Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » ПУБЛИЦИСТИКА » Во глубину сибирских руд


Во глубину сибирских руд

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Мой прапрапрадед по материнской линии Семен Егорович Раич упоминается в знаменитом "Алфавите декабристов", полное название которого «Алфавит членам бывших тайных злоумышленных обществ и лицам, прикосновенным к делу, произведенному высочайше учрежденною 17-го декабря 1825-го года Следственною Комиссией, составлен 1827-го года». В «Алфавит» включено 579 реальных и вымышленных имен. Из них: 121 декабрист, осужденный судом, 57 - наказанных во внесудебном порядке, 290 человек, оправданных следствием, а также «прикосновенные» лица, вовсе не привлекавшиеся к следствию, в том числе высшие государственные чиновники, вымышленные имена, упоминавшиеся подследственными. О Раиче в "Алфавите" сказано: «Раич. Сочинитель по показанию Бурцова и Никиты Муравьева, Раич был членом Союза Благоденствия, но уклонился и не участвовал в тайных обществах, возникших с 1821 года». И резолюция: «Высочайше повелено оставить без внимания».
Эту запись потомки других декабристов посчитали достаточным основанием, чтобы зачислить меня в свои ряды, в общество «Наследие декабристов». В 2008 году мне позвонила моя тетя из Москвы, она активно посещала заседания этого общества. Тетя спросила, не смогу ли я принять участие в поездке членов общества в Сибирь. Из моих московских родственников никто на это не соглашался. Я согласился, не раздумывая. Потом было несколько звонков от организаторов. Поездка намечалась на ноябрь. Мне на работу прислали письмо с просьбой отпустить меня в поездку с потомками декабристов. Так мои коллеги узнали мою родословную и стали считать мою родственную связь с декабристом главным моим достоинством.
14 ноября я отправился в Москву, а 15 в зале повышенной комфортности Ярославского вокзала стал знакомиться с моими будущими попутчиками. Большинство из них друг друга знали. Кто-то, в том числе и я, узнавал тех, с кем общался только по телефону и по переписке.
РЖД выделили для поездки два комфортабельных вагона красного цвета «Москва-Пекин». [img2]aHR0cHM6Ly9mb3J1bXVwbG9hZC5ydS91cGxvYWRzLzAwMGUvNTQvMjkvMTcyMy85NjMzODEuanBn[/img2]Спальный вагон заполнили женщины, купейный – мужчины и семейные пары.
На перроне нас провожал основатель общества «Наследие декабристов» Александр Нарышкин, потомок декабристов Михаила Нарышкина и Александра Сутгофа.
В составе делегации потомки Никиты и Артамона Муравьевых, Василия Давыдова, Владимира Лихарева, Сергея Кашкина, Александра Одоевского, Александра фон-дер Бригена, Николая Панова, Николая Мозгалевского.
Приехали Мари Вуарин из Франции, Елена Ховард из Великобритании, Мария Волконская и Петр Панов из Эстонии. Из российских регионов кроме Москвы, Санкт-Петербурга и Воронежа были представлены Ставропольский край и Калужская область.
Кроме тех, кто связан с декабристами кровным родством, в Читу отправились их духовные потомки: ученые и писатели, сотрудники музеев и активисты общества «Наследие декабристов».
Особую группу составили участники культурной программы: певица и композитор, заслуженная артистка России Галина Рылеева, артистка детского музыкального театра Елена Миронова и чтец-декламатор Андрей Кисель.
Моим соседом по купе стал Виктор Кравченко. Еще когда в зале нас знакомили, провожавший меня мой родной брат предрек: "С этим не соскучишься". Виктор действительно оказался интересным и остроумным собеседником. Он рассказал, что работает в Ставропольском музее, но все время посвящает написанию книг о декабристах, воевавших на Кавказе. Оказалось, что их судьбу мало кто исследует. В первый же день у нас родилась фраза для выступлений (мы, правда, позаимствовали ее у Остапа Бендера): "Само восстание я помню смутно". Когда заполняли анкету по просьбе организаторов поездки, Виктор на вопрос о родстве с декабристами написал: "Сосед по купе".
Многим членам делегации дорога была знакома по поездке 2006 года, которая именовалась «Дорогой Мужества и Любви» и шла по маршруту  следования жен декабристов за своими мужьями: Москва - Санкт-Петербург – Кострома – Киров – Пермь – Екатеринбург – Тюмень – Омск – Красноярск – Иркутск – Улан Удэ – Чита – Нерчинск – Москва.
Для меня лично узнаваемые места замелькали в окне вагона после Омска. Четверть века назад я тоже ехал в Читу. Мне предстояло тогда получить назначение на новое место военной службы. Этим местом стал заполярный якутский город Среднеколымск, где в свое время полтора месяца провели в ожидании дальнейшей участи декабристы Николай Бобрищев-Пушкин и Михаил Назимов. Мы с женой прослужили там три года и поэтому считали себя немного декабристами.
На третьи сутки пути делегация, выехавшая из Москвы, стала прирастать Уралом и Сибирью. В Екатеринбурге наши ряды пополнила директор Туринского музея декабристов Зинаида Мачихина, в Тюмени – редактор альманаха «Врата Сибири» и автор книг о декабристах Анатолий Васильев. В Ялотуровске к нам присоединилась сотрудник историко-мемориального музея Ольга Коржень, в Новосибирске - потомок Николая Бестужева – Татьяна Ситникова, в Тайшете – потомок Константина Торсона – Павел Лучкин. В Иркутске мы увидели большую группу встречающих. Кроме телекамеры и микрофона у иркутян мы заметили табличку с надписью «Торсон». Так живущие в Иркутске потомки декабриста, сопровождаемые местным телевидением, приветствовали участников акции «Товарищ, верь!..»
В Улан-Удэ в вагон зашли еще два потомка Торсона – Владимир Хандуев и Галина Ванжилова. Их сопровождал учитель Иван Петров, много сделавший для поиска потомков декабристов, пустивших свои корни в Сибири.
В Улан-Удэ наши с соседом мобильники перестали нас связывать с родными. Выясняя причину этого явления у проводников, мы узнали, что до Улан-Удэ «Билайн» ещё не дошёл. Тут же родилась фраза: «Там, где кончается «Билайн». 
К Чите мы обзавелись сим-картами МТС, успокоили родных, а наша делегация сформировалась полностью, и началась работа по плотному графику. Встречи в администрации Забайкальского края и города, посещение музея декабристов и библиотеки имени Нарышкиных, обзорная экскурсия по городу, спектакль «Капитанская дочка» в местном драмтеатре, посещение областной библиотеки имени Пушкина, института предпринимательства и одной из воинских частей, пресс-конференция в аппарате представителя президента в Сибирском федеральном округе.
Из Читы наш путь, как и путь многих декабристов-каторжан, лежал в Петровский завод (ныне город Петровск Забайкальский). И если в Чите о декабристах напоминает многое, то в Петровске Забайкальском о них напоминает все.
Вокзал Петровского завода украшают барельефы декабристов, находившихся здесь на каторге, и два мозаичных панно, одно из которых символизирует образ жизни каторжников-дворян и их героических жен, другое – это написанный Александром Одоевским текст ответа декабристов на послание Пушкина.[img2]aHR0cHM6Ly9mb3J1bXVwbG9hZC5ydS91cGxvYWRzLzAwMGUvNTQvMjkvMTcyMy8zNzY4ODAuanBn[/img2][img2]aHR0cHM6Ly9mb3J1bXVwbG9hZC5ydS91cGxvYWRzLzAwMGUvNTQvMjkvMTcyMy85OTYyNjEuanBn[/img2][img2]aHR0cHM6Ly9mb3J1bXVwbG9hZC5ydS91cGxvYWRzLzAwMGUvNTQvMjkvMTcyMy81NDg4MDYuanBn[/img2]
О судьбах декабристов в Петровске Забайкальском знают не только учителя, работники культуры, школьники и студенты, но и торговцы на рынке.
За время поездки и в Чите, и в Петровске Забайкальском было много запоминающихся встреч с жителями этого сурового края. В Забайкальском институте предпринимательства нам показали созданный руками студентов и преподавателей музей местной потребительской кооперации. Одна из экспозиций музея рассказывает о том, как в марте 1831 года в Петровском Заводе декабристы образовали кооператив «Большая артель», занимавшийся торговлей, общественным питанием, слесарными, токарными и переплетными работами, изготовлением и ремонтом одежды и обуви, огородничеством, парниковым хозяйством и просветительством.
Декабристы, находясь на каторге и на поселении в Сибири, стали носителями мировой культуры для местных жителей. Сегодня эту роль выполняют здания, где когда-то ступала нога этих культурнейших и образованнейших людей России своего времени. И в Чите, и в Петровске Забайкальском мы посетили музеи декабристов. В Чите такой музей расположен в деревянной церкви постройки 1776 года. Здесь в апреле 1828 года осужденный на каторгу Иван Анненков венчался с приехавшей разделить с ним судьбу француженкой Полиной Гебель.[img2]aHR0cHM6Ly9mb3J1bXVwbG9hZC5ydS91cGxvYWRzLzAwMGUvNTQvMjkvMTcyMy84MzA5NjguanBn[/img2]
Ознакомление с родословными нескольких декабристов поразили переплетением их судеб между собой, с царской фамилией, с деятелями культуры, как века девятнадцатого, так и двадцатого. Скажем, в родстве с декабристами состоят не только Пушкин, Тютчев и Толстой, но и Есенин, и Михалковы, и Сахаров. Такие примеры были и в нашей делегации. Например, Мария Волконская из Эстонии является родственницей не только Волконского, но и Панова, и Муравьевых. Или четвероюродные сестры: Елена Ховард из Великобритании и Тамара Коськина из Санкт-Петербурга, являясь потомками декабриста Давыдова, состоят в родстве с Чайковским, Римским-Корсаковым и фон Мек.
Музей декабристов в Петровске Забайкальском занимает бывший дом супругов Трубецких. Работники музея сделали все для того, чтобы встреча была обоюдополезной. Они внимательно слушали выступления потомков декабристов и тех, для кого их  наследие представляет научный и культурный интерес. Членам делегации эта встреча помогла поделиться итогами многолетних трудов по изучению тех или иных сторон декабризма, как уникального явления в отечественной истории.
Библиотеками стали дом Елизаветы Нарышкиной в Чите и дом Ивана Горбачевского в Петровске Забайкальском. В Читинскую библиотеку №9, которая сегодня носит имя супругов Нарышкиных, мы передали в подарок коллекцию книг, собранную потомком бывших хозяев дома – Александром Нарышкиным. В библиотеке имени Горбачевского нас в форме театрализованного представления ознакомили с произведением Станислава Рассадина «Никогда никого не забуду». Эта небольшая по формату книга, возможно уже давно исчезнувшая из библиотек центральной России, здесь является культовой. Ее героя - Ивана Горбачевского в Петровске Забайкальском особо почитают. Он единственный из декабристов остался здесь после выхода царского манифеста об амнистии 1856 года и был здесь похоронен под чугунным крестом в 1869 году.
Здесь же похоронены: декабрист Александр Пестов, жена Никиты Муравьева – Александра, дети Муравьевых, Фонвизиных, Ивашевых, Анненковых. Рядом со своими бывшими подопечными обрел покой комендант рудников генерал-лейтенант Станислав Лепарский, не столько вынужденно преданный слуга царя, сколько по возможности облегчающий участь изгнанников и сочувствующий им человек.
Посещение кладбища в Петровске Забайкальском было, на мой взгляд, кульминацией всей поездки.
Под Читой довелось посетить одно из самых передовых учебных соединений нашей сегодняшней Российской армии. В начале 80-х годов эту гвардейскую часть прославили на всю страну из-за того, что здесь служил в молодости будущий Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев. Во время нашего посещения части нам сказали, что об этом помнят, но во всеуслышание не трубят. В части буднично без помпы под руководством боевого офицера Героя России Михаила Теплинского вчерашних пацанов учили владеть современным оружием.
Воины провели нас по своему образцово-показательному городку, в том числе похвалились недавно возведенным храмом во имя Николая Чудотворца. Ну а мы им поведали о декабристах и показали небольшой патриотический концерт.
Многие, конечно, мне не поверят, но в течение всей поездки мы больше всего говорили именно о декабристах. Мы не читали газет, не слушали радио, почти не смотрели телевизор в гостиницах, не обсуждали последних новостей, в том числе и финансовый кризис. Любая далекая от декабристов тема опять возвращала нас к ним.
Соседи по вагону угощают нас хачапури. Едим. Нам говорят, что это угощение от дочки Зураба Церетели. Он передал в подарок забайкальцам книги о своих работах. А передал потому, что в апреле представлял членам общества «Наследие декабристов» свою новую композицию «Жены декабристов. Врата судьбы». Те, кто видел композицию, отозвались о ней положительно. Я видел только на фотографии – показалась вполне соответствующей теме. Самое место этой работе в Чите или Петровске Забайкальском, но власти края сказали, что доставку и установку финансово не потянут. В связи с этим появилось предположение, что, скорее всего, новое творение украсит одну из наших столиц.
Писателя из Ставрополья Виктора Кравченко интересует судьба декабристов, воевавших на Кавказе. Он вел разговор о них. 66 участников движения было сослано туда сразу. А сибирским изгнанникам царь милостиво разрешил вернуться на родину через Кавказ. Около ста декабристов воевало на Кавказе. Многие там сложили жизни.
Портреты работы Николая Бестужева, инженерные находки Константина Торсона были предметом наших разговоров.
Татьяна Ситникова рассказала, что в работе по декабристской тематике находит занятие для всех своих учеников. Ее родственники по Николаю Бестужеву живут в США, Канаде, Бразилии, Швейцарии, Австралии, Новой Зеландии. Переводя их письма, ученики, совершенствуются в иностранных языках. То, что приобретают знания по истории страны родного края – это само собою разумеется. Летом отправляются в путешествия по местам декабристских поселений.
86-летняя Нина Барышева, краевед-энтузиаст из подмосковного Покровского ехать в столь дальнее путешествие не собиралась. Решение родилось спонтанно, когда на вокзале узнала, что есть свободное место. В Покровском Нина Николаевна самостоятельно проводила экскурсии в усадьбу Шереметевых и была готова рассказывать об этой семье бесконечно, не забывая напомнить о том, что Шереметевы всячески помогали декабристам, и, прежде всего, одному из своих зятьев – Ивану Якушкину.
Главный вывод, который я сделал из поездки – сложившееся со школьных времен у многих представление о декабристах, как о «страшно далеких от народа» и «разбудивших Герцена» не раскрывает и тысячной доли значения их в судьбе страны.
В Сибири нет такой сферы деятельности, основ которой не коснулись декабристы. О кооперации, которая появилась здесь не только впервые в России, но и в мире, сказано выше. Первый план Читы составлен декабристом Петром Фаленбергом. Ссыльные несли забайкальцам самые широкие знания. В 1839 году закончилась каторга в Петровском заводе. Со временем иссякли здесь запасы руды. Говорят, после Великой Отечественной войны завод работал на металлоломе, перерабатывая в том числе и немецкие танки. После перестройки металлолом пошел мимо Петровского завода, и он остановился. Сегодня у города Петровска Забайкальского нет градообразующего предприятия. Всеобщую любовь города к своей истории поддержать экономически не получается. Влюбленные в свое дело краеведы-профессионалы лишены возможности поработать в архивах Москвы и Санкт-Петербурга.
Когда же мы поумнеем настолько, насколько мечтали об этом декабристы? Когда москвичи, питерцы, забайкальцы будут по-настоящему равноправными? Эти вопросы возникают, когда я смотрю на подаренные мне в Петровске Забайкальском значок, кусочек железной руды и веточку багульника.

+3

2

Волдочинский,
У Вас интересные тексты.)))

0

3

Здравствуйте, Вячеслав!
С огромным интересом прочитал Ваш рассказ о поездке в Сибирь. Вы так замечательно все описали.
Один момент заинтриговал лично меня особо, там где Вы пишите об участвовавших в поездке потомках Николая Панова.
Насколько я понимаю, это должно быть родственники его брата. Не могли бы Вы написать чуть подробнее, кто это был?
С уважением,
Олег

Волдочинский написал(а):

В составе делегации потомки Никиты и Артамона Муравьевых, Василия Давыдова, Владимира Лихарева, Сергея Кашкина, Александра Одоевского, Александра фон-дер Бригена, Николая Панова, Николая Мозгалевского.

Отредактировано Олег (12-08-2021 09:52:28)

+2

4

Олег написал(а):

Здравствуйте, Вячеслав!

Вы знакомы?)))

Как Вы знаете имя?)))

0

5

Maquis написал(а):

Вы знакомы?)))

Как Вы знаете имя?)))

Нет, мы не знакомы.
Но ведь приятнее обращаться к собеседнику по имени, чем по фамилии.

0

6

Олег написал(а):

Но ведь приятнее обращаться к собеседнику по имени,

Конечно)))

Но я не знала имени.

+2

7

Здравствуйте, Олег!

Олег написал(а):

Вы пишите об участвовавших в поездке потомках Николая Панова.
Насколько я понимаю, это должно быть родственники его брата. Не могли бы Вы написать чуть подробнее, кто это был?

Потомками Панова представились Мария Волконская и Пётр Панов из Эстонии. Они между собой - двоюродные брат и сестра.

Отредактировано Волдочинский (16-08-2021 09:13:23)

+3

8

Волдочинский написал(а):

Здравствуйте, Олег!

Потомками Панова представились Мария Волконская и Пётр Панов из Эстонии. Они между собой - двоюродные брат и сестра.

Любопытно, по какой они линии Пановых... Как бы с ними связаться?

С уважением,
Олег

+1

9

Олег написал(а):

Любопытно, по какой они линии Пановых... Как бы с ними связаться?

К сожалению, их контактов у меня нет. Может, попробуете через общество "Наследие декабристов" в Москве. У них есть какие-то страницы в интернете.

+2

10

Спасибо, Вячеслав. Попробую как-то найти Петра Панова из Эстонии. Просто я занимался генеалогией этой семьи Пановых, нашел потомков по женским линиям, но вот по фамильной - никого.
С уважением,
Олег

+1


Вы здесь » Декабристы » ПУБЛИЦИСТИКА » Во глубину сибирских руд