Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » МИКЛАШЕВСКИЙ 1-й Александр Михайлович.


МИКЛАШЕВСКИЙ 1-й Александр Михайлович.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ МИКЛАШЕВСКИЙ 

(1798 или 1799 — 1.12.1831).

Подполковник 22 егерского полка. Из дворян.
Отец — герой Рымника, сенатор Михаил Павлович Миклашевский (1756 — 1847), мать — Анастасия Яковлевна Бакуринская.

Детство прошло в с. Понуровке Стародубского уезда Черниговской губернии.
Воспитывался в Пажеском корпусе, куда зачислен пажом — 25 12 1810, камер-паж — 28.4 1813, выпущен прапорщиком в л.-гв. Измайловский полк — 26 3 1816, подпоручик — 4.6.1817, поручик — 27.2.1819, назначен адъютантом к генерал-майору Гартингу 2-му — 12.10.1821, штабс-капитан — 26.1.1822, капитан — 13.3.1823, переведён подполковником в 22 егерский полк — 22.10.1824.

Член тайного общества офицеров Измайловского полка (февраль — апрель 1821) и, возможно, Северного общества (1821).

Приказ об аресте — 3.1.1826, арестован в имении своего отца д. Берёзовке Стародубского у. (одновременно с своим зятем А.Ф. Бригеном — 10.1, доставлен из Чернигова в Петербург на главную гауптвахту — 17.1; 18.1 переведён в Петропавловскую крепость («посадить по усмотрению, содержа хорошо») в №21 бастиона Трубецкого.

Высочайше повелено (15.6.1826), продержав еще месяц в крепости, отправить по-прежнему на службу в полки Грузинского корпуса и ежемесячно доносить о поведении.

Переведён в 42 егерский полк приказом 7.7.1826, участник русско-персидской и русско-турецкой войн 1827—1829, участвовал в походах Ермолова, Паскевича, кн. Мадатова и гр. Сухтелена, за штурм Карса произведен в полковники — 16.11.1828, командир 42 егерского полка — 17.3.1829.

Убит во главе полка при штурме Агач-Кале (аул Чум-Кескен) в Дагестане.

Сестра — Софья (р. 1803), замужем за декабристом А.Ф. Бригеном.

ВД, XVIII, 229-244; ГАРФ, ф. 109, 1 эксп., 1826 г., д. 61, ч. 168.

0

2

Алфави́т Боровко́ва

МИКЛАШЕВСКИЙ

Подполковник 22-го егерского полка.

В феврале 1821 года он поступил в члены общества, незадолго пред тем составившегося  между офицерами Измайловского полка, которое вскоре и уничтожилось.
О цели сего общества не знал. Об обществе Союза благоденствия узнал уже по разрушении оного. После сего, в апреле того же года, Николай Тургенев принял его в другое тайное общество, имевшее целию распространение просвещения вообще и в особенности между нижним классом народа, дабы тем самым довести его до того состояния, в котором он мог бы пользоваться свободою. Вскоре, увидев свою ошибку, совершенно отрекся от всякого тайного общества. Содержался в крепости с 18-го генваря.
По докладу Комиссии 15-го июня высочайше повелено, продержав еще месяц в крепости, отправить по-прежнему на службу с переводом в полки Грузинского корпуса и ежемесячно доносить о поведении.
По высочайшему приказу 7-го июля переведен в 42-й егерский полк

0

3

А. Бестужев-Марлинский

Письма из Дагестана

Средний отряд, назначенный действовать прямо от Вели-кента на Дювек, поручен был храброму полковнику Миклашевскому, и с ним-то в одиннадцать часов мы двинулись вперед, с двумя батальонами его полка, 42-го егерей, 1-го Куринского, с 1-м и 2-м копно-мусульманскими полками, при четырех орудиях.
Ночь была темна, как судейская совесть. Скупое небо погасило все огоньки свои. Мы брели по колено в грязи, цепляясь за терновники, запутавшие окрестный лес непроницаемою оградою, и каждый миг в опасности слететь в речку Дарбах, по крутому берегу которой шли. Вы бы сказали, что идет армия мертвецов, покинувших свои могилы, - так безмолвно, так неслышимо двинулись мы вперед по излучистому яру, в двойном мраке ночи и тени леса, под нами склепом склоненного. Колеса не стучали, подковы не брякали по болоту; нигде ни голоса, ни искры. Лишь изредка раздавался по бору удар бича или звук пушечной цепи. С невероятным трудом вытаскивали мы на людях орудия... Наконец не только под нами, но и под артельными повозками кони пристали, выбились из сил... Арьергард оттянулся... Полковник Миклашевский налетел соколом: "Руби колеса, жги повозки, жги артиллерийские дроги! Стоит ли эта дрянь, чтобы из-за нее опаздывать! Истребляй: я за все отвечаю!" Велено - сделано. В пять минут дорога была чиста, - вещи разобрали по рукам... коней пристегнули под пушки; прибавили к ним и офицерских верховых... Покатились, пошли быстро, легко, весело. Миклашевского слово ободряло солдат лучше двойной чарки. С неимоверною скоростию перелетели мы тридцать пять верст, и часу в девятом утра послышали впереди жаркую перестрелку: это дралась наша татарская конница. Шомпола зазвучали. Гренадеры!., ходу!.. Скорым шагом, беглым шагом!.. Выстрелы из лесу начинают нас пронизывать - насилу-то догадались. Если б неприятели заранее заняли чащу, многие бы из нас не донесли своих голов до Дювека, - да вот и он - легок на помине... вот Дювек, который считается неприступною твердынею Табасарани. Неприступная - забавное выражение! Его нет, слава богу, в словаре русского солдата. Вперед, вперед!.. Дело загорелось. Селение Дювек стоит в развале ущелья на скате большой горы. Над ним на полтора пушечных выстрела лепится выше деревня Хустыль. Речка Дарбах, извиваясь в крутом, но широком русле, образует перед Дювеком колено. Правый ее берег против селения от множества ключей, не имеющих истока, затоплен вязким болотом; дремучий лес обнимает всю окрестность. Егеря 42-го полка пошли вправо чрез топь, мы - влево чрез крутой овраг, на дне которого текущий ручей, впадая в Дарбах, образует пред Дювеком букву у, - все под убийственным огнем из лесу, из домов, из завалов. Перед нами еще ходили на приступ наши спешенные мусульмане; но когда Мамат-ага, бесстрашный помощник полкового командира, был убит, когда они потеряли лучших стрелков своих, куринцы их опередили - слезли в овраг, стали подниматься на противоположную круть... густей, густей гранаты полетели над нашими застрельщиками... Ура, в штыки! А уж дело решенное, что против русского штыка ничто устоять не может; завалы были отбиты, неприятель стоптан, но, ожесточенный поражением, засел в домах, стрелялся, резался; ему было жаль богатых пожитков, свезенных в Дю-век из всех окрестных возмутившихся деревень, как в твердыню, которой не мог взять и сам ужасный шах Надир, куда не проникал даже Ермолов, которого слава ярче Искендаровой и шах-Надировой за Кавказом. Пришлось штурмовать камень за камнем, шаг за шагом. Кровь лилась - огонь очищал от ней землю. Наконец, после шестичасовой битвы, вся деревня впала в руки наши; но из лесу, из-за плетней, из-за плит кладбища враги не переставали стрелять в победителей, и лишь картечь присмиряла их на время. Грабеж и пожар, как два ангела-истребителя, протекали Дювек из конца в конец... Ночь пала.
Чудно-прелестен был вид этой ночи. Пламя катилось волнами и змеем пробивалось сквозь высокие кровли домов, большею частию двухъярусных... Вся гора была озарена, и по ней вверху видны были лица, слышны крики женщин, ожидавших приступа к Хустылю. Между дымом и огнем чернелись остеклевшие развалины, - и из этого-то ада солдаты и мусульманские всадники тащили, везли добычу, заслуженную кровью, выносили раненых. Поодаль несколько человек рыли общую могилу падшим своим товарищам. Коротка солдатская молитва и за свою жизнь и за душу земляка!! Ни одной слезы, ни одного слова не уронил никто по убитым; но зато как выразительны были лица окружающих в зареве пожара, то прислоненные к штыкам, то поднятые к небу!.. Все кинули по горсти земли, чужой земли, на очи собратий... "Sit vobis terra le-vis (да будет легка над вами земля) ", - сказал я про себя. Каждый из вас лег как усталый часовой по смене... Когда же настанет и моя смена! Повременные выстрелы гремели requiem [Реквием (лат.)].
С убитыми и ранеными потеряли мы в этом деле четырех офицеров и до девяноста нижних чинов, включая в то число и мусульман, дравшихся отлично, особенно полка князя Баратова, которому досталось обскакать Дювек слева по лесу. Лошадей легло более шестидесяти.
Деревня стала потухать. Развалины, углясь, дымили. Тогда полковник Миклашевский приказал развести огромные костры перед отдыхавшим на поле строем по сю сторону Дарбаха... И вдруг без боя, без шума снялись мы, послав наперед татарскую конницу. Кони их гнулись и кряхтели под тяжестью добычи. Повозки были нагружены ею донельзя. Солдаты были утомлены и боем, и походом, и бессонницею... но шли скоро, весело, - победа оперяет хоть кого; притом каждый чувствовал, что если неприятель станет напирать на нас в теснине, где каждый куст, каждый пень ему стена, потеря будет значительна. Но, к счастью, дювекцы, ожидавшие, что мы наутро пойдем штурмовать верхнюю деревню, были обмануты - и поздно спохватились нас преследовать. Мы с легкою перепалкою прошли дифилею и наутро очутились опять в своем лагере под Великентом, совершив в тридцать пять часов два перехода и битву. Это чисто по-орлиному: налетел, ударил, схватил, исчез.
То-то пошел пир горой по возврате! Солдаты валяются на цветных коврах, продают дорогие конские сбруи, золотые женские уборы, оружие, блестящее серебром и насечкою; покупщиков наехало видимо-невидимо. Песни, веселье гуляй, душа! Все не нахвалятся Миклашевским; и точно за дело. Без его решительности и быстроты, без его храбрости, не знающей зарока, благоразумный план генерала Панкратьева мог остаться напрасен. Он знал, кому доверить важнейшее дело, - Миклашевский умел оправдать это доверие.
В это самое время полковник Басов с казачьим своим полком, с двумя батальонами апшеронцев и двумя ротами курипцев при шести орудиях выступил на селение Маджа-лис, чтобы помешать каракайтахцам подать руку помощи вольной Табасарани. Перед селением на угорье он встречей был выстрелами, но от быстрого натиска неготовый к нападению неприятель бежал, и старшины Маджалиса вышли просить пощады, представляя доказательства, что стреляли не они, а башлинцы. Между тем полковник Басов, слыша жаркую пальбу под Дювеком, решился идти туда прямо чрез гору, чтобы в случае надобности усилить отряд Миклашевского; но, вышедши на Дювекскую дорогу, он застал только аарево пожара и возвратный след наш. Подвиг был кончен.

Поздно рассвело над Шурой осеннее утро. Непроницаемый туман тяготел на всей окрестности, и в нем глухо гремели барабаны. Войска пошли тремя колоннами. В голове первой, назначенной обойти Эрпили справа по Кара-кайской дороге, неслись Басова казаки, бакинская и ку-ринская конница, два батальона егерей 42-го полка и семь рот Эриванского карабинерного при восьми орудиях. Колонну эту вел полковник Миклашевский. Второю командовал генерал-майор Коханов; она состояла из двух батальонов Апшеронского и одного батальона Куринского при семи орудиях; за нею следовал резерв из трех конно-мусульманских полков, под командою генерал-майора Калбалай-хана. Все тяжести оставлены были в лагерях под прикрытием двух рот куринцев с шестью орудиями и двумя сотнями всадников. Мы шли полем сквозь густой туман: в самом близком расстоянии невозможно было различить предметов; но благодаря верной карте и зоркому глазу г. Панкратьева отряд двигался вперед, не уклоняясь ни шагу от данного направления. Вы бы сказали - это корабль, рассекающий волны и туманы по мановению опытного кормщика. Вот раздалась команда влево, и полки, каждый особою колонною, равняясь головами, вытянули строй с большими промежутками. По обыкновению, я был в стрелках, раскинутых впереди. Иногда повев ветра разряжал туман, и тогда соседние колонны чернелись и ружья мерцали на минуту; потом все задергивалось непроницаемою завесою. Сардарь [Сардарь - по-персидски главнокомандующий. Запросто мы всегда употребляем это слово: оно просто и звучно. (Примеч. автора.)] наш носился между нас на лихом коне, окруженный штабом своим.

Турецкая гайта (конница), ширванские и дагестанские беки, линейные и донские казаки скакали следом пестрою толпою. Поезд его являлся и исчезал, подобно радуге средь тучи, готовой уже ринуть молнию. Близка, близка встреча; заряжай ружье! Ветер как нарочно пахнул сильнее, туман приподнял махровые полы своей мантии, и впереди нас открылся слева крутой овраг, за которым вздымалась лесистая гора, прямо - длинный бугор, вооруженный засеками из деревьев и копанными завалами. Далее по холмам колебалось что-то, как редкий лес от ветра. "Это деревья", - говорили одни. "Это всадники", - утверждали другие. Гранаты решили спор наш. Грохот пошел по горам, когда заговорила батарея, выскакавшая вперед... В самом деле, то была конница. Она слилась, взвилась - и след простыл. Куда не жалуют азиатцы гранат! В это время наши мусульманские удальцы стали доезжать до самых завалов. Tax, тах... вся их линия расцветилась пальбою, и справа егеря с эриваицами пошли на них без выстрела в штыки. Полковник Миклашевский на белом коне вздымался в гору впереди обеих колонн, - шинель играла на нем по ветру... Ура! ура! Апшеронские стрелки тогда же бесстрашно кинулись через овраг... Левее их забирали в гору Басова казаки. Мы подбежали на полвыстрела под средину, - но стали, ожидая приказания. Пальба закипела... беглый огонь мелькал сквозь пары, как фейерверк. Крики угроз с обеих сторон, бой барабанов, стон земли от пушечных выстрелов, отражаемых отголосками хребта, - ну право, сердце не нарадовалось! Гранаты, прерывая туман, гремели, будто катаясь по ступеням, свист пуль производил эффект чудесный; могу вас уверить, что эта фуга стоила всех чертовских нот из "Фрейщица".

Кази притаился в Чумкессене; но могли ли, но должны ли были русские терпеть непримиримого врага в двенадцати верстах от себя? Это бы значило потоптать свои лавры, даром потерять плоды победы. Командующий войсками взвесил, какое влияние эта дерзость может сделать на умы дагестанцев и горцев, даже на войска наши, и решил: непременно взять Чумкессен. Дело это поручено полковнику Миклашевскому, который незадолго, по болезни бригадного генерала, принял начальство над отрядом.

Отряд этот собрался в Казанищи 30 ноября. Назавтра назначен был бой, и все знали, что он будет упорен, ибо все слышали, что Чумкессен едва доступен, что там есть крепостца, что она защищается тысячью отчаянных удальцов племен лезгино,-аварских; но солдаты любили Миклашевского как душу и так твердо веровали в беззаветную храбрость, в благоразумие его распоряжений, что готовились в дело весело, беззаботно. В палатках раздавались шутки, вкруг огней песни, - о, сколь для многих были они последними! Судьба уже отмечала лица жертв железным перстом своим. Скажите, какая нить связывает два мира, две судьбы, две жизни? Скажите, отчего, готовясь расторгнуться, она почти всегда дает ощутить себя, то грустью предчувствия, то зловещими снами? "Какой предрассудок!" - скажете вы, засмеетесь или, что еще хуже, улыбнетесь с сожалением. Пусть так. Я сам очень хорошо умею толковать о вздорности этого и между тем не могу дать себе отчета, отчего и когда делаю исключения, - и не раз близость беды, как близость грозы, томила меня тоскою задолго прежде. Не говорю уже о многих умнейших людях, покорных предчувствию, - я знал людей, не имевших веры, кроме этого суеверия, и это суеверие редко их обманывало. Кто видел жатву смерти около себя в многоразличных образах, тот, конечно, более домоседа имел случай видеть тому примеры. Расскажу один.

Накануне 1 декабря Миклашевский ужинал с немногими близкими к нему. Он казался веселым, но едва ли был им. Невольная дума мрачила его лицо.
- Ну, господа! - сказал он. - Надо славно заключить славный поход. Я должник государю за многие милости, особенно за позволение ехать в отпуск, и сделаю все, что могу. Отработаем дело молодецки, и я летом полечу на родину. Воображаю, как будет рад мне старик, отец мой! Про себя и говорить нечего - я русский, я сын, я жених! Лестно мне, что генерал Панкратьев выбрал меня приложить кровавую печать к странице истории, на которой блестит его имя, но, подивитесь - я бы почти был рад, если б Кази-мулла бежал заране. Мне снился в прошлую ночь странный сон. Чудилось мне, что в мою палатку вбегает прекрасная женщина, в слезах, с растрепанными волосами, жалуется, что она кем-то покинута. Прошла минута, и она уже лежала в моих объятьях и как ангел ко мне ласкается, но я чувствовал, что поцелуи ее лед, грудь холодна, как зима... Она холодела на руках моих, - мне стало страшно, я зяб, я застывал, я замерзал, сердце переставало биться... Просыпаюсь!.. Одеяло у ног, и холодный ветер играет полами шатра. Разумеется, это вздор...  Будучи отрядным начальником, я менее чем когда-нибудь подвержен буду личной опасности... Но успех сражения? Разговор о деле замял и мысль о грезах.

На всходе солнца мы двинулись из Казанищ в гору к Чумкессену. Надобно сказать, что Чумкессен выходит с хребта мысом, ограниченным с юга оврагом, а с севера крутым обрывом, вся окрестность его обнята густым лесом; дорога на этот мыс идет по правой стороне оврага и, огибая оный, спускается рытвинами. Почти на углу Чум-кессена стеснено несколько землянок и саклей, в коих скрывались семьи мятежников во время лета. Полковник Миклашевский, оставя против тропинки, туда ведущей, роту куринцев с одним орудием, прочие войска послал в обход. Шамхал и Ахмет-хан стали с людьми своими на дороге от Казанищ. Улу-бей с эрпилинцами занял дорогу к Гимрам и, заметя, что к Чумкессену идет на выручку толпа аварцев, пересек им путь, разбил их, взял в плен двенадцать человек. Рекогносцировка оказала, что через овраг невозможно перевезти пушку и что обходная дорога заграждена засеками и перекопами, следственно требует долгого времени для расчистки, - а велик ли зимний день?...
Миклашевский решился сделать натиск одною пехотою. Перекрестились - пошли... Пули уже заиграли. Восемь орудий остались бить по видным завалам перед селением; но когда мы обежали его, пушки умолкли, настала жатва свинцом и железом. Апшеронцы и егеря на славу атаковали неприятеля, разом выбили его из завалов, из саклей и, беспощадно коля встречного и бегущего, по следам их кинулись с двух сторон к укреплению Агач-Кале, которое, будучи скрыто в ложбине от пушечных выстрелов, только тогда открылось глазам нападающих. Это Агач-Кале было трехстенное укрепление, воздвигнутое на краю утеса. Наружные углы его обстреливались саклями, сложенными вроде башен. Оно скатано было из огромных деревьев в несколько венцов и накрыто суковатыми пнями (chevaux de frise). Между бревнами вложены были по концам палочки, отчего во всю их длину образовались весьма удобные стрельницы, - из них-то летел смертоносный огонь на наступающих. Скрытые за непроницаемою оградою, горцы били на выбор; солдаты наши, несмотря на это, бесстрашно кинулись вперед; но когда град пуль срезал целые ряды храбрейших, когда несколько офицеров легли на окровавленный снег, натиск превратился в перестрелку жестокую, убийственную, ибо расстояние между крепостцою и рассеянными купами дерев не превышало восьмидесяти шагов. Кучки бесстрашных егерей, предводимых достойными своими офицерами, кидались несколько раз к стенам укрепления, срывали окровавленные знамена, пытались взлезть наверх, - иным удалось и это, но суковатая кровля была непроницаема; герои падали, пробитые десятками пуль. Осажденные оказали отчаянное сопротивление, - иные, увлеченные бешеною храбростью, вылезали из укрепления и с шашкой в руке гибли на штыках. Выстрелы их были метки и непрерывны; упорство, месть, ожесточение росли с обеих сторон; подошва Агач-Кале завалена была трупами коней и людей... Никогда в жизни не видал я столько крови и столько храбрости на столь малом пространстве!..
Миклашевский нетерпеливо ждал решения боя за оврагом; но когда прискакал к нему офицер и сказал что-то на ухо, он вспыхнул. "Коня!" И в тот же миг велел двум ротам куринцев следовать за собою, спустился с крутизны вскачь и вскачь поднялся на противоположный утес, по такой крутизне, что и пешком взлезть трудно. Судьба несла его, говорили солдаты. Он спрыгнул с коня, обнажил шашку и крикнул:
- Вперед, друзья! Теперь наша очередь показать себя молодцами!
- Ура! ура! - заревели солдаты. - Ура, вперед! С нами отец наш!
Все ожило, все хлынуло к Агач-Кале. Он пошел на приступ впереди всех, между ротою куринцев и егерей... подбежал к бойнице и в запальчивости хотел заколоть сквозь нее горца; но злодейские выстрелы сыпались, кипели, и роковая пуля пронзила его грудь, пробила сердце и легкие; он успел только сказать: "Возьмите!", ступил назад и пал. Вслед же за ним смертельно ранен майор Кандауров, тяжело подполковник Михайлов, пять обер-офицеров и множество нижних чинов.
Но смерть храброго полковника не могла остаться без мести, завет его без исполнения. Ожесточенные солдаты руками рвали сруб, лезли наверх, ломали кровлю и вломились, наконец, в укрепление, падали друг на друга; друзья и недруги - все смешалось... Когда ударили отбой, лишь одни трупы злодеев остались в Агач-Кале: там не было ни пленных, ни раненых. Темнота укрыла многих мятежников от гибели; они катком спустились с обрыва. На месте сражения осталось более ста пятидесяти тел и семьдесят лошадей. В числе убитых узнали татары лучших наездников и товарищей Кази-муллы. Взято два почетных знамени и одно Гамзат-бея; добыча в вещах и деньгах, в том числе в богатейших уборах кони Кази-муллы и Гамзата. Кази-мулла бежал так неожиданно и торопливо, что в пещерке, в которой он во время дела молился, нашли его Коран и другие духовные книги. Ковер, на котором сидел он, был залит кровью. Его полагали тогда раненым.
Мы стали почти на костях, как выражались наши предки. Дорога, но знаменита была победа. Мы потеряли более трехсот убитыми и ранеными, зато стяжали славу русскому оружию. Ни помощь природы, ни силы огражденного неприступностью человека не устояли перед храбростью русских, - а выгоды этого мнения в очах дикарей неоценимы. Перед нами, на окровавленном плаще, лежал труп убитого полковника, и как гордо, как прекрасно было его чело!.. Офицеры и солдаты рыдали. Татары плакали горькими слезами... Но воину ли жалеть о такой завидной смерти? Нам должно желать ее! Миклашевский пал, как жил, - героем! Наутро огонь и железо истребили гнездо злодеев. Окружный лес упал под топорами. Мы возвратились в свои квартиры и скоро разошлись на зимовки. Дагестанский поход кончился.

0

4

https://sun9-46.userapi.com/c840328/v840328008/898b1/4hSPoqvd-9I.jpg

Неизвестный художник.
Портрет Михаила Павловича Миклашевского. 1803 - 1810 гг.
Холст, масло 91 x 68 см.
Днепропетровский художественный музей

Михаил Павлович Миклашевский (1756/57, с. Демьянка - 26.08.1847, с. Понуровка Стародубского уезда), отец декабриста.

Михаил Павлович Миклашевский (1756 – 1847) – губернатор, тайный советник, сенатор.

Сын Павла Иванович Миклашевского (1724 – 1785) и Елены Даниловны, урожд. Новицкой.

С 1775 служил в войсках, командовал Стародубским карабинерным полком, отличившись при Рымнике и Мачине, а также во время восстания Костюшко отстаивал Волынскую губернию.

В 1796 назначен волынским, а в 1798 малороссийским губернатором.

В 1799 за употребление в донесениях несвойственных в российском языке слов был уволен императором Павлом, но в 1801 назначен был вновь начальствовать Новороссийским краем.
В 1806 и 1807 принял начальство над екатеринославской дружиной; не требуя себе жалованья и умеренно расходуя казенные деньги, он держал земскую армию наготове в течение более года.
Назначенный сенатором, в 1814 очень строго ревизовал Новгородскую губернию, нажил себе неприятности и в 1818 вышел в отставку.
Последние 30 лет жизни провел вдали от дел, занимаясь сельским хозяйством и совершенствованием своей суконной фабрики в Черниговской губернии. В многосторонней своей деятельности он постоянно проводил свои взгляды о необходимости упорядочения положения бедных и низших классов; в этих целях он написал ряд проектов о новгородских казенных крестьянах, о беглых и т. п.
Из усадьбы Миклашевского в Понуровке (ныне Стародубского района) происходят многие списки «Истории русов».
В оставшихся бумагах его сохранились ценные письма к нему Потемкина, Суворова, Румянцева, князя Безбородко и многих др.

Женат (1797) на Анастасии Яковлевне, урожд. Бакуринской (1783 – 1865).

Дети:
Надежда (1816-1876), замужем за Михаилом Иосифовичем Судиенко (1803-1893);
Александр (1798-1.12.1831), декабрист;
Иосиф (1800-1868), был женат на Варваре Васильевне Красно-Милошевич (1800-е - 1888);
Андрей (7.07.1801-1895), женат на Дарье Александровне Олсуфьевой (1818-1848);
Софья (1803-1874), замужем за декабристом А.Ф. Бригеном (16.08.1792-27.06.1859);
Варвара (р. 1804);
Елизавета (1808-1886);
Павел (1818-1893);
Илья (8.03.1821-1.04.1886).

0

5

https://img-fotki.yandex.ru/get/40987/199368979.24/0_1bfbaa_1dfc299c_XXXL.jpg

Илья Михайлович Миклашевский.  Портрет работы Томаса Райта. 1844 г.

Илья Михайлович Миклашевский (23.02.1821, Петербург – 31.03.1886), младший брат декабриста А.М. Миклашевского; потомственный дворянин, предводитель дворянства Екатеринославского уезда в 1859-1862 годах.

С 19.09.1851 г. был женат на княжне Анне Владимировне, урожденной Гагариной (15.05.1832-14.09.1887). Оба похоронены в с. Беленькое Екатеринославского уезда в ограде Николаевской церкви.
Дети: Михаил (1853 - после 1916), был женат на Ольге Николаевне Тройницкой; Анастасия (р. 24.11.1856), замужем за Михаилом Михайловичем Жадовским (р. 8.09.1856); Ольга и Вера (1865-1946).

0

6

https://img-fotki.yandex.ru/get/51236/199368979.24/0_1bfbac_12e6cca8_XXXL.jpg

Надежда Михайловна Судиенко, ур. Миклашевская (1816—1876), сестра декабриста, дочь сенатора Михаила Павловича Миклашевского; жена Михаила Иосифовича Судиенко (1803—1874).

0

7

https://img-fotki.yandex.ru/get/45443/199368979.23/0_1bfbab_23373709_XXXL.jpg

Андрей Михайлович Миклашевский, брат декабриста

Андрей Михайлович Миклашевский (7.07.1801-1895) - помещик и промышленник из малороссийского рода Миклашевских, основатель Волокитинской фарфоровой мануфактуры (укр. Волокитинська порцелянова мануфактура).

Его отец — тайный советник, сенатор Михаил Павлович Миклашевский.

После окончания Благородного пансиона при Царскосельском лицее (1819) поступил в Ахтырский 12-й гусарский полк корнетом. С 1821 года — поручик, в 1824 году вышел в отставку штабс-ротмистром. Слыл умеренным «западником».

В 1836 г. основал в имении Волокитино (Глуховского уезда) фарфоровую мануфактуру. Первую официальную награду — большую серебряную медаль — получил в 1839 году на Промышленной выставке в Санкт-Петербурге. В 1849 году получил Золотую медаль за декоративные вазы. На выставке 1851 года в местечке Кролевец представил полихромную живопись на фарфоре. Как писал впоследствии эмигрант Иван Лукаш, «Миклашевский славен великолепными и благородными сервизами, бисквитом, вазами и корзинками».

В 1857 году Миклашевский на свои средства воздвиг в Волокитине Покровскую церковь с уникальным фарфоровым иконостасом (не сохранился). В 1875 году построил в усадьбе так называемые Золотые ворота в англо-готическом стиле.

Миклашевский был женат на Дарье Александровне Олсуфьевой (1818—1848), дочери камергера Александра Дмитриевича Олсуфьева (1790—1853) и его первой жены Марии Павловны Кавериной (1798—1819).
Дети:
Мария (1841—1901) — супруга Петра Ивановича Скоропадского (6.03.1834—1887).
Их дети: Елизавета, Михаил, Павел.
Александра (1831—1929) — кавалерственная дама ордена Святой Екатерины, статс-дама императрицы Марии Фёдоровны и обер-гофмейстерина великой княгини Елизаветы Фёдоровны. Вышла замуж за своего кузена графа Алексея Васильевича Олсуфьева (1831-1915). Имела двоих сыновей — Андрея и Василия (1872—1924).

0

8

https://img-fotki.yandex.ru/get/151498/199368979.24/0_1bfbad_6bef19ac_XXXL.jpg

Александра Андреевна Олсуфьевa (Миклашевская), племянница декабриста
Дочь крупнейшего украинского фарфоропромышленника Андрея Михайловича Миклашевского (1798–1895), брата декабриста.
Её отец учился с А.С.Пушкиным, основал фарфоровую мануфактуру.

0

9

МИКЛАШЕВСКИЕ

Смутное и драматическое время 1918-19 годов неожиданно стало для культурной жизни Одессы своеобразным расцветом (только одно перечисление столичных знаменитостей, волею политической ситуации и случая оказавшихся в нашем городе, составило бы весьма внушительный по размерам список). Литературная, художественная и театральная деятельность оживились чрезвычайно. Чуть не каждую неделю возникали новые газеты, журналы, издательства, всевозможные общества, рождались многочисленные маленькие театры. Большинство их заслуженно забыты. Но некоторые, несмотря на почти эфемерную краткость существования, заняли свое место в истории искусства.

Краткая биография О.Н. Миклашевской.

Ольга Николаевна Миклашевская (1852-1919) – из знатного одесского дворянского рода Тройницких. Мать – Мария Григорьевна Тройницкая, в девичестве Красикова. Отец – Николай Григорьевич Тройницкий, действительный статский советник, директор Одесского банка, страстный поклонник литературы и живописи, был дружен с Гоголем и Львом Пушкиным – братом Александра Сергеевича Пушкина. Он оставил после себя воспоминания об этих встречах.
Его родной брат – Александр Григорьевич Тройницкий (1807-1871) – известный статистик, журналист, главный редактор газеты «Одесский вестник», с 1867 года – член Государственного совета. Оба брата получили образование в Ришельевском лицее. Внук Александра Григорьевича – Сергей Николаевич - после революции был директором Эрмитажа, опубликовал более 100 научных работ о коллекциях музея.

У Ольги Николаевны было три сестры – София, Анна и Мария, а также брат Петр. Все сестры (кроме Ольги) закончили в разное время Смольный институт. Ольга была дружна с семьями Гребенщиковых и Зволянских (родственники ее сестры Софии), которые ежегодно отдыхали летом у нее в разных имениях – в Беликах, Беленьком, имении «Высокое» под Смоленском.

Муж Ольги Николаевны - Миклашевский Михаил Ильич (1853-1916) - екатеринославский губернский предводитель дворянства, член Государственного совета, гофмейстер Высочайшего двора.

Дети:

1. Илья Михайлович Миклашевский (1877-1961) – кавалергард, командир Лейб-гвардии Уланского Ее Величества полка, генерал-майор. Окончил Императорский Александровский лицей и поступил вольноопределяющимся в Лейб-гвардии Кавалергардский полк. В 1898 г. выдержал офицерский экзамен и был произведен в корнеты. Оставался на службе в Лейб-гвардии Кавалергардском полку и в мирное время, и во время войны до начала 1917 г. В 1916 г. - полковник и командир дивизиона. Награжден Георгиевским оружием за бои на Стоходе во время Брусиловского наступления в1916г. 16 февраля 1917 г. назначен командиром Лейб-гвардии Уланского Ее Величества полка. Полк участвовал в наведении порядка в тылу в районе Славуты летом 1917 г. После развала фронта осенью 1917 г. вернулся в Петроград.
Летом 1918 г. пробрался через Украину в Добровольческую армию и в октябре 1918 г. в Новороссийске участвовал в начале формирования сводно-гвардейского Кирасирского полка (первоначально - команда конных разведчиков при сводно-гвардейском пехотном полку полковника Моллера). Продолжал формироваться как полк и после того, как был направлен в Северную Таврию в составе Крымско-Азовской Добровольческой армии генерала Боровского. С отступлением на Ак-Манайские позиции и переформированием Крымско-Азовской армии в апреле 1919 г.. в 3-й армейский корпус Сводно-Кирасирский полк вошел в состав отдельной кавалерийской бригады, начальником которой был назначен полковник И. М. Миклашевский. В начале июня 1919 г. бригада участвовала в прорыве Ак-Манайских позиций, во время которого 5 июня 1919 г. полковник Миклашевский, находившийся в передовых цепях, был тяжело ранен. В командование бригадой, вскоре переименованной во 2-ю кавалерийскую дивизию, вступил командир 2-го конного генерала Дроздовского полка полковник И. Г. Барбович. Приказом по 3-му армейскому корпусу от 25 июня 1919 г. полковник Миклашевский был «допущен впредь до назначения» (видимо, еще не оправился от ранения) к и. д. командующего 1-й бригадой во 2-й кавалерийской дивизии, а в июле (видимо, после выздоровления) назначен командиром 2-й кавалерийской дивизии, вместе с 1-й кавалерийской дивизией генерала Чекотовского, вошедшей в 5-й конный корпус генерала Юзефовича.
Командуя дивизией, полковник Миклашевский участвовал в боях за Нежин, Бахмут, Глухов и др. Приказом по ВСЮР от 14 ноября 1919 г. за № 37 «произведен за боевые отличия» в генерал-майоры. 4 декабря 1919 г. тяжело заболел тифом и снова сдал полковнику И. Г. Барбовичу сводную кавалерийскую дивизию, в которую был сведен 5-й конный корпус. После выздоровления находился в распоряжении инспектора конницы в Русской армии генерала Врангеля. После эвакуации армии в Галлиполи в ноябре 1920 г. вместе со сводной кавалерийской дивизией прибыл в Королевство СХС, откуда переехал во Францию. На ноябрь 1951 г. - председатель объединения Лейб-гвардии Уланского Ее Величества полка. Проживал в Ницце, где и скончался 14 октября 1961 г. Похоронен на русском кладбище Кокад. Женат был на Екатерине Алексеевне Бобринской (1882-1954), от брака имел сына Павла (1920), который ныне проживает в Канаде. (Использованы материалы кн.: Николай Рутыч Биографический справочник высших чинов Добровольческой армии и Вооруженных Сил Юга России. Материалы к истории Белого движения М., 2002).

2. Татьяна Михайловна Миклашевская (13.05.1879 - 11.11.1967) – замужем за князем Анатолием Анатолиевичем Гагариным (1876, Одесса - 1954, Ницца). От брака дочь Татьяна (1915-1998).
Князь Гагарин Анатолий Анатольевич, р. 25 ноября 1876 в Одессе. Полковник Кавалергардского полка. В Добровольческой армии. Участник 1-го Кубанского ("Ледяного") похода, начальник Общего отдела штаба армии; с 17 января 1919 командир Партизанского ген. Алексеева пехотного полка; с июня 1919 по январь 1920 г. командир 2-го Алексеевского полка. Ранен в октябре 1920 года. Эвакуирован в 1920 из Одессы на пароходе "Грегори". В Русской Армии - командир дивизиона в Гвардейском кавалерийском полку. В эмиграции. Умер 24 ноября 1954 в Ницце (Франция).

3. Константин Михайлович Миклашевский (20.05.1885, Киев – 16.12.1943, Париж) - актер, режиссер, теоретик театра, один из родоначальников звукового кино. Опубликовал несколько работ по итальянскому театру, искусству и звуковому кино, участвовал в организации арт-кабаре «Бродячая собака» и «Приют комедиантов» в Петербурге, активный сподвижник Н.Н.Евреинова. В 1904 г. окончил Александровский лицей и поступил на службу чиновником Государственной канцелярии.

4. Вадим Михайлович Миклашевский (1890-1963) – чиновник канцелярии министерства Императорского двора, титулярный советник. Окончил в 1911 году Александровский лицей. Женился в эмиграции, в Париже, на вдове барона Г.В. Фредерикc-Маразли Марии Владимировне Охотниковой (1897 - 5.03.1983). Похоронены барон Г.В. Фредерикс-Маразли, М.В. Охотникова и Вадим Миклашевский на кладбище Батиньоль в Париже в одной могиле.

Ольга Николаевна Миклашевская скончалась в Одессе в 1919 году от тифа.

Краткая биография И.М. Миклашевского.

Илья Михайлович Миклашевский (15.12.1877, Одесса – 1.10.1961, Ницца, Франция) – кавалергард, командир Лейб-гвардии Уланского Ее Величества полка, генерал-майор. Окончил Императорский Александровский лицей и поступил вольноопределяющимся в Лейб-гвардии Кавалергардский полк. В 1898 г. выдержал офицерский экзамен и был произведен в корнеты. Оставался на службе в Лейб-гвардии Кавалергардском полку и в мирное время, и во время войны до начала 1917 г. В 1916 г. - полковник и командир дивизиона. Награжден Георгиевским оружием за бои на Стоходе во время Брусиловского наступления в1916г. 16 февраля 1917 г. назначен командиром Лейб-гвардии Уланского Ее Величества полка. Полк участвовал в наведении порядка в тылу в районе Славуты летом 1917 г. После развала фронта осенью 1917 г. вернулся в Петроград.
Летом 1918 г. пробрался через Украину в Добровольческую армию и в октябре 1918 г. в Новороссийске участвовал в начале формирования сводно-гвардейского Кирасирского полка (первоначально - команда конных разведчиков при сводно-гвардейском пехотном полку полковника Моллера). Продолжал формироваться как полк и после того, как был направлен в Северную Таврию в составе Крымско-Азовской Добровольческой армии генерала Боровского. С отступлением на Ак-Манайские позиции и переформированием Крымско-Азовской армии в апреле 1919 г.. в 3-й армейский корпус Сводно-Кирасирский полк вошел в состав отдельной кавалерийской бригады, начальником которой был назначен полковник И. М. Миклашевский. В начале июня 1919 г. бригада участвовала в прорыве Ак-Манайских позиций, во время которого 5 июня 1919 г. полковник Миклашевский, находившийся в передовых цепях, был тяжело ранен. В командование бригадой, вскоре переименованной во 2-ю кавалерийскую дивизию, вступил командир 2-го конного генерала Дроздовского полка полковник И. Г. Барбович. Приказом по 3-му армейскому корпусу от 25 июня 1919 г. полковник Миклашевский был «допущен впредь до назначения» (видимо, еще не оправился от ранения) к и. д. командующего 1-й бригадой во 2-й кавалерийской дивизии, а в июле (видимо, после выздоровления) назначен командиром 2-й кавалерийской дивизии, вместе с 1-й кавалерийской дивизией генерала Чекотовского, вошедшей в 5-й конный корпус генерала Юзефовича.
Командуя дивизией, полковник Миклашевский участвовал в боях за Нежин, Бахмут, Глухов и др. Приказом по ВСЮР от 14 ноября 1919 г. за № 37 «произведен за боевые отличия» в генерал-майоры. 4 декабря 1919 г. тяжело заболел тифом и снова сдал полковнику И. Г. Барбовичу сводную кавалерийскую дивизию, в которую был сведен 5-й конный корпус. После выздоровления находился в распоряжении инспектора конницы в Русской армии генерала Врангеля. После эвакуации армии в Галлиполи в ноябре 1920 г. вместе со сводной кавалерийской дивизией прибыл в Королевство СХС, откуда переехал во Францию. На ноябрь 1951 г. - председатель объединения Лейб-гвардии Уланского Ее Величества полка. Проживал в Ницце, где и скончался 14 октября 1961 г. Похоронен на русском кладбище Кокад.
Женат был на Екатерине Алексеевне Бобринской (23.11.1883, Петербург – 8.03.1954, Ницца, Франция).
Дети:

1. Юрий Миклашевский (25.03.1915, Петербург – 13.11.1966, Йоханнесбург, ЮАР). Был женат на Розе-Марии Кокельспрехер (Rose-Marie Kockelsprecher) – род. 29.11.1922 в Линце, скончалась 06.06.1995 в Аарау.

2. Павел (Paul) Миклашевский – родился в Кисловодске 3.01.1920 г. Первая жена – Елизавета Оболенская (родилась 31.12.1921 г. в Белой Церкви, Югославия). Вторая жена – баронесса Мария Алиса фон Хан (Marie Alice von Hahn): родилась в Риге 4.08.1930 г., скончалась в Монреале 9.07.1988 г. Павел Миклашевский ныне проживает в Монреале, Канада.

3. Надежда Миклашевская (5.02.1910, Петербург – 11.05.1988, Дюрхам, штат Северная Каролина, США). Была замужем за Владимиром Епанчиным (19.01.1899, Петербург – 29.06.1976, штат Нью-Йорк, США). Трое их детей и трое внуков живут во Франции и США.

Краткая биография М. И. Миклашевского.

Миклашевский Михаил Ильич (1853-1916) - екатеринославский губернский предводитель дворянства, член Государственного совета, гофмейстер Высочайшего двора.
Отец – Илья Михайлович Миклашевский (23.02.1821 Петербург–31.03.1886) – потомственный дворянин, предводитель дворянства Екатеринославского уезда в 1859-1862 годах. Мать – Анна Владимировна, урожденная Гагарина (15.05.1832-14.09.1887). Оба похоронены в с. Беленькое Екатеринославского уезда в ограде Николаевской церкви.
В семье кроме него из детей была младшая сестра Вера (1865- 1946, Рим).

Миклашевские (укр. Миклашевські; польск. Miklaszewski) — старинный украинский дворянский (шляхетский) род, берёт начало от Великого князя Киевского Мстислава, сына Владимира Мономаха, и от литовского князя Гедимина. Герб рода находится в 3 части «Общего гербовника дворянских родов Российской империи». В XVI веке род под фамилией Миклашевские фиксируется в истории Украины. Род Миклашевских внесён в VI часть родословной книги Черниговской губернии.

Род Миклашевских был настолько многочисленным и разветвленным, что обладал не одним, а тремя гербами.
Герб Миклашевских принадлежал роду Остоя (Ostoia) - в красном поле два золотых полумесяца, обращенных рогами один влево, другой вправо; между ними меч, ручка имеет вид креста. Над шлемом три страусовых пера. Герб этот в 1069 г. королем Болеславом Смелым был пожалован витязю Остое за его мужество. Когда вместо меча сверху и снизу полумесяцев полагается по звезде, то герб называется “Орд”.
1. Герб премьер-майора Степана Антоновича Миклашевского (1785 г.): в щите на красном поле два золотых полумесяца, рогами обращенные к бокам щита, между ними серебряный меч, обращенный острым концом вниз. Щит увенчан дворянским шлемом с короной и тремя страусовыми перьями, с красным наметом, подложенным золотом.
2. Герб Стародубского полковника Михаила Альбертовича Миклашевского (1790-1706). Щит рассечен на голубое и серебряное поля. В голубом поле опрокинутый меч с двумя золотыми полумесяцами с противообращенными рогами. В серебряном - опрокинутая подкова с двумя стрелами в андреевском кресте. На нашлемнике пять страусовых перьев. Два льва-щитодержателя.
3. Герб на печати Михайла Миклашевского (1694), бунчукового товарища Андрея Миклашевского (1741). В голубом поле щита опрокинутая подкова и две стрелы, помещенные в андреевский крест, сопровождаемы внизу подковой. (По изд.: Лукомский Д.К., Модзалевский В.Л. Малороссийский гербовник с рисунками Егора Нарбута.- СПБ.: Сириус, 1914.- С.110-111).

В дворянском звании род Миклашевских утверждался дважды, в 1839 и 1854 гг. Миклашевские берут свое начало от реестрового казака чигиринской сотни, жившего в 17 ст., Андрушко Миклошенко. Андрушко был женат на дочери польского шляхтича, атамана городового черниговского Станислава Кохановского. Наиболее известен их сын, Михайло Андреевич Миклашевский (1640-1706), войсковой товарищ, челядник и советник гетмана Демьяна Многогрешного, был гетманским посланником в Москве, Глуховским городским атаманом, нежинским полковым есаулом, генеральным есаулом, Стародубовским полковником. По универсалам гетманов Самойловича и Мазепы владел многими селами Стародубовского уезда, Волокитинским стеклянным заводом, мельницами. Он получил от гетмана Мазепы с. Понуровку (в 1693 г.), имение Волокитино (Глуховский уезд) на реке Клевень, недалеко от Путивля.
Этот прапрадед Михаила Ильича был известным меценатом украинской культуры, в частности построил собор св. Юрия (Георгия) в Киево-Выдубецком монастыре (1696-1701). Не поддерживая политику Мазепы, в 1703 вступил в тайные переговоры с польско-литовскими кругами с целью создания конфедерации Украины (Великого княжества Руського) с Польшей и Литвой по статьям Гадячского договора 1658. Погиб при обороне Несвижа (Беларусь) от шведских окупантов. Похоронен в Киевском Выдубецком монастыре в Георгиевском соборе. По заказу его внука (?) в 1774 для Георгиевского собора монастыря написан его портрет (сохранился).

Другой знатный предок - дед Михаила Ильича - Михаил Павлович Миклашевский (1724-1785) - видный представитель знатного украинского козацко-старшинского рода, российский военный и государственный деятель, тайный советник, сенатор (с 1808) и кавалер.

Наследник имения Понуровка Стародубского уезда (поселился после выхода в отставку в 1818) и основатель передовой суконной мануфактуры. Хотя и имел родственные связи с графами Безбородько и Завадовскими, службу начал простым кадетом (кадетская рота гвардейского Измайловского полка). В 1776 был пожалован в капралы, «далее до сержантскаго чина проходил все унтер-офицерския звания, а в 1782 году переведен в лейб-гвардии Семеновский полк, где и произведен в прапорщики в следующем 1783 году». Сержантская его служба была отмечена исполнением важных поручений. Трижды его направляют курьером за границу: в Копенгаген — в 1780 г., в Лондон — в 1781 г. и в Париж — в 1782 г. Известно, что во время последней командировки он был представлен австрийскому императору Иосифу II и получил от него в подарок драгоценную табакерку. Позднее назначается в штаб фельдмаршала князя Г. А. Потемкина его генерал-адъютантом. Участник суворовских кампаний, попал в поле зрения Суворова при Очакове в 1788, а особо отличился в битве при Рымнике (1789). Назначен полковником Стародубского карабинерного полка (1789-92). После заключения мира с турками в 1791 г. лейб-кирасирский полк, составленный из 4-х полков в 24 эскадрона, был расформирован. Все эти 4 полка как расстроенные было предписано отдать под команду лучшим полковым командирам. Из них в 1792 г. был образован Орденский кирасирский полк (Переяслав), а командиром назначен Михаил Павлович Миклашевский. Летом 1795 г. он был произведен в бригадиры.
Вскоре ему подчинили Казанский кирасирский полк и полк донских казаков. Будучи полковым командиром, Миклашевский фактически командовал целой бригадой, с которой он имел задачу держать кордоны по всей Днепровской линии от Киева до Кременчуга. В январе 1797 года, был пожалован императором Павлом чином действительного статского советника и назначен губернатором в Волынскую губернию. Известно, что ему удалось решить такой сложный вопрос как противостояние двух религий: православной и греко-униатской. В конце 1797 (25 октября) в Богоявленской церкви в Чернигове он венчался с юной (1783 года рождения) Анастасией Яковлевной Бакуринской (1783-1865), а 19 ноября император Павел I повелел ему быть губернатором огромной Малороссийской губернии с губернским городом Черниговым. При этом Миклашевский сменил на этом посту своего тестя, тайного советника Якова Леонтьевича Бакуринского. Этой женитьбой Михаил Павлович породнился со старшим своим другом действительным тайным советником I класса графом А. А. Безбородкой, ибо Я. Л. Бакуринский был женат на его родной сестре Татьяне. Командовал полками на Днепровской линии (1792-96), затем гражданский губернатор Волынский (1796) и Малороссийский (1797-1800), и Новороссийский (1801-02).
Михаил Павлович испытывал личную неприязнь со стороны императора Павла (за принципиальный отказ от иностранных слов в деловой с ним переписке). Был сторонником идеи политической автономии Украины, имел связи с Новгород-Северским Патриотическим Кружком. Во время вторжения наполеоновских войск в Россию составил проект восстановления козацких полков в Левобережной Украине, получил одобрение от Александра 1-го, но после войны проект закрыли. По некоторым данным из его имения распространялась в переписях "Істория Русов". Во второй половине августа 1825 года при последней своей поездке в Таганрог «...Государь обедал в селе Понуровке у бывшего сенатора Михаила Павловича Миклашевского. Вошедши в зал дома его, государь взглянул на расписанный в ней потолок и спросил: «Это работа Гваренги?» «Так точно, Ваше Величество, - отвечал хозяин». (Киевская старина, 1894, февраль, с. 267. «Воспоминания Иосифа Самчевского».) Имел от брака с Анастасией Яковлевной 9 детей. Один из них, Илья, и стал отцом Михаила Ильича.
Михаил Ильич в 1874 году окончил Александровский лицей и в этом же году вступил в службу.
Михаил Ильич Миклашевский был военным человеком. Все мужчины его рода посвящали себя военной службе, традиционно - в Измайловском полку. Обнищание, сопровождавшее упадок большинства украинских казацких родов, привело к тому, что его представители, не достигая высоких должностей, предпочитали уходить в отставку, жить в имениях. Они часто служили на выборных должностях, и Михаил Ильич тоже. С 21.02.1902 по 3.03.1908 он – предводитель дворянства Екатеринославской губернии. С 1902 г. в чине действительного статского советника, с 1907 - гофмейстера Высочайшего двора (3-й класс, = тайному советнику). В 1910 году был статским советником, проживал в Петербурге по адресу Гагаринская набережная, дом № 28. Член Государственного совета Российской империи. Умер 28 марта 1916 года.
Михаил Ильич, как и вся многочисленная родня Миклашевских, владел несколькими имениями общей площадью более 5000 десятин родовой земли. Из воспоминаний родственников известно, что на него были записаны как минимум три имения: в селе Беленькое Екатеринославского уезда, имение «Высокое» в Смоленской губернии и имение в селе Белики Кобелякского уезда Полтавской губернии. В словаре Брокгауза и Эфрона о Беликах имеется следующая запись: «Белики - местечко Полтавской губернии, Кобелякского уезда, в 12 верстах к северо-северо-востоку от города Кобеляки, при реке Ворскле, под 49°17' северной широты и 51°57' восточной долготы; станция Харьково-Николаевской железной дороги. Жителей 3380 душ обоего пола, 415 дворов; 4 православных церкви, еврейский молитвенный дом, сельское училище, больница, 7 питейных домов, 7 лавок, 2 водяные и 24 ветряных мельницы, 4 ярмарки в году. Местечко основано в 1765 г.; жители его были казаки и принадлежали к Полтавскому полку».

Белики.

Село Беленькое – место другого имения - основано вблизи речки Беленькой во второй половине 18 века. Кроме запорожских казаков, здесь селились беглые крепостные с черниговщины. В 1779 году земли ликвидированной Запорожской сечи, расположенные вокруг Белой (ныне Лысой) горы, были отданы под ранговую дачу генерал-фельдмаршалу Каменскому. Необходимую для их обработки рабочую силу помещик вывозил из центральной России. В 1802 году село перешло во владение к помещику Миклашевскому, который поселил здесь еще крепостных из Полтавской губернии.

Михаил Ильич Миклашевский был женат на Ольге Николаевне Тройницкой, одной из четырех дочерей директора Одесского банка Николая Григорьевича Тройницкого. От брака с Ольгой Николаевной Михаил Ильич имел четырех детей:

1. Илья Михайлович Миклашевский (1877-1961) – кавалергард, командир Лейб-гвардии Уланского Ее Величества полка, генерал-майор. Окончил Императорский Александровский лицей и поступил вольноопределяющимся в Лейб-гвардии Кавалергардский полк. В 1898 г. выдержал офицерский экзамен и был произведен в корнеты. Оставался на службе в Лейб-гвардии Кавалергардском полку и в мирное время, и во время войны до начала 1917 г. В 1916 г. - полковник и командир дивизиона. Награжден Георгиевским оружием за бои на Стоходе во время Брусиловского наступления в1916г. 16 февраля 1917 г. назначен командиром Лейб-гвардии Уланского Ее Величества полка. Полк участвовал в наведении порядка в тылу в районе Славуты летом 1917 г. После развала фронта осенью 1917 г. вернулся в Петроград.
Летом 1918 г. пробрался через Украину в Добровольческую армию и в октябре 1918 г. в Новороссийске участвовал в начале формирования сводно-гвардейского Кирасирского полка (первоначально - команда конных разведчиков при сводно-гвардейском пехотном полку полковника Моллера). Продолжал формироваться как полк и после того, как был направлен в Северную Таврию в составе Крымско-Азовской Добровольческой армии генерала Боровского. С отступлением на Ак-Манайские позиции и переформированием Крымско-Азовской армии в апреле 1919 г.. в 3-й армейский корпус Сводно-Кирасирский полк вошел в состав отдельной кавалерийской бригады, начальником которой был назначен полковник И. М. Миклашевский. В начале июня 1919 г. бригада участвовала в прорыве Ак-Манайских позиций, во время которого 5 июня 1919 г. полковник Миклашевский, находившийся в передовых цепях, был тяжело ранен. В командование бригадой, вскоре переименованной во 2-ю кавалерийскую дивизию, вступил командир 2-го конного генерала Дроздовского полка полковник И. Г. Барбович. Приказом по 3-му армейскому корпусу от 25 июня 1919 г. полковник Миклашевский был «допущен впредь до назначения» (видимо, еще не оправился от ранения) к и. д. командующего 1-й бригадой во 2-й кавалерийской дивизии, а в июле (видимо, после выздоровления) назначен командиром 2-й кавалерийской дивизии, вместе с 1-й кавалерийской дивизией генерала Чекотовского, вошедшей в 5-й конный корпус генерала Юзефовича.
Командуя дивизией, полковник Миклашевский участвовал в боях за Нежин, Бахмут, Глухов и др. Приказом по ВСЮР от 14 ноября 1919 г. за № 37 «произведен за боевые отличия» в генерал-майоры. 4 декабря 1919 г. тяжело заболел тифом и снова сдал полковнику И. Г. Барбовичу сводную кавалерийскую дивизию, в которую был сведен 5-й конный корпус. После выздоровления находился в распоряжении инспектора конницы в Русской армии генерала Врангеля. После эвакуации армии в Галлиполи в ноябре 1920 г. вместе со сводной кавалерийской дивизией прибыл в Королевство СХС, откуда переехал во Францию. На ноябрь 1951 г. - председатель объединения Лейб-гвардии Уланского Ее Величества полка. Проживал в Ницце, где и скончался 14 октября 1961 г. Похоронен на русском кладбище Кокад. Женат был на Екатерине Алексеевне Бобринской (1882-1954), от брака имел сына Павла (1920), который ныне проживает в Канаде. (Использованы материалы кн.: Николай Рутыч Биографический справочник высших чинов Добровольческой армии и Вооруженных Сил Юга России. Материалы к истории Белого движения М., 2002).

2. Татьяна Михайловна Миклашевская (13.05.1879 - 11.11.1967) – замужем за князем Анатолием Анатолиевичем Гагариным (1876, Одесса - 1954, Ницца). От брака дочь Татьяна (1915-1998).
Князь Гагарин Анатолий Анатольевич, р. 25 ноября 1876 в Одессе. Полковник Кавалергардского полка. В Добровольческой армии. Участник 1-го Кубанского ("Ледяного") похода, начальник Общего отдела штаба армии; с 17 января 1919 командир Партизанского ген. Алексеева пехотного полка; с июня 1919 по январь 1920 г. командир 2-го Алексеевского полка. Ранен в октябре 1920 года. Эвакуирован в 1920 из Одессы на пароходе "Грегори". В Русской Армии - командир дивизиона в Гвардейском кавалерийском полку. В эмиграции. Умер 24 ноября 1954 в Ницце (Франция).

3. Константин Михайлович Миклашевский (20.05.1885, Киев – 16.12.1943, Париж) - актер, режиссер, теоретик театра, один из родоначальников звукового кино. Опубликовал несколько работ по итальянскому театру, искусству и звуковому кино, участвовал в организации арт-кабаре «Бродячая собака» и «Приют комедиантов» в Петербурге, активный сподвижник Н.Н.Евреинова. В 1904 г. окончил Александровский лицей и поступил на службу чиновником Государственной канцелярии.

4. Вадим Михайлович Миклашевский (1890-1963) – чиновник канцелярии министерства Императорского двора, титулярный советник. Окончил в 1911 году Александровский лицей. Женился в эмиграции, в Париже, на вдове барона Г.В. Фредерикc-Маразли Марии Владимировне Охотниковой (1897 - 5.03.1983). Похоронены барон Г.В. Фредерикс-Маразли, М.В. Охотникова и Вадим Миклашевский на кладбище Батиньоль в Париже в одной могиле.

0


Вы здесь » Декабристы » Персоналии участников движения декабристов » МИКЛАШЕВСКИЙ 1-й Александр Михайлович.