Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » ЛУКАШЕВИЧ Василий Лукич.


ЛУКАШЕВИЧ Василий Лукич.

Сообщений 1 страница 10 из 12

1

ВАСИЛИЙ ЛУКИЧ ЛУКАШЕВИЧ

(1783 — 4.10.1866).

Статский советник, переяславский поветовый маршал.

Отец — генерал-майор Лука Михайлович Лукашевич (1748-29.05.1797), католик; мать — Агриппина Евстафьевна Могилянская.

С 1798 воспитывался в Пажеском корпусе.
По экзамену определен переводчиком в Коллегию иностранных дел — 20.9.1803, перешел к министру внутренних дел гр. Кочубею — 1805, вышел в отставку — 1809, маршал Переяславского повета с 1809 в течение 18 лет, надворный советник (1816), коллежский советник (1822).

Масон, член полтавской ложи декабриста М.Н. Новикова «Любовь к истине» (1818 — 1819) и «Соединенных славян» в Киеве (1821).

Член Союза благоденствия (1817 или 1818).

Приказ об аресте — 18.1.1826, арестован около Борисполя — 27.1, доставлен из Полтавы в Петербург на главную гауптвахту — 3.2, в тот же день переведен в Петропавловскую крепость («посадить, где лучше, и содержать хорошо») в №3 Никольской куртины.

Высочайше повелено (4.9.1826) Лукашевичу жить в деревне, где он выберет, под надзором малороссийского генерал-губернатора.

Жил в своем имении Борисполь, где и умер. Похоронен на Книшовом кладбище (могила не сохранилась).

https://img-fotki.yandex.ru/get/517808/199368979.78/0_20943c_9617e522_XXXL.jpg

Жена — Анастасия Моисеевна Иваненко (ум. 22.2.1865).
Дети:
Лука (р. 4.12.1820);
Вадим (р. 31.07.1822);
Елизавета (р. 1813), замужем за князем Николаем Ивановичем Кейкуатовым (р. 1806);
Эмилия (р. 1815);
Вера (р. 1817), с 29.06. 1847 замужем за Фёдором Фёдоровичем Треповым (р. 1809), генералом от инфантерии, членом Государственного Совета;
Евгения (1819).

ВД, XIX, 377-419; ГАРФ, ф. 48, оп. 1, д. 70; ф. 109, 1 эксп., 1826 г., д. 61, ч. 180.

0

2

Алфави́т Боровко́ва

ЛУКАШЕВИЧ Василий Лукин.

Маршал Переяславского уезда.

Некоторые из членов Южного общества показали, что в Малороссии существует многочисленное тайное общество, имеющее целию независимость своего края и находящееся в связи с поляками, и что Управа оного в Бориш-Поле, а начальник ее Лукашевич.

Впоследствии оказалось, что Пестель и Волконский были те, от коих сие другим сделалось известно.
Первый сослался на князя Яблоновского, Гродецкого и Плесля (умершего), будто бы в 1825 году говоривших ему о том, а последний на Хотяинцова и на свои с Лукашевичем разговоры.

По изысканию Комиссии найдено, что общества сего в Малороссии не существовало.

Лукашевич же признался, что в 1817 или в 1818 году вступил он в Союз благоденствия.

Управляя Киевскою масонскою ложею, получил в 1821 году от капитана польских войск Маевского степень тамплиера (храмовника). Между тем Маевский предлагал ему вступить в Польское Патриотическое общество или Тугенд-Бунд, но он отказался от сего.

Однажды, рассуждая с Хотяинцовым о бесполезности масонских лож, говорил, что молодые люди лучше могли бы образоваться в таких обществах, где бы во время работ они поучались историческим событиям о деяниях мужей знаменитых и кои, для удовлетворения любопытных, можно бы составить так же мистически, как, например, говоря о Хмельницком и счастливом низвержении польского ига, можно бы сказать: «Солнце взошло в Чигрине!»
Отрицаясь от знания о существовании Южного и Польского обществ и показания князя Волконского, предлагавшего ему вступить в первое из них, он невольно изобличил себя в противном следующими выражениями. В одном месте он говорит так, что, «будучи знаком с Волконским, из усердия к нему, упрекал его в порыве, противном правительству, предрекая жребий его постигший». В другом, что «когда испытание южных членов над ним кончилось неудачно, то они домогались соединения обществ у Варшавского Управления посредством Яблоновского, Гродецкого и Тарновского, в чем им было отказано. О сем знает он от помещика Пулавского».

С 3-го февраля содержался в крепости.

По высочайшему повелению, вследствие представления Комиссии, писано было к его высочеству цесаревичу о допросе Маевского, содержащегося в Варшаве, об образе сношений его с Лукашевичем.
По докладу государю императору отзыва о том его высочества, не заключающего ничего нового, 4 сентября высочайше повелено Лукашевичу жить в деревне, где он выберет, под надзором малороссийского генерал-губернатора.
Он избрал деревню Мартусовку, Переяславского повета, с тем, что, доколе в оной построит господский дом, будет жить в принадлежащем ему местечке Борисполе того же повета.

15-го сентября он отправлен туда.

0

3

Василий Лукич Лукашевич (1783—1866) был воспитанником пажеского корпуса и в молодости подвизался в качестве переводчика в Министерстве иностранных дел.
В 1811—1825 гг. он служил маршалом Переяславского повета на Украине.
Во время Отечественной войны 1812 г. он организовал дворянское ополчение и вносил крупные пожертвования на нужды армии.
В июне 1825 г. Лукашевич неожиданно отказался от обязанностей маршала и вышел в отставку.
В конце января следующего года он был арестован у себя в имении в Борисполе (между Киевом и Переяславом), отвезен в Петербург и брошен в Петропавловскую крепость.
Лукашевич часто упоминается в следственных делах членов Южного общества.

По показаниям Матвея Муравьева-Апостола, М. Н. Новиков завербовал в 1818 г. Лукашевича в открытую им в Полтаве масонскую ложу, а затем принял его в члены Союза Благоденствия, в котором тот избрал для своей деятельности «отрасль просвещения»67. Несколько позднее Лукашевич организовал так называемое «Малороссийское общество».
Бестужев-Рюмин на одном из допросов сообщил, что он слышал от А. Ходкевича и С. Г. Волконского «о существовании тайного общества в Малороссии. Управа оного в Боришполе, начальник оной Лукашевич»68. В другом своем показании Бестужев-Рюмин заявил, что хотя он виделся с Лукашевичем всего один раз, и то мимоходом, в 1824 г., и с его организацией не знаком, ему известно, что С. Г. Волконскому и В. Л. Давыдову Директорией Южного общества было поручено «преклонить оную к нам».

На следствии Лукашевич категорически отрицал свою причастность к организации «Малороссийского общества».
В сентябре 1826 г. он был освобожден из Петропавловской крепости и по распоряжению Николая I поселен под строжайшим надзором полиции в своем имении в Борисполе с запрещением вступать в какие бы то ни было «посторонние отношения».

Профессора нежинской гимназии Шапалинский и Ландражин были с Лукашевичем знакомы давно.
В 1820—1821 гг. он состоял членом той самой масонской ложи «Соединенные славяне», в которой оба профессора играли активную роль. Кстати сказать, почетными членами ее были будущие декабристы — С. Г. Волконский и Петр Трубецкой. По словам В. И. Семевского, «прямую связь» между этой ложей и декабристским обществом «Соединенные славяне» «проследить нельзя». Однако категоричность этого утверждения никак не мотивирована. В архивных материалах по настоящему делу содержатся намеки на явную близость этих двух организаций. Чрезвычайно интересно, что Адеркас в одном из рапортов Ливену напоминал: «По донесению следственной комиссии, открытое в 1825 г. общество бунтовщиков Соединенных славян подозреваемо было в некоторой связи с Киевской ложей Соединенных славян или даже сия последняя служила приуготовлением к вступлению в оную».

Так или иначе, Адеркас пришел к выводу, что существовала несомненная связь между «делом о вольнодумстве» в нежинской гимназии и декабристами.

В гимназии высших наук обучались два двоюродных племянника Лукашевича — Платон (впоследствии известный филолог и фольклорист) и Аполлон Лукашевичи. Первый из них был близким товарищем Н.В. Гоголя. В 1825 г., «незадолго до открытия заговора», как многозначительно подчеркивает Адеркас, В. Л. Лукашевич посетил Нежин и встречался с Шапалинским, Ландражином и Белоусовым. В присутствии профессора Андрущенко он спросил одного из них: Comment vont nos affaires?*«Сей невинный в другое время вопрос, — продолжает Адеркас, — я не осмелился пропустить без внимания, принимая в соображение тогдашние обстоятельства и самое лицо, сделавшее оный».

Отношения между нежинскими профессорами и Лукашевичем не были прерваны и после разгрома декабристского движения. Рискуя навлечь на себя подозрение в общении с человеком, которого «всякой убегает», они тайно навещали Лукашевича в его Бориспольском имении.

0

4

https://img-fotki.yandex.ru/get/478621/199368979.78/0_209442_ce72fe26_XXXL.jpg


Т.Г.Шевченко. Портрет Елизаветы Васильевны Кейкуатовой. Холст, масло (66,7 × 56,5 см). [Бигач]. [Конец III – 4.IV] 1847. Национальный музей Тараса Шевченко, инв. № же – 93.

Слева внизу масляной краской дата и подпись автора: 1847. Т. Шевченко.

Дата уточняется по времени пребывания Шевченко в с. Бигач.
О своем пребывании в с. Бигач, Черниговского уезда (ныне Менского района, Черниговской обл.), Шевченко вспоминал в письме к А. И. Лизогубу от 16.VII 1852 р. [см. воспоминания В. Демича – «Русская старина», кн. V, 1891, с. 430, а также рапорт черниговского губернатора кн. М. А. Долгорукову – «Т. Шевченко в документах и материалах», К., 1950, с. 103].

Елизавета Васильевна Кейкуатова, род. 1813 г., дочь В.Л. Лукашевича [см. В. Л. Модзалевский. Малороссийский родословник, т. III, K., 1908, с. 209]. О ней также упоминает В. Репнина в письме к Ш. Эйнару [см. «Русские Пропилеи», т. II, М., 1916, с. 211, 221].

В литературе портретируемая неверно определялась как Наталья Дмитриевна Кейкуатова. Впервые названа как Е. Кейкуатова в книге С. Е. Раевского «Жизнь и творчество художника Тараса Шевченко» [X., 1939, с. 37].

Предыдущие места хранения: собрание Г. П. Шлейфера в Киеве, Всеукраинский исторический музей им. Т. Г. Шевченко, Киев, Галерея картин Т. Г. Шевченко, Харьков.

В 1911 г. экспонирован на выставке художественных произведений Т. Шевченко в Киеве (Каталог, № 40); в 1951 г. – на выставке изобразительного искусства Украинской ССР в Москве (Каталог, с. 104).

Е. А. Середа

0

5

https://img-fotki.yandex.ru/get/478662/199368979.78/0_209440_994eb9a8_XXXL.jpg

Т.Г.Шевченко. Дети Е.В. и Н. И. Кейкуатовых.
Бумага, карандаш (24 × 24 см). [Бигач]. [Конец марта – 4 апреля 1847].
Национальный музей Тараса Шевченко, инв. № г – 682.

Слева внизу чернилами надпись: 1) Князь М. Н. Кейкуатовъ 2) Вера Н. 3) Варвара Н. Княжны Кейкуатовы рисованные Т. Г. Шевченкой въ селе Бегачи. Переданый мне отцомъ. Кн. М. М. Кейкуатовъ.

Датируется на основании данных о пребывании Шевченко в с. Бигач [см. «Т. Шевченко в документах и материалах», К., 1950, с. 103].

Предыдущие места хранения: собственность Кейкуатовых, Черниговский областной исторический музей, Галерея картин Т. Г. Шевченко, Харьков.

На обороте набросок: «Дети Н. И. Кейкуатова».

Внуки Василия Лукича Лукашевича.

0

6

https://img-fotki.yandex.ru/get/517808/199368979.78/0_209441_f64a9517_XXXL.jpg

Т.Г.Шевченко. Дети Е.В. и Н.И. Кейкуатовых.
Набросок. Бумага, карандаш (24 × 24 см). [Бигач]. [Конец марта – 4.IV 1847].

Неоконченный набросок двух портретов на обороте рисунка «Дети Н. И. Кейкуатова».

Внуки В.Л. Лукашевича.

0

7

https://img-fotki.yandex.ru/get/750182/199368979.78/0_209443_2e248094_XXXL.jpg

Фёдор Фёдорович Трепов (1854—1938) — русский военный и государственный деятель; генерал от кавалерии.

Православный. Из дворян Петербургской губернии. Сын генерала-от-кавалерии Федора Федоровича Трепова и Веры Васильевны Лукашевич. Внук декабриста В.Л. Лукашевича.

Образование получил в Пажеском корпусе (1873), откуда был выпущен корнетом в лейб-гвардии Конный полк.

Поручик (1877). Адъютант при Командующем войсками Оренбургского ВО (01.02.1877-10.09.1878). Переименован в Есаулы (1877). Участник русско-турецкой войны 1877—1878 годов. Переименован в Ротмистры (1878). Майор (1879). Подполковник (1881; за отличие).

Чиновник для особых поручений при Киевском, Подольском и Волынском генерал-губернаторе (с 10.05.1881). Полковник (1884; за отличие). Вице-губернатор Уральской области (13.02.1892-11.08.1894). Генерал-майор (1894; за отличие). Вятский губернатор (с 11.08.1894). Волынский губернатор (с 09.07.1896). Киевский губернатор (17.04.1898-05.04.1903).

Генерал-лейтенант (1901; за отличие). С 5.04.1903 сенатор. Во время русско-японской войны главноуполномоченный Российского общества Красного Креста (10.02.-17.04.1904). Начальник санитарной части Маньчжурской армии (17.04.1904-01.06.1905). Награждён Золотым оружием с надписью «За храбрость» (ВП 24.01.1905).

18 ноября 1905 года назначен членом Государственного совета, присоединился к правой группе. Одновременно Киевский, Подольский и Волынский генерал-губернатор (18.12.1908-30.09.1914). Генерал от кавалерии (пр. 01.01.1909; ст. 06.12.1911; за отличие). Генерал-адъютант (28 июня 1909).

После начала Первой мировой войны был помощником Верховного начальника санитарной и эвакуационной части в войсках принца Александра Ольденбургского (11.09.-15.12.1914). С 4.10.1916 временный генерал-губернатор областей Австро-Венгрии, занятых по праву войны.

31 марта 1917 уволен от службы по прошению с мундиром и пенсией, хотя к этому времени от его «генерал-губернаторства» не осталось практически ничего. После Октябрьской революции эмигрировал во Францию. Умер в Ницце.

Жена: Елизавета Сергеевна Кильхен (Трепова) 1856-1937.

Дети: Вера Фёдоровна Гудим-Левкович (Трепова)1881-1958.

Елизавета (Элла) Фёдоровна Демидова (Трепова) 1885-1978.

0

8

Дми́трий Фёдорович Тре́пов (1855—1906) — генерал-майор (9 апреля 1900), генерал-майор Свиты (6 апреля 1903), сын петербургского градоначальника генерала Трепова.
Внук В.Л. Лукашевича.

https://img-fotki.yandex.ru/get/750182/199368979.78/0_20943e_64e4aa2d_XXXL.jpg

По окончании курса в Пажеском корпусе Трепов служил в лейб-гвардии конном полку; в 1877 году принимал деятельное участие в делах с турками, находясь в отряде генерала Гурко, и в сражении под Телишем был ранен в ногу.

В 1896 году назначен исправляющим должность Московского обер-полицмейстера вместо уволенного в отставку без прошения полковника Власовского, обвинённого в катастрофе на Ходынском поле в 1896 во время коронационных торжеств в Москве; 9 апреля 1900 года с производством в генерал-майоры утверждён в должности.

Применял прямолинейные административно-полицейские меры для подавления революционного движения в Москве, являясь ближайшим помощником московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича; в частности, им последовательно преследовалось политическое движение среди студенчества.

Был защитником и проводником зубатовской политики среди рабочих. Впоследствии, в разговоре с английским публицистом Стэдом, переданном самим Стэдом в «Review of Reviews», он говорил: Система, которую проводил Зубатов вместе со мной и в сущности по моей инициативе, была попыткой поднять социальное положение рабочего класса в Москве. Мы шли к нашей цели тремя путями: 1) мы поощряли устройство рабочими профессиональных союзов для самозащиты и отстаивания их экономических интересов; 2) мы устроили серию лекций по экономическим вопросам с привлечением знающих лекторов; 3) мы организовали широкое распространение дешёвой и здоровой литературы, старались поощрять самодеятельность и способствовать умственному развитию и побуждать к бережливости. Результаты были самые лучшие. До введения системы Зубатова Москва клокотала от недовольства; при моём режиме рабочий увидел, что симпатии правительства на его стороне и что он может рассчитывать на нашу помощь против притеснений предпринимателя. Раньше Москва была рассадником недовольства, теперь там — мир, благоденствие и довольство.

В действительности, эта система замедлила на некоторое время развитие революционных стремлений в рабочем классе в Москве, но в конце концов оказалась выгодной для революционеров; она вызвала сильное недовольство крупной московской буржуазии.

1 января (ст. ст.) 1905 года, с уходом Сергея Александровича с поста московского генерал-губернатора, был назначен в распоряжение Главнокомандующего войсками, действовавшими против Японии, но не успел отправиться на войну.

2 января произошло покушение на жизнь Трепова. Стрелял воспитанник торговой школы Полторацкий (19 лет). После первого выстрела, которым было прострелено пальто Трепова, Полторацкий был схвачен жандармами и во время борьбы выпустил ещё несколько пуль, но безрезультатно.

После Событий 9 января 1905 года, высочайшим приказом от 11 января 1905 года, назначен Санкт-Петербургским генерал-губернатором (должность была учреждена для него в условиях начавшейся революционной смуты, как свидетельствует граф С. Ю. Витте, по протекции его сослуживца по кавалерии министра Двора барона Фредерикса), с весьма широкими полномочиями; поселился на первое время в одном из отделений Зимнего дворца — по личному распоряжению императора. Высочайшим повелением от 13 января того же года ему как Санкт-Петербургскому генерал-губернатору были также подчинены полиция и состоящие в ведении Министерства Императорского Двора учреждения в Царском Селе, Петергофе, Гатчине и Павловске. («Фактический диктатор России в начале революции 1905 г.», — такую оценку его тогдашнего положения дал проф. Г. М. Дейч.)

Кроме прямых обязанностей генерал-губернатора, власть которого распространялась на всю Санкт-Петербургскую губернию, пользуясь расположением императора Николая II и состоя (впоследствии) также товарищем министра внутренних дел, брал на себя много функций министра внутренних дел, оттесняя Булыгина на задний план. Одним из первых шагов его был приказ открыть все высшие учебные заведения к 15 февраля; однако достигнуть этого ему не удалось.

Затем направил свою бдительность на печать, которая при прежнем министре внутренних дел, Святополк-Мирском, говорила несколько свободнее, чем раньше. Последовали предостережения, конфискации и другие кары. 5 февраля были запрещены две наиболее крайние петербургские газеты: «Наша Жизнь» и «Сын Отечества» — обе на три месяца, с отдачей после возобновления под предварительную цензуру. В редакции газет, не подчиненных цензуре, поступали от главного управления по делам печати циркуляр за циркуляром с запрещением касаться то одного, то другого вопроса, и инициатором этих циркуляров почти всегда в то время был Трепов. Цензора получали инструкции непосредственно от генерал-губернатора.

Когда в первых числах февраля 1905 года в Царском Селе начались заседания по вопросу о дальнейшей политике правительства, приглашался туда наряду с министрами, и вместе с Победоносцевым был главным противником проводившейся тогда А. С. Ермоловым идеи созыва земского собора. Им приписывали проведение манифеста 18 февраля, за которым, под влиянием других министров, последовал в тот же день совершенно иной по духу рескрипт на имя А. Г. Булыгина. Несмотря на это, положение Трепова вовсе не было поколеблено.

В мае 1905 года был назначен товарищем министра внутренних дел, заведующим полицией, и командующим отдельным корпусом жандармов, с оставлением в должности Санкт-Петербургского генерал-губернатора. После этого вся политика правительства направлялась в значительной степени именно Треповым. В противоречии с политикой репрессий стоит допущение на Высочайшую аудиенцию депутации от съезда земцев и городских деятелей, с князем С. Н. Трубецким во главе.

Когда в октябре 1905 года началась Всероссийская стачка, грозившая уличными волнениями, Трепов приказал расклеить по улицам Петербурга приказ по войскам, в котором заключалась знаменитая фраза: «холостых залпов не давать и патронов не жалеть».

26 октября 1905 года был перемещён на должность Дворцового коменданта; значение его и на этом посту осталось немалым.

По воспоминанием А. В. Герасимова, в 1905 году Трепов по своим политическим взглядам был близок к С. Ю. Витте: Он неоднократно мне говорил, что, по его мнению, Витте крупнейший наш государственный человек. Если он сейчас не у дел, то скоро обязательно выплывет. Вскоре Трепов сообщил мне, что при докладе Государю он высказал мнение о Витте как о единственном человеке, который может улучшить отношения между властью и обществом. <...> Сущность мыслей Витте сводилась к тому, что необходимо договориться с интеллигенцией и торгово-промышленными кругами и привлечь лучших представителей этих слоёв на сторону правительства для совместной борьбы против подымающейся анархии.

Трепов возлагал большие надежды на издание Манифеста 17 октября. Прибывшему к нему на доклад Герасимову он сообщил о подписании манифеста в следующих словах: «Простите, что заставил вас ждать. Только что звонил Сергей Юльевич. Слава Богу, манифест подписан. Даны свободы. Вводится народное представительство. Начинается новая жизнь.»

В начале 1906 года стал неожиданно высказывать мнение о необходимости уступок обществу. Когда собралась Государственная дума, и звёздная палата стала добиваться её роспуска, Трепов высказывался против роспуска как меры, могущей оказаться крайне опасной.

1 июля 1906 года на музыке в Петергофском саду был убит по ошибке вместо Трепова похожий на него по наружности генерал-майор С. В. Козлов; убийца Васильев был казнён.

2 сентября 1906 года Трепов неожиданно скончался от перерождения сердца. Возникшие было слухи о самоубийстве были опровергнуты вскрытием тела.
Воспоминания и отзывы современников

Бывший начальник Московского охранного отделения Сергей Зубатов в переписке с В. Л. Бурцевым вспоминал о Трепове так: «Что меня особенно поразило, это внимательное чтение им прокламаций, нелегальных брошюр и пр., чего я ранее не замечал ни за кем из начальствующих лиц. Второе моё открытие состояло в том, что (он) придавал им веру, требовал проверки сообщавшихся в них фактов (обыкновенно думали: „Что может быть хорошего из Назарета?“) и в официальных донесениях приставов по рабочим недоразумениям держался принципа „По совести и по справедливости“, накладывая нередко правильные, но резкие резолюции на бумагах в таком, напр., роде: „Опять хозяева виноваты!“ Впоследствии я убедился, что возражение ему: „Это не по совести, это несправедливо“, — сбивало его, как быка, с ног, и он шёл на всё. Заметя это, я всегда приберегал этот аргумент, как неотразимый, на самые важные случаи. Словом, он был чудной души человек, щепетильно блюдущий свою честь и совесть».

Генерал А. А. Мосолов, который был женат на сестре Трепова, в своих воспоминаниях (начало 1930-х) говорит о нём: «<…> Трепов, призванный в разгар народных волнений 11-го января, — их усмирил, не пролив ни одной капли крови, и это исполнил при полной растерянности в верхах». О ставшей широко известной фразе из приказа Трепова войскам гарнизона «Патронов не жалеть!» Мосолов, который читал черновик приказа накануне, пишет, что эти слова вызвали его недоумение и вопрос Трепову: «В своём ли ты уме?» В ответ Трепов сказал: «Да, в своём. И эта фраза вполне мною обдумана. <…> Иначе поступить, по совести, не могу. Войск перестали бояться, и они стали сами киснуть. Завтра же, вероятно, придётся стрелять. А до сих пор я крови не проливал. Единственный способ отвратить это несчастие и состоит в этой фразе. <…>» Мосолов замечает: «Он оказался прав, толпа побоялась войск после этого энергичного приказа, и ни одного выстрела за этот день дано не было. Трепов, безусловно, знал психологию толпы и имел гражданское мужество действовать согласно своим убеждениям».

Касаясь вопроса о политических воззрениях Трепова в период смуты, Мосолов пишет: «Основная мысль Трепова была та, что раз император дал известные свободы и их узаконил, всякое с его стороны отступление от них явилось бы опасностью для династии. При этом он мне пояснил, что был таким противником манифеста Витте только потому, что предчувстовал, что государь не будет в силах исполнить всё, дарованное им в этом манифесте».

Награды

Орден Святого Станислава 3-й степени (1878);
Орден Святой Анны 4-й степени (1878);
Орден Святой Анны 3-й степени (1882);
Орден Святого Станислава 2-й степени (1886);
Орден Святой Анны 2-й степени (1893);
Орден Святого Станислава 1-й степени (1893);
Орден Святого Владимира 4-й степени (1895);
Орден Святого Владимира 3-й степени (1898);
Орден Святой Анны 1-й степени (1906);
Вензелевое изображение имени Императора Александра II (1900).

Иностранные:
Персидский Орден Льва и Солнца 3-й степени (1879);
Австрийский Орден Железной короны 3-й степени (1891);
Черногорский Орден Князя Даниила I 3-й степени (1894);
Офицерский крест Саксонского Ордена Альбрехта (1895);
Офицерский крест Ордена Почетного Легиона (1896);
Командорский крест 2 класса Саксен-Кобург-Готского Ордена Эрнестинского дома (1896);
Командорский крест Баварского Ордена «За военные заслуги» (1897);
Сиамский Орден Белого слона 2-й степени со звездой (1899);
Большой офицерский крест Ордена Румынской короны (1899);
Болгарский Орден «Святой Александр» 2-й степени со звездой (1899).

0

9

https://img-fotki.yandex.ru/get/510105/199368979.78/0_20943b_377c218b_XXXL.jpg

Александр Фёдорович Трепов (18 сентября [30 сентября] 1862, Киев — 10 ноября 1928, Ницца) — российский государственный политический деятель, министр путей сообщения, председатель Совета Министров (10 ноября (23 ноября) 1916)—27 декабря 1916 (9 января 1917).

Родился 18 сентября (30 сентября) 1862 в семье генерал-адъютанта Ф. Ф. Трепова, будущего петербургского градоначальника. Имел двух старших братьев — Фёдора, впоследствии генерал-губернатора волынского, киевского и подольского; и Дмитрия, впоследствии петербургского генерал-губернатора и дворцового коменданта. Внук декабриста В.Л. Лукашевича.

Воспитывался в Пажеском корпусе, по окончании которого поступил на военную службу в лейб-гвардии Егерский полк. В 1889 вышел в запас и поступил на службу в Министерство внутренних дел в должности чиновника для особых поручений.

Владел 2922 десятинами земли в Переяславском уезде; ещё 202 десятины в том же уезде числились за его супругой. В 1892 был избран переяславским уездным предводителем дворянства; оставался в этой должности до 1896.

В 1896 был причислен к Государственной канцелярии. Занимал должности камергера Двора (с 1900), егермейстера Двора (с 1905). В 1906 стал сенатором Первого департамента Сената. 1 января (14 января) 1914 был назначен членом Государственного совета. С августа 1915 член Особого совещания по обороне.

30 октября (12 ноября) 1915 возглавил Министерство путей сообщения. Особое внимание уделял организации воинских перевозок, в связи с шедшей мировой войной. При нём ускорилось строительство Мурманской железной дороги, а также была переведена на широкую колею ветка Вологда — Архангельск. В связи с развитием автомобильного транспорта учредил в составе Министерства Управление шоссейных дорог.

10 ноября (23 ноября) 1916 был назначен председателем Совета министров с оставлением в должности министра путей сообщения. На посту главы Правительства пытался добиться у Николая II отставки министра внутренних дел А. Д. Протопопова. В остальном зарекомендовал себя как лояльный по отношению к Императору консерватор; неоднократно характеризовался как «реакционер». 27 декабря 1916 (9 января 1917) был снят с обеих министерских должностей.

После Октябрьской революции арестовывался ЧК, стал одним из лидеров белого движения. С осени 1918 по январь 1919 возглавлял в Гельсингфорсе Особый комитет по делам русских в Финляндии. Затем эмигрировал во Францию. В 1920-е был одним из руководителей русской монархической эмиграции. В 1921 г. был рекомендован для участия в Русском Зарубежном Церковном Соборе в Сремских Карловцах (Югославия). 16 февраля 1921 был допрошен в качестве свидетеля следователем по особо важным делам Омского окружного суда в Париже «по вопросу о действиях московских монархических групп, имевших целью спасение жизни Государя Императора и Августейшей Семьи». Скончался 10 ноября 1928 в Ницце, похоронен на Русском кладбище.

https://img-fotki.yandex.ru/get/517808/199368979.78/0_20943a_bea8797_XXXL.jpg

0

10

https://img-fotki.yandex.ru/get/517808/199368979.78/0_20943d_f7ada489_XXXL.jpg

Влади́мир Фёдорович Тре́пов (6 января 1863 — 1918) — русский государственный деятель, сенатор, член Государственного Совета.

Сын Санкт-Петербургского градоначальника Фёдора Фёдоровича Трепова (1809—1889) и Веры Васильевны Лукашевич (1821—1866).
Внук декабриста В.Л. Лукашевича.

Окончил Александровский лицей (1881). Служил по министерству внутренних дел.

В 1902—1905 годах занимал пост Таврического губернатора. В 1905 году был назначен сенатором, в 1908 — членом Государственного Совета, где возглавлял группу крайне правых.

В начале 1911 года вместе с другим лидером крайне правых Петром Николаевичем Дурново вел агитацию против законопроекта о земстве в западных губерниях, предлагавшегося правительством Столыпина. Его рассмотрение в Госсовете привело к политическому кризису: законопроект был отклонен, Николай II, по настоянию Столыпина, на несколько дней распустил законодательные учреждения и принял закон своим Высочайшим указом, а Дурново и Трепову приказал объявить себя больными и не участвовать в заседаниях Совета до 1912 года. 29 апреля Трепов подал в отставку. Дослужился до чина тайного советника, имел придворный чин шталмейстера.

В 1918 году был участником подпольной организации в Петрограде. В августе или сентябре того же года был расстрелян большевиками в Кронштадте.

Был женат.
Дети:
Борис (1885—1964), полковник лейб-гвардии Конной артиллерии, герой Первой мировой войны.

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » ЛУКАШЕВИЧ Василий Лукич.