Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » РОДСТВЕННОЕ ОКРУЖЕНИЕ ДЕКАБРИСТОВ » Рылеева Наталья Михайловна.


Рылеева Наталья Михайловна.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

НАТАЛЬЯ МИХАЙЛОВНА РЫЛЕЕВА

Ее звали Наталья Михайловна Тевяшова, и она была дочкой мелкого провинциального помещика - дочь южных степей, чернокосая, черноокая, смуглолицая.
Такие провинциальные барышни не владели ни французским языком, ни обольстительными светскими манерами.
Она познакомилась с подпоручиком Кондратием Рылеевым в то время, когда полк Рылеева стоял на постое возле отцовского поместья, и молодой Рылеев Кондратий взялся, с согласия почтенного отца семейства, обучать барышень Тевяшовых - Наташу и ее сестру - русской словесности. Обучение вскоре закончилось свадьбой, хотя, кажется, папаша Тевяшов не был в бурном восторге (причиной его недовольства было, как и во все времена, неустойчивое материальное положение юного подпоручика).

Рылеев вскоре вышел в отставку, поселился с молодой женой в Петербурге и поступил на службу секретарем в известную Российско-Американскую Торговую компанию, однако семья по-прежнему была достаточно ограничена в средствах.

Наталья Михайловна родила своему мужу двоих детей. Младший сын - Александр - умер в младенчестве, но старшая дочь - Настенька - выжила. К тому моменту, когда развернулись решающие события, Насте Рылеевой было около пяти лет.

Семейное счастье, однако, не заладилось.
Наталья Михайловна любила своего непутевого мужа без памяти, - однако взбалмошный поэт супружеской верностью не отличался.
Сохранилось мемуарное свидетельство современника о многочисленных любовных похождениях Рылеева.
Одно время он спутался с некоей Катериной Малютиной, своей дальней родственницей - женщиной на много лет его старше, вдовой матерью семейства, - Малютина же тянула из него деньги, которые Рылеев урывал от своего и без того скудного бюджета.
Другая история вышла еще более казусная. Рылеев без памяти влюбился в известную светскую красавицу - полячку, и та отвечала ему взаимностью. Любовный роман был в самом разгаре, когда вдруг стало известно, что польская примадонна - известная аферистка - действовала по заданию царского правительства, пытаясь вызнать у своего любовника информацию о существующих тайных противоправительственных организациях - и, кажется, преуспела в своих целях.
Наталья Михайловна тоже не отличалась кротким характером и бурно припоминала своему мужу все его сомнительные похождения. Короче, супруги жили как кошка с собакой.
А тут еще и начались на квартире у Рылеева сборища Северного тайного общества, - Рылеев с головой окунулся в новую деятельность, и Наталья Михайловна почувствовала себя и вовсе лишней. Присутствовать на собраниях ей не разрешалось, какой-либо информации ей не сообщали, - она ревновала мужа к товарищам. И, кроме того, вполне обоснованно чувствовала потенциальную опасность. Несколько раз она уезжала от мужа, забрав с собой ребенка - к родителям в деревню, - но она все-таки любила, любила… - и потому каждый раз возвращалась.

Роковое междуцарствие застало ее в Петербурге.

Свидетели рассказывают, что, когда Рылеев 14 декабря уходил из дома, то Наталья Михайловна, простоволосая, неодетая, схватив на руки дочь, выскочила из своей комнаты и повисла на руках у мужа с диким криком: "Настенька, проси своего отца, чтобы он не уходил, проси за себя и за меня!"
Рылеев вырвался из рук жены и убежал.
После восстания он еще успел прийти домой - арестовали его в тот же вечер, на квартире.
После окончания следствия, в ожидании готовящегося приговора супругам один раз дали свидание, Наталья Михайловна пришла вместе с ребенком.
Кроме того, ранее, еще во время следствия, Николай Павлович распорядился выдать жене Рылеева "материальную помощь" - 2000 рублей - по тем временам достаточно приличные деньги для небогатой дворянской семьи, - и позаботился о том, чтобы о его отеческой опеке узнал Рылеев.
Результаты не замедлили сказаться, - Кондратий Федорович дал на следствии откровенные показания о подготовке восстания 14 декабря.
Еще за несколько месяцев до того, как был объявлен приговор, жены пытались узнать о будущей судьбе своих мужей. Ходили слухи самые разные - от того, что все арестованные будут казнены, до того, что всех помилуют. Княгиня Трубецкая первая подала прошение о том, чтобы отправиться в ссылку в Сибирь вслед за своим мужем - еще не зная точно, впрочем, о том, будет таковая ссылка или нет. Узнав об этом, Наталья Михайловна также подала прошение. На ее попытки узнать что-либо более определенное, император сообщил ей милостиво дословно: "Никто не будет обижен".

Так и получилось, что до последнего момента Наталья Михайловна не знала о вынесенном приговоре, но то ли сердце ей подсказало, то ли слухи ходили по городу - в ту последнюю ночь она ждала возле равелина, возле Петропавловской крепости. Говорят, что она была в толпе смотревших издали на казнь - но так это или нет - точно проверить невозможно.

Осталось - письмо.
Предсмертное письмо, которое написал Рылеев своей жене за несколько часов до казни.
И осталась - вдова с ребенком без средств к существованию.
И хотела бы поехать Наталья Михайловна в Сибирь - да некуда было ей ехать.
Было ей на тот момент - 25 лет.
Родители Натальи Михайловны к тому времени умерли, семья бедствовала, едва ли не голодала. Настеньку надо было отдавать учиться - однако Николай Павлович распорядился не принимать детей осужденных в учебные заведения под их собственной фамилией. И тогда семья пошла на унижение - девочку отдали в Екатерининский институт благородных девиц под чужой фамилией - Кондратьева (так, по имени отца, было принято в то время давать фамилии незаконнорожденным детям).

Наверное, Наталье Михайловне повезло - через несколько лет (в 1833 году) она вышла замуж второй раз, вышла за мелкого чиновника Куковлевского.
Здоровье ее уже было подорвано, и на белом свете она не зажилась - умерла около 40 лет от роду.

Интересно, что вдова Рылеева знала о месте захоронения казненных декабристов - кто-то ей показал могилу, хотя захоронения совершалось в глубокой тайне, и до конца своей жизни показывала могилу другим родственникам казненных и тем, кто желал поклониться их памяти.

Настенька же, благополучно отучившись под чужой фамилией, рано выскочила замуж - за некоего дворянина Пущина, дальнего родственника декабриста и лицеиста Ивана Пущина.
Счастье и ей не слишком улыбалось, - однако она оказалась женщиной решительной и практичной.
Родила своему мужу девять детей и руководила своим небогатым хозяйством с твердостью и живым житейским умом. Так и разыскал ее вернувшийся из Сибири по амнистии Иван Иванович Пущин, разыскал и обрадовался тому, что она все эти годы хранила память о своих родителях.
В годы александровского либерализма Анастасия Кондратьевна принимала участие в издании первого собрания сочинений своего отца.
А умерла в глубокой старости, почти дожив до октябрьской революции, - тихо и мирно в своем поместье.

0

2

РЕЗВОЙ НАТАШЕ

Наташа, Наташа! полно резвиться
И всюду бабочкой легкой порхать,
С роем любезных подружек кружиться
И беспрестанно прыгать, играть.
       
Всему есть, мой Ангел, час свой! кто хочет
С счастием в мире и дружестве жить,
Тот во время шутит, пляшет, хохочет,
Во время трудится, во время спит.
       
Если ты разнообразить не будешь
Вечное тоже наскучит тебе;
Ах, тогда прыгать, резвиться забудешь
И позавидуешь многим в судьбе!
       
Если ж желаешь иметь ты веселье
Спутником вечным, - то вот мой совет:
Искусно мешай между делом безделье,
Но не порхай лишь на поле сует!

К. Рылеев

0

3

Свидание Рылеева с семьёй

Однажды среди деловых советов Рылеев написал жене: «Как ты найдешь лучшим, так и распоряжайся. Мне ничего не нужно». Ответ Натальи Михайловны на эти слова и устыдил и обрадовал Рылеева. «Ты пишешь, мой друг, — говорит она, — распоряжайся — мне ничего не нужно! Как жестоко сказано! Неужели ты можешь думать, что я могу существовать без тебя? Где бы судьба ни привела тебя быть, я всюду следую за тобой. Нет, одна смерть может разорвать священную связь супружества».

Это были слова декабристки — они ставят Наталью Михайловну Рылееву в один ряд с теми замечательными женщинами, которые поехали за своими мужьями в Сибирь, в добровольную ссылку. Каким высоким светом озарили они тем самым декабризм! Своим поступком они развеяли в прах все попытки Николая представить декабристов «кучкой злодеев и убийц».

Если бы Рылеев не был казнен, нет сомнений, его жена последовала бы за ним хоть на край света и посвятила бы ему всю свою жизнь. «Я знаю чистую душу твою», — писала она ему в крепость. «Ты никогда не желал зла не только нам, но и посторонним; всегда делал добро», — говорит она мужу.

9 июня 1826 года дежурный генерал Главного штаба Потапов известил Наталью Михайловну о том, что свидание с мужем ей наконец разрешено. Оно состоялось в этот же день.

В одной коляске поехали Наталья Михайловна с Настенькой, дальний родственник Рылеева — молодой человек — Дмитрий Кропотов со своей бабушкой Прасковьей Васильевной, рассыльный Рылеева Агап Иванович и слуга Петр, он же кучер.

«Рылеева с дочерью приняты были в квартире Сукина, — вспоминает Агап Иванович. — Здесь дочку раздевали и осматривали, как говорится, до нитки. Потом они отведены были на крепостной двор, окруженные солдатами с ружьями и примкнутыми штыками, обращенными к ним. Я стоял сзади. Кондратия Федоровича также вывели, также окруженного солдатами, скрещенные штыки которых были направлены на него. Несмотря на то, что Рылеев оброс в крепости бородой, дочка узнала его, когда на руках, через двойной ряд солдат, передали ее отцу. «Папаша, у тебя волосы выросли» — были ее слова. Через двойную клетку солдат переговаривались муж и жена. На это свидание дано было не более четверти часа... «Береги Настеньку, себя не потеряй» — были прощальные слова мужа».

Рылеев снял с пальца и отдал жене свое обручальное кольцо — золотое, очень тонкое...

Он заметил, что Настенька очень худа. Он был так сильно взволнован встречей, что слезы катились у него из глаз.

Присутствовавший при этом генерал Сукин угрюмо молчал.

Затем Рылеева увели в камеру. Он сразу появился у окна, за железной решеткой, и поднял вверх соединенные руки, слегка потрясая ими.

Наталья Михайловна и Настенька медленно удалялись по двору, беспрестанно оглядываясь на окно и заливаясь слезами. Экипаж стоял поблизости от ворот Алексеевского равелина, у палисадника. «Кучер Петр, сняв свою шляпу, громко рыдал и причитывал, как это водится в деревнях, по умершем», — вспоминал Д. Кропотов.

Наконец все сели в экипаж, и он выехал в Иоанновские ворота.

Только 21 июня Рылеев смог написать очередное письмо жене, так он был потрясен встречей.

0

4

Триолет Наташе

Ах! должно, должно быть бездушным,
Что бы Наташу не любить!
Что б зря ее - быть равнодушным,
Ах! должно, должно быть бездушным!
Я сердцу вечно был послушным,
Так как же мне не говорить:
Ах! должно, должно быть бездушным,
Что бы Наташу не любить!

К. Рылеев

0


Вы здесь » Декабристы » РОДСТВЕННОЕ ОКРУЖЕНИЕ ДЕКАБРИСТОВ » Рылеева Наталья Михайловна.