Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » РОДСТВЕННОЕ ОКРУЖЕНИЕ ДЕКАБРИСТОВ » Суворов Александр Васильевич


Суворов Александр Васильевич

Сообщений 11 страница 20 из 133

11

https://sun9-42.userapi.com/c626724/v626724797/17f0/B5dd0eCvpHc.jpg

В. Домашев
Портрет княгини Варвары Ивановны Италийской, графини Суворовой-Рымникской. 1899 г.
Жена Суворова Александра Васильевича.
Копия с неизвестного оригинала последней четверти XVIII в.
Государственный мемориальный музей А. В. Суворова, Санкт-Петербург

0

12

https://img-fotki.yandex.ru/get/1025934/199368979.17d/0_26dfca_be5df1a6_XXL.jpg

Василий Андреевич Тропинин. Портрет графини Наталии Александровны Зубовой
1834 г. Дочь Суворова Александра Васильевича.
Государственная Третьяковская галерея

0

13

https://forumupload.ru/uploads/0019/93/b0/5/86089.jpg

Jean-Laurent Mosnier. Портрет Аркадия Александровича Суворова. 1805.
Сын Суворова Александра Васильевича, отец Суворова Александра Аркадьевича.

0

14

https://forumupload.ru/uploads/0019/93/b0/5/31911.jpg

Франц Крюгер (Franz Krüger).
Портрет светлейшего князя Италийского Александра Аркадьевича, графа Суворова-Рымникского
1851 г.
Государственный Эрмитаж.
Внук Суворова Александра Васильевича.

СУВОРОВ Александр Аркадьевич.

0

15

Личность Суворова

Иностранцы много писали о чудачествах русского полководца.

«Молясь, остря, весь преданный причудам, то ловкий шут, то демон, то герой — Суворов был необъяснимым чудом», — писал о нём лорд Байрон[52].

«Суворов обедает утром, ужинает днём, спит вечером, часть ночи поёт, а на заре гуляет почти голый или катается в траве, что, по его мнению, очень полезно для его здоровья», — свидетельствовал герцог Ришельё.

Желая передать ему однажды депеши от Потёмкина, Ростопчин застал его в таком виде; Суворов принял депеши, велел принести себе письменные принадлежности и, написав, что следует, возвратился к своим упражнениям[53]. Многие комментаторы объясняют эти причуды «расчётами ума тонкого и дальновидного» (оценка личного знавшего его Людовика XVIII[54]).

Современники о личности Суворова

Историк литературы Д. Мирский называет Суворова

«одним из культурнейших и информированнейших людей эпохи»

, который, не будучи профессиональным литератором, смог сохранить независимость от галломанской грамматики и риторики своего времени[57]. По характеристике Мирского, язык Суворова отличается чистотой и энергичностью:

«Он был очень внимателен к форме своей личной и официальной корреспонденции, в особенности к языку своих приказов. Эти последние бесспорно относятся к самым интересным явлениям того времени. Они явно рассчитаны на ошеломляющий эффект неожиданности. Стиль их — череда нервных, отрывистых фраз, которые производят впечатление ударов и вспышек. Официальные доклады Суворова нередко написаны в неожиданной и запоминающейся форме. Его писания так же отличаются от общепринятой классицистической прозы, как его тактика — от тактики Фридриха или Мальборо. В некотором смысле это был первый русский романтик, и в старости его настольной книгой был Оссиан в прекрасном русском переводе Кострова, с посвящением великому солдату»[57].

Суворов и масоны

Александр Петрушевский в известном трехтомнике «Генералиссимус князь Суворов» (1884) сообщает[58] со ссылкой на Московский архив главного штаба[59]: «Есть также известие, что Суворов посещал прусские масонские ложи». Петрушевский предполагает, что он делал это как человек любознательный. Петрушевский выражает сомнение, что Суворов когда-либо был масоном.

Татьяна Бакунина в книге «Знаменитые русские масоны» (1935) сообщает со слов «лица, имевшего доступ в архив ложи „Три глобуса“ в Берлине», что в списке членов кёнигсбергской ложи «Zu den Drei Kronen» («К трём коронам»), представленных 16 (27) марта 1761 года в ложу «Три глобуса», под № 6 значится «Oberleutnant Alexander von Suworow». Бакунина утверждает, что это был А. В. Суворов. Согласно Бакуниной, Суворов был посвящён и возведён в третью степень — мастера — в Петербурге в ложе «Aux Trois Etoiles» («Три звезды»), а 27 января (7 февраля) 1761 года он был произведён в шотландские мастера в ложе «Zu den Drei Kronen» («К трём коронам») в Кёнигсберге (где он навещал своего отца) и числился членом этой ложи до отъезда из Кёнигсберга в начале 1762 года. Бакунина отмечает, что, не будучи посвящённым, Суворов не мог бы посещать собраний масонских лож. В истории масонства такие исключения известны лишь по отношению к коронованным особам. Бакунина также отмечает, что в «хронологическом указателе русских лож», помещённом в книге А. Н. Пыпина, ложа «Aux Trois Etoiles» не упоминается[60].

«Энциклопедия масонства» (1858) подтверждает, что, согласно масонским вехам (или «ландмаркам»), в ложу может быть допущен без экзамена только тот, кто известен её членам как масон, или тот, за масонство которого может поручиться один из её членов. В остальных случаях необходимо проведение строгого разбирательства, экзамена или наличие подтверждающих сведений. Список ландмарок был впервые зафиксирован в виде, в котором он представлен в «Энциклопедии масонства», в 1858 году, однако автор утверждает, что эти правила являются древними и универсальными обычаями масонов[61][62].

Вячеслав Лопатин в статье «Был ли генералиссимус А. Суворов масоном?» (2003) анализирует, в частности, сообщение Бакуниной. Лопатин подвергает сомнению, что «Oberleutnant Alexander von Suworow» — это А. В. Суворов. Лопатин приводит доводы как в пользу, так и против этой версии. Так, в январе 1761 года Суворов имел уже чин подполковника, что далеко от чина Oberleutnant, соответствующего чину поручика в русской армии[63]. Анализируя ряд высказываний Суворова, Лопатин приходит к выводу, что Суворов высказывал отрицательное отношение к масонам и масонству. Лопатин считает, что доказательства о принадлежности Суворова к масонству ненаучны[60]. А. И. Серков в своих статьях[64][65] на основании сохранившихся протоколов ложи Zu den drei Kronen (Трёх корон) в Кёнигсберге утверждает, что Суворов с 25 января 1761 года посещал кёнигсбергскую ложу, как «брат петербургской ложи „Трёх звёзд“», и не только был активным членом-посетителем ложи, но и сам рекомендовал для вступления в её ряды не менее 10 человек.

Вклад Суворова в военную науку

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/d/da/1000_Suvorov.jpg/320px-1000_Suvorov.jpg

А. В. Суворов на памятнике «Тысячелетие России» в Великом Новгороде среди 128 фигур самых выдающихся личностей в российской истории (на 1862 год)

Патриотически настроенные авторы обращают внимание, что Суворов «не проиграл ни одного сражения, причем большинство из них были выиграны при численном превосходстве неприятеля» (более 60 сражений)[66]. Западные авторы традиционно подчёркивали, что (словами Валишевского) он «теснил турок и поляков — войска нестройные, на которые нагонял страх своей смелой, быстрой стремительностью, обезоруживающей первым натиском»[53], однако при столкновении с дисциплинированными французами иногда вынужден был отступать[67].

В 1795 г. Суворов изложил свои взгляды на обучение солдат, тактику боя и другие вопросы военного дела в трактате «Наука побеждать», опубликованном в 1806 году и многократно переиздававшемся. Он обладал обширными познаниями не только в военных науках, но и в других областях знаний. Суворов оставил огромное военно-теоретическое и практическое наследие, обогатил все области военного дела новыми выводами и положениями. Отбросив устаревшие принципы кордонной стратегии и линейной тактики, Суворов разработал и применил в полководческой практике более совершенные формы и способы ведения вооружённой борьбы, которые намного опередили свою эпоху и обеспечили русскому военному искусству ведущее место.

Стратегия Суворова отличалась исключительной активностью и решительностью. Главной целью военных действий ставилось уничтожение армии противника в открытых полевых сражениях[68]. Основным способом стратегических действий считалось наступление. «Истинное правило военного искусства, — учил Суворов, — прямо напасть на противника с самой чувствительной для него стороны, а не сходиться, робко пробираясь окольными дорогами… дело может быть решено только прямым смелым наступлением». Отдавая предпочтение наступлению, Суворов считал возможным в отдельных случаях прибегать к обороне и даже к отступлению в интересах сохранения войск от удара превосходящего противника. Большое значение Суворов придавал массированию сил и средств на важнейших направлениях[68]. Суворов был не только крупнейшим стратегом, но и непревзойдённым тактиком своего времени. Особой заслугой Суворова было совершенствование тактики колонн в сочетании с рассыпным строем — способ боя, созданный на Западе лишь в ходе Революционных войн и развитый затем Наполеоном. В тактике Суворова правильно сочетались огонь и штыковой удар. Придавая большое значение огню для достижения победы, он поднял на небывалую до него высоту и искусство сокрушительного штыкового удара[68]. Суворовская тактика основывалась на тщательной агентурной и военной разведке, тщательном учёте обстановки и ресурсов, быстроте, внезапности и скоротечности действий[68].

Суворов создал передовую систему воспитания и обучения войск. В её основе лежало убеждение, что человек является решающим фактором победы. Он был врагом бесцельной и бессмысленной муштры, стремился пробудить в солдатах чувство национального самосознания и любовь к Родине, приучить их к смелым, инициативным и искусным действиям в самых разнообразных условиях боевой обстановки. Главное внимание обращалось на обучение войск тому, что нужно на войне. Суворов требовал от подчинённых ясного понимания существа стоящих перед ними задач: о плане действий сообщалось унтер-офицерам и солдатам, так как «каждый воин должен понимать свой манёвр»[68].

Суворов уделял большое внимание быту и обеспечению солдат, в результате чего резко сократились заболевания, которые были «бичом» армий XVIII века[68]. Проявляя неустанную заботу о солдатах, их быте и нуждах и разделяя с ними все тяготы походной жизни, Суворов завоевал безграничное доверие и любовь армии. Суворов прямо рекомендовал: «Кто не бережёт людей — офицеру арест, унтер-офицеру и ефрейтору палочки, да и самому палочки, кто себя не бережёт»[69].

Полководческая деятельность Суворова оставила глубокий след в истории русской армии. Последователь Петра I и ученик П. А. Румянцева, Суворов воспитал плеяду замечательных русских полководцев и военачальников, среди которых наиболее выдающимися были М. И. Кутузов и П. И. Багратион. Суворов оказал значительное влияние и на иностранную военную мысль, как полагал русский военный историк Ф. Н. Глинка (в «Кратком начертании Военного журнала»):

«Теперь уже ясно и открыто, что многие правила военного искусства занял Наполеон у нашего Суворова. Этого не оспаривают сами французы; в этом сознаётся и сам Наполеон; в письмах из Египта, перехваченных англичанами, он явно говорит Директории, что Суворова до тех пор не остановят на пути побед, пока не постигнут особенного его искусства воевать, и не противопоставят ему его собственных правил».

Чтоб бестолково выговаривать «край прикак», «а фок», «вайрках», «рок-ад» и прочее, и прочее, — стыдно сказать! От немогузнайки много, много беды!
Суворов[70]

Полководческий гений Суворова признавали и его противники. Хотя сам Наполеон заявлял, что у Суворова было сердце, но не разум великого полководца[67], его генерал Массена говорил, что отдал бы все свои победы за один Швейцарский поход Суворова, а Моро называл марш (стратегический манёвр) Суворова к Треббии вершиной военного искусства. «Я был очень молод во время сражения при Треббии; эта неудача могла бы иметь пагубное влияние на мою карьеру; меня спасло лишь то, что победителем моим был Суворов», — вспоминал маршал Макдональд[71]. Адмирал Нельсон писал Суворову, что ему льстят сравнения с русским героем больше, чем ордена[67].

Немаловажным вкладом Суворова в российскую военную науку было развитие собственно русскоязычного военного лексикона в период, когда львиная его доля была не просто иностранного происхождения, но транслитерированными военными терминами. Его труды написаны на русском языке с минимумом терминов иностранного происхождения и принципиальным использованием русской системы мер, без вкрапления пассажей на французском и на латыни, что большая редкость для того времени. Суворов, сам зная несколько иностранных языков, с чрезвычайным презрением относился к тем сослуживцам и подчинённым, которые в своей устной речи старались блеснуть знанием иностранных языков, употребляли без нужды непонятные солдатам слова, вместо внятного объяснения каждому солдату его манёвра прибегали к муштре. Его выражение «проклятая немогузнайка» адресовано именно им, поскольку он был убеждён, что вкрапление обилия иноземных слов и модных неологизмов призвано было прикрыть некомпетентность в знании прикладных военных дисциплин, нежелание учиться военному делу надлежащим образом, несостоятельность в командовании войсками и безынициативность в принятии решений (привычку полагаться везде и во всём на вышестоящее командование).

Награды

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/8/84/Suvorov%60s_Georgy_I.jpg

Орден Св. Георгия 1-й степени. Вышитая звезда и лента принадлежали А. В. Суворову.

Ордена

Отечественные:

    Орден Святого апостола Андрея Первозванного (09.11.1787) — за победу под Кинбурном;
    Бриллиантовые знаки к ордену Святого апостола Андрея Первозванного (03.11.1789) — за победу при Фокшанах;
    А. В. Суворов стал одним из трёх кавалеров Ордена Святого Георгия за всю историю ордена, награждённых с 3-й по 1-ю степень:
        Орден Святого Георгия 1-го класса (18.10.1789, № 7) — «За превосходное искусство и отличное мужество во всяком случае, наипаче же при атаке многочисленных турецких сил, верховным визирем предводимых в 11 день сентября на реке Рымнике»;
        Орден Святого Георгия 2-го класса (30.07.1773, № 8) — «За произведённое храброе и мужественное дело с вверенным его руководству деташаментом при атаке на Туртукай»;
        Орден Святого Георгия 3-го класса (19.08.1771, № 34) — «За храбрость и мужественные подвиги, оказанные в 1770 и 1771 годах с вверенным ему деташаментом против польских возмутителей, когда он благоразумными распоряжениями в случившихся сражениях, поражая везде их партии, одержал над ними победы»;
    Орден Святого Владимира 1-й степени (28.07.1783) — «За присоединение разных закубанских народов к Всероссийской империи»
    Орден Святого Александра Невского (20.12.1771) — за победу над польскими конфедератами при Столовичах;
    Звезда ордена Святого Александра Невского с бриллиантами «с собственной Её Императорского Величества одежды» (24.12.1780);
    Орден Святой Анны (30.09.1770) — за победу над польскими конфедератами под Ореховом;
    Орден Святого Иоанна Иерусалимского, большой командорский крест (13.02.1799)[72].

Иностранные:

    Прусский орден Чёрного орла (07.12.1794);
    Прусский орден Красного орла (07.12.1794);
    Сардинский Высший орден Святого Благовещения (23.06.1799);
    Сардинский орден Святых Маврикия и Лазаря, большой крест (23.06.1799);
    Австрийский Военный орден Марии Терезии, большой крест (12.10.1799);
    Баварский орден Святого Губерта (21.01.1800);
    Французский орден Кармельской Богоматери и Святого Лазаря Иерусалимского (13.02.1800) — от находившегося в эмиграции титулярного короля Людовика XVIII.

Часто встречающиеся в литературе упоминания о награждении А. В. Суворова польскими орденами Белого орла и Святого Станислава, прусским орденом «Pour le Mérite», неаполитанским орденом Святого Януария и баварским орденом Золотого льва (возможно имеют в виду орден Пфальцского льва) не соответствуют действительности[5][6].

Оружие

    Золотая шпага с алмазами (29.07.1775) — при праздновании мира с Османской империей;
    Золотая шпага с алмазами и надписью «Победителю визиря» (26.09.1789) — за победу при Рымнике.

Другие награды

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/8/80/Model_of_Suvorov%27s_monument_by_Kozlovsky_%28Russian_museum%29_04_by_shakko.jpg/800px-Model_of_Suvorov%27s_monument_by_Kozlovsky_%28Russian_museum%29_04_by_shakko.jpg

Модель для памятника А. В. Суворову в образе бога Марса на Суворовской площади в Санкт-Петербурге

    Золотая табакерка с портретом императрицы Екатерины II (1778) — за вытеснение турецкой эскадры из Ахтиарской гавани;
    Золотая медаль «На присоединение к России Крыма и Тамани в 1783 году» (05.11.1784);
    Золотая табакерка с вензелем императрицы Екатерины II, украшенная бриллиантами (06.1787);
    Алмазное перо к шляпе с литерою «К» (Кинбурн) (02.1788);
    Золотая табакерка с вензелем австрийского императора Иосифа II, украшенная бриллиантами (13.08.1789) — за победу при Рымнике;
    Решение выбить в честь А. В. Суворова медаль (25.03.1791) — за взятие Измаила;
    Сенату велено составить похвальную грамоту с перечислением подвигов Суворова (25.03.1791);
    Алмазные эполет и перстень (02.09.1793) — за укрепление южных границ России;
    Похвальная грамота (02.09.1793);
    В знак императорского доверия, вверен Орден Святого Георгия 3-го степени для возложения на достойнейшего по его выбору (02.09.1793);
    Алмазный бант к шляпе (26.10.1794) — за победы при Крупчицах и Бресте;
    Три орудия из числа захваченных у польских повстанцев (26.10.1794) — за победы при Крупчицах и Бресте;
    Золотая табакерка от варшавского магистрата с надписью «Варшава своему избавителю, дня 4 ноября 1794» (15.11.1794) — подарок, так как право награждать имели только монархи[5];
    Портрет австрийского императора Франца II, украшенный бриллиантами (25.12.1794);
    Сенату велено составить похвальную грамоту с изложением заслуг А. В. Суворова в польскую кампанию (01.01.1795);
    Перстень с портретом императора Павла I (14.05.1799);
    Портрет императора Павла I для ношения на груди (13.07.1799).

0

16

Память о Суворове

Решение об установке памятника Суворову было принято ещё при его жизни, что не имело прецедентов в России. Суворов также стал первым в России человеком, кому был посвящён особый мемориальный музей. Ныне памятники Суворову и посвящённые ему музеи есть не только в России, но и в других странах. Во время Великой Отечественной войны был учреждён военный орден Суворова, созданы суворовские военные училища. Имя полководца носил ряд военных и гражданских кораблей, среди которых эскадренный броненосец «Князь Суворов» (1904).

0

17

Примечания

Комментарии

Хребет Рошток — искажённое название вершины Росшток (нем.)русск. (2461 м; нем. Rossstock)[41]. Суворов же воспользовался перевалом на её склоне, ныне известным, как Росштоклюке (2193 м; нем. Rossstocklücke)[42].
Мутенская долина (нем. Muttenthal) — устаревшее название местности, ныне именуемой Muotatal с нем. — «Долина реки Муота (нем.)русск.»[43]

    В своём донесении Суворову о сражении в Мутенской долине Розенберг назвал взятого в плен генерала Лакурбом, а сам Суворов в реляции Павлу I написал фамилию «Лекурб». Это послужило причиной путаницы о взятии в плен генерала Лекурба, противостоявшего Суворову на Сен-Готарде[45].

Источники

А. А. Петрушевский, Генералиссимус князь Суворов, гл. 1

    Эти и довольно многочисленные другие данные приводят к заключению, что 1730 год следует считать годом его рождения скорее, чем всякий другой

Энциклопедия Британника/Suvárov, Alexander Vasilievich
Во многих монархических государствах в прошлом большинство орденов вручались только мужчинам, поэтому одновременно существовали ордена, вручаемые только женщинам. В Российской империи это был Орден Святой Екатерины.
Военная энциклопедия: В 8-й т. / Гл. ред. комис. П. С. Грачев. — М., 1995. — С. 310.
Загадки наград великого Суворова
Все награды А. В. Суворова. Сайт музея Суворова в Кобрине
Лопатин В. Когда же родился Александр Васильевич Суворов?
Погосский А. Ф. Александр Васильевич Суворов, генералиссимус русских войск. Его жизнь и победы
Бантыш-Каменский, Д. Н. 29-й Генералъ-Фельдмаршалъ и 3-й Генералиссимусъ Князь Александръ Васильевичь Италійскій, Графъ Суворовъ-Рымникскій // Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов. В 4 частях. Репринтное воспроизведение издания 1840 года. — М.: Культура, 1991.
Суворовы // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918.
Николай Петрухинцев. В корнях суворовского древа. Журнал Родина. 2010. № 11. Специальный выпуск. стр. 5 (недоступная ссылка). Дата обращения 16 октября 2013. Архивировано 14 июля 2015 года.
Золян Т. С. «Новые материалы к биографии А. В. Суворова» (<Вестник архивов Армении>, 1969, N3)
Г. И. Меерович, Ф. В. Буданов. Суворов в Петербурге. Лениздат, 1978. Стр. 52.
Петрушевский А. «Генералиссимус князь Суворов» 1884 г. С-Петербург, т.1, с.16
Въ эту ночь подплк. франц. службы Шуази, занимавшій съ 800 ч. фр-зовъ и конф-товъ мѣст. Тынецъ, посадилъ больш. часть отряда на суда и, переправившись черезъ Вислу, подошелъ къ замку.
П. А. Гейсман. «Конец Польши» и Суворов. V. 1-я Польская (конфедератская) война 1768—1772 гг. Участие в ней Суворова. — СПб., 1900.
Крепость города Лаппеенранта
Петр Осипович Харчев
Мордовцевъ Д. Л. Русскіе государственные дѣятели второй половины прошлаго вѣка и Пугачевъ. // Отечественныя записки. — 1868. — Т. 180 — Отд. I — С. 379.
Артемов В. В. Дом Романовых. — М.: ОЛМА Медиа Групп, 2012. — С. 251—448 с. — ISBN 978-5-373-00153-3.
Владимир Гутаков. Русский путь к югу (мифы и реальность). Ч. 2
Картины сражений и портреты Генералиссимуса (недоступная ссылка). Дата обращения 16 января 2012. Архивировано 27 декабря 2013 года.
Суворов и донские казаки (недоступная ссылка). Дата обращения 16 января 2012. Архивировано 27 декабря 2013 года.
В. Б. Виноградов. Средняя Кубань. Земляки и соседи. Ногайцы
Очаковское сидение
200 лет назад русский полководец Суворов энергично взялся за дело на финском озере Сайма (рус.), ИноСМИ.Ru (28 июля 2018). Дата обращения 29 июля 2018.
Петрушевский А. Ф. Генералиссимус князь Суворов. Т. 2. Гл. XIV.
Лопатин, 1986, с. 265.
Отрывок из рапорта А. Суворова Н. Репнину о разгроме восставших под Кобриным и Дивино (недоступная ссылка). Дата обращения 19 июня 2009. Архивировано 24 мая 2011 года.
Рапорт А. Суворова П. Румянцеву с обобщением итогов сражения под Крупчицами (недоступная ссылка). Дата обращения 19 июня 2009. Архивировано 11 июня 2009 года.
Керсновский А. А. История русской армии. — М.: Эксмо, 2006. — ISBN 5-699-18397-3. Вторая Польская война 1794 года (Восстание Костюшко)
По данным Бантыш-Каменского
Ledonne, 2003, с.144 Google Print (англ.)
Воспоминания Ф. В. Булгарина. Ч. 6. Гл. 3 — Булгарин передаёт рассказ фон Клуге, бывшего под начальством Суворова при штурме Праги
Д. Н. Бантыш-Каменский. Биографии генерал-фельдмаршалов Архивная копия от 21 мая 2007 на Wayback Machine
Головина В. Н., 1900, с. 112—113.
К этому моменту Антинг опубликовал в Готе на немецком языке два тома единственной прижизненной биографии Суворова — нем. Versuch einer Kriegs-Geschichte des Grafen Alexander Suworow Rymniksi Russisch Kayserlichen General-Feldmarschal. Опала, павшая на них обоих, задержала выход третьего тома до 1799 года.
Петрушевский А. Ф. Генералиссимус князь Суворов. Т. 2. Гл. XXV.
Мартьянов П., 1884, с. 144—161.
Петрушевский А. Ф. Генералиссимус князь Суворов. Т. 2. Гл. XXVI.
Ortsnamen.ch: Rossstock
Google Maps: Rossstocklücke
Ortsnamen.ch: Muotathal
Швейцарский поход Суворова (1799)
Ростунов И. И. Генералиссимус А. В. Суворов. Жизнь и полководческая деятельность. Воениздат, 1989. 496 стр.
Антанасиевич И.  Исторический анекдот — специфика жанра // Књижевност и историја VI. Транспозиција историјских догађаја и личности у приповеци код словена. Зборник излагања са Међународног научног скупа одржаног у Нишу 21. и 22. новембра 2003 / Уред. М. Стојановић. — Ниш: Центар за научна истраживања САНУ и Универзитета у Нишу, 2005. — 312 с. — ISBN 86-7025-374-7. — С. 135—141.
К. Л. Козюренок «ЖАЛЬ!»: ПРОЩАНИЕ ИМПЕРАТОРА С ГЕНЕРАЛИССИМУСОМ 12 МАЯ 1800 ГОДА
https://books.google.com/books?id=G6EUY … p;pg=PT403
Суворова, Варвара Ивановна // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918.
Демократию на грядке не вырастишь: интервью с зав. кафедрой истории Горного университета С. Н. Рудником // Санкт-Петербургские ведомости. — 2019. — 6 сент.
Нарбут А. Н. Род и потомки генералиссимуса А. В. Суворова. Изд. 2-е
s:en:Don Juan (Byron)/Canto the Seventh
Вокруг трона — Казимир Валишевский — Google Книги
Мемуары Людовика XVIII
А. В. Суворов. Письма. М.: Наука, 1986. С. 464.
Правда о Ришелье (недоступная ссылка). Дата обращения 26 апреля 2007. Архивировано 27 мая 2008 года.
Мирский Д. С. История русской литературы с древнейших времен до 1925 года / Пер. с англ. Р. Зерновой. — London: Overseas Publications Interchange Ltd, 1992. — С. 101.
Петрушевский А. Ф. Генералиссимус князь Суворов Т. 1. Гл. 2.
Петрушевский А. Ф. Генералиссимус князь Суворов. Ссылки и пояснения к 1-му тому
Вячеслав Лопатин. Был ли генералиссимус А. Суворов масоном? // Газета «История», 2003, № 42, 43.
Albert Gallatin Mackey. Encyclopedia of Freemasonry Part 1, Landmarks, № 15. — С. 502.
Ландмарки, № 15 // Публикация Исследовательской ложи ВЛР Четверо Коронованных # 8, 2009.
В то же время на немецком языке воинское звание «Подполковник» звучало как «Оберстлейтенант» (нем. Oberstleutnant). Это звание возникло в германской армии в XVII веке, как эквивалент французского воинского звания «Подполковник» (фр. lieutenant-colonel) и используется вплоть до настоящего времени. Так что в данной записи — «Oberleutnant Alexander von Suworow», может присутствовать ошибка перевода.
Серков А. И. Новые данные о членстве А. В. Суворова в масонских ложах. // НаукаПарк: научно-практический многопредметный журнал (Ставрополь). № 3(13). Май-июнь 2013. — С. 18-22.
Серков А. И. А. В. Суворов и масоны в Кёнигсберге. (По материалам Отдела рукописей Российской государственной библиотеки) // Румянцевские чтения — 2019: материалы Международной научно-практической конференции (23—24 апреля 2019). Ч. 3. М., 2019. С. 42—46.
А. В. Шишов. Генералиссимус Суворов. ОЛМА Медиа Групп, 2003. С. 4.
https://books.google.com/books?id=VT7fA … p;pg=PA575
Суворов Александр Васильевич. Большая советская энциклопедия. Дата обращения 17 декабря 2012. Архивировано 19 декабря 2012 года.
Суворов А. В. Наука побеждать. — М.: «Молодая гвардия», 1984.
http://az.lib.ru/f/fuks_e_b/text_1811_i … rova.shtml
К. Осипов. Суворов. ОГИЗ, 1943. С. 237.

    Основные даты жизни А.В.Суворова.

Литература

Сочинения и документы А. В. Суворова

    Автобіографія графа Александра Васильевича-Рымникскаго. — Очерк жизни и деяній графа Александра Васильевича-Рымникскаго. — М.: Въ Университетской типографіи, 1848.
    Биография Александра Васильевича Суворова, им самим писанная в 1786 году. — Время и судьбы: Воен.-мемуар. сб. Вып. 1. — М.: Воениздат, 1991. — С. 143—157.
    Письма и бумаги Суворова. — Пг., 1916. — Т. 1.
    П. А. Румянцев, А. В. Суворов, М. И. Кутузов: документы и материалы. — К.: Наукова думка, 1974. — 87 с.
    Суворов А. В. Наука побеждать. — М.: Воениздат, 1987. — 39 с.
    Суворов А. В. Письма / Изд. подгот. B.C. Лопатин; Отв. ред. А. М. Самсонов. — М.: Наука, 1986. — 807 с.
    Суворов А. В. Сборник документов. — М., 1949. — Т. 1.

Мемуары

    Анекдоты Князя Италійскаго Графа Александра Васильевича Суворова-Рымникскаго. Собрал изъ разныхъ повременныхъ изданиій И. Зейдель. — СПб.: Изд. А. П. Червякова, 1865.
    Ивашев П. Н. Из записок о Суворове / Сообщ. В. А. Соллогуб // Отечественные записки, 1841. — Т. 14. — № 1. — Отд. 2. — С. 1-9.
    Сергеев И. Домашние привычки и частная жизнь Суворова. Из записок отставного сержанта Ивана Сергеева, находившегося при Суворове шестнадцать лет безотлучно // Маяк, журнал современного просвещения, искусства и образованности // 1842. — Т. 1. — Кн. 2. — С. 100—108.
    Хвостов Д. И. История о светлости князя Суворова // Русская старина, 1900. — Т. 102. — № 5. — С. 336—337.
    Трейфурт А. В. Александр Васильевич Суворов / Записал К. А. Висковатов // Русская старина, 1876. — Т. 15. — № 1. — С. 213—215.
    В. Н. Головина. Записки графини Варвары Николаевны Головиной : (1766-1819) : [рус. дореф.] / Пер. с фр. рукописи, под ред. и с прим. Е. С. Шумигорского. — СПб. : Тип. А. С. Суворина, 1900. — 286 с.
    Александр Васильевич Суворов: к 250-летию со дня рождения / отв. ред. Л. Г. Бескровный. — М.: Наука, 1980. — 280 с.
    Александр Васильевич Суворов: библиографическое пособие / сост. К. Н. Шапошникова. — Белгород, 1999.
    Александр Васильевич Суворов глазами современников / сост. Э. И. Юрченко. — М., 1999.
    Алексеев С. П. Рассказы о Суворове и русских солдатах. — М.: Детская литература, 1968. — 127 с.
    Анисимов Е. В., Каменский А. Б. Россия в XVIII — первой половине XIX вв. — М., 1994.
    Бескровный Л. Г. Итальянский и швейцарский походы А. В. Суворова // Военно-исторический журнал. — 1974. — № 8. — С. 98—103.
    Боголюбов А. Н. Полководческое искусство А. В. Суворова. — М., 1950.
    Григорьев С. Т. Александр Суворов: ист. повесть. — М.: Мысль, 1990. — 319 с.
    Грусланов В. Н., Лободин М. П. Шпага Суворова. — Л.: Детская литература, 1990. — 239 с.
    Драгунов Г. П. Чёртов мост. По следам Суворова в Швейцарии. — М.: Мысль, 1995. — 238 с.
    Заичкин И. А., Почкаев И. Н. Екатерининские орлы. — М.: Мысль, 1996. — 350 с.
    Замостьянов А. Детство и юность Суворова. — М., 2002.
    Золотарёв В. А., Межевич М. Н., Скородумов Д. Е. Во славу Отечества Российского. (Развитие военной мысли и военного искусства в России во второй половине XVIII века.) — М., 1984.
    Зотов А. В. Моро и Суворов.
    Ковалев К. Причуды генералиссимуса // Ковалев К. П. Имена и лица русской культуры. — М., 2005. — С. 157—161.
    Колесников Н. В. Суворов: военно-исторический очерк с рисунками, портретами и пятью картами кампаний. — Шанхай: Книгоиздательство А. П. Малык и В. П. Камкина, 1932.
    Кочетков А. Н. Суворов // Советская историческая энциклопедия. — М., 1971. — Т. 13. — Стлб. 909—912.
    Красницкий А. И. Русский чудо-вождь: граф Суворов-Рымникский, князь Италийский, его жизнь и подвиги // Спб: Издание А. Ф. Девриена, 1900. — 376 c.
    Лебедянский М. С. Памятник А. В. Суворову. Биография московского памятника. — М.: Московский Рабочий, 1989. — 32 с.
    Лопатин B.C. Потёмкин и Суворов. — М.: Наука, 1992. — 288 с.
    Лопатин В. С. Суворов. — М. : Молодая гвардия, 2012. — 445, [3] с., [16] л. ил. — (Жизнь замечательных людей; Вып. 1608 (1408)). — 5000 экз. — ISBN 978-5-235-03571-3.
    Суворов в Петербурге. — Л.: Лениздат, 1978. — 304 с.
    Мартьянов П. Суворов в ссылке / Главный редактор Б. Б. Глинский // Исторический Вестник. — СПб., 1884. — Т. XVIII (октябрь). — ISSN 2411-1511.
    Масловский С. Суворов, Александр Васильевич // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918.
    Милютин Д. А. История войны 1799 г. между Россией и Францией в царствование императора Павла I. — СПб., 1857.
    Михайлов О. Н. Суворов. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1997. — 640 с. — ISBN 5-85880-439-X.
    Осипов К. Суворов. — Рига: Литгосиздат, 1949. — 384 с.
    Отечественная война и русское общество : 1812—1912 : юбил. изд. / под ред. А. К. Дживелегова, С. П. Мельгунова, В. И. Пичеты; ист. комис. учеб. отдела ОРТЗ. Т. 1-7. — М, Сытин. 1911—1912. Том I. 1911
    Петров А. Суворов и Домбровский: встреча на Треббии [1799] // Родина. — 1994. — № 12. — С. 84—88.
    Петрушевский А. Ф. Генералиссимус князь Суворов. СПб.: тип. М. М. Стасюлевича, 1884 — наиболее полная биография Суворова на основе анализа источников, по большей части рукописных и остававшихся неизвестными к 1884 г., а также практически всей изданной к 1884 г. литературы о Суворове.
    Помарнацкий А. В. Портреты А. В. Суворова. — Л.: Эрмитаж, 1963. — 180 с.
    Раковский Л. Генералиссимус Суворов. — Л.: Лениздат, 1975. — 527 с.
    Рогулин Н. Г. «Полковое учреждение» А. В. Суворова и пехотные инструкции екатерининского времени. — СПб.: Дмитрий Буланин, 2005. — 248 с.
    Ростунов И. И. Генералиссимус Александр Васильевич Суворов. — М.: Воениздат, 1989.
    Рыбкин Н. Генералиссимус Суворов. Жизнь его в своих вотчинах и хозяйственная деятельность. — М.: 1874. — 158 с.
    Сакович П. М. Действия Суворова в Турции в 1773 году. — СПб.: К.Край, 1853.
    Семанов С. Н. Александр Васильевич Суворов. Суворов в воспоминаниях современников. — М.: Русский мир, 2000. — 560 с.
    Смитт, Фридрих фон Суворов и падение Польши. — СПб.: 1866.
    Соловьёв В. А. Суворов на Кубани, 1778—1793. — Краснодар: Кн. изд-во, 1986. — 190 с.
    Советская военная энциклопедия. — М., 1978.
    Суворов А. В.: Великий сын России. — М.: Тиада-Х, 2000. — 320 с.
    Суворовский сборник. — М.: Изд-во АН СССР, 1951. — 280 с.
    Устинов В. А. Любовь и Восток. — М.: Московский писатель, 1994. — 252 с.
    Цветков С. Э. Александр Суворов. 1730—1800. — М.: Центрполиграф, 2005. — 495 с.
    Шишов А. В. Генералиссимус великой империи. — М.: Олма, 2005. — 480 с.
    Anthing J.F. Versuch einer Kriegsgeschichte des Grafen Suworow. Gotha, 1796—1799.
    Duffy Ch. Eagles over the Alps: Suvorov in Italy and Switzerland, 1799. Emperor’s Press, 1999. ISBN 1-883476-18-6
    Osipov K. Alexander Suvorov, a biography. London; New York: Hutchinson & co., ltd., [1944?].
    Smut F., von. Suworows Leben und Heerzüge. Vilna, 1833—1834.
    Smut F., von. Suworow and Polens Untergang. Leipzig, 1858.
    Von Reding-Biberegg. Der Zug Suworows durch die Schweiz. Zürich, 1896

0

18

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/c/c5/Suvorov_Alex_V.jpg

Генералиссимус граф Александр Васильевич Суворов-Рымникский, князь Италийский;
Неизвестный художник, XIX век.
СПб Государственный военно-исторический музей А. В. Суворова.

0

19

АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ СУВОРОВ

(13 ноября 1729 - 6 мая 1800)

Граф Рымникский (1789), князь Италийский (1799). Генералиссимус (1799). Великий русский полководец и военный теоретик. Полководческий гений Суворова отражен в чеканной формулировке: «не проиграл ни одного сражения, причем все они были выиграны при численном превосходстве неприятеля».

Яркий во всех отношениях человек, он прославился среди современников не только своими победами, но и своей неординарностью или, как тогда говорили, - чудачествами.  Для нас же, потомков, уроки Суворова - это весь его боевой путь, от Берлина и Варшавы до Измаила и Очакова, от Волги и до Альп.

Родился 13 (24) ноября 1729 (1730) года в Москве в семье подпоручика лейб-гвардии Преображенского полка Василия Ивановича Суворова и Евдокии Феодосьевны Мануковой. Доныне в Москве сохранился особняк Суворовых на Никитской улице и церковь, в которой крестили русского военного гения.

Отец Суворова был человеком замечательным. Крестник Петра Великого, начинал он свою службу в качестве царского денщика. Являлся одним из самых эрудированных и образованных людей Российской империи. Блистательный переводчик и администратор, Василий Иванович был одним из выдающихся организаторов службы тыла армии Российской империи и достиг к концу жизни звания генерал-аншефа и сенатора.

Его сын, будучи с рождения слабым и хилым ребенком, предназначался для статской службы. Однако, занимаясь всю жизнь физическими упражнениями и самообразованием, Александр Суворов поборол немощь и в 1742 г. по благословению «арапа Петра Великого» - Абрама Петровича Ганнибала был определен мушкетером в лейб-гвардии Семеновский полк. Начал действительную службу в 1748 г. в чине капрала.

В Семеновском полку Суворов прослужил шесть с половиной лет. В это время он продолжал свое обучение, как самостоятельно, так и посещая занятия в Сухопутном шляхетском кадетском корпусе, изучил несколько иностранных языков.

Александр Петрушевский описывает один примечательный случай из жизни Суворова, относящийся к этому периоду: «Будучи в Петергофе в карауле, он стоял на часах у Монплезира. Императрица Елизавета Петровна проходила мимо; Суворов отдал ей честь. Государыня почему-то обратила на него внимание и спросила, как его зовут. Узнав, что он сын Василия Ивановича, который был ей известен, она вынула серебряный рубль и хотела дать молодому Суворову. Он отказался взять, объяснив, что караульный устав запрещает брать часовому деньги. „Молодец“, - сказала государыня: „знаешь службу“; потрепала его по щеке и пожаловала поцеловать свою руку. „Я положу рубль здесь, на земле“, - прибавила она: „как сменишься, так возьми“. Крестовик этот Суворов хранил всю свою жизнь».

В 1754 г. выпущен из гвардии в Ингерманландский пехотный полк поручиком. По настоянию родителя служил по интендантской части с 1756 по 1758 гг. В 1758 г., после многочисленных просьб, отправлен в действующую армию в Пруссию. Назначен комендантом Мемеля. В 1759 г. подполковник Суворов - дежурный офицер штаба дивизии генерал-аншефа В.В. Фермора. На этой должности он участвовал в сражении под Кунерсдорфом (1 августа 1759). В 1760 г. принимал участие во взятии Берлина.

«Расчет времени есть главное правило ведения войны… От единого иногда мгновения разрешается жребий сражения» - А.В. Суворов - полководцам.

В 1761 г. командовал отдельными отрядами (драгунскими, гусарскими, казачьими), целью которых было сначала прикрыть отход русских войск к Бреславлю и безостановочно нападать на прусские войска. Нанес ряд поражений отдельным отрядам прусской армии в Польше. Во время многочисленных стычек проявил себя как талантливый и смелый партизан и кавалерист. Среди его достижений в то время были захват в результате неожиданного набега и уничтожение значительных запасов сена на виду у неприятеля; при Бунцельвице с небольшим числом казаков Суворов захватил прусский пикет, отбил посланный против него отряд гусар и в пылу их преследования достиг неприятельских окопов, так что мог рассмотреть палатки королевской квартиры в лагере. Участвовал в боях у Ландсберга, Бирштайна, деревень Вейсентин и Келец, Наугарта, во взятии Гольнау, содействовал осадному корпусу П.А. Румянцева в овладении Кольбергом, принудив отступить генерала Платена.

В 1762 г. произведен в полковники и назначен командиром Астраханского пехотного полка. С 1763 по 1768 гг. - командир Суздальского пехотного полка. Здесь Суворов разрабатывает свою победоносную тактику. Здесь он пишет свое знаменитое «Учреждение к бою».

В 1769 году бригадир Суворов был направлен в Польшу для борьбы с Барской конфедерацией. Преодолев со своим отрядом за 12 дней 600 верст,  Суворов прибыл на театр военных действий. 1 сентября 1769 г. у м. Орехово, русский отряд (320 чел. при 2 орудиях) столкнулся с главными силами Пуласских (2500 всадников при 3 пушках). Польская кавалерия 4  раза устремлялась в атаку, но была отражена с большими потерями. Наконец русская пехота - неслыханное дело! - ударила в штыки и опрокинула поляков. В схватке погиб брат вождя повстанцев – Франц-Ксаверий Пуласский. Победа при Орехово принесла Суворову чин генерал-майора.

«Неприятель нас не чает, щитает нас за сто верст… Вдруг мы на него, как снег на голову. Закружится у него голова! Атакуй с чем пришел, с чем Бог послал! Конница, начинай! руби, коли, гони, отрезывай, не упускай! Ура чудеса творят, братцы!» - А.В. Суворов - солдатам.

Казалось, что война в Польше должна скоро прекратиться, но это не устраивало Францию. Для реорганизации армии повстанцев из Парижа прибыл полковник Дюмурье с отрядом французских солдат и офицеров. В апреле 1771 г. конфедераты захватили Краков. Суворов решил нанести противнику сокрушительное поражение.

10 мая отряды Дюмурье и части Суворова сошлись в бою при Ландскроне. Поляки занимали крайне выгодные позиции на горе. Их левый фланг упирался в замок, а центр и правый фланг были прикрыты рощами. У конфедератов было 3500 человек при 50 орудиях. Правильно оценив обстановку, Суворов бросил в атаку на центр противника казаков и карабинеров. Дюмурье приказал егерям пропустить русскую кавалерию, чтобы затем смять ее ударом польских гусар и улан, но просчитался. Казаки, сомкнувшись в лаву, смяли польскую пехоту и кавалерию. Конфедераты обратились в бегство. Их потери составили более 500 человек убитыми.

Однако в августе на сторону конфедератов перешел литовский гетман М. Огинский. К нему на соединение потянулись мелкие отряды повстанцев. А.В. Суворов прекрасно понимал, что промедление смерти подобно. В ночь на 12 сентября 1771 г., имея в своем распоряжении всего 820 солдат, Суворов атаковал 4-тысячную армию Огинского в м. Столовичи. Литовцы были разгромлены наголову, потеряв более 700 чел. убитыми и ранеными. После этого военные действия пошли на спад.  За свои победы над конфедератами Суворов был удостоен орденов Святой Анны I степени, Святого Георгия III степени и Святого Александра Невского.

В сентябре 1772 г. Австрия, Пруссия и Россия договорились о первом разделе Польши. Суворов рвался на турецкий фронт. Его просьба была удовлетворена, и в 1773 г. он прибыл в действующую армию на Дунай. Русская армия едва насчитывала 50 тыс. человек, разбросанных небольшими отрядами по всему театру боевых действий. На фоне общего бездействия в 1773 г. ярко выделяются две победы А.В. Суворова - у г. Туртукай и у Гирсово. Имея в своем распоряжении небольшой отряд, не более 1000 штыков и сабель, Суворов дважды громил превосходящие силы противника у Туртукая. Эти победы принесли ему орден Святого Георгия 2 класса.

Успешные действия А.В. Суворова и О.И. Вейсмана и поражения турок подтолкнули Румянцева с 20-тысячной армией переправиться через Дунай и 18 июня 1773 г. осадить Силистрию. Не завершив осаду Силистрии из-за подхода сильно превосходящих сил турок, Румянцев отошел за Дунай.

Гирсово оставался последним населенным пунктом на правой стороне Дуная, который находился в руках русских войск. Его оборона была поручена отряду А.В. Суворова в 3000 штыков и сабель. Александр Васильевич с блеском оправдал доверие главнокомандующего, наголову разгромив атаковавший его 10-тысячный отряд противника. Турки потеряли более 1000 человек убитыми и ранеными. Победа у Гирсова оказалась последним  крупным успехом русского оружия в 1773 г.

«Все кампании различны между собой… Никакой баталии в кабинете выиграть не можно и теория без практики мертва» - А.В. Суворов - полководцам.

В связи с начавшейся крестьянской войной под руководством Е.И. Пугачева, императрица потребовала от Румянцева срочно добиться мира с Турцией, путем активных наступательных действий. Для склонения Порты к миру Румянцев решил перенести боевые действия за Балканы. В конце апреля 1774 г. А.В. Суворов и М.Ф. Каменский перешли Дунай и очис-тили Добруджу. Затем двинулись на Козлуджу, где стоял лагерем 40-тысячный турецкий корпус.

Позиция противника под Козлуджей прикрывалась густым Делиорманским лесом, проходимым только по узким дорогам. Только этот лес и разделял русских и турок. Авангард Суворова, состоявший из казаков, втянулся в лесное дефиле. За ними следовала регулярная кавалерия, а затем сам Суворов с частями пехоты.

Когда казачья конница вышла из леса, она была неожиданно атакована крупными силами турецкой кавалерии. Казакам пришлось отступить назад в лес, где они в острых схватках задержали неприятеля. Однако вслед за вражеской конницей в лес вошли значительные силы пехоты, которые напали на втянувшиеся в дефиле русские войска и вытеснили их из леса. При этой атаке едва не погиб Суворов. Находившаяся в резерве пехотная бригада (два пехотных полка) выправила положение, выдвинувшись на позиции перед опушкой.

Произошло ожесточенное сражение. Обе стороны дрались с необычайным упор­ством. Русские отошли в лес и после множества коротких схваток выбили турок из него. Те отступили на свои главные позиции - укрепленный лагерь.

При выходе русских войск из леса их встретил сильный огонь турецких батарей из этого лагеря. Суворов остановил полки и в ожидании своей артиллерии выстроил пехоту в две линии батальонными каре, поставив кавалерию на флангах. В таком боевом порядке, отражая атаки турецкой пехоты и кавалерии, русские медленно шли вперед.

Подойдя к лощине, отделявшей русские войска от неприятельского укрепленного лагеря, Суворов выставил подошедшие из леса батареи и открыл пушечный огонь, готовя атаку. Потом двинул вперед пехотные каре, выслав вперед кавалерию. В результате ожесточенного боя турки обратились в бегство. Победа Суворова и Каменского при Козлуджи, заставили турецкого султана пойти на заключение мирного договора.

10 июля 1774 г. в д. Кючук-Кайнарджи был подписан мир. Турция уступала России часть побережья с крепостями Керчь, Еникале и Кинбурн, а также Кабарду и нижнее междуречье Днепра и Буга. Крымское ханство объявлялось независимым. Молдавия и Валахия получили автономию и переходили под покровительство России, а Западная Грузия освобождалась от дани.

В том же 1774 г. Суворов был прикомандирован к графу Петру Панину для помощи в подавлении восстания Емельяна Пугачева. Стремительно преодолев расстояние в сотни верст до Волги, Александр Васильевич деятельно подключился к борьбе с явлением, угрожавшим своими целями и размахом самим основам государственного строя крепостной России. К тому времени силы Пугачева были уже подорваны, но Суворов принялся за дело со своей обычной смелостью и бескомпромиссностью. Он подчинил себе кавалерию из отряда Михельсона и стал энергично преследовать остатки армии пугачевцев. Такая активность, возможно, повлияла на окончательное решение яицких казаков выдать своего предводителя властям.

Затем Суворов с особым отрядом конвоировал пленного Пугачева (посаженного в «нечто подобное большой клетке на четырех колесах») до Симбирска, где сдал его Панину. «Когда все было готово, - пишет Петрушевский, - Суворов тронулся в путь и все время лично наблюдал за сохранностью Пугачева… Езда в клетке очень не понравилась Пугачеву, и, чтобы заставить его быть спокойнее, принуждены были и его, и его 12-летнего сына посадить каждого в особую крестьянскую телегу и привязать к ней веревками, а для лучшего присмотра за ними ночью зажигали факелы». Известно также, что когда Пугачева только привезли к Суворову, тот беседовал с ним  с глазу на глаз четыре часа. Осталось тайной, о чем была та беседа. Но Александр Васильевич, известный своим милосердием к побежденным, на этот раз не проникся сочувствием к пойманному предводителю восстания. Панин и Суворов еще целый год оставались в губерниях, которые охватили волнения, восстанавливая в них пошатнувшееся правление (Заичкин И.А., Почкаев И.Н. Русская история. От Екатерины Великой до Александра II. М., 1994).

В период 1775-1787 гг. Александр Васильевич командовал Владимирской дивизией, занимался укреплением Кубанской линии, принял активное участие в присоединении Крыма, за что и был пожалован орденом святого Владимира I степени.

В 1787 г. разразилась вторая русско-турецкая война (1787-1791). 13 августа 1787 г. Турция объявила состояние войны с Россией, стягивая в район Очаков - Кинбурн крупные силы (свыше 100 тыс. человек). К этому времени для противодействия туркам Военная коллегия учредила две армии. Под начало П.А. Румянцева поступила Украинская армия с второстепенной задачей: следить за безопасностью границы с Польшей. Командование Екатеринославской армией взял на себя князь Потемкин, который должен был решать главные задачи кампании: овладеть Очаковым, перейти Днестр, очистить весь район до Прута и выйти к Дунаю. На свой левый фланг в район Кинбурна он выдвинул отряд А.В. Суворова. На стороне России в этой войне выступила и Австрийская империя. 1 октября 1787 г. турки высадили на Кинбургскую косу 5-тысячный десант. Выкопав 15 рядов окопов, османы ринулись на штурм крепости.

После того, как многочисленное войско противника приблизилось к Кинбурну на расстояние одной версты, было решено дать ему отпор. Под командованием Суворова находились войска общей численностью в 4405 человек. Сражение началось в 15 часов. Войска первой линии под ко­мандованием генерал-майора И.Г. Река, выступив из крепости, стремительно атаковали неприятеля. Наступление пехоты подкрепляли резервные эскадроны и казачьи полки. Янычары, опираясь на ложементы, оказывали упорное сопротивление. Во время боя Суворов находился в авангарде среди солдат, и лично воодушевлял их. Под ним убили лошадь, он вынужден был спешиться. Турки бросились на русского генерала, но его заслонил собой мушкетер Новиков. Начавшие было отступать русские солдаты увидели это, с криками «Братцы, генерал остался впереди!» кинулись на выручку и потеснили врагов. Вскоре Суворов был ранен в бок картечью и даже на время потерял сознание. Но когда пришел в себя, то сумел подняться и возглавил новую яростную атаку. Стороны бились до полного изнеможения. Однако к вечеру, не выдержав натиска свежих русских сил, противник стал отходить. Суворовские солдаты выбили его из всех 15 ложементов. Загнанный в самый угол косы, враг упорно защищался. Его поддерживал огонь флота. Но дело было решено отвагой русских чудо-богатырей. К полуночи сражение окончилось полным разгромом турецкого десанта. Удалось спастись всего около 500 туркам.

«Стреляй редко, да метко. Штыком коли крепко, пуля обмишулится, а штык не обмишулится. Пуля дура, штык молодец… Богатырь заколет полдюжины, а я видал и больше. Береги пулю в дуле. Трое наскачат - первого заколи, второго застрели, третьему штыком карачун» - А.В. Суворов - солдатам.

Военные действия 1788 г. велись вяло. Все свелось к долговременной осаде Очакова. 27 июля турки предприняли неудачную вылазку из крепости, и Суворов чуть было не ворвался на плечах противника в Очаков. Но турки опомнились и стали оказывать яростное сопротивление. Потемкин несколько раз предписывал Александру Васильевичу отступить, но тот смел ослушаться его приказов. Результат был плачевный - бесцельные потери и ранение самого Суворова. Потемкин строго выговаривал генералу его ослушание, а того долго затем мучила боль и физическая, и душевная.

К 5 декабря положение осажденных в Очакове турок достигло кризиса, но и у осаждающих крепость русских также почти закончился фураж и провиант. Офицеры и солдаты сами просились на приступ. Штурм состоялся, и 6 декабря 1788 г. Очаков был взят. Штурм продолжался 1 час 15 минут. Большая часть гарнизона была перебита. В плен было взято 4500 человек. В качестве трофеев победителям достались 180 знамен и 310 орудий. Потери наших войск - 2789 человек убитыми и ранеными. Но армия Потемкина потеряла до этого в период стояния под стенами крепости огромное количество людей от болезней и холода. Этих потерь удалось бы избежать, если бы Потемкин вовремя прислушался к Суворову и решился на штурм еще летом. Суворов назвал осаду Очакова «осадой Трои».

С падением Очакова Турция лишилась единственного остававшегося в ее руках крупного опорного пункта в Северном Причернорморье. Екатеринославская армия могла быть теперь повернута в сторону Балкан. После взятия Очакова Потемкин отвел армию на зимние квартиры.

В кампанию  1789 г.  Румянцеву было предписано с 35-тысячной армией выйти на Нижний Дунай, где находились главные силы турецкой армии. Потемкин с главной армией в 80 000 человек собирался  овладеть Бендерами.

Действуя против отдельных отрядов турок, корпус генерал-лейтенанта В.Х. Дерфельдена (5 тыс. человек), 7 апреля разбил части турок у  Бырлада, а  16 апреля нанес поражение Якубу-аге у Максимен. Затем он   дошел до Галаца где нанес поражение корпусу Ибрагим - паши.

Эти блистательные победы были последними, которые одержали войска престарелого фельдмаршала Румянцева. Из-за интриг Потемкина ему пришлось уйти в отставку. Таким образом, обе армии были объединены под общим командованием Потемкина.

Командующий турецкими войсками Осман-паши, видя, что Южная армия бездействует, решил разбить союзника России - австрийцев, а затем и русских.

Фельдмаршал принц Иосиф-Мария Саксен-Кобург-Заафельд - командующий австрийским корпусом - обратился за помощью к генерал-аншефу А.В. Суворову, который сосредоточил свои части (7000 человек) в Бырладе. Соединив свои войска, союзники утром 21 июня атаковали у Фокшан 40-тысячную армию турок. В ходе ожесточенного сражения турки были разгромлены наголову. Противник бежал, оставив Фокшаны.

В августе Потемкин осадил Бендеры, сосредоточив под стенами крепости почти всю русскую армию. В Молдавии оставалась только малочисленная дивизия Суворова.

Турецкий визирь Юсуф снова решил разбить австрийцев и русских поодиночке, а затем помочь осажденным Бендерам.

Суворов, разгадав замысел Юсуфа, совершил быстрый марш на соединение с австрийцами у Фокшан. За два с половиной дня в чрезвычайно сложных погодных условиях он прошел 85 верст и 10-го сентября соединился здесь с австрийцами. Предстоял бой у реки Рымник.

Силы союзников составили 25 000 человек при 73 орудиях. Силы турок - 100 тыс. человек при 85 орудиях. Несмотря на четырехкратное превосходство противника в силах, Суворов настоял на атаке. Турецкие войска были разбросаны в четырех лагерях, чем и решил воспользоваться великий русский полководец.

Местность, на которой предстояло вести бой, представляла собой возвышенное плато. Центральной его частью был район леса Крынгу-Мейлор. Именно там и находилась главная позиция противника. С флангов ее ограничивали глубокие овраги, дно которых имело вязкий грунт. Правый фланг прикрывался еще колючим кустарником, а левый - укреплениями у деревни Бокза. Перед фронтом возводился ретраншемент.

Внезапная атака Суворова застала турок врасплох. Союзники построили свой боевой порядок углом, с вершиной в направлении неприятеля. Правую сторону угла составляли полковые каре русских, левую - батальонные каре австрийцев. При наступлении между левой и правой сторонами образовался промежуток около 2-х верст, занятый австрийским отрядом генерал-майора барона  Андрея Карачая.

Бой начался рано утром 11 сентября. Стремительной атакой через овраг правофланговое каре русских овладело передовым турецким лагерем у Тыргу-Кукули. Перед глубоким  оврагом первая линия русской пехоты замешкалась и  остановилась под артиллерийским огнем. К ней устремился Суворов. Его появление в линии и придало атаке стремительность. Турки отступили за Тыргу-Кукулуйский лес.

Принц Кобургский двинул вперед свой корпус чуть позже. Прикрывавший центр отряд гусар А. Карачая семь раз устремлялся в атаку, и каждый раз ему приходилось отходить. Австрийцы заколебались, и Суворов был вынужден выделить два пехотных батальона для поддержки союзников. Сражение подходило к апогею. К полудню атаки русских и австрийцев батальонов заставили турок отойти к Крынгу-Мейлорскому лесу, то есть к своей главной позиции.

В час дня войска снова двинулись вперед: русские на левый турецкий фланг, австрийцы - на центр и правый фланг. Великий визирь выбросил навстречу 40 тыс. конницы, которой удалось окружить левое крыло австрийцев. Кобург слал к Суворову адъютанта за адъютантом, прося о помощи. И она пришла. Русский полководец, овладев Богзой, на полном марше перестроил свои боевые порядки, стал сближаться с австрийским корпусом, пока русские не составили с ним одной линии. Ружейно-пушечный огонь охладил пыл османов. Русская кавалерия, действуя в конном строю, овладела турецким ретрашементом. Армия великого визиря побежала.

Турки потеряли около 10 000 человек убитыми и ранеными. Победители взяли 80 орудий и весь турецкий обоз. Потери союзников составили всего 650 человек.

Заслуги Суворова были высоко оценены. Австрийский император пожаловал ему титул графа Священной Римской империи. В графское достоинство возвела его и Екатерина II с добавлением Рымникский. На Суворова пролился алмазный дождь: бриллиантовые знаки ордена Андрея Первозванного, шпага, осыпанная бриллиантами, бриллиантовый эполет, драгоценный перстень. Но больше всего полководца порадовало то, что он был награжден орденом святого Георгия 1-й степени.

В результате Рымникской победы русские войска очистили от противника все пространство до Дуная, заняли Кишенев, Каушаны, Паланку, Анкерман. 3 ноября пали Бендеры.

Султан Селим III, несмотря на победы русских войск, решил продолжить войну с Россией, тем более что последней приходилось воевать и с Швецией.

После смерти  императора Иосифа II из войны с Турцией вышла Австрия. Екатерина II потребовала от Потемкина решительных действий в разгроме турецкой армии, однако князь действовал не очень активно. Лишь 21 июня русский корпус Гудовича овладел турецкой крепостью Анапой. Не смирившись с падением Анапы, в сентябре 1790 г. турки высадили на кубанское побережье армию Батая-паши, которая после усиления горскими племенами достигла численности в 50 тыс. человек. 30 сентября в долине Лабы на речке Тохтамыш она была атакована русским отрядом под командованием генерала Германа. Несмотря на большой численный перевес у турок - в отряде Германа было всего З300 человек, - войско Батая-паши было разбито. Сам он был захвачен в плен. Успехи русской армии на Кубани подтолкнули Потемкина начать активные действия Южной армии. Потемкин двинулся в Южную Бессарабию. За короткое время армия овладела крепостями Исакчей, Тульчей и Кимой. Отряд Гудовича-младшего совместно с братом Потемкина Павлом осадили Измаил.

Измаил считали неприступным. Он был укреплен французскими инженерами и оборонялся гарнизоном в 35 тыс. человек с 265 орудиями. Комендантом и командующим войсками (сераскиром) являлся Айдос Мехмет-паша.

Осада Измаила велась вяло вплоть до начала декабря. В это время русский флот под командованием вице-адмирала Ф.Ф. Ушакова  28 августа разгромил турецкую эскадру при Тендре. Эта победа очищала Черное море от турецкого флота, который мешал пройти русским судам к Дунаю для содействия в овладении крепостями Тульча, Галац, Браилов, Измаил. Гребная флотилия де Рибаса освободила Дунай от турецких лодок и заняла Тульчу и Исакчу.

В интересах коренного улучшения дел под Измаил было решено послать А.В.Суворова. Прибыв к крепости 2 декабря, Суворов стал деятельно готовить войска к штурму. В своем письме Потемкину он писал: «Крепость без слабых мест. Сего числа приступлено к заготовлению осадных материалов, коих не было, для батарей, и будем старатца их совершить к следующему штурму дней через пять...»

Подготовка к штурму велась тщательно. Неподалеку от крепости выкопали ров и насыпали валы, которые походили на измаильские, и войска настойчиво тренировались в преодолении этих укреплений.

Чтобы избежать напрасных жертв, коменданту и другим военачальникам в Измаиле 7 декабря было послано с требованием капитуляции гарнизона. Комендант гордо ответил: «Скорее луна затмит солнце и Дунай потечет вспять, чем падет Измаил».

В 3 часа ночи 11 декабря колонны русских стали выдвигаться к крепостным стенам, а в 5 часов 30 минут по условному сигналу - взвилась ракета - пошли в атаку. Штурм Измаила начался. Прорыв в Измаил трех русских колонн генералов Ласси, Львова и Кутузова обеспечил успех. С Дуная был высажен десант, который также вступил в бой. Противник оказывал отчаянное сопротивление. Ожесточенный бой внутри крепости продолжался шесть с по­ловиной часов. Он окончился в пользу русских. Разгром противника был полным. Он потерял 26 тыс. убитыми и 9 тыс. пленными. В качестве трофеев русские войска захватили  265 орудий, 345 знамен и 7 бунчуков.

Штурм Измаила стал выдающимся подвигом русских воинов. Их возможности прекрасно понимал А.В. Суворов. В своем рапорте Александр Васильевич отмечал: «Невозможно превознесть довольно похвалою мужество, твердость и храбрость всех чинов и всех войск, в сем деле подвизавшихся». При Измаиле отличился и будущий герой Отечественной войны 1812 года М.И. Кутузов, который был назначен Суворовым комендантом крепости.

Победа для Суворова обратилась в опалу. Несмотря на то, что тот был пожалован Екатериной II подполковником Преображенского полка (полковником которого была сама императрица), и в честь него была выбита медаль, эти награды казались современникам смехотворными по сравнению с одержанной победой. Причиной такого отношения был разрыв Суворова с Потемкиным. Неуживчивый характер генерала, его презрение к дворцовым порядкам, привели к его отстранению от командования войсками. Войну с турками заканчивали без него. Вскоре Екатерина по совету Потемкина поручила Александру Васильевичу осмотреть все укрепления в Финляндии до самой границы со Швецией.

О Суворове вспомнили только в 1794 г., когда началось польское национальное восстание под руководством А.Т. Костюшко. Униженные разделом Речи Посполитой, оккупацией русскими и прусскими войсками, а также фактической утратой государственной независимости, польские патриоты уже в 1793 г. стали готовиться к восстанию.

Оно началось 12 марта 1794 г. с рейда кавалерийской бригады А. Мадалинского, отказавшегося выполнить приказ «тарговичан» о ее разоружении. 24 марта на соборной площади Кракова был объявлен «Акт восстания граждан воеводства Краковского». Во главе повстанцев встал генерал-лейтенант Костюшко. Андрей Тадеуш Бонавентура Костюшко на свои средства окончил военно-инженерную академию во Франции. С октября 1776 г. являлся полковником американской армии и стал героем войны за независимость США. Именно ему американцы были обязаны победой под Саратогой в 1777 г. Костюшко был прекрасный строевой командир, талантливый инженер и пламенный патриот. В ночь с 17 на 18 апреля вспыхнуло восстание в Варшаве, а спустя четыре дня - в Вильно. Русские гарнизоны в этих городах были разгромлены и частично пленены. Пламя восстания охватило многие районы Польши и Литвы.

Русские и прусские войска двинулись в начале мая к Варшаве. Но плохо вооруженные повстанцы дрались отчаянно. Война затягивалась и  фельдмаршал П.А. Румянцев послал против повстанцев А.В. Суворова.

Став во главе русских войск, великий русский полководец, разгромив по дороге польско-литовские войска в боях под Дивином, Крупчицами, Брестом и Кобылкой, вышел в середине октября 1794 г. на подступы к Варшаве. Сюда были стянуты все основные силы повстанцев. К тому времени Костюшко попал в плен в сражении под Мацейовицами.

Укрепленное предместье Варшавы - Прага пала после ожесточенного  штурма 24 октября 1794 г. Суворов, верный своим принципам: врага в бою поражать, но сдавшихся - щадить, предписывал перед приступом обращаться с поляками гуманно - дома не грабить, безоружных не убивать. Штурм Праги продолжался три часа. По некоторым данным, поляки потеряли 13 тыс. чел. в бою и около 2 тысяч утонуло в Висле, русские потеряли 580  чел. убитыми и 960 ранеными. Запросивших мира варшавян Александр Васильевич принял благожелательно, заявив: «С Польшею у нас войны нет, я не министр, но военачальник: сокрушаю толпы мятежников». Магистрат, купечество и мещане Варшавы поднесли ему ключи от города, которые русский полководец принял и поцеловал.

Польское восстание закончилось. Александр Васильевич Суворов за подавление польского восстания был произведен в чин генерал-фельдмаршала. Часто цитируется в литературе следующий эпизод польской кампании Суворова - его знаменитое донесение Екатерине «Ура! Варшава наша!» и ответ императрицы «Ура! Фельдмаршал Суворов». Но следует отметить также, что русские силы под предводительством Александра Васильевича своим взятием столицы Польши резко изменили расклад сил на европейской арене. Авторитет русской армии еще более возрос. Одним из результатов этого стал тот факт, что Россия, Австрия и Пруссия пошли в 1795 г. на третий раздел Речи Посполитой. Теперь она перестала существовать как самостоятельное государство.

«Доброе имя есть принадлежность каждого честного человека; но я заключал доброе имя мое в славе моего Отечества, и все деяния мои клонились к его благоденствию» - А.В. Суворов - всем нам.

После смерти Екатерины II в 1796 г. великий полководец попал в опалу. Его сослали в имение Кончанское, но в 1798 г. император Павел I вернул фельдмаршала на службу.

Рескрипт Павла I от 4 февраля 1799 г. гласил: «Сейчас получил я, граф Александр Васильевич, известие о настоятельном желании венского двора, чтоб вы предводительствовали армиями его в Италии, куда и мой корпус Розенберга и Германа идут. И так по сему и при теперешних европейских обстоятельствах долгом почитаю не от своего только лица, но от лица и других и предложить вам взять дело и команду на себя и прибыть сюда для отъезда в Вену».

Полководец с радостью воспринял назначение и поспешил в Петербург. Австрийское правительство подготовило русскому полководцу неприятный сюрприз. Их войска должны были подчиняться Суворову только на поле боя, а все ведение операций планировалось из Вены. Кроме того, русский корпус А.Г. Розенберга был немногочисленен, а его снабжение производилось из австрийских магазинов. Так как император упразднил квартирмейстерскую службу, русский полководец был вынужден пользоваться услугами австрийских офицеров. Это не могло не сказаться на взаимоотношениях Александра Васильевича и австрийского придворного военного совета.

В Италии находились две французские армии: на севере армия генерала Шерера - 58 тыс. человек, на юге в Партенопейской республике - армия генерала Макдональда, 33 тыс. человек.

4 апреля 1799 г. Суворов прибыл в Валеджио и принял командование союзной армией. В Валеджио он находился до 8 апреля, ожидая подхода русской дивизии Повало-Швейковского, входившей в состав корпуса А.Г. Розенберга. Это время было использовано для обучения австрийских войск основам суворовской тактики.

Боевые действия начались 8 апреля 1799 г. с блокады крепостей Пескьеры и Мантуи. Александр Васильевич решил разбить противника по частям. Его главные силы двинулись к р. Адде, на берегах которой была сосредоточена армия Моро в 28 тыс. человек.

Союзные войска наступали согласно знаменитому суворовскому принципу «идти врозь - бить вместе». Авангардом союзной армии, состоявшем из русских полков,  командовал князь П.И. Багратион. Само сражение при р. Адде 26-28 апреля 1799 г. представляет собой несколько отдельных боев. Силы русско-австрийской армии на направлении главного удара составляли 24 500 человек. В 8 часов утра 26 апреля войска Багратиона атаковали Лекко, где оборонялся 5-тысячный отряд под командованием бригадного генерала Сойе. Наступление велось с трех сторон: севера, востока, юга. Противник, укрепившись в садах и домах города, оказывал упорное сопротивление. Вражеские батареи, расположенные за Аддой на высотах, вели сильный огонь по штурмующим русским колоннам. Несмотря на это, войска Багратиона решительным штыковым ударом сломили сопротивление противника, ворвались в город и отбросили оборонявшие Лекко французские части на противоположный берег реки. Наступление на Кассано, ввиду тактической слабости австрийцев, не получило дальнейшего развития, но зато у Вердерио попала в окружение и была вынуждена капитулировать 28 апреля дивизия генерала Серюрье.  Пленение войск Серюрье придало сражению при Адде характер разгрома. Потери союзников достигали 2000 человек убитыми и ранеными. Потери французов достигали 7500 человек (в том числе 5000 пленными) и 27 орудий.

Республиканцы были вынуждены поспешно отойти за р. Тичино, а союзные войска с триумфом вступили в Милан - столицу Северной Италии.

Оправившись, французы решили нанести по армии Суворова удар с двух направлений: остатками армии Моро с юга от района Генуи и с востока армией Макдональда. Французы заняли Валенцу и стали выходить во фланг союзных войск. 1 мая 1799 г. из-за настойчивости великого князя Константина Павловича, русский отряд под командованием А.Г. Розенберга вступил с неприятелем в бой у Бассиньяно. Моро стал перебрасывать к этому пункту свои главные силы. Русский отряд, подавленный численным превосходством противника, был вынужден отступить, потеряв до 1250 человек убитыми, ранеными и пленными.

5 мая подверглась атаке австрийская дивизия, располагавшаяся у Маренго. Австрийцы стали отступать, но их выручил отряд Багратиона. Примкнув к флангам союзников, Петр Иванович приказал идти в атаку. Части Моро были отброшены на исходные позиции с потерей 500 человек.

27 мая союзники вступили в Турин - столицу Сардинского королевства. Несколькими днями ранее, согласно принятому плану, выступила неаполитанская армия генерала Макдональда. Потомок шотландских аристократов, служивший младшим офицером во французской королевской армии, Жан-Стефан-Жозеф-Александр Макдональд проявил незаурядный полководческий талант и личную храбрость на полях сражений. Будущий наполеоновский маршал был любим солдатами и отличался неординарностью мышления.

Между тем Суворов решил не терять время и разгромить противника по частям. Первый удар намечалось нанести по наиболее сильной и опасной армии Макдональда. К этому времени в лагере под Александрией находилось, с учетом прибывшего отряда Бельгарда 38 500 человек. Большую часть этих войск (24 000) Суворов предназначал для наступления против Макдональда. Остальные войска (14 500) во главе с Бельгардом он оставлял у Александрии, приказав выдвинуть для наблюдения за Моро в сторону Ривьеры лишь слабые кавалерийские отряды. Генералу Отту было предписано до прибытия главных сил не ввязываться в бои с неприятелем, а лишь сдерживать его продвижение в районе между Пармой и Пьянченцей. Что касается генерала Края, то ему надлежало высвободить из состава осадного корпуса часть войск и направить их на подкрепление главных сил и отрядов Кленау и Гогенцоллерна.

Однако планы русского полководца были изменены в связи с наступлением французов. Разгромив один из австрийских отрядов, армия Макдональда 6 июня основными силами навалилась на отряд австрийцев под командованием генерала Отта у  Сан-Джиовано на р. Треббии.

Суворов, оставив у Алессандрии заслон против возможного наступления Моро, стремительным маршем преодолел за 36 часов около 85 верст. Солдаты в 35-градусную жару падали от изнеможения на марше, но фельдмаршал был неумолим. Разгром отряда Отта ставил бы под сомнение весь его план военных действий.

Местность, на которой должно было произойти сражение, представляла собой плоскую равнину, ограниченную с севера рекой По, а с юга - отрогами Аппенинских гор. Там текли три неширокие мелководные реки - Тидоне, Треббия и Нура. В засушливое лето 1799 г. они везде были проходимы вброд. Действия войск, особенно конницы, затрудняли лишь многочисленные канавы, виноградники, изгороди, заборы.

Русский полководец прибыл на помощь союзникам в критический момент боя. Правильно оценив обстановку, он приказал казакам ударить по флангам противника, а русским батальонам, в каждом из которых не было и 200-300 человек, ударить в штыки.

Не выдержав удара, французская пехота отошла с поля боя. К утру 7 июня в распоряжении Суворова находилось 26 тыс. человек. Армия Макдональда насчитывала около 23,5 тыс. человек. Александр Васильевич решил атаковать неприятеля и, опрокинув его левый фланг, отрезать от армии Моро.  Сражение, начавшееся из-за сильного утомления войск не в 7, а в 10 часов утра, первоначально развивалось успешно, но к 17 часам к Макдональду подошли дивизии Оливье и Монришара, что позволило французам отступить с поля боя в полном порядке. Ко всему прочему негативную роль сыграл командовавший австрийцами генерал от кавалерии барон Мелас. Его колонна пассивно вела себя на отведенном для наступления участке и не выделила подкреплений центру, когда этого потребовал главнокомандующий.

На следующий день Макдональд первым начал атаку, пытаясь охватить фланги союзных войск. Дивизиям Виктора и Руска удалось потеснить дивизию Повало-Швейковского и окружить Московский гренадерский полк. Однако полк не дрогнул, а развернув третью шеренгу, стал отстреливаться во все стороны. Только личное вмешательство Суворова спасло положение. Мелас опять не выделил подкреплений за исключением кавалерии князя Лихтенштейна и тем самым спас французов от полного разгрома.

Однако армия республиканцев и так была деморализована и стала отступать. Русские войска догнали и разгромили только арьегард Макдональда на р. Нуре. Здесь опять отличились московские гренадеры, захватившие у противника три знамени. За этот подвиг полк получил наградные знамена с надписью «За взятие знамя у французов при Треббии и Нуре 1799 г.». В ходе сражения и преследования французы потеряли более 15 000 человек убитыми, ранеными, пленными и 60 орудий. Потери союзников составили 934 человека убитых, до 4000 раненых и около 500 человек пропавшими без вести.

Узнав о поражении Макдональда, Моро отступил от Генуи, и соединился с остатками его армии только в горах Генуэзской Ривьеры.

Однако союзники-австрийцы не дали Суворову воспользоваться плодами блистательной победы при Треббии, всячески ограничивая его инициативу, и, более того, противодействовали его планам. Пассивностью австрийцев воспользовались французы, усилив потрепанные Суворовым войска и доведя их численность до 45 тыс. человек. Во главе этих войск был поставлен генерал Жубер, который по словам Наполеона являлся одним из самых талантливых полководцев республиканской Франции.

Австрийцы несмотря на угрозы со стороны противника требовали от Суворова не развивать наступательных операций до овладения Мантуей. Крепость пала 17 июля, и Суворов начал активные действия. Он выступил навстречу армии Жубера. Войска противников выстроились у г. Нови. Жубер приостановил свое движение, не решаясь атаковать союзные войска. К этому времени в его распоряжении находилось около 34 тыс. человек при 38 орудиях. Союзная армия насчитывала до  65 тыс. штыков и сабель. Русский полководец, воспользовавшись нерешительностью противника, перехватил инициативу и сам атаковал его позиции на отрогах Аппенин. Главный удар наносился по правому флангу республиканцев.  В самом начале  сражения Жубер был убит и командование перешло к генералу Моро. Жан-Виктор Моро, сын адвоката, начал свою военную карьеру в качестве простого волонтера. Благодаря своим незаурядным способностям выдвинулся в первый ряд полководцев республиканской Франции. Отличался завидным хладнокровием и способностью с честью выходить из самых трудных положений. Имел репутацию мастера отступлений.

Русские войска атаковали Нови 17 раз. Несмотря на исключительное упорство французов, противник потерпел сокрушительное поражение. В руки союзников попала вся артиллерия, большая часть обоза и 4 знамени. Французы потеряли 6500 человек убитыми и ранеными, а также более 4000 пленными. Потери союзников составили 1250 человек убитыми и 4700 ранеными.

Практически  вся Италия, за исключением Генуэзской области, была освобождена от французов.

Однако теперь, когда ворота во Францию оказались открыты благодаря гению великого русского полководца Англия и Австрия, опасаясь усиления России, решили удались русские войска из Италии. В середине августа 1799 г. Суворов получил из Вены предписание австрийского императора, санкционированное Павлом I, об отводе союзных войск через Альпы в Швейцарию для соединения с корпусами Римского-Корсакова и принца Конде с тем, чтобы оттуда начать наступление во Францию.

Сам план кампании, утвержденный союзными монархами, был по своей сути химеричным и не учитывал специфику местности, на которой предстояло вести боевые действия. К тому же Суворова поставили уже перед свершившимся фактом вывода войск австрийского эрцгерцога Карла из Швейцарии. А кроме того Александр Васильевич даже официально не был назначен главнокомандующим на немецко-швейцарском театре боевых действий, как прежде в Италии.

После вывода австрийских войск из Швейцарии, у Цюриха осталось 22 тыс. солдат под командованием фельдмаршал-лейтенанта Фридриха Конрада фон Хотце, разбросанные на большом расстоянии друг от друга отдельными отрядами, а также русский корпус под командованием генерал-лейтенанта Александра Михайловича Римского-Корсакова. Этот генерал принадлежал к числу лиц, выдвинувшихся при дворе. Он никогда не командовал крупными соединениями, но принадлежал к числу любимцев государя.

Начав вывод своих войск, австрийцы существенно осложнили положение кор­пуса Римского-Корсакова, поставив его под удар французской армии генерала Массены численностью 84 тыс. человек. На направлении главного удара Массена сосредоточил до 56 тыс. штыков и сабель.

Выйдя 31 августа из Александрии, войска Суворова (20 тыс. человек, включая около 5 тыс. казаков) 4 сентября прибыли в Таверно. Австрийское командование должно было собрать в Таверно, у подножия Альп, 1430 мулов, боеприпасы, горную артиллерию и продовольствие. Но здесь русские войска из-за австрийских интендантов, которые не собрали в установленный срок обещанные запасы и вьючных животных, простояли 5 дней. Естественно, Суворов не мог терпеть такого отношения союзников к русской армии. В своем донесении императору от 9 сентября он сетовал: «… Австрийский генерал Даллер со своими комиссарами обманывает нас двуличными, постыдными обнадеживаниями, и уже пятые сутки стоим мы праздно у Таверны…». Вместо 1430 обещанных мулов русская армия получила от австрийцев лишь 650.  Более того, австрийское интендантство заключило с погонщиками контракт только на маршрут до подножия Альпийского хребта. Вместо мулов пришлось использовать казачьих лошадей.

Для движения на соединение с корпусом Римского-Корсакова Суворов избрал кратчайший путь через перевал Сен-Готард на Швиц, в тыл армии Массены. Полевая артиллерия и обозы были отправлены к Боденскому озеру кружным путем. С войсками Суворов оставил лишь 2-фунтовые горные пушки, полученные от австрийцев.

10 сентября основные силы русской армии выступили в поход в направлении Беллинцона - Айроло - Тремоло - Сен-Готард. Колонна генерала от инфантерии А.Г. Розенберга двинулась из лагеря 9 сентября в направлении Беллинцона - Бьяска - Донджо - Дизентис - Танеч - Урзерн. В авангарде главных сил шел отряд  П.И.Багратиона  (4 егерских, 4 сводно-гренадерских батальона) с 5 орудиями. За ними двигались основные силы русской армии в составе дивизий генерал-лейтенантов Я.И. Повало-Швейковского (2 фузилерных, 6 мушкетерских батальонов) с 5 орудиями и И.И. Ферстера (8 мушкетерских батальонов) при 6 орудиях, под общим командованием генерал от кавалерии  В.Х. Дерфельдена. Корпус генерала от инфантерии А.Г. Розенберга в составе 2 егерских и 6 мушкетерских батальонов при 8 орудиях далеко оторвался от основных сил и двигался к Урзерну, имея в авангарде 13 егерский полк генерала Кашкина.

Каждая дивизия шла поэшелонно с разведкой из 500 казаков. В голове дивизии шло подразделение австрийских пионеров, исправлявших дорогу.

12 сентября  к главным силам русских присоединился  отряд австрийцев под командованием полковника Штрауха (4 пехотных батальона). Австрийская бригада была распределена по русским колоннам. На южных подступах к перевалу Сен-Готард занимал оборону один французский батальон под командованием бригадного шефа Леблона.

Утром 13 сентября русские войска вступили в перестрелку с французскими стрелками у Айроло. Французы стали отступать к перевалу. Две атаки союзников на укрепленные позиции противника, силы которых возросли до 3 батальонов,  были отбиты. Во время третьей атаки отряд генерала Багратиона вышел в тыл французской позиции и лихой штыковой атакой опрокинул противостоящего противника, обратившегося в беспорядочное бегство. На плечах французов русские войска ворвались в Госпенталь, где и были вынуждены остановиться из-за сильной усталости личного состава. Войска в течении двенадцати часов с боем поднимались на перевал по незнакомой горной местности, и теперь многие солдаты и офицеры падали по причине полного изнеможения.

В то же время корпус Розенберга, не имея связи с главными силами, атаковал у Обер-Альпа французское прикрытие из состава бригады Луазона. Сбив республиканцев, корпус Розенберга атаковал основные силы бригады Луазона у Андерматта и нанес им тяжелое поражение. Несмотря на это в руках противника оставалась укрепленная позиция у Чертова моста. Ее обороняли части под командованием бригадного шефа Дама. Эта позиция находилась в горном ущелии Шеленен, ограниченная с одной стороной р. Рейссой, а с другой скалами. К Чертову мосту вела узкая серпантинная дорога через тоннель Урнерлох. Французы поставили у выхода из ущелья пушку и две роты пехоты. Сверху они также поставили пушки под прикрытием стрелков. Утром 14 сентября, соединившись с корпусом Розенберга, Суворов бросил войска на штурм Чертова моста. Первая лобовая атака была отражена с большими потерями. Исход сражения был решен обходом по горам с последующим выходом в тыл к противнику. Республиканцы, не выдержав штыковой атаки, побежали. В боях за Сен-Готард и Чертов мост русские войска потеряли около 500 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Потери неприятеля достигали 800 человек. Путь к Альтдорфу был открыт.

Прибыв 15 сентября в Альтдорф, Суворов с удивлением узнал об отсутствии дороги вдоль Люцернского озера. Переправиться через Люцернское озеро из-за отсутствия переправочных средств не представлялось возможным. Все исправные суда были захвачены французами и угнаны. План соединения с Римским-Корсаковым и Хотце оказался под угрозой срыва. Пройти к  Швицу можно было только по горным тропам через хребет Росток в Муотенскую долину.

Тяжелый 18-верстный путь до Муотенской долины русские войска преодолели за 2 дня. Однако именно здесь  Суворов получил известие о том, что 15 сентября Массена под Цюрихом разбил Римского-Корсакова и занял Швиц. Таким образом войска Суворова оказались окруженными втрое превосходящими силами в Муотенской долине без достаточного количества продовольствия и с ограниченным количеством боеприпасов.

Положение войск Суворова казалось безнадежным. На военном совете 18 сентября было решено пробиваться через перевал Прегель на Гларус. Авангард Багратиона стремительной атакой у Кленталя и Нефельса разбил  бригаду Молитора и открыл дорогу главным силам русской армии. На арьергард Розенберга выпала трудная задача - прикрыть отход главных сил. 19-21 сентября французы (15 тыс. человек) под личным командованием Массены безуспешно пытались разгромить корпус А.Г. Розенберга (7 тыс. человек) в Муотенской долине. Русские войска не только отразили натиск противника, но, перейдя в наступление, разгромили противостоящие им части республиканцев. Сам Массена чуть не попал в плен. Французы потеряли более 3000 убитыми, 1200 пленными и 5 орудий. Тем временем главные силы армии карабкались по оледенелым кручам и 20 сентября достигли Гларуса. 23 сентября арьергард Розенберга присоединился к главным силам в Гларусе.

От Гларуса в целях спасения войск Суворов решил отходить через перевал Рингенкопф на Иланц. В тяжелейших погодных условиях, двигаясь почти на ощупь по обледенелым тропам, русские войска 26 сентября спустились с гор в районе Иланца. Русская армия совершила небывалый в истории труднейший горный поход, отбивая в его ходе атаки превосходящих сил противника. Суворовские чудо-богатыри вышли с победой из окружения вместе с 1400 пленными. 19 октября 1799 г. Суворов привел свою армию в Баварию. После двухнедельного перехода через Альпы в строю осталось около 15000 солдат. 1600 было убито и погибло в походе, 3500 ранено. За изумительный подвиг Суворову было присвоено высшее воинское звание генералиссимуса. Он получил титул князя Италийского. Не были забыты и другие участники Альпийского похода, получившие многочисленные награды. Два полка - Архангелогородский и Смоленский получили наградные знамена с надписью «За взятие знамени у французов на горах Альпийских 1799 г.»

Павел, видя двойственную политику Австрии, приказал Суворову возвратиться с армией в Россию. Вторая антифранцузская коалиция прекратила свое существование.

Умер А.В. Суворов  6 мая 1800 года в Петербурге. Похоронен в Александро-Невской лавре.

«Славный подвигами на защиту Русской земли, великий учитель и воспитатель армии, генералиссимус, князь Италийский, граф Суворов-Рымникский, неизменно являл собою пример самоотверженного служения Престолу и Родине.

Грозный к врагу, милостивый к побежденному, поборник правды, радетельный о младшем и преданный военной науке, он представляет высокий образец человека и воина, сильного верою в Бога, преданностью царю и любовью к Родине».
Высочайший приказ от 6 мая 1900 г., приуроченный к столетию со дня кончины Суворова

БЕСПАЛОВ А.В., д.и.н., профессор

0

20

https://sun9-45.userapi.com/c631324/v631324797/22ea4/CxJ408XzT8Y.jpg

Йозеф Крейцингер (Joseph Kreutzinger).
Портрет графа Александра Васильевича Суворова-Рымникского, князя Италийского. 1799 г.
Государственный мемориальный музей А. В. Суворова, Санкт-Петербург

0


Вы здесь » Декабристы » РОДСТВЕННОЕ ОКРУЖЕНИЕ ДЕКАБРИСТОВ » Суворов Александр Васильевич