Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Н. И. Тургенев "Письма к брату С. И. Тургеневу"


Н. И. Тургенев "Письма к брату С. И. Тургеневу"

Сообщений 21 страница 30 из 212

21

  13

    [20 ноября]/2 декабря [1813 г.]*)

    *) Архив, No 2617, лл. 1--2.

       Любезнейшие братья Александр Иванович и Сергей -- вот уже другой день, как я в Геттингене. Князь Репнин продержал меня два дня в Лейпциге, но по щастью приехал фельдъегерь, кот[орому] он отдал назначенные для вас депеши. Я решился сделать миль 10 крюку, дабы побывать здесь. Увидев старых своих приятелей, полюбил я Геттинген еще более. Был у Герена, Сарториуса и Бенеке. Первый в особенности вам кланяется. Многое хотел к вам писать, но комната моя беспрестанно набита старинными знакомыми. Росси, Гезелиус, Dr Ray, Сакен, Гротгуз -- все здесь.
       Долги Сергеевы еще не заплачены здесь. Напиши, брат, об этом к Сетервалю и Дену. Я писал отсюда к обоим и отдал письма Мураю.

0

22

  Франкфурт. [26 ноября]/8 декабря [1813 г.]

       Вчера я приехал сюда. Вчера же был у Штейна. Он принял меня очень ласково и сказал, чтобы я приходил сегодня поутру. Сегодня он познакомил меня с своими экспедиторами, теперешними моими товарищами. Они все, кажется, люди хорошие и деловые. Я теперь узнаю о ходе дел по управлению, вверенному Штейну. Целое утро провел, читая любопытные бумаги. Штейн пригласил меня к себе ежедневно обедать. Спрашивал о вас, о Сергее Семеновиче и о графе Кочубее. У него теперь очень много занятий. Я намерен при случае сказать ему о определении Сергея к князю Репнину, кот[орый] находится под ведомством Штейна.
       У Булгакова и у Нессельроде был два раза, но не заставал дома. Булгаков, как я здесь слышал, много хлопотал здесь обо мне и наконец старался и о доставлении мне жалованья. Хорошо, что вы имеете довольно истинных приятелей! По приезде моем в П[етер]бург ваши приятели хлопотали обо мне. Здесь тоже. Я теперь живу покуда с Данилевским, в коем я нашел истинного друга. Завтра мне отведут казенную квартиру. Жаль, что я не долго здесь останусь; ибо, как слышно, Штейн и вся его канцелярия последует отсюда далее за главную квартиру. Не знаю еще, дадут ли денег на дорогу. О жалованьи также я еще ничего не знаю. Сюда привез я только 60 червонцев. А здесь надобно кое что иметь из платья. Странно видеть немцев теперь, видевши их за три года. В патриотисме они теперь никому не уступят.

0

23

[27 ноября]/9 дек[абря]

       Сегодня был я у Булгакова и у Нессельроде. Булгаков расспрашивал много о вас; предлагал мне во всем свои услуги; хотел похлопотать и о жаловании. От него и от графини Нессельроде узнал я, что Ал[ександру] Дм[итриевичу] Гурьеву послан Георгиевский крест. Также был сегодня и у Штейна и продолжал читать различные {Конец письма отсутствует.}...

0

24

    14

[30 ноября]/12 дек[абря] [1813 г.] Франкфурт н. М[айне].*)

    *) Архив, No 2617, лл. 3--4.

       Любезнейшие братья и друзья! Вчера выехал отсюда государь и вся главная квартира.1 Завтра едет министр Штейн с некоторыми из чиновников, а я с другим чиновником еду сегодня. По сию пору занятия мои состоят в писании писем, кот[орые] прежде министр должен был писать сам, не имея секретаря. Вчера казначей или регистратор нашей канцелярии объявил мне, что мне назначено жалование по 5 талеров на день, наравне, думаю, с другими. Я благодарил министра, но он сказал que cela m'est dû и спрашивал, получил ли я в П[етер]бурге путевые издержки. Вообще я не могу довольно нахвалиться своим теперешним начальником; и сим обязан конечно не самому себе, но вам и вашим приятелям, в особенности думаю Сергею Семеновичу, которому прошу засвидетельствовать мое истинное почтение. У Булгакова несколько раз был, но не заставал дома. Он тоже сегодня поедет с гр[афом] Нессельроде. NB. Ал[ександру] Дм[итриевичу] Гурьеву послан отсюда Георгиевский крест.
       Смотря здесь вблизи на произшествия и на людей, от коих оные зависят, всякой, не живущий здесь без дела, может быть доволен случаем. Жаль того, кто мог быть здесь и кому не удалось. Жаль очень, что тебя, Сергей, здесь нет; а лишним право бы здесь не был. Есть ли бы мы здесь остались, то можно бы было, через приятелей Ал[ександра] Иванов[ича] постараться определить тебя к кн[язю] Репнину; но теперь не знаю, где все соберутся вместе. Есть ли бы подумал ты поранее вступить в военную службу, т. е. например в свиту его им[ператорского] вел[ичества], где служит Данилевский, -- и есть ли бы это удалось, то сие было бы выгодно и проч.

    К No 14
       1 11 декабря союзная Главная квартира выступила из Франкфурта. Это было началом выполнения разработанного плана наступления на Францию.
       2 Визит императора Александра в Карлсруэ имел официальным предлогом свидание с тещей, а на деле преследовал цель соглашения с Баденом о совместных действиях против Наполеона.
       3 Н. И. Тургенев, находившийся в теснейшем общении с Штейном, в это время живо интересовался вопросом о будущем устройстве Европы. 17 декабря он начертал в своем дневнике план этого устройства: создание сильной немецкой державы, связанной узами династического родства с Россией, на Рейне, создание Итальянского королевства под главенством родственников австрийской династии, в Голландии -- воцарение Оранских, родственников английской и прусской династий. И все это для "обезопашения Европы от Франции" (Дневники, II, стр. 231).

0

25

Карлсруэ [5]/17 дек[абря]

       В Франкфурте не успел я докончить письма сего. Вчера приехали мы сюда. Главная квартира войск находится в Дурлахе; но здесь теперь сам государь,2 и при нем кн[язь] Волконский, гр[аф] Аракчеев, гр[аф] Нессельроде и наш министр бар[он] Штейн,3 кот[орого] однакоже еще здесь нет. Много хлопотал я для заготовления ему квартиры. -- Теперь все в ожидании. -- На той стороне Рейна нет еще ни одного из наших корпусов -- иногда переправляются партизаны. -- Герцог баденский дает с своей стороны 10000 человек регулярного войска и 12 000 Landwehr. -- Более нельзя было ожидать. Гвардия баденская соединится здесь с нашею. Государь живет здесь у вдовствующей марк-графини, матери госуд[арыни] императрицы. Супруга короля шведского также здесь.
       Здесь, как я слышал, живет известный -- более в России нежели в Германии -- Юнг Штиллинг. Мы с Данилевским намерены к нему отправиться.
       Простите! Помните истинно любящего брата Ник. Тургенева.

0

26

15

    Фрейбург. 15/[27] декабря 1813.*)

    *) Архив, No 2617, лл. 5--6.

       Любезнейшие братья и друзья!
       Вот уже другая неделя как я здесь.1 Третий день моего приезда писал я к вам.2 На другой день после сего прибыл сюда наш император. Австрийский император выехал его величеству на встречу за несколько миль и потом вместе въежжали в город верхом. Улица была наполнена народом -- все кричали ура. По вечеру город был иллюминован. Нарисованные козаки парадировали в транспаранах {Так в подлиннике.}, а действительные любовались смотря на них. С последним письмом моим послал я к вам прокламации князя Шварценберга к французам, швейцарцам и солдатам, находящимся под его командою.
       Дела у меня теперь очень мало. Не известно, долго ли здесь останемся. -- Вчера сказывал мне Штейн, что сюда, в главную квартиру, едет или вероятно уже и уехал Жерве, коему препоручены здесь дела касательно ассигнаций от министра финансов.
       На сих днях приехал сюда гр[аф] Разумовский из Вены.
       Шишков, очень слабый здоровьем, привезен сюда на сих днях очень больным -- и теперь слышно, что он отчаянно болен.
       Вам уже может быть известно, что Торгау сдалась. Также носятся слухи, и весьма достоверные, что войска, под командою баварского генерала Вреде, заняли крепость Hüningen что подле Базеля.
       Швейцарцы, т. е. народ, в особенности жители кантона Берна, показывают очень явное желание вступить в союз против французов.
       Спешу отправить письмо сие. Курьер сегодня едет.

    Ваш преданнейший брат Ник. Тургенев.

    К No 15
       1 Н. И. Тургенев прибыл в Фрейбург 19 декабря. Сюда в это время была перенесена главная квартира союзников. 21 декабря начался переход союзными войсками Рейна.
       2 Письмо Н. И. Тургенева к братьям, написанное на третий день приезда в Фрейбург, не сохранилось.

0

27

16

  [22 декабря 1813]/3 января 1814. Базель. *)

   *) Архив, No 2677, лл. 7--8.

       Сегодня, любезнейшие друзья и братья, получил я Сергеево письмо (второе), посланное с Жерве. Жерве остановился в Лейпциге, и неизвестно где еще будет назначено место его пребывания. Он писал к Штейну и приложил также и от Дм[итрия] Алекс[андровича] Гурьева письмо к сему последнему. Сегодня я отвечал на оба. Напрасно Сергей не поехал с Жерве: теперь здесь есть случай быть определену при каком нибудь генерал-губернаторе на левом берегу Рейна, и это бы весьма легко могло сделаться, хотя впрочем эти места и не так лестны, как сие кажется в П[етер]бурге. Главное было дело быть только здесь теперь: ваканций множество, но все скоро должны быть замещаемы. И так есть ли бы Сергей был с Жерве, то от Жерве можно было бы его перевести, и сие без всякого труда: ибо Stein есть источник управления Германии и всех завоеванных провинций; а его стремление делать добро могло бы быть источником для определения Сергея. Впрочем здесь носятся различные слухи, и большая часть из них предсказывает скорое свидание здешних русских с отечеством.1
       От Уварова Stein получил его Eloge de Moreau и давал мне читать. И я нашел, что эта пиеса написана подлинно мастерски: некоторые дипломаты сего не находят; но как бы там ни было, сами они так не напишут.
       На сих днях поедем мы отсюда далее -- а далеко ли -- не знаю. Третьего дня резервы большой армии, состоящие из русских, прусских и баденских гвардий, проходили в параде через Рейн, и при вступлении на мост каждый полк кричал ура! Оба императоры и король прусский смотрели -- все зрители удивлялись военной красоте нашей гвардии.2
       Сегодня едет курьер -- хотелось отсюда написать к вам.

    Ваш весь Ник, Тургенев.
       P. S. Пожалуйста отдавайте ваши письма ко мне полковнику Эйхену, адресуя их на имя Данилевского -- сие же скажите и Андрею Терентьевичу, поклонясь ему от меня, и попросив не посылать его писем так, как он по сию пору посылает, но, как выше сказано, через Эйхена.


    К No 16
       1 Н. И. Тургенев хотел устроить младшего брата при генерал-губернаторе какой-нибудь из отобранных от Наполеона провинций, находившихся под общим управлением Штейна. Но его останавливали "различные слухи", которые все сводились к ожиданию скорого мира. Слухи эти имели источником разногласия среди союзников. В то время как Россия настаивала на продолжении борьбы до низложения Наполеона, Австрия хотела только ослабления последнего, не желая лишать престола его жену, австрийскую принцессу, и их сына.
       2 Русская гвардия перешла Рейн 1 января нов. ст. Таким образом союзные войска вступили в пределы Франции.

0

28

    17

Лангр [16]/28 января 1814.*)

   *) Архив, No 2677, лл. 9-70.

       Из Базеля писал я к вам, любезнейшие братья Александр Иванович и Сергей. Там прожил я долее несколько, чем я думал. Штейн уехал оттуда с государем, а мы через неделю позже. Теперь уже давно во Франции. Бедность, раззорение, унылость, вот что по сию пору видим мы dans cette belle et noble France. Все жители рады вообще нашему приходу. Неудовольствие, которое жители показывают против теперешнего своего правительства, очень велико. Они желают конца войны и конца своим нещастьям, и думают, что для сего вступление наших войск было нужно.1 Некоторые из них радуются в особенности, что вступление союзных войск возпрепятствовало правительству взять последних их детей и последнее имущество для составления национальной гвардии и de la levée en masse. Многие из сих ратников побросали ружье и пришли домой. Наполеон разослал по разным департаментам своих адъютантов и сенаторов для составления сих войск; но везде успехи не велики.2 Законодательный Корпус, который, вероятно, противился намерениям Наполеона, разогнат {Так в подлиннике.} без дальнейших околичностей.3 О положении Наполеона можно отчасти, но весьма верно, судить по речи, которую Fontane говорил в Сенате. Может быть она у вас еще неизвестна. Для сего прилагаю вам экземпляра два. В Германии выходит много пиес, касающихся до нынешних обстоятельств. У меня есть некоторые, но трудно пересылать к вам. Последнее сочинение Арндта d[er]Rhein, Deutschlands Strom, aber nicht Deutschlands Grenze, я думаю, у вас известно. Он вероятно прислал туда.
       Вчера приехали мы сюда. Stein едет уже завтра далее с главною квартирою государя. Мы, думаю, опять здесь на несколько дней останемся.
       От вас я не получал ничего, кроме двух старых писем. Адресуйте письма ваши на имя Данилевского и отдавайте их полковнику Эйхену.
       В Базеле обедал я в трактире с известным Песталоци, у которого я и в Ивердене был прежде. Он просил меня доставить ему несколько образчиков минералов русских, самых обыкновенных и дешевых. Есть ли вам будет время об этом подумать, то вы весьма одолжите этого доброго и почтенного старика. Также можно об этом сказать Апостолу его Муравьеву.4
       Я думаю, вы получили уже письмо мое из Геттингена, в котором я писал о заплате долгов Сергеевых. О Каверине я слышал, что ему дали Владимира 4-й степ[ени]. Он находится ординардцем при Бенигсене. Прошу от меня поклониться знакомым нашим. -- Все здешние слухи предсказывают скорое свидание с севером.

    Ваш преданнейший брат
    Николай Тургенев.


    К No 17
       1 Впечатление Н. И. Тургенева о бедственном положении Франции совпадают с сообщениями других современников. Интересные данные находим в письме К. Я. Булгакова к брату (тоже из Лангра) от 11/23 января: "Ну, брат, хваленая Франция, что за земля. {Дальше приводим в переводе с французского.} Говорят, что мы находимся в самой бедной части, но она и вообще такова, по словам ее же жителей... Что здесь можно отметить положительного, это -- их ненависть к Наполеону, но ведь он действительно сделал их прямо жалкими: вы не видите молодых людей, вы встречаете только стариков и детей; последний сын должен был пойти, а в течение двадцати лет никто не вернулся; платить им не по силам. Мы останавливались в Альткирхе в маленьком двухэтажном домике, имевшем только три окна. И что-ж? его хозяин уплатил в этом году 1200 франков налогу. Жители очень бедны. Нет торговли и некому возделывать землю. Лангр известен лезвиями ножей, что-же? вы их найдете здесь очень мало, а в фабричном городе даже 8-ми дневная остановка работы приносит чувствительный вред" ("Русский Архив", 1904 , VIII, стр. 585-6).
       3 La levée en masse -- массовый набор -- совершенно не удался, как правильно замечает Тургенев. Вместо 300 000 ратников было к концу января набрано только 63 000 (Henri Houssaye, 1814, Paris, 1894, p. 10).
       3 Военные неудачи и хозяйственные затруднения во Франции отразились наконец на поведении до тех пор всегда послушных законодательных учреждений империи. В последних числах декабря комиссия Законодательного корпуса представила, что национальный дух французов не может быть возбужден борьбой за сохранение "слишком обширной территории или преобладания, враждебного независимости народов". Французы поднимутся только тогда, когда будут уверены в том, что их кровь прольется только для защиты отечества. Но о защите отечества можно будет говорить лишь при условии "полного и постоянного выполнения законов,, гарантирующих французам права свободы, безопасности, собственности, а нации -- свободное пользование ее политическими правами". Таким образом французская буржуазия переходила в оппозицию к своему императору. Автором доклада был Ленэ. 31 декабря Наполеон распустил Законодательный корпус (Revue chronologique de l'histoire de France, 1787--1818, Paris, 1823, pp. 584-585).
       4 Игра слов. Речь идет об И. М. Муравьеве-Апостоле.

0

29

18

  Труа. [29 января]/10 февраля 1814. *)

    *) Архив, No 2611, лл. 11--12.

       Любезнейшие братья и друзья Александр Иванович и Сергей!
       И мы сюда наконец дотащились. Вы вероятно знаете уже о победе, одержанной союзными войсками под Бриеною.1 Я в это время ездил из Лангра в Дижон и Женеву с письмами и поручениями от Штейна. Дорога была очень трудная и неприятная. Штейн хотел опять отправить меня курьером в Брюссель, но я старался сие отклонить и сказался больным; ибо путешествие такого рода, мне не нравится, тем более, что по дорогам много хлопот с лошадьми.
       Происшествия новейшие приближают войну к концу. Слухи давно уже носятся; и все ожидают скорой развязки.2
       Следование за главною квартирою сопряжено с различными беспокойствами, коих во Франции более нежели было в Германии.
       Штейн простудился и два дня лежал в постели. Теперь опять ему лучше.
       Государя везде жители встречают с криком: Vive l'Empereur! Трудно себе представить энтузиасм, коим оживлены союзные войска и жители Германии и Франции к сему виновнику всех щастливых произшествий.3

    К No 18
       1 29 января состоялось сражение под Бриенном. Наполеон атаковал русские корпуса Сакена и Олсуфьева и силезскую армию Блюхера. Обе стороны потеряли 3 тыс. человек убитыми и ранеными. Блюхер отступил и стал ожидать подкреплений. Наполеон стал его преследовать. 1 февраля у деревни Ротьер (расст. 2^2 лье к северу от Бриенна) Блюхер, получив подкрепления отрядами австрийскими Гилау, баварскими Вреде, вюртембергскими и русскими вел. князя Константина, имея армию около 110000 чел., перешел в наступление против Наполеона, имевшего менее 40000 чел. Французы потеряли около 6 тыс. человек и отступили к Труа. Союзники потеряли не менее, но пропорционально их силам это не была большая потеря. 5-го -- отрядом прусского генерала Иорка был занят Шалон на Марне. 6-го -- Наполеон оставил Труа для преследования отрядов Блюхера, действовавшего изолированно на Марне, 7-го -- Труа был занят союзными войсками. 5 февраля открылась мирная конференция в Шатильоне, которую затягивали под всякими предлогами: английский представитель Кэстльри говорил своим союзникам, что англичане не подпишут договора о мире, даже если Наполеон согласится на все условия, пока не будут разрешены все вопросы о европейских границах между союзниками; представитель Наполеона Коленкур не имел определенных инструкций, так как Наполеон предпочитал полное поражение и гибель позорному миру, а его приближенные настаивали на мире для спасения столицы. Единственный сторонник мира в Шатильоне, австрийский уполномоченный Стадион, находил, что конференция "превращается в дрянную комедию, только и интересную своей пошлостью" (Сорель. Европа и Французская революция, рус. пер., т. VIII, СПб, 1908, стр. 209). Только 7-го Коленкуру объявили условия: возвращение к дореволюционным границам. Коленкур растерянно напоминал об условиях, предложенных союзниками во Франкфурте, предусматривавших возвращение к естественным границам (Рейн, Альпы, Пиренеи). 9 февраля, по требованию России, переговоры были отсрочены. Александр желал наступления на Париж, англичане и пруссаки его поддерживали. С 10 февраля главная квартира союзников была в Труа. Наполеон, узнав, что армия Блюхера дефилирует по дорогам, ведущим к Парижу, 9 февраля отказался от посылки инструкций Коленкуру.
       2 Письма Н. И. Тургенева, все время находившегося в главной квартире при Штейне, свидетельствуют, что в чиновных кругах далеко не были осведомлены об истинном положении вещей и считали мир возможным. По дороге из Лангра в Женеву Н. И. Тургенев наблюдал тяжелое положение присоединенных к Франции швейцарских кантонов. Он указывает, что в этих кантонах, расположенных на горах Юры, земля бесплодна и жители промышляли контрабандой, но с присоединением к Франции лишились и этого. По пути к Труа Тургенев видел везде оставленные деревни. "Дома пусты, но мебли и посуда целы, т. е. предоставлены воле проходящих солдат. Поля устланы соломою, разломанными бочками, посудою, пухом -- следы бивак". Он находил, что "путешествовать или ездить курьером в теперешнее время во Франции, где на почтовых дворах нет ни лошадей, ни повозок, ни корма -- ужасно" (Дневники, II, 232--240).
       3 Восторженное отношение Тургенева к Александру I, "сему виновнику щастливых произшествий", вполне соответствует настроениям патриотически увлеченной части русского дворянства.

0

30

[30 января]/11 февр[аля]

       Вчера по вечеру получил я письмо ваше, посланное с князем Голицыным; не знаю еще через кого; но думаю, что через Штейна, кот[орого] не видал целый день. Княгиня Прозоровская, думаю, останется в Карлсру.
       Вы пеняете, что мало пишу. В Геттингене некогда было написать порядочного письма, тем более, что уже прежде письма я вносил в мой журнал свидание мое с профессорами и проч. Брошюр и вообще ничего нового Геерен не писал. Других брошюр, pièces de circonstance/ y меня довольно, и готов все их переслать к вам, но нет случая. Что мог, то послал из Фрейбурга.
       Не знаю, каким генерал-секретарем называет меня Штейн. Мы все у него без титлов; а жалование у меня 5 талеров на день. Для Сергея можно было бы иметь множество мест при генерал-губернаторах во Франции, Stein верно бы определил его без малейшего труда, есть ли бы мог он приехать с Жерве. Между прочим есть и русские генерал-губернаторы напр[имер] Alopeus в Nancy. Недавно еще определили мы двух молодых лифляндцев H[erren] von Sacken, и люди везде нужны. Но так как с самого Франкфурта все вообще были уверены и уверяемы в скором мире, то нельзя было никого выписывать. От сего самого, т. е. что никто не хотел выписывать чиновников из Австрии и других земель, терпят теперь недостаток в людях, а между тем все таки не выписывают, ожидая и теперь как и всегда с самого Франкфурта скорого конца.

0


Вы здесь » Декабристы » ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ » Н. И. Тургенев "Письма к брату С. И. Тургеневу"