-й ст. Был губернским   предводителем дворянства, членом Рязанской ученой архивной комиссии.

Николай Леонидович Муромцев скончался в 1899 году. Вдова его София Петровна Муромцева основала и построила на собственные средства Барятинс­кий Софийский монастырь в Данковском уезде Рязанской губернии.

Волков Ефим Ефимович (род. 1844), пейзажист, с 1878 примкнувший к Товариществу передвижных художественных выставок, владел домом в Венеции на Большом канале.

Из перечисленных владельцев благоустройством и украшением усадьбы активно занимались Леонид Матвеевич и Николай Леонидович. «На исходе 1880-х годов на реставрацию и ремонт усадьбы владелец употребил 300 тыс. рублей».

В поместье было так же прекрасно организованное хозяйство.

По отзывам современников, Баловнево представляло одно из превосходно устроенных дворянских имений губернии.

После революции имение было разграблено.

В 1918 году сгорел дворец, а затем его центральный объем до нулевой отметки разобрали на кирпич. В 1920-х годах были разрушены хозяйственные по­стройки. В 1930-х годах снято железо с кровли Владимирской церкви и поломана церковная ограда. В храме устроили зерносклад, после чего появились трещины в его стенах. В склепе Муромцевых был ледник.

https://img-fotki.yandex.ru/get/373511/199368979.78/0_20979e_c831478b_XXL.jpg

Сейчас усадьба медленно разрушается…

0

6

Некролог Муромцева М.М.

№9 от 2 марта 1875 года

https://img-fotki.yandex.ru/get/516998/199368979.78/0_2097a2_db2cd66a_XXXL.png

0

7

Леонид Матвеевич Муромцев (1825-1899)

Потомственный дворянин Л.М. Муромцев родился 10 апреля 1825 года, внесен в часть 6 родословной книги Рязанской губернии. Его отец, Матвей Матвеевич, богатый землевладелец Данковского уезда, либерал по убеждениям, был вице-губернатором Владимирской, Тамбовской, Саратовской губерний, избирался Рязанским губернским предводителем дворянства. Леонид Матвеевич получил прекрасное домашнее образование, окончил Императорский Московский университет (1849). Служил коллежским секретарем в канцелярии Московского военного генерал-губернатора, в Московской Казенной палате, был членом общего Присутствия духовно-учебного и хозяйственного управления Священного Синода (1866-77), Рязанским губернским предводителем дворянства (1878-99). Тайный советник (1883), гофмейстер Высшего Двора (1894). Л.М. Муромцев вел активную деятельность в Данковском уезде: был депутатом губернского Дворянского собрания от Данковского уезда (1851), Данковским уездным предводителем дворянства (1852), почетным смотрителем Данковского (1854) и Зарайского (1857) уездных училищ, почетным мировым судьей Данковского уезда (1866). В 1891 ему было присвоено звание «Почетный гражданин г. Данкова».
Живя в родовой усадьбе Баловнево (ныне Данковский район), Л.М. Муромцев наладил образцовое хозяйство. Доходы поместье получало за счет винокуренного завода, водяной мельницы, большого фруктового сада и лесного питомника, продажи сельскохозяйственной и молочной продукции. Муромцевы разводили элитных коров, занимались коневодством. В имении содержался домашний музей, в котором, по свидетельству современников, находились личные вещи Екатерины II. Для крестьян были устроены больница и школа. При Леониде Матвеевиче в поместье появилась изящная водонапорная башня с курантами и громоотводом. Умер 20 сентября 1899 года.
Литература

Историческая записка об учреждении Императорского Московского общества сельского хозяйства и воспоминания о действиях и деятелях общества за истекшее семидесятилетие с 20-го декабря 1820 года по 20-е декабря 1895 года : [в т.ч. об устройстве сел. хоз-ва в имении Баловнево и его хозяевах Леониде Матвеевиче Муромцеве и Петре Матвеевиче Бибикове]. – М., 1895.
Клоков А.Ю. Село Баловнево. Усадьба Муромцевых // Русские провинциальные усадьбы XVIII - начала XX века. - Воронеж, 2011. – С. 359-369.
Хачатуров С.В. Из наследия Г.И. Гунькина: Баловнево — родовая вотчина Муромцевых : [среди пр. - портрет Л.И. Муромцева худ. Р. Бутштайнера (1899)] // Исторический квартал : альманах ист.-культур. наследия Липец. края. - 2011. - №1. - С.12-17.
Усович Р.М. Муромцев Леонид Матвеевич // Данковские светочи / Р.М. Усович. - Липецк, 2012. - С. 157.
Грачева И.В. "В полях забытые усадьбы..." : Баловнево и его владельцы // Наука и жизнь. – 2012. - № 4. - С. 31-38.
Грачева И.В. Были старой усадьбы : [Баловнево] // Природа и человек. ХХI век. – 2013. - № 3. - С. 75-78.
Димперан Л. Муромцов Леонид Матвеевич // Липецкая энциклопедия. Т. 2. – Липецк, 2000. – С. 383.

0

8

Воспоминания Матвея Матвеевича Муромцова.

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » МУРОМЦЕВ Матвей Матвеевич.