Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » РОДСТВЕННОЕ ОКРУЖЕНИЕ ДЕКАБРИСТОВ » Потёмкина Елизавета Петровна.


Потёмкина Елизавета Петровна.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

ЕЛИЗАВЕТА ПЕТРОВНА ПОТЁМКИНА

https://img-fotki.yandex.ru/get/987895/199368979.11e/0_225093_6c031a35_XL.jpg

Графиня Елизавета Петровна Потёмкина, ур. Трубецкая (1796-1871), дочь действительного статского советника князя Петра Сергеевича Трубецкого и первой его жены княжны Дарьи Александровны Грузинской, сестра декабриста князя С. П. Трубецкого; первым браком была замужем за графом Сергеем Павловичем Потёмкиным (1787-1858), во втором с 1858 года за сенатором Ипполитом Ивановичем Подчасским (1792-1879), побочным сыном графа Л.К.Разумовского.

С акварели В.И. Гау. 1843 г.

0

2

https://img-fotki.yandex.ru/get/987895/199368979.11e/0_22508c_4f073c5_XL.jpg

Елизавета Петровна Потемкина (1796 - 1870-е гг) сестра С. П. Трубецкого.
Акварель Л.Фишера, 1845.
Музей В. А. Тропинина

С 1817 жена С. П. Потемкина, во втором браке за Ипполитом Ивановичем Подчаским, с 1820 отставным полковником, чиновником Мин-ва юстиции, сенатором, художником-любителем.
Посаженая мать со стороны жениха на свадьбе Пушкина с Н. Н. Гончаровой.

0

3

"Но счастье есть лучший университет"

3 апреля 2008 г.

Исполнилось 220 лет со дня рождения графа Сергея Павловича Потемкина (1787-1858). Это был человек самых разносторонних талантов – архитектор, скульптор, писатель, музыкант. Его отец Павел Сергеевич Потемкин вошел в историю России как племянник светлейшего князя Григория Александровича Потемкина-Таврического. Участник войны 1805 года, Сергей Павлович был последним представителем славного рода Потемкиных, рожденный, как говорили в старину, с наклонностью ко всему изящному и прекрасному. Обладатель огромного состояния жил на Пречистенке в Москве, являлся старшиной московского Английского клуба, где познакомился с А.С. Пушкиным. Супруга Потемкина Елизавета Петровна, урожденная княгиня Трубецкая, сестра декабриста Сергея Трубецкого, была посаженной матерью со стороны жениха на свадьбе Пушкина с Натальей Гончаровой. Свой земной путь граф Потемкин, владевший землями в Рыльском и Путивльском уездах Курской губернии, завершил на нашей земле. По его проекту в усадьбе Потемкиных в Глушково была перестроена кирпичная

«Я женат –
и счастлив»

В мемориальной квартире Пушкина на Арбате я бывала не раз. Это одно из самых любимых мною мест в столице. Двухэтажный дом бирюзового цвета как будто напоен воздухом счастья, в котором прожили первые месяцы жизни Пушкины.

Более полутора веков минуло с тех пор, но воздух счастья живет здесь и поныне. Дом на Арбате помнит голос влюбленного поэта, его улыбку, заразительный смех. У этого музея есть душа.

Всего за неделю до венчания Пушкин пишет своему другу Н.И. Кривцову: «…я женюсь без упоения, без ребяческого очарования. Будущность является мне не в розах, а в строгой наготе своей. Горести не удивят меня: они входят в мои домашние расчеты. Всякая радость будет мне неожиданностию».

Но проходит совсем немного времени, и Пушкин впервые за долгие годы признается: «Я женат – и счастлив; одно желание мое, чтоб ничего в жизни моей не изменилось – лучшего не дождусь. Это состояние для меня так ново, что, кажется, я переродился», — пишет он П.А. Плетневу.

С того зимнего вечера, когда на балу поэт увидел 16-летнюю Натали, прошло 2 года, полных тревог, ожиданий, беспокойства, надежд. «Когда я увидел ее в первый раз, — писал он, — красоту ее едва начинали замечать в свете. Я полюбил ее. Голова у меня закружилась…»

Вскоре после знакомства с Гончаровой он делает ей предложение, но получает уклончивый ответ. Пушкину не отказали, но, ссылаясь на молодость Натали, предлагали повременить. В ту же ночь 1 мая 1829 года он выехал в действующую армию на Кавказ, где шла война России с Турцией. Кровь закипала в нем.

Между тем Гончаровы жили на Большой Никитской улице, где селилось московское дворянство. Дом, выстроенный после пожара 1812 года, не сохранился, но известно, что жизнь его обитателей была нелегкой, обремененной нуждой и заботами. Болезнь мужа, страдавшего психическим расстройством, а также постоянные денежные затруднения сказались на характере Натальи Ивановны Гончаровой. Да и для Натали жизнь в родном доме была безотрадной.

Вернувшись из похода в сентябре 1829 года, Пушкин в нетерпении мчится на Большую Никитскую, но муки ожидания — его удел. В полном отчаянии он уезжает в Петербург, а 12 марта 1830 года возвращается в Москву. Вновь начал бывать в доме Ушаковых, и по Москве поползли разговоры, что Пушкин ухаживает теперь не за Екатериной, а за ее сестрой Елизаветой.

Однако сам поэт однажды признался, что весной 1830 года ежедневно отправлялся на Пресню к Ушаковым, чтобы два раза в день проезжать мимо окон Натали. Любовь к поэту Екатерина Николаевна Ушакова пронесла через всю свою жизнь и перед смертью сожгла переписку с ним.

А что же Пушкин? Он мечется, сомневается, ждет. Вновь делает предложение Наталье Николаевне и, наконец, получает долгожданное согласие. Свадьба назначена на май, но из-за отсутствия денег на приданое невесты отложена раз, другой, третий…

18 февраля 1831 года венчание Александра Пушкина и Натальи Гончаровой состоялось в церкви Большого Вознесения у Никитских ворот. В 1797 году здесь началось строительство грандиозного храма, заказчиком которого был князь Г.А. Потемкин-Таврический. Продвигалось оно медленно, к венчанию отстроили лишь западную часть церкви, где и состоялся торжественный обряд.

Посаженной матерью со стороны жениха должна была быть супруга Петра Андреевича Вяземского Вера Федоровна, однако в последний момент, видимо, из-за ее болезни на эту роль пригласили Елизавету Петровну Потемкину, славившуюся в Москве необыкновенной красотой.

Пушкин дружил с Потемкиными, посещал их дом на Пречистенке, который отличался богатством и художественной роскошью. С одним из визитов к Елизавете Петровне связано четверостишие, написанное поэтом экспромтом в начале 1830 годов:

Когда Потемкину в потемках

Я на Пречистенке найду,

То пусть с Булгариным в потомках

Меня поставят наряду.

Хлопоты по обустройству дома, в котором предстояло жить молодым, взял на себя поэт, заново отделав его. Двухэтажный дом на Арбате казался небоскребом и был слишком просторен для молодой пары, однако сдавался целиком, к тому же очень нравился Пушкину.

17 февраля, накануне свадьбы, жених справил мальчишник – прощание с холостой жизнью и пригласил на обед своих друзей П. Нащокина, Д. Давыдова, Е. Баратынского, П. Вяземского, Н. Языкова, И. Кириевского, композиторов А.Верстовского и А.Варламова, брата Левушку. В тот вечер он был необыкновенно грустен, прощаясь с молодостью.

На следующий день после венчания Пушкины устроили званый ужин, а 27 февраля пригласили к себе гостей. «Пушкин славный задал вчера бал, — писал А.Я. Булгаков. – И он, и она прекрасно угощали гостей своих. Она прелестна, и они как два голубка. Дай Бог, чтобы всегда так продолжалось… Ужин был славный; всем казалось странно, что у Пушкина, который жил все по трактирам, такое вдруг завелось хозяйство. Мы уехали почти в три часа…»

В арбатской квартире Пушкины прожили с начала февраля до середины мая 1831 года. Еще до свадьбы Александр Сергеевич решил, что переедет с женой в Петербург, в Царское Село, где прошла его ранняя юность. Московская жизнь с ее сутолокой и нескончаемыми упреками тещи не нравилась поэту.

Любовью дышит все

Первый этаж мемориальной квартиры Пушкина рассказывает о его связях с Москвой, о многочисленных изданиях поэта, литературной жизни России. Из Полотняного Завода, где прошло детство Натали, в музей доставлена подлинная мебель: кресло, письменный стол, книжный шкаф. Здесь же портреты большого семейства Гончаровых.

А вот два совершенно уникальных документа: так называемый «Брачный обыск», написанный священником, который венчал Пушкиных и удостоверял в том, что невеста девица, и запись в церковной книге о совершении брака.

Образ Натали буквально всюду на черновиках рукописей Пушкина. Один рисунок сделан в 1833 году в Болдине на черновом листе «Медного всадника»: резко оттененное штриховкой женское лицо с чуть косящими глазами и трагическим изломом бровей. Это самый выразительный и психологически точный из всех портретов Натальи Николаевны, сделанных поэтом. Пушкинисты сопоставляют его с дневниковой записью графини Д.Ф. Фикельмон, впервые увидевшей Гончарову: «… лицо Мадонны, чрезвычайно бледное, с кротким, застенчивым и меланхолическим выражением, глаза зеленовато-карие, светлые и прозрачные, взгляд не то чтобы косящий, но неопределенный — тонкие черты, красивые, черные волосы».

Как не вспомнить хорошо всем знакомые строчки поэта:

Исполнились мои желания. Творец

Тебя мне ниспослал,

тебя, моя Мадонна,

Чистейшей прелести

чистейший образец.

Рядом письма Пушкина к жене – пылкие, заботливые, восхищенные: «Гляделась ли ты в зеркало и утвердилась ли ты, что с твоим лицом ничего сравнить нельзя на свете, — а душу твою люблю я еще более твоего лица». Или: «Я должен был на тебе жениться, потому что всю жизнь был бы без тебя несчастен».

Второй этаж музея – святая святых этого дома. Ни единого предмета из квартиры Пушкина не дошло до нас, и музейщики решили оставить комнаты почти пустыми. В просторных торжественных залах с наборным паркетом лишь немногочисленные элементы декора в стиле ампир. Нарядные тяжелые шторы, выполненные по образцам 30-х годов XIX века, бронзовые и хрустальные люстры, золоченые бра, канделябры, вазы. Но как заговорили эти свидетели времени в тишине, что помнит, как раздавались шаги поэта!

Под звуки музыки Моцарта посетители входят в большой зал, где был устроен мальчишник, а с портретов на нас смотрят те, кто бывал в этом доме.

Вижу изящный столик для рукоделия из имения Полотняный Завод. Очаровательная вещь, у которой я так и застываю в умилении, а добрейшие сотрудники музея разрешают прикоснуться к подушечке для иголок, которую держала в своих руках Натали. Все дышит здесь любовью к тем двоим, что нашли в этом доме счастье.

Это потом в жизнь Пушкина войдут Николай I, Бенкендорф, роковая дуэль и Дантес, а пока первый поэт России признается: «Но счастие есть лучший университет!» Но как же коротко оно было для него и непривычно.

По-графски, роскошно

Узоры судьбы, которые готовит нам жизнь, бывают порой неожиданны и дивны. Не знаю, как влияет судьба посаженых родителей на «детей», но, думаю, что влияет, это безусловно. Во всяком случае судьба пары, где посаженой матерью была я, говорит именно об этом. Какие-то духовные токи связывают нас, особенно тогда, когда наступают трудные минуты жизни.

В судьбе Сергея Павловича и Елизаветы Петровны Потемкиных таких минут было много. Осененная именем князя Григория Александровича Потемкина-Таврического, эта чета купалась в роскоши, но беды черпала через край.

Забытое имя графа Потемкина вернула из забвения краевед и архитектор Елена Холодова. В 2003 году в книге «Зодчие курского края XVII-XXI веков» имя Сергея Павловича было упомянуто ею впервые. Судьба одаренного талантами человека не могла не захватить пытливого исследователя, и Елена стала добывать по крупицам буквально все, что могло пролить свет на жизнь человека, который завершил свой земной путь на курской земле.

Переплетения судеб здесь удивительные. Держу в руках газету «Санкт-Петербургские ведомости» за 1858 год с воспоминаниями о Сергее Павловиче Потемкине. Газета сообщает о печальном известии: в прошедший вторник в 11 часов утра скончался после короткой болезни граф. Ксерокопированные страницы из далекого прошлого, присланные по моему заказу через межбиблиотечный абонемент, приводят в трепет: они хранят буквы, которых давным-давно нет в русском алфавите, погружая в иную эпоху и ценности. И чувства глубокие, подлинные, настоящие снова пленяют меня, напоминая о том, что, родившись в XX столетии, я, кажется, перепутала век.

В №48 газета вспоминает, как любил граф искусство, особенно театр, который был его страстью. Когда-то сам превосходный актер и тонкий ценитель драматического искусства, Потемкин дружески принимал актеров у себя, ласкал их и лелеял. «Мы уверены, что долго еще наши актеры не привыкнут к отсутствию графа Потемкина, долго будут с грустью смотреть на его кресло, опустевшее или занятое другим, незнакомым, чужим для театра человеком», — печалится газета.

Оказывается, «великолепный Потемкин если не Тавриды, то просто Пречистенки», как называли графа современники, в молодости писал для сцены. «Последняя песня Лебедя» была приурочена к прощальному бенефису В.В. Самойловой, к дарованию которой граф питал горячие чувства.

Мнение его для дела искусства весьма уважалось. Оно вообще отличалось безукоризненным вкусом. В Москве граф оставил о себе прекрасную память: знаменитый иконостас Чудова монастыря сооружался под его непосредственным наблюдением.

В №60 газета вновь возвращается к Потемкину, вспоминая о том, что граф переделал «Душеньку» Богдановича в оперное либретто и напечатал ее по-графски, роскошно, на веленевой бумаге, украсив бесподобными гравюрами. Вот, оказывается, откуда гламур пошел!

Даже на Парнас граф восходил. Его перу принадлежит несколько стихотворений, среди которых «И мои мечтания», «К прошлому 1812 и наступившему 1813 году», «Размышления при гробнице генерал-фельдмаршала князя Кутузова-Смоленского».

Драгоценные подробности судьбы графини Потемкиной дает книга «Знаменитые россияне XVIII-XIX веков», вышедшая в Санкт-Петербурге в 1996 году. Елизавета Петровна была женщиной редкой красоты и отличалась скромностью и простотой. Когда в 1829 году через Москву проезжал персидский принц, князь Д.В. Голицын представил иностранному гостю графиню. Она приветствовала его фразой на персидском языке, на которую принц с восточной галантностью ответил: «То, что я вижу, удивляет меня больше, чем то, что я только что услышал». Так заморский гость оценил редкостную красоту русской графини.

В уникальном издании писем Пушкина под редакцией и с примечаниями Б. Л. Модзалевского за 1928 год нахожу упоминание о том, что в 1830 году на вечере у князя С. М. Голицына Николай I изъявил желание играть в карты в одной партии с графиней Потемкиной. Был с ней очень любезен, выиграл пять рублей ассигнациями и, получая деньги, сказал очень благосклонно, что сохранит эту бумажку на память. Яркий след оставила графиня в сердцах своих современников.

Увы, но супруги Потемкины не были счастливы в браке. Необузданная расточительность графа была тому виной. К 1840 году он имел 5 миллионов рублей частных долгов и казенных недоимок, в результате чего управление Глушковской суконной фабрикой и всеми имениями графа перешло в руки учрежденной Сенатом комиссии по попечительству.

В 1841 году супруги расстались. Граф переехал из Москвы в Петербург.

Память сердца

В последние годы жизни Сергей Павлович приезжал в Глушково. В «Справочной книге о церквах, приходах и притчах Курской епархии за 1908 год» значится, что в 1848 году здесь появился еще один храм – Петропавловский, строительство которого людская молва связывает с именем Потемкина.

А Троицкий храм по своему архитектурному облику был совершенно уникален. Не случайно в 20-х годах прошлого века богатство его внутренней отделки стало предметом выступления известного московского искусствоведа на научной конференции в столице.

- Граф Потемкин был высокообразованным и талантливым человеком, которому хотелось заронить зерно европейской культуры и образованности в провинции, — говорит директор Глушковского краеведческого музея Элина Халчева. — Видимо, наши места очень нравились ему. Не случайно он пожелал быть захороненным именно здесь.

Со слов глушковских старожилов Элина Юрьевна поведала историю о том, как в 1933 году разрушали Троицкий храм. Два двухэтажных здания граф пристроил к колокольне, в них располагались церковно-приходская школа и хозяйственные помещения. Храм возводился на века, толщина стен превышала 1,5 метра. Затеявших безбожное дело вандалов судьба покарала жестоко. Один из них забрался на самый верхний ярус колокольни, не удержался и упал, разбившись насмерть.

Руины разрушенного храма простояли в центре поселка Глушково почти 40 лет, напоминая о том, как коротка может быть человеческая память. В 1974 году к 7 ноября на этом месте был открыт Дом культуры, который вырос буквально из стен храма. От Троицкой церкви остались лишь фотографии.

Увы, с лица земли стерт склеп, в котором покоился граф. Как и Троицкий храм, в 30-е годы был разрушен Петропавловский. Даже после смерти Потемкин нес невосполнимые утраты. Неужто не ведали люди, что творят?

Сама история ждет увековечения памяти графа Сергея Павловича Потемкина. Памятная табличка на стене Троицкого храма (язык не поворачивается назвать его Домом культуры) могла бы хоть в какой-то степени свидетельствовать о том, что Россия XXI века помнит это имя.

А мы помним о том, что после смерти графа Потемкина в 1858 году Елизавета Петровна вышла замуж за сенатора И.И. Подчаского. Этот поздний брак завершил их давнишнюю и глубокую привязанность друг к другу. До глубокой старости сохранила эта женщина свою красоту. Даже когда ей было далеко за 60, она слыла неувядающей красавицей Москвы.

Мир праху людей, что оставили глубокий след в истории России. В моей молитве об усопших теперь появились два новых имени – Сергей и Елизавета. Молюсь об упокоении их душ. Для меня они стали родными.

Татьяна ВИШНЕВСКАЯ

Глушково — Курск — Москва

0

4

Свадьба Вулкана и Венеры

Медовый месяц Пушкина 1831 года

18 февраля, состоялось долгожданное событие, вызвавшее из-за задержек столько толков среди литераторов, - в церкви Старого Вознесения Александр Сергеевич Пушкин венчался с юной Натали Гончаровой. Это уже был последний срок, среда, когда церковные традиции позволяли венчаться. Следующий срок наступал только почти через 50 дней.
Так что стараниями Пушкина, нашедшего деньги, свадьба, намечавшаяся вначале на сентябрь 1830 г., к счастью, наконец-то не была отложена. Посажеными на свадьбе были с его стороны князь Петр Вяземский и графиня Потёмкина, а со стороны невесты Иван Александрович Нарышкин и Анна Петровна Малиновская.
С Петром Вяземским, поэтом, другом и старшим товарищем Пушкина, большинство читателей достаточно знакомы. Расскажем о трех других, двое из которых как раз-то и связаны с нашим основным событием - масленичным санным катанием с Пушкиным 1 марта.

Посаженая мать жениха, графиня Потёмкина Елизавета Петровна (1796-1871) была сестрой князя Сергея Петровича Трубецкого, декабриста, приговоренного к вечной каторге в Нерчинских рудниках. Может быть, именно с этим и связано знакомство Пушкина с ней, с желанием соприкоснуться с болью-воспоминаниями о старых друзьях своих. Вот почему, видимо, никогда не сообщал он в своих письмах о ней. К сожалению, и в других источниках нет особых подробностей о графине[2].

Она была замужем за Сергеем Павловичем Потемкиным (1787-1858), последним представителем этого графского рода. Он участвовал в войне 1812 г., писал и печатал в журналах стихи, был автор, идущей в театрах пьесы. Был он и хороший музыкант, немного скульптор, немного архитектор. Великолепный иконостас Чудова монастыря – это под его руководством и участии все было сделано (не зря, видно, теперь в его доме на Пречистенке, 21 Академия художеств). Добавим, что он старшинствовал в знаменитом Английском клубе московской элиты. Такой очень разносторонне талантливый и добрый человек, но …и очень азартный игрок в карты; говорят, что проиграл все состояние, даже сидел в тюрьме, над ним была назначена опека... Большую часть времени он жил в своем курском имении Глухово, а в 1841 уехал насовсем в Петербург. Были они очень красивой парой, и Елизавета Петровна считалась одной из московских красавиц. Но по указанной ли выше зловредной привычке графа, либо по какой другой, супруги, вероятно, давно были «в разъезде». Но потемкинский дворец был длиной почти в 100 м, так что комнат хватало, чтобы быть в разъезде, не выезжая из дворца.

Во всяком случае, когда Пушкин бывал у Потемкиной, то жила она именно на Пречистенке, иначе не появилось бы у него известное шуточное:
Когда Потемкину в потемках,
Я на Пречистенке найду,
То пусть с Булгариным в потомках
Меня поставят наряду.
Видно, именно в январские короткие, быстро темнеющие дни 1831 г. родилась эта шутка, в которой нашлось ехидное место и для традиционной полемики с лидером тогда по продажам книг и задиристым из-за этого писателем (автором, как теперь говорят, «бестселлеров»).
В 1831 году посаженой матери было 34 года, жениху – 31 год, невесте - 18. Но и посаженый отец, князь Петр Андреевич Вяземский, был тоже ненамного старше жениха – на 7 лет. Через полторы недели она тоже примет участие в санном катании молодых и старших. В Пушкинской хронике отмечено, что в конце года она снова встретилась на литературном салоне у «посаженого отца» Вяземского с Пушкиным, вернувшимся на недолго в Москву, и Денисом Давыдовым. В 1841 она, наконец-то, развелась с мужем, а затем вышла замуж за побочного сына графа Льва Разумовского Ипполита Ивановича Подчасского (1792-1879), который в 18 лет участвовал в Бородинской битве, был ранен, в 1820-м вышел в отставку полковником, был потом сенатором и … художником-любителем. Альбом его акварелей хранится в Музее архитектуры.

Посаженый отец невесты граф Иван Александрович Нарышкин, конечно, лучше подходил к роли деда, чем отца. Было ему без малого 70 лет, во время венчания держал он брачный венец над головой невесты. Во всех источниках называют его дядей Натальи Николаевны. Странно, но вроде бы среди близких к Гончаровым и Загряжским (мать Н.Н. была незаконной дочерью И. Загряжского) ни Нарышкины и ни Строгоновы (жена его Екатерина Александровна была из этого рода) не значатся. Вероятно, приходился он семейству Гончаровых дальней роднёй, но близким по жизни в Москве [3]. Жил он тоже на Пречистенке (д.16), недалеко от Потемкиных (д.21). Переехал в Москву недавно. 10 лет назад он жил в СПб., где занимал высокую должность при Дворе - был действительным камергером, но, говорят, растратил крупное состояние (вероятно, жены), впал в немилость и, как водилось тогда, уехал в «первопрестольную», стал москвичом. Было у него 3 сына и 4 дочери. Одна из них, Екатерина, поучаствует в санном катании 1 марта.

Посаженой матерью невесты была Анна Петровна Малиновская, подстать по возрасту Нарышкину. Ее отец – генерал-поручик, сподвижник Суворова. Муж ее, Алексей Федорович Малиновский был начальником Московского архива Министерства иностранных дел и близким другом отца Пушкина. В конце 1820-х и потом Пушкин, бывая в Москве, считал непременным долгом заглянуть к ним. Анна Петровна была племянницей княгини Екатерины Дашковой, разделила с ней ссылку при Павле I в калужское имение Троицкое и могла много поведать из рассказов Президента Академии и подруги Екатерины II. Анна Петровна более 10 лет прожила с княгиней, вела всю ее деловую переписку. «Желание, чтобы ты счастлива была, будет чувство живейшее сердца моего до последнего его биения», - записала Дашкова в альбом Анны 21 июля 1807 года. Именно Анна провожала княгиню с дочерью из Троицкого в Кротово, в более дальнюю ссылку, а после ее смерти в приделе Троицкой церкви поставила ей надгробную плиту с надписью: «… Сие надгробие поставлено в вечную ей память от приверженной к ней сердечно и благодарной племянницы Анны Малиновской, урожденной Исленьевой». Немало знал «анекдотических» подробностей из архивов прошлого и ее муж, много потом помогавший Пушкину документами при работе над Историей Пугачева и Историей Петра I.

Да, и главное событие: перед тем как сделать формальное предложение Н. Н. Гончаровой, Пушкин просил именно Анну Петровну предварительно переговорить с ее матерью. Таким образом, она приняла важное участие в завершении сватовства поэта.
Дочь их Екатерина (1811 г.р.) была близкой подругой Натальи Николаевны. Современниками приведены в воспоминаниях несколько рассказов о Пушкине с ее слов.

Началась «медовая неделя» молодоженов Пушкин, они танцевали в пятницу на балу у дочери княгини Дашковой, А.М. Щетининой, а в воскресенье впервые появились на большой публике - на «маскераде» в Большом театре. Устроен тот бал с благотворительной целью собрать средства для пострадавших от недавней холеры, когда ежедневно Москва теряла до 200 своих жителей. На этом большом то ли балу, то ли торжественном ужине собралась почти вся московская элита, и «бесперестанно подходили любопытные посмотреть на двух прекрасных молодых»: Пушкина с прекрасной Натали, «Вулкана и Венеры» (такое прозвище быстро потом разнеслось в свете) и молодоженов Долгоруковых.

Примечания:

[1]  «Долли Фикельмон. Дневник 1829–1837. Весь пушкинский Петербург. Москва, «Минувшее», 2009, стр. 85.

[2]  Потёмкина Елизавета Петровна, урожд. княжна Трубецкая, гр. (1796–1871) – дочь дейст. статского советника кн. Петра Сергеевича Трубецкого (1760–1817) и его первой жены светлейшей княгини Дарьи Александровны Грузинской из царского рода Багратион-Мухранских (ум. в 1796, вероятно, при родах дочери); младшая сестра декабриста С.П. Трубецкого; первым браком (с 1817) за графом Сергеем Павловичем Потёмкиным(1787–1858) – внучатым племянником князя Таврического, последним представителем графского рода Потемкиных, членом общества любителей российской словесности, писателем, поэтом, драматургом, архитектором, скульптором, музыкантом; он владел имениями в Рыльском и Путивльском уездах Курской губ., в т. ч. и Глушковской суконной фабрикой. По его собственным проектам в Глушково, при усадьбе, была построена пятиярусная колокольня (1822) и перестроена кирпичная Троицкая церковь. Уже при рождении он был пожалован в офицеры. Участвовал в войнах 1805 – 1809 и произведен в поручики Преображенского полка. С 1809 – в отставке. Поселился в Москве на Пречистенке (ныне № 21, в котором располагается РАХ) в собственном доме. Жил на широкую ногу, давал пышные на всю Москву застолья. Был старшиной московского Английского клуба, где познакомился с А. С. Пушкиным и ввел его к себе в дом. Расточительная жизнь и азартная карточная игра, огромные долги (к 1840 имел 5 млн. руб. частных долгов и казенных недоимок) привели к тому, что управление суконной фабрикой и всеми его имениями было взято под опеку. Умер бездетным. Похоронен в с. Глушково у Троицкой церкви (разрушена в 1933). Елизавета Петрова по воспоминаниям современников слыла женщиной исключительной красоты, при этом отличалась скромностью и простотой общения. «Ей отлично бы шло прозвище Русской Ниноны де-л’Анкло, т.к. даже в то время (в 1860) можно было ее включить в ряды неувядших красавиц, а ей была за 60 лет» (гр. М.Д.Бутурлин, Записки). Уже в начале 1830-х между супругами произошло отчуждение. Из тех же воспоминаний гр. Бутурлина узнаем, что бездетная в браке с Потемкиным Е.П. в 1836 родила сына Льва, отцом которого был сенатор Подчасский Ипполит Иванович (1792–1879), побочный сын гр. Л.К.Разумовского (08.01.1757, СПб. — 21.11.1818, Москва) от Прасковьи Михайловны Соболевской (позд. замужем за Ландером), бывший кавалергард (вышел в отставку «по болезни» 13.3.1820 в чине полковника) и будущий 2-й супруг Екатерины Петровны (с 1859, после смерти в 1858 ее 1-го мужа). В этом доселе малоизвестном факте о рождении Е.П. Потемкиной внебрачного сына, вероятно, и следует искать разгадку строк из четверостишия Пушкина: «То пусть с Булгариным в потомках/Меня поставят наряду». В 1861 сын Подчасских Лев Иванович, назначенный судебным следователем по Калужскому уезду, заболел чахоткой и вскоре – в конце 1861 или начале 1862 – умер в Висбадене, к глубокой скорби обоих родителей.
Источники: Записки гр. М.Д.Бутурлина в 2-х томах. М., 2006, т.2, стр. 377, 411,418; Сборник биографий кавалергардов. 1801–1825. Из-во «Три века истории», М., 2001, стр.302–304; Остафьевский архив князей Вяземских. Переписка князя П. А. Вяземского с А. И. Тургеневым. 1812—1819 г. Под ред. В. И. Саитова, т. I, СПб. 1899, стр. 164, 550 и 551; А. А. Васильчиков. Семейство Разумовских, СПб. 1880, т. II, стр. 168; В. Трутовский. Сказания о роде князей Трубецких, М. 1891, стр. 257; Адрес-календари 1871—1879 гг. И. Ефимович. {Половцов}; Некролог, написанный Лонгиновым М.Н. в «Московских Ведомостях», 1858, № 29; «Воспоминание о Сергее Павловиче Потемкине» С.П.Жихарева в «Санкт-Петербургских Ведомостях», 1858, № 48 и 60.

[3] Гр. Нарышкин Иван Александрович, гр. (19.03.1761–13.01.1841) – сын  Александра Ивановича Нарышкина (1735 – 1782), сенатор, обер-камергер и обер-церемониймейстер; был женат с 16.04.1787 на баронессе Екатерине Александровне Строгановой (21.05.1769–30.12.1844) – дочери бар. Александра Николаевича Строганова (1740, Москва – 13.03.1789, СПб.) и его жены Елизаветы Александровны Загряжской (1745–28.12.1831), сестры Ивана Александровича Загряжского (1749–1807) – деда Н.Н. Гончаровой–Пушкиной по материнской линии [их родителями были генерал-поручик Александр Артемьевич Загряжский (1716 – 1786) и Екатерина Александровна, урожд. Дорошенко (1720 – 1755)]. Таким образом, Наталья Николаевна приходилась внучатой племянницей Екатерине Александровне Нарышкиной – жене графа Нарышкина И.А., который соответственно также считался ее двоюродным дядей.
Источник: Валерия Бобылева «И сердцу девы нет закона»,СПБ., Из-во «Северная здезда», 2010, стр.350.

0

5

https://img-fotki.yandex.ru/get/979651/199368979.11f/0_22554e_a6ff856f_XL.jpg

https://img-fotki.yandex.ru/get/904305/199368979.11f/0_22554f_a5748d47_XL.jpg

Сведения об уникальном документе

А.С. Пушкин. «Когда Потемкину в потемках … ». Стихотворение. Автограф. На обороте – набросок мужского лица в профиль рукой А.С. Пушкина.

Место хранения документа: федеральное казенное учреждение «Российский государственный архив литературы и искусства».

Номер уникального документа в Государственном реестре: 365

Дата включения в Государственный реестр: 25.03.2010

Архивный шифр: Архив: РГАЛИ, Фонд № 195, Опись № 1 , ед.хр. № 5084 , листы: лл. 158, 158об. (всего в альбоме - 337 лл.).

Аннотация:

Автограф стихотворения А.С. Пушкина «Когда Потемкину в потемках … » (л.158) переплетен среди других документов и писем разных лиц владельцем Петром Андреевичем Вяземским (1792-1878 гг.) – поэт, критик, друг А.С. Пушкина, в альбом с названием: «Автографы. (Остафьевский архив). Том III. № 213-379». В стихотворении обыгрывается фамилия Елизаветы Петровны Потемкиной (1796-[1870-е]) – урожд. Трубецкая), сестры декабриста, князя Сергея Петровича Трубецкого (1790-1860 гг.). Стихотворение без подписи автора, записано карандашом. С опубликованным текстом разночтений нет. На обороте листа с текстом стихотворения (л.158об.) имеется пушкинский рисунок – карандашный набросок мужского лица в профиль, сделанный, вероятно, одновременно. В альбоме переплетены также большое количество писем разных лиц, адресованных, в основном, П.А. Вяземскому. Среди наиболее известных корреспондентов: Н.И. Гречь (лл. 11-12), А.А. Дельвиг (лл. 14-19), С.А. Соболевский (лл. 21-22), З.А. Волконская (лл. 41-42), Н.М. Языков (л.97), Н.И. Гнедич (лл. 100, 102-103), А.А. Бестужев-Марлинский и К.Ф. Рылеев (лл. 105-106, 108-109, 111-112), В.А. Жуковский (лл. 114-115, 117-118, 120-121, 123-124), М.Ю. Виельгорский (лл. 126, 220-222), М.П. Погодин (лл. 133-134), Н.И. Тургенев (лл. 155-156), С.И. Тургенев (лл. 193-194), А.М. Горчаков (лл. 214-218а, 245, 246-248), Н.П. Барсуков (лл. 280-281), Я.К. Грот (лл. 290-293), С.Д. Шереметев (лл. 300-301), П.И. Бартенев (лл. 310-314а) и др. Часть писем на французском языке. К некоторым приложены конверты. Другие документы в альбоме либо касаются жизни П.А. Вяземского, либо присланы ему разными лицами. К автографам документов рукой П.А. Вяземского сделаны приписки с пояснениями. Комплекс документов, переплетенных в альбом, охватывает период с 1821 по 1879 гг. Подлинник.

Альбом П.А. Вяземского поступил в РГАЛИ из РГАДА по акту от 26 ноября 1941 г. в составе так называемого «Остафьевского архива». В 1921 г. по постановлению Совнаркома от 24 июня 1921 г. «Остафьевский архив» семьи Вяземских (по названию усадьбы «Остафьево») из родового имения графа Сергея Дмитриевича Шереметева в с.Михайловском Подольского района Московской области, где он хранился, перевезен в Центрархив. Впоследствии «Остафьевский архив» был передан на хранение в Древлехранилище Центрального архивного управления (ныне РГАДА). Часть документов этого архива, касающаяся в основном семьи Вяземских, в том числе и данный альбом, были переданы в 1941 г. в РГАЛИ.

0

6

https://img-fotki.yandex.ru/get/912106/199368979.11f/0_225550_bb2b258d_XL.jpg

Пречистенка и её обитатели

2012

Выставка «Улица Пречистенка и ее обитатели» посвящена старинной московской улице, как единому памятнику истории и культуры, судьба которого на протяжении трех столетий была неразрывно связана и с историей города, и с историей России.

За годы своего существования улица несколько раз меняла название. Впервые она была переименована царем Алексеем Михайловичем из Большой Чертольской в Пречистенку в 1658 году, так как вела к Новодевичьему монастырю, где находилась икона Смоленской Божьей Матери, называемая Пречистой, и негоже этой дороге было называться болотным местом. После революции улица получила имя Кропоткинской в честь революционера-анархиста П.А. Кропоткина. С 1994 года улице вернули благородное название - Пречистенка.

Проходит выставка в одном из самых красивых особняков на Пречистенке – городской усадьбе Хрущевых-Селезневых, выстроенной в 1814-16 гг. в стиле «русский ампир» на месте пожарища 1812 года. В 20-е годы XIX века дом славился гостеприимством на всю Москву – отобедать и потанцевать у «новых богачей Хрущевых» съезжались многие московские старожилы. Со второй половины XIX века усадьба сменила несколько хозяев, пока в 1957 году здесь не получил окончательную прописку Государственный музей А.С. Пушкина. Историю дома выставка прослеживает через редкие фотографии, архивные документы, портреты хозяев, археологические находки.

Хотя ядром выставочной экспозиции является пушкинская эпоха (именно с первой половиной XIX века связано время расцвета улицы), хронологические рамки выставки более широки – от времен Чертолья до наших дней. В проекте принимают участие более 20 российских и московских музеев, архивов, организаций и частных собирателей*. В таком объеме интереснейшие архивные материалы и экспонаты, касающиеся истории города и улицы, собираются на Пречистенке впервые. Многие з них представляются широкому кругу впервые.

В прологе выставочной экспозиции – история улицы и ее назания. В витринах выставки – артефакты, насчитывающее не одну сотню лет: древние фолианты, рукописи, городские планы, черетежи зданий… Немало бесценных документальных свидетельств московской истории представлено на выставку Российским государственным архивом древних актов. Вот, например, список Воскресенской летописи 1635 г. – в ней красной киноварью неведомый писчий зафиксировал известие о «великом пожаре» в Москве, начавшемся от церкви Всех Святых в Черторьи. А вот подлинная рукопись 1523 года – духовная запись великого князя Василия Ивановича, подписанная митрополитом Даниилом, с обещанием в честь взятия Смоленска «поставити на Москве на посаде Девич монатырь, а в нем храм во имя Пречистые»…

В разделе, посвященном советскому периоду жизни Пречистенки – интересные фотофакты и документы, связанные с грандиозными строительными проектам…

За историей начинается прогулка. По улице и во времени.

На выставке можно не только прогулятся по улице, но и заглянуть в окна ее домов!

Экспозиция выстроена в условном пространстве реальной улицы (с сохранением нумерации домов по обеим сторонам). Перед зрителем – фасады зданий, панорама Пречистенки в ее историческом развитии (автор художественной концепции и проекта выставки – заслуженный художник РФ Александр Конов). За окнам домов – выставочное пространство: зрители, как в известной песне, могут «под окнами гулять» и «как книгу их читать»…

Сюжетные фрагменты в нишах прослеживают изменения архитектурного и духовного облика улицы в течении нескольких сот лет, знакомят с тем, кто жил и творил здесь в этом время – с пречистенскими адресами связаны имена писателей и поэтов А. Пушкина, И. Тургенева, С. Есенина, М. Булгакова, Б. Пастернка; композиторов Н. Римского-Корсакова, Л. Половинкина, А. Гольденвейзера; художников В. Сурикова, И. Левитана, И. Крамского, М. Врубеля…

Особый акцент выставки сделан на вещах, которые когда-то «жили» на этой улице – в интерьерах знаменитых домов, в обиходе у именитых хозяев – портреты, фотографии, предметы быта... Волею судеб рассеяные по Москве, они хоть на время, но вернулись на родную улицу, чтобы рассказать нам что-то интересное. Ведь на Пречистенке, что ни дом, то история – переплетение судеб, человеческие драмы, невероятные совпадения, трагические события века…

Вот лишь некоторые ее адреса.

Пречистенка, 7. Прямо напротив усадьбы Музея А.С. Пушкина – дом, который в пушкинское время принадлежал В.А. Всеволожскому, отцу Никиты Всеволожского, приятеля поэта, вместе с которым они немало «куролесили». В пожаре 1812 года роскошная усадьба серьезно пострадала и полностью восстановить ее так и не удалось. В 1867 году дом, перейдя в руки купца М.В. Степанова, был перестроен в духе псевдоклассицизма. В 1872-77 годах здесь временно размещался вновь созданный Политехнический музей. Чем же дивились полтора века назад горожане? Какие диковинные устройства и гениальные изобретения им показывали? Это можно увидеть сегодня на выставке «Улица Пречистенка и ее обитатели». 25 экспонатов той самой, первой экспозиции Политеха выставлены вновь на широкое обозрение…

А дом № 7, после того, как Политехнический музей переехал в специально отстроенное здание на Лубянке, был выкуплен военным ведомством, в нем разметился штаб Московского военного округа. В 1917 году особняку пришлось стать свидетелм и жертвой страшной драмы русского народа – за овладение «оплотом белых» «красные» вели многодневный, жестокий бой…

Пречистенка, 16. В начале XIX века дом был знаменит своим гостеприимством. До 1815 года здесь жила семья Ивана Петровича Архарова, генерала от инфантерии, военного губернатора Москвы. Хозяйка – Екатерина Александровна (урожденная Римская-Корсакова), знатная и весьма уважаемая в свете кавалерственная дама, до конца жизни придерживалась старомодных и строгих правил. Правда, при этом, любила вкусно поесть, поиграть в карты и посплетничать – как многие московские статс-дамы елизаветинской поры она знала «все и про всех». Родственные связи признавала до едва заметных степеней и всегда покровительствовала тем, кто умел счесться с ней родством или свойством. Была дружна с матерью Пушкина…

На выставке представлен замечательный портрет из коллекции музея А.С. Пушкина –художник запечатлел Архарову уже в преклонном возрасте, но характер влиятельной дамы – налицо…

С конца 1820-х дом принадлежал И.А. Нарышкину, дяде Натальи Николаевны Гончаровой и ее посаженному отцу на свадьбе с А.С. Пушкиным. Его миниатюрный портрет из коллекции ГМП иллюстрирует эту страницу истории дома.

В 1865 году усадьбу приобрели серпуховские фабриканты Коншины, при них она дважды перестраивалась. После революции в ее роскошных интерьерах обосновался Дом ученых, который и поныне остается бережным хозяином исторического дома.

Пречистенка, 17. В 1770-х годах усадьба принадлежала Николаю Петровичу Архарову, легендарному персонажу екатерининских времен, родному брату военного губернатора, жившего напротив. Старший из Архаровых, он прославился на всю Россию, будучи обер-полицейским Москвы. О его феноменальных способностях раскрывать преступления ходили легенды. Сама императрица доверялась ему в делах государевой важности. Знаменита история розыска иконы в серебряном окладе с драгоценными камнями, пропавшей из домовой церкви Зимнего дворца. Для Екатерины эта икона Толгской Божией Матери была настоящей реликвией: она открыла ей путь на русский трон – именно ею благословила Елизавета Петровна юную Екатерину на брак с Петром III. Найти икону было делом великой важности. Поручив расследование дела Архарову Екатерина не ошиблась, уже на следующий день тому удалось найти семейную реликвию. На императорской службе Архаров снискал репутацию умного и преданного государству человека (в экспозиции выставки представлен ценный автограф – «Донесение губернатора Москвы Н.П. Архарова императрице Екатерине II о составлении плана незастроенных мест Москвы», 11 мая 1779 г.).

Фамилия Архарова вошла не только в историю Москвы, но дала жизнь новому слову – при нем в обиход вошел эпитет «архаровец», так называли подчиненных строго генерала, наводящего должный порядок.

А в доме на Пречистенке после Архарова жило еще много уважаемых господ, например, в 1835 году его занял герой войны 1812 года, знаменитый поэт-партизан Денис Давыдов…

Пречистенка, 20. В красивом этом особняке пожило немало ярких людей. Дом был возведен в конце XVIII века по пректу архитерктора М. Казакова. В 1840-х годах он принадлежал знаменитому генералу, герою войны 1812 года, усмирителю Кавказа Алексею Петровичу Ермолову. Эту страницу истории иллюстрирует гравированный портрет генерала из коллекции ГМП и ценные архивные документы – Грамота 1816 г. о полномочии А.П. Ермолова вести переговоры с персидским правительством; Грамота 1852 года «о внесении генерала от артиллерии А.П. Ермолова и его род в Дворянскую Родословную Книгу Московской губернии» и др.

В 1900 году в особняк вселился миллионер-промышленник А.К. Ушков, владелец чайной фирмы «Губкин и Кузнецов», имевший плантации даже на Цейлоне. Его жена, балерина Александра Балашова, блистала на сцене Большого театра. Для домашних репетиций в особняке была оборудована специальная зала с зеркальными стенами. После революции Ушковы покинули Россиию, но особняк с зеркальным залом пустовал не долго.

В 1921 году в дом въехала другая балерина – Айседора Дункан, открыв здесь детскую хореографическую студию. Забавный факт, почти мистика – две балерины как-будто поменялись домами: оказалось, что бывшая хозяйка особняка после эмиграции поселилась в Париже на Rue de la Pompe, в дом, где до того жила Айседора. Говорят, узнав о таком «обмене» американская танцовщица рассмеялась и назвала его «кадрилью».

В мае 1922 года, после свадьбы с Айседорой Дункан, в пречистенском особняке поселился Сергей Есенин, к тому времени уже весьма популярный в России. Невероятная пара прожила вместе недолго, но роскошная рыжая американка оставила огромный след в сердце и творчестве златокудрого поэта.

Особняк А.А. Тучкова - С. П. Потёмкина - И. А. Морозова (Морозовская галерея). Сейчас Российская Академия Художеств.
Пречистенка, 21/12 (2-я пол XVIII в.; 1810-е гг.; 1871 г. - арх. А. С. Каминский; 1890-е гг.- арх. М. И. Никифоров; 1906 г.- арх. Л. Н. Кекушев).
В источнике: "Архивное фото начала ХХ в.". Но портреты и растяжка явно советского происхождения.

Снимок сделан между 1919-1930 годами  (направление съемки — восток).

Пречистенка, 21. Известный пушкинский адрес Москвы. Сюда Александр Сергеевич любил захаживать в гости. Хозяина дома – Сергея Павловича Потемкина называли «московским Лукуллом» за хлебосольство и радушие. Член общества любителей русской словесности обожал искусства, особенно, театр, сам писал пьесы. Его супруге Елизавете Петровне (сестре декабриста С.П. Трубецкого) Пушкин посвятил эти шутливые строки:

Когда Потёмкину в потёмках

Я на Пречистенке найду,

То пусть с Булгариным в потомках

Меня поставят наряду…

Елизавета Петровна была не только дружна с Пушкиным, но и стала посаженной матерью на его свадьбе (акварельный портрет Потемкиной представил на выставку Музей В.А. Тропинина).

Дом же, в котором не раз бывал первый поэт России, позже прославился и другими известными именами. На рубеже XIX-XX веков усадьбу купил и оборудовал ее для своей картинной галереи знаменитый промышленник, меценат, собиратель и знаток живописи Иван Абрамович Морозов. В доме бывали Верхарн, Матисс, Маринетти, Шагал… Их работы были в числе шедевров собрания Морозова. После революции в морозовском особняке открылся «2-й музей новой западной живописи». И.А. Морозов, у которого национализировали его художественную галерею, «благосклонно» назначив пожизненным заместителем директора, так и не смог согласиться с новой властью и в том же году эмигрировал. Разлуки со своими картинами Морозов пережть не смог и умер через два года в Карлсбаде. Через двадцать лет печальная участь постигла и его галерею: музей был закрыт, а собрание расформированно. В 1948 году часть коллекции отправили в ГМИИ на Волхонке, часть – в ленинградский Эрмитаж…

Пречистенка, 31. Участок улицы, где стоит дом под этим адресом стал участником еще одной исторической трагеди. Когда-то на этом месте возвышалась церковь Троицы в Зубове, построенная 1642 году стрельцами полковника Ивана Зубова. В 1652 году на красной линии улицы была возведена звонница – самая высокая в Москве шатровая колокольня… Храм снесли в 1933 году, чтобы построить на этом месте жилой дом для работников НКВД. Вот такая история…

В течении столетий особняки и храмы, городские усадьбы и доходные дома Пречистенки, построенные в разное время разными архитекторами, неоднократно перестраивались. Зачастую на их месте возникали новые строения. Тем не менее, Пречистенка сумела сохранить свой неповторимый облик. И, повторим, почти каждый дом здесь чем-нибудь интересен и памятен; почти каждый имеет исторические и литературные легенды, связанные с судьбами своих хозяев и жителей.

Выставка в Государственном музее А.С. Пушкина многопланова и содержательна, интересна специалистам и любителям старины, взрослым и детям, москвичам и гостям столицы. И, по сути, этот большой межмузейный выставочный проект – еще одна возможность объясниться в любви нашей Москве.

0

7

https://img-fotki.yandex.ru/get/912106/199368979.11f/0_225551_6ddc271e_XL.jpg

Тверской Христорождественский монастырь, где была похоронена Е.П. Потёмкина.
Фотография начала XX в.

0

8

https://img-fotki.yandex.ru/get/912106/199368979.11f/0_225552_89cfe5f0_XXL.gif

0


Вы здесь » Декабристы » РОДСТВЕННОЕ ОКРУЖЕНИЕ ДЕКАБРИСТОВ » Потёмкина Елизавета Петровна.