Декабристы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



СУРНИН.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

СУРНИН

Офицер 37 егерского полка.

Член Союза благоденствия.

Высочайше повелено оставить без внимания.

ГАРФ, ф. 48, оп. 1, д. 28, 243.

0

2

Офицеры 37 Егерского полка Сурнин, Чумпалов и Алимской были названы в числе членов Союза Благоденствия полковником Бурцовым И.Г. в показаниях от 16 января 1826 года.  До показаний Бурцова фамилии этих лиц в материалах следствия не фигурировали.
Из показания Бурцова можно сделать вывод о том, что Сурнин, Чумпалов и Алимской состояли в тайном обществе еще до появления Бурцова в Тульчине, т.е. до мая 1819 года и прибыли туда из Москвы вместе с переведенным во 2-ю армию 37 Егерским полком.
П.И. Пестель на вопрос следствия об участии их в обществе сообщил, что эти офицеры были приняты в тайное общество М.А. Фонвизиным. Спрошенный по тому же поводу А. Юшневский указал иной источник принятия их в тайное общество – офицера того же полка К.А. Охотникова.

Сурнин, Алимской и Чумпалов следствием были отнесены к достаточно большой группе участников ранних тайных обществ, не вступивших во вновь образованное тайное общество после 1821 года, хотя Пестель прямо указал, что Сурнин и Чумпалов принадлежали к «ныне существующему» обществу.
Сведения об участии в делах общества лиц, отнесенных к данной категории, собирались путем опроса основных участников тайных обществ, после чего были собраны в сводную справку - «свод». Этот свод был заслушан на заседании Следственного Комитета 31 января 1826 года, и было решено представить его императору для решения. На следующем заседании 1 февраля 1826 года были заслушаны резолюции царя по данному вопросу, смысл которых сводился к тому, чтобы лиц, указанных в своде «оставить без внимания», «пока новых на них показаний не будет».
В результате все лица, помещенные в данный Свод, были признаны «давно отставшими» членами Союза Благоденствия, за исключением Сурнина и Чумпалова. Однако в дальнейшем и по ним решение об аресте не было принято, видимо Комитет признал показания Пестеля недостаточными.
В дальнейшем сбор сведений в отношении указанных лиц не проводился, поэтому на сегодняшний день мы имеем о них такие скудные биографические данные.
«Алфавит» А.Д. Боровкова содержит только указания на службу в 37 Егерском полку, дальнейшую отставку, членство в Союзе благоденствия и «высочайшее повеление оставить без внимания». Изданный в 1988 году Биографический справочник «Декабристы», в котором сведены все данные о декабристах, собранные за 153 года, практически ничего нового к данным об интересующих нас лицах не добавил.
Наверняка более подробные сведения об этих лицах, их послужные дела, формулярные списки и т.п. хранятся в архивах. Когда-нибудь историки доберутся и до них.
На сегодняшний день на основании имеющихся общедоступных источников удалось установить только следующие данные об этих декабристах:
Сурнин и Чумпалов, оба в званиях подпоручиков в составе 37 Егерского полка принимали участие в Отечественной войне 1812 года и Заграничных походах русской армии. В 1815 году 37 Егерский полк возвращался в Россию, но был развернут в связи с высадкой Наполеона, вернулся во Францию и участвовал в военных действиях периода «Ста дней» (блокада Меца и Тионвиля), оставался в составе оккупационных войск до 1816 года.
Сурнин был ранен, награжден орденом Св.Анны 4-й степени, серебряными медалями 1812 и 1814 годов.
29 ноября 1819 года «37 Егерского полка капитан Сурнин» был уволен от службы «за ранами» с мундиром и пенсионом полного жалования.

Данные официального ежегодника - Месяцеслова Российской империи позволяют нам узнать имя и отчество Сурнина. Так, в 1826-1828 годах почтмейстером в городе Дорогобуже значится титулярный советник и кавалер ордена Анны 4-й степени и медали 1812 года Сурнин Андрей Андреевич. Но тот ли это Сурнин?

Сомнения о том, что речь идет именно о интересующем нас Сурнине, рассеивает «Записка отставного майора Евневича», долгое время находившаяся в архивах и лишь недавно опубликованная В.М.Боковой.  В этой записке Евневич 1, выступавший в роли правительственного агента, сообщал обо всех известных людях, вызвавших по тому или иному поводу его подозрения. Часть Записки Евневича касается так или иначе связанных с М.А. Фонвизиным офицеров, служивших в 37 Егерском полку, когда тот командовал этим полком, т.е. в период 1816-1818 годов. Так в Записке упомянуты хорошо известные нам Е.И. Якушкин, К.А. Охотников, М.Ф. Орлов, а также  интересующие нас Чумпалов, Алимской. Есть упоминание и о Сурнине: «…Штабс-капитан Сурнин … по выходе с полка полкового командира, на другой год вышел в отставку и ныне почтмейстером в г. Драгобуже».
Из Записки Евневича мы узнаем, что по выходе в отставку Сурнин А.А. поддерживал тесные отношения с оставшимися в полку членами тайного общества К.А. Охотниковым, Алимским, состоял с ними в переписке.
По данным Месяцеслова за 1833 год мы узнаем, что «капитан и кавалер» А.А. Сурнин служил в Сычёвском уездном суде Смоленской губернии заседателем, а в 1834 и 1835 годах – в том же суде, судьей.

Очевидно, что дальнейшее выяснение биографических данных А.А. Сурнина возможно на основании изучения как опубликованных ранее, так и находящихся в архивах материалов, связанных с Отечественной войной 1812 года и Смоленской губернией, в частности Дорогобужским и Сычевским уездами.

Примечания:
1. Игнатий Иванович Евневич (1791—1831) происходил из черниговских дворян и был потомком выходцев из Сербии, осевших в России в царствование Екатерины II. Служил на Украине и в Молдавии. В чине штабс-капитана командовал 2-й карабинерной ротой 32-го егерского полка. Сохранилось упоминание о нем в рапорте В. Ф. Раевского командиру полка А. Г. Непенину: “2-й карабинерной роты нижние чины все без изъятия показали, что в командование штабс-капитана Евневича они были как им самим, так господами офицерами и унтер-офицерами весьма угнетаемы”. В 1820 г., в связи с назначением командиром 16-й дивизией, куда входил 32-й егерский полк, генерал-майора М. Ф. Орлова (также известного по причастности к деятельности тайных обществ), Евневич был переведен в 3-й карабинерный полк, где прослужил еще несколько лет, выйдя затем в отставку майором и переехав в Москву. Его брат Павел Иванович Евневич, служивший в 1805—1817 гг. в 37-м егерском полку (в 1817 капитан). То, что в 1815—1817 гг. командиром этого полка был известный в будущем декабрист М. А. Фонвизин, объясняет хорошую осведомленность И. И. Евневича о лицах из его окружения.

Источники:

Сборник «Восстание декабристов. Документы т.20 с.195-197, 487-488,
Московские толки и слухи в донесениях секретного агента отставного майора Евневича / Публ. [вступ. ст. и примеч.] В. М. Боковой // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII—XX вв.: Альманах. — М.: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 2003. — С. 84—94. — Из содерж.: Евневич И. И. Записка отставного майора Евневича. — С. 85—93. — [Т. XII].
Месяцесловы Российской империи за 1826-1836 годы,
Приказы по военному ведомству 1817-1816 гг.
Декабристы. Биографический справочник. М.1988г.

Отредактировано Александр (20-03-2016 11:58:35)

0

3

Алфави́т Боровко́ва

СУРНИН. Офицер 37-го егерского полка.
Бурцов и Пестель показали, что Сурнин был членом Союза благоденствия. Прочие же члены, спрошенные о нем, отозвались незнанием.
Высочайше повелено оставить без внимания.

0