Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » С.П. Трубецкой. Письма (1825-1826).


С.П. Трубецкой. Письма (1825-1826).

Сообщений 1 страница 10 из 132

1

Письмо С.П. Трубецкого жене Е.И. Трубецкой

1

1. [Вторник], 15 декабря 1) [1825]

Я жив и здоров, друг мой несчастный, я тебя погубил, но не с злым намерением. Не ропщи на меня, ангел мой, ты одна еще привязываешь меня к жизни, но боюсь, что ты должна будешь влачить несчастную жизнь, и, может быть, легче бы тебе было, если б меня вовсе не было.
Моя участь в руках государя, но я не имею средств убедить его ни в искренности 2), государь сейчас подошел и приказал мне тебе написать только, что я жив и здоров буду**. Бог спаси тебя, друга моего. Прости меня.

Друг твой вечный Трубецкой

Примечания:

1) Письмо написано во время допроса Николаем I 15 декабря. В ответ на него Е. И. Трубецкая на следующий день написала: «Впрочем, какая бы судьба тебя ни ждала, будь уверен, что мне все будет легко и хорошо с тобою. В моих глазах <...> и противу меня ты никогда не можешь быть виноватым» (д. 1, л. 1—3. Курсив оригинала).

2) Фраза не закончена. По смыслу далее должно было бы следовать продолжение: «ни в искренности, ни <...>» в чем-то еще, в чем Трубецкой не мог убедить царя. Отсутствие знака препинания также свидетельствует о незавершенности предложения. Следующая за ней фраза написана на обороте листка. По-видимому, подошедший в этот момент Николай помешал выразить мысль до конца.

0

2

Письмо С.П. Трубецкого жене Е.И. Трубецкой 
2

2. Вторник, 22 [декабря] [1825]

Истинно, друг мой, молитва чудеса творит. Я был болен, уныл, почти бесчувствен, не мог ни мыслить, ни молиться — теперь здоровье, вера, упование на бога и совершенная покорность его святой воле возвратились 1). Господь услышал твою молитву, истинный мой ангел-хранитель; и будь спокойна на мой счет, я твердо уповаю, что он не отвратит от нас лица своего и более и более утвердит веру мою. Ты видишь, друг милый, что я тебе правду сказал о здоровье моем и теперь повторяю, что и грудь моя также здорова 2). Да твое здоровье господь сохранит! Целуй Володеньку 3), сестер 4) и всех родных. Обнимаю и целую тебя от всей души. Бог благословит тебя за все добро, которое ты мне делаешь. Молись за общего нашего благодетеля 5). Друг твой С. Трубецкой
Ты бы написала брату, друг мой, чтоб он принял в управление дом наш, надобно бы ему и денег несколько послать на содержание людям 6). Также напиши ему и о деле нашем с Пирожковым 7), которому непременно надобно отдать 2 тыс. р. сер. не позднее 25 генваря. Я не знаю, нашла ли ты деньги, у меня еще довольно оставалось. Прости, ангел мой, еще раз прижимаю тебя к сердцу моему.

Примечания:

1 Письмо написано после допроса Трубецкого 17 декабря В. В. Левашовым.

2 У Трубецкого, по-видимому, был туберкулез легких, отчего часто шла горлом кровь. В донесении шахтмейстера Благодатского рудника начальнику Нерчинских заводов от 22 февраля 1827 г. о состоянии здоровья «государственных преступников» сказано, что Трубецкой страдает «болью груди, кровохарканьем» (ЦГИА, ф. 1093, оп. 1, д. 316, л. 94).

3 «Володенька» — пятилетний племянник Трубецкого, сын Александра Петровича, взятый на воспитание Трубецкими.

4 Сестры Е. И. Трубецкой: Зинаида Ивановна (1804—1873), с 1823 г. замужем за посланником Австрии в России гр. Людвигом-Адамом Лебцельтерном (1774—1854); Софья Ивановна (1809— 1872), с 1833 г. замужем за гр. Александром Михайловичем Борхом (1804—1867), дипломатом, камергером, церемониймейстером; Александра Ивановна (1811—1886), с 1829 г. замужем за гр. Станиславом Иосифом Щенсны-Коссаковским (1795—1872), дипломатом, церемониймейстером Королевства Польского, литератором. Сестра Трубецкого Елизавета Петровна (1794—1870-е), с 1817 г. замужем за гр. Сергеем Павловичем Потемкиным (1787—1858), поэтом, драматургом. Потемкина жила в Москве, приехала в Петербург незадолго до возвращения Трубецких из Киева.

5 Имеется в виду Николай I.

6 Трубецкой Александр Петрович, кн. (1792—1853) — брат декабриста, полк. Киевского драгунского полка; после отъезда Трубецких в Петербург жил в Киеве в их квартире.

7 Кто это, установить не удалось.

0

3


Письмо С.П. Трубецкого жене Е.И. Трубецкой

3

3. Среда, 23 [декабря], вечер 1) [1825]

Истинный друг мой, как услаждают меня письма твои, какую веру, упование и покорность к воле божией вливают оне в душу мою! Какую надежду они вселяют мне, что несчастие в жизни сей господь послал мне для спасения в жизни вечной! Спаситель не оставит тебя, друг мой милый, он излиет утешение на тебя, милого ангела моего. Вместе с тобою призываю я благословение всевышнего на подающего нам утешение беседовать друг с другом. Таковой глубокой благодарности, каковую я чувствую к нему, я еще ни к кому не ощущал.<...> 2)
Сейчас получил я сегодняшнее письмо твое, милый друг мой; и в каждом письме твоем я более и более вижу нежную твою любовь ко мне. Чем и когда вознагражду* я тебя за такую нежность? Друг мой, единая тебе награда от господа бога нашего. Его я молю усердно и ежеминутно о тебе, о сохранении здоровья и сил твоих и чтобы он подал тебе утешение. А о себе молю да помилует меня, да укрепит дух мой и да очистит меня в жизни сей и не лишит живота вечного. Друг мой, жизнь моя, утешение мое, целую и обнимаю тебя от всей горячности души моей.

С. Трубецкой

Поцелуй Володеньку, Лизу, всех родных, ручки у маменьки, бабушки и тетушки твоей 3). Благодари маменьку за благословение ее.

Телом я совершенно здоров.

Благодарю за присланное евангелие, хотя и было оно уже у меня, но все твоя память драгоценна.
Примечания:

1 Письмо написано после тяжелого для Трубецкого допроса 23 декабря (см. вступ. ст. к наст, т., с. 58—59).

2 Имеется в виду Николай I, разрешивший им переписку.

3 «Лиза» — Елизавета Петровна Потемкина; «маменька» — гр. Александра Григорьевна Лаваль (1773—1850) — мать Е. И. Трубецкой; «бабушка» — Екатерина Ивановна Козицкая, урожд. Мясникова-Твердышева (1746—1833); «тетушка» — кн. Анна Григорьевна Белосельская-Белозерская (1773—1846), сестра А. Г. Лаваль.

0

4

Письмо С.П. Трубецкого жене Е.И. Трубецкой
4

4. Пятница, 25 [декабря] 1) [1825]

Я вижу, друг мой милый, что хотя мы и в разлуке, но занятия у нас одинаковые, ты молишься богу и перечитываешь мои письма, я также молюсь богу и перечитываю по нескольку раз в день все твои письма. Ты знаешь, как они меня утешить могут. Не бойся на мой счет. Я себя сохраняю, надеюсь, что здоровье мое будет продолжаться хорошо. Одна у меня в мире драгоценность — твое спокойствие; чего я для него не сделаю? Ангел мой, не мучься мыслию, что, делив счастье со мной, ты не делишь страданий; неужели они не одинаковы для тебя, с тою только разницею, что не ты их виною, а я их виновник. Этого страдания дай бог тебе никогда не разделять со мной. Будь всегда покорна богу, надейся и уповай на его благость, и тогда твое здоровье сохранится. Если б теперь ты была нездорова, когда я не могу ходить за тобою, что бы со мной было. Ради бога, береги себя.
Продолжай молить о благодетеле нашем, ты еще не знаешь всех благодеяний его 2).
Прости, друг мой, ради бога, будь покойна насчет моего здоровья и сохраняй свое.
Верный друг твой С. Трубецкой.
Расцелуй сестер твоих и мою, всех родных и Володеньку.
Вечер, 9 часов.
Сию минуту, нежнейший друг мой, получаю письмо твое сегодняшнее; ангел мой, прости мне наведенное тебе нынешний день горе, верь, что я б не оставил твою просьбу без внимания, если б уже не предупредил оной исполнением того, о чем ты меня просишь 3). Ради Христа спасителя, будь покойна.

Примечания:

1 Письмо написано после «передопроса» Трубецкого 24 декабря, когда отношение к нему допрашивающих резко изменилось. Он писал председателю Следственного комитета А. И. Татищеву, что «увидел сожаление, напечатленное на лицах всех господ, пред коих я предстать был должен, когда я увидел... что не ищут единственно посрамления моего и что мне не прегражден путь говорить истину» (БД, т. 1, с. 13).

2 Подчеркнутая благодарность Николаю вызвана изменением тактики допроса и переходом от грубых, оскорбительных выпадов к корректному обращению, что у Трубецкого справедливо связывалось с вмешательством царя.

3 25 декабря Трубецкой получил письмо от жены, сыгравшее решающую роль в выборе им линии поведения на следствии. Екатерина Ивановна писала: «Сегодняшнее письмо мне возвратили, милый друг. Государь мне приказал сказать, что если ты будешь продолжать теперешний образ поведения, то у нас отнимут утешение, которым мы так дорожим. Друг мой, один есть способ пользоваться счастьем переписываться — тебе быть искренним. На  коленях молю тебя отвечать со всею искренностью, тебе свойственной, на все вопросы. Признайся, мой ангел, в чем требуют от тебя признания. Именем бога, именем всего, что для тебя есть святого, ангел мой, жизнь моя, согласись на мою просьбу, не лиши меня одного утешения, которое меня поддерживало. Сжалься надо мною, подумай о моем положении, если нас лишат возможности знать друг о друге. Мой ангел, чего таить то, что уже знают, хотят, чтоб ты признался в таких вещах, которые уже знают и без тебя. Мой друг, не откажи мне в моей просьбе, ради бога, подумай об этом. Еще позволяют мне давешнее письмо тебе препроводить, потом уже прекратится наша переписка, если оставишь молитву мою без внимания. Мой друг, мой ангел, целую тебя, колени твои обнимаю. О, сжалься надо мною, ради Христа!» (д. 1, л. 16 и об). В этот день Трубецкой начал писать «покаянное» письмо на имя Татищева, но колебался, отправлять ли его. Получив письмо жены, он окончательно принял решение подготовить правдоподобное показание, создав им видимость полного раскаяния и искренности. Сомнения в успешном завершении этого предприятия владели им до 28 декабря, пока он не убедился, что ему поверили.

0

5

Письмо С.П. Трубецкого жене Е.И. Трубецкой
5

5. Понедельник, 28 дек[абря] [1825]

Третий день не имею я об ангеле моем никакого сведения. Трепещу я от мысли, что, может быть, и до сих пор я не успел в том, чтоб были довольны мной. Душа моя, несчастный друг мой, верь, что я все старание употребляю, чтоб были мной довольны и чтоб не сделать тебя еще несчастнейшею 1). И скажи, чем я иным могу заслужить какую-либо малейшую пощаду, как не откровенным признаньем и чистейшим раскаянием. Еще трепещу я, что, может быть, недостало у тебя сил снести вторичный удар, нанесенный тебе мной 2). Может быть, ты жестоко больна. Эта мысль сокрушает сердце мое, раздирает душу. Друг мой, несчастный друг мой, если оно так, то у меня уже недостает сил снести сего. Ангел мой, ты все уговариваешь меня, чтоб я берег здоровье свое, но не меньше ли бы ты мучилась, если б все уже со мной свершилось. Каждая минута жизни моей не есть ли уже для тебя минута мученья. И если жизнь моя продлится, то что от того для тебя произойдет, кроме терзаний и несчастья. При всем милосердии государя он не может и не должен меня пощадить. Он не может не осудить меня на самую ужаснейшую участь, если жизнь мне оставляет. Скажи мне, друг мой, какая же может быть твоя участь, если жизнь моя продолжится. Какую горькую чашу я заставил тебя пить. Нет сил думать о том. С. Т.

Примечания:

1 25 декабря последовало распоряжение царя о лишении Трубецкого права переписки с женой вследствие неудовлетворительности ответов его на допросе 23 декабря.

2 Трубецким владели серьезные опасения, что его показаниям «не дадут веры» и тогда запретят переписку окончательно, а это, по его убеждению, было бы ударом для жены, пережить который у нее недостало бы сил.

0

6

Письмо С.П. Трубецкого жене Е.И. Трубецкой
6

6. Вторник, 29 дек[абря] [1825]

Никакими словами не могу выразить тебе, ангел мой, радость, которую почувствовал, получив вчера письмо твое 1). Верь, друг мой, что все силы мои будут направлены к тому, чтоб не ввергнуть тебя еще в горестнейшее положение. Одно есть и будет навсегда единственным помышлением моим; одним этим могу я еще явить тебе, что ты живешь в сердце моем, ибо иного сделать для тебя возможности уже я не имею. Бывшего уже возвратить не могу. Боже мой! Самую душу мою положив за благодетеля нашего, могу ли я еще довольно и тем явить ему всю благодарность мою за его благодеяния 2). Бог один может воздать ему.
Получив вчера вечером письмо твое, я стал уже бояться, чтоб мое вчерашнее письмо не погрузило тебя в глубокую печаль. Несчастный друг мой, часто я думаю, что одно прекращение существования моего может возвратить тебе сколько-нибудь из спокойствия, которое я столь варварски у тебя отнял. Но не страшись, друг мой, мысли сей, верь, что я ничего для сего не сделаю, что я даже стараюсь сохранить здоровье свое, что оно уже и так, может быть, слишком хорошо для спокойствия твоего. И верь, что если богу угодно продлить мою жизнь, как бы она бедственна мне ни являлась, я повинуюсь всемогущей воле его с должною покорностию. Может быть, господу угодно дать мне время для раскаяния, изгладить сколько-нибудь вины мои, покаянием в сей жизни открыть путь к животу вечному.
Итак, если к твоему спокойствию почитаешь ты нужным здоровье мое, то не беспокойся об оном, друг мой, ты видишь, что оно хорошо, я бы не стал тебя обманывать. И будь уверена, что я не пойду против воли господа моего и во всем совершенно покорюсь святому суду его и все приму с сердцем умиленным, будь на сей счет совершенно спокойна. От души обнимаю тебя, ангел мой.

С. Трубецкой

Поцелуй Володеньку, занимайся им, вспомни, что ты взяла в рассуждении его на себя обязанность матери, а теперь // C 107 и отцом должна служить ему. Поцелуй сестер, всех родных и молись; да господь помилует меня и не отринет истинного и великого раскаяния моего.
Примечания:

1 27 декабря Е. И. Трубецкая писала, что «после страху и несказанных беспокойств», вызванных запирательством Трубецкого и лишением их права переписки, получив письмо мужа, поняла, что он «решился на то, чего от тебя требовали». Возможно, ей стало известно и решение Следственной комиссии от 27 декабря разрешить им переписку «в уважение полного и чистосердечного показания кн. Трубецкого насчет состава и цели общества».

2 Преувеличенное чувство благодарности Николаю было вызвано разрешением дальнейшей переписки с женой.

0

7

Письмо С.П. Трубецкого жене Е.И. Трубецкой
7

7. Четверг, 31 [декабря] [1825]

Сам бог послал мне вчерашнее письмо твое, нежнейший друг мой 1), если б ты знала, какими горькими мыслями наполняло меня приближение первого дня Нового года. Я не стану поминать об них. Ты, как ангел хранитель, пришла и усладила горечь сердца моего, ты успокоила волнующееся мое воображение. Ты заставила меня пролить слезы чистейшей благодарности господу моему за посланную мне скорбь и снова утвердила покорность мою к его святой вере. Друг мой, я надеюсь, что я жребий свой перенесу с тою покорностию, с которою я обязан перенесть его, я сам навел его на себя.
Я заслужил свою участь, как бы она тяжка ни была, и уповаю, что всегда буду благословлять карающую меня десницу. Но, несчастный друг мой, не может мне не быть тяжела мысль о том, какой я удел изготовил тебе. Тебе. которая питаешь ко мне такую чистейшую любовь, которая, забыв совершенно себя, помышляешь единственно обо мне. Друг мой, легко нельзя снести мысли, что от меня зависело продлить твое счастье и что я его разрушил. Но будь покойна, ангел мой, ты же сама даешь мне силу и сию ужасную мысль перенесть. Ты отгоняешь от меня излишнюю тоску, унынье и отчаяние; но оставь мне раскаяние и благодари благость божию за послание мне сего спасительного чувства. Оно одно может поддержать и веру и покорность мою. Прости, друг мой. Храни свое здоровье и верь, что я тебя насчет моего не обманываю. Мысленно обнимаю тебя и целую, милого ангела моего.

С. Трубецкой

Я сам виноват, что ты не имела известия от меня с субботы до понедельника. Письмо мое до тебя не дошло, и я благословил руку, удержавшую его 2). Сделай милость, береги свое здоровье, оно мое единственное благо на земле.

Примечания:

1 30 декабря Трубецкая писала, что только в его искренности и раскаянии «одно наше спасение не токмо в сей жизни, но и в будущей <...>. Здоровье мое одним держится», (д. 1, л. 23).

2 Письмо Трубецкого от 27 декабря было задержано тюремной администрацией и оказалось утраченным. Очевидно, в нем говорилось о переживаниях в связи с принятым решением подать на имя председателя Следственной комиссии А. И. Татищева записку-показание с изложением истории тайных обществ и списком членов организации (см. наст, т., с. 82—102).

0

8

Письмо С.П. Трубецкого жене Е.И. Трубецкой
8

10. Вторник, 5 ген [варя] [1826]

Вчера, друг мой, получил я письмо твое от воскресенья1 и вижу из него, что ты все еще неспокойна насчет моего здоровья. Успокойся, друг мой, я, право, тебя не обманываю. Я здоров, ни грудь у меня не болит, ни кровью я не харкаю. Может быть, богу угодно укрепить мое здоровье, чтоб чрез ослабления тела не изнемог дух; и я благодарю его за сию милость, ко всем прочим приданную. Ты молишься о сохранении меня, милый ангел мой, и господь слышит молитву твою. О сколько и я молю его о тебе и сколько благодарю его за тебя! Вчера, получа твое письмо, я во весь день ничего более не мог делать, как перечитывать его и молиться богу. Ангел мой, как в нем выражена вся любовь твоя ко мне! Где мне сыскать слова, чтоб сказать тебе все, что я чувствую? Ты единственно желаешь быть со мной, делить судьбу мою и скорбь мою, со мной молиться, укрепить веру мою и раскаянье. Ангел мой, я крепко уповаю, что бог услышит все твои молитвы. Ты не молишься, чтоб бог избавил нас от участи, которая нам суждена; друг мой, участь моя, как бы она горька ни была, не страшила меня для меня собственно, я ее заслужил и для себя снес бы ее с покорностью, но для тебя она меня ужасала, и ты умела и на сей счет меня успокоить. Верный друг мой, какое благодеяние письма твои! Сколько раз в день я преклоняю колени перед господом и благодарю его от глубины души моей за сию великую милость, молю его, да воздаст он всещедрою десницей своей благодетелю, дозволившему мне иметь сие наслаждение, он спас меня через него и здесь и в жизни вечной. Молю о том, чтоб я не оказался ему за сие великое благодеяние неблагодарным; но чтоб та истинная и глубокая благодарность, которую я чувствую каждый день более и более, утверждалась в сердце моем во все дни живота моего. Обнимаю и целую тебя от всей души моей. Ожидаю блаженной минуты, когда прижму тебя к сердцу моему. Я так же, как и ты, милый друг мой, несравненно спокойнее с тех пор, как имею неожиданную сию надежду.
Все, чего я более страшился, это не видеть тебя, и сей страх господь рассеял; как мне не молить и не благодарить его за неизреченное его милосердие и как не молить за // C 109 благодетеля, рукою коего он изливает на меня столь несказанные щедроты2.

С. Трубецкой

Поцелуй Володеньку, Лизу и всех твоих.

Примечания:

Письма Трубецкой от 1 и 2 января полны беспокойства о здоровье мужа, просьб не предаваться тоске, унынию, отчаянию: «Нам ожидать светлого счастья нельзя<...>, но не все еще для нас пропало: когда будем мы вместе, будем подкреплять друг друга взаимной любовью <...> или ты думаешь, что мне жаль всего, что в свете так ценится? Друг мой, я все сие с радостью отдам за раскаяние твое <...>. Я, право, чувствую, что не смогу жить без тебя. Я все готова снести с тобою <...>, не буду жалеть ни о чем, когда буду с тобой вместе. Меня будущее не страшит. Спокойно прощусь со всеми благами светскими. Одно меня может радовать: тебя видеть, делить твое горе <...> и все минуты жизни своей тебе посвящать» (д. 1, л. 26—27).

1 Благодарность Николаю вызвана обещанием разрешить им свидание. Об этом Трубецкая сообщила в письме от 31 декабря: «Если ты будешь продолжать искренно и откровенно во всем признаваться, как ты теперь начал делать, то <...> подают надежду позволить нам свидание <...>, помни, какое утешение ты можешь нам обоим доставить» (д. 1, л. 25).

0

9

Письмо С.П. Трубецкого жене Е.И. Трубецкой
9

11. Среда, 6 генв[аря] [1826 г.]

Я рад был видеть, друг мой, из третьегодняшнего письма твоего, что ты спокойнее на счет мой. Бог меня подкрепляет, и я не перестаю благодарить его и молиться ему. Сколько могу судить о чувствах моих, то истинно предаю себя воле божией, и кажется мне, что покорность сия всякий день увеличивается. Насчет будущей участи моей, молю только об одном, милый друг, чтоб не быть с тобой в разлуке. Друг мой милый, не просить счастия быть опять с тобою вместе я не в силах. С тобою будучи, я чувствую, что я все могу перенести; один взгляд твой вознаградит все претерпенное страдание. И теперь живу я одной надеждой видеть тебя; если б ты знала, ангел мой, как эта надежда во всем меня укрепляет. Ежеминутно молю бога, чтобы он сохранил тебя и чтоб разлука наша не была вечной; чтоб он подал мне средства заслужить скорейшего с тобой соединения. Береги себя, ангел мой, ради Христа, береги себя. Ты мне пишешь, что ты крепка, что ты здорова; душевной силе твоей я верю, я знаю, с каким усердием ты прибегаешь к богу, и уверен, что господь тебя подкрепляет, но о здоровье твоем я, признаюсь, не очень верю тому, что ты пишешь; я боюсь, чтоб оно не пострадало от грусти. Прошу, умоляю тебя, ангел мой, старайся сохранить его. Ты видишь сама, как ты мне нужна и в сей жизни и для будущей; чрез тебя только могу я иметь какое-либо утешение, и только чрез тебя я могу спастись. Ради самого бога, храни себя, мой друг, мой милый ангел, не дай мне быть еще твоим убийцей. Не может быть, чтоб грусть на здоровье твое не действовала сильно, не предавайся столько грусти, бесценный друг мой, жизнь моя, старайся ее рассеять надеждою, которую крепкая вера твоя и упование не могут не послать тебе. Пиши мне всю правду о состоянии твоего здоровья, не думай, что мне легче будет, когда ты будешь что-либо скрывать от меня насчет оного. Друг мой, если оно не так хорошо, как бы я желал, чтоб оно было, то, зная это, я буду молиться, и усердную молитву бог услышит, как бы грешен ни был; то не лиши меня, ангел мой, утешенья молиться и просить у бога то, что тебе нужно.
Занимайся Володенькой, ласки этого маленького ангела сколько-нибудь усладят тебя, и попечение твое об нем доставит тебе сколько-нибудь сладостных минут, которых я уже не могу тебе доставить. Друг мой, как грустно мне, когда я подумаю, что я навсегда отогнал улыбку с милого лица твоего, что слезы суть все утешение, которое я тебе оставил. Ангел мой, могу ли я простить себе эту жестокость?
Займись сколько-нибудь делами нашими; напиши брату 1) о них и поручи ему все устроить, как он придумает лучше или как ты рассудишь. Напиши брату Петру, узнай, каков он после жестокой своей потери и что его дети? Я, ты знаешь, ничего о нем не знаю после уведомления о смерти Лизы 2).
Ради бога, друг мой, храни себя из любви и из жалости к несчастному и виновному другу твоему. Если он обрек тебя горю, то ты не ввергни его в отчаяние.

С. Трубецкой
Примечания:

1 Александр Петрович Трубецкой.

2 Елизавета Николаевна Трубецкая, урожд. Бахметьева, умерла в 1825 г.

0

10

Письмо С.П. Трубецкого жене Е.И. Трубецкой
10

15. Понедельник, 11 генв[аря] [1826 г.]

По отправлении вчерашний день письма моего я стал бояться, милый друг мой, чтоб ты не заключила из него, что я предаюсь тоске вместо того, чтоб прибегать к единственному всемилосердному утешителю всех грешных кающихся, взявшему все грехи мира и зовущему нас к себе господу, спасителю нашему, Иисусу Христу. Успокойся на сей счет, милый друг мой, если письмо мое обеспокоило тебя. Бог — одно прибежище и единственное упование мое; я твердо верю, что он, по благости своей, примет чистосердечное раскаяние мое и очистит душу мою. Но, милый друг мой, господь бог не иначе примет покаяния моего, как когда я буду вполне чувствовать все согрешение мое, а это самое чувство не может быть ничем другим, как ужасным бременем на душе моей и должно быть таковым во всю жизнь мою. И потому нельзя не думать мне весьма часто, сколько бы я спокоен был в совести моей, если б я не навел на душу мою такого жестокого бремя. Я думал о сем, когда писал к тебе вчера, и потом стал бояться, чтоб письмо мое не извлекло горьких слез из глаз твоих, но оно  было уже отправлено. Ангел мой, когда уже единственным утешением оставил я тебе слезы, то, по крайней мере, желал бы, чтоб сколько менее заставить тебя проливать горьких. И тебя, в свою очередь, прошу, друг милый, не предаваться тоске, но продолжай молить за меня, чтоб господь помиловал и поддержал меня в тех чувствах, за которые я столько благодарю милосердие моего создателя и которые каждое письмо твое укрепляет во мне. Храни себя, друг милый, и помни, что какая бы судьба меня ни ждала, чрез тебя одну я снесу ее с твердостию и чрез тебя одну могу снискать спасенье в вечности и умоляю бога моего принять глубокое мое раскаяние, ибо ты одна можешь укрепить веру мою и совершенную покорность. О здоровье моем не беспокойся, оно крепко. Бог укрепляет тело мое. Да сохранит тебя господь бог, милый друг мой, и да не лишит меня радости прижать тебя к сердцу моему и быть с тобою когда-нибудь. Прости, мой ангел, целую тебя от всей души моей.

С. Трубецкой

Пошли, друг милый, поздравить от себя завтра Татьяну, а послезавтра мачеху мою, оне помолятся обо мне 1).

Примечания:

1 Возможно, Татьяна Борисовна Потемкина — двоюродная сестра Трубецкого; ее именины 13 января. Скорее всего, 14 января— день рождения Марфы Петровны Трубецкой.

0


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » С.П. Трубецкой. Письма (1825-1826).